Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
В мае в деревне Крутово гороховецкого района владимирской области я снова открываю свой музей СССР со всеми его атрибутами. Приглашаю и жду в гости. Владимирская обл город Вязники. Ул. Высоковольтная. Дом 59. КВ 23. Телефон для связи 8 915 753 94 01 Крайнов Станислав Геннадьевич.

В районной газете об этом не напишут

А Л Ь М А Н А Х
В Я З Н И К О В С К О ГО
О Ф Е Н И


ЛИТЕРАТУРНО-КРАЕВЕДЧЕСКИЙ СБОРНИК

В Ы П У С К ? 10
Случайные вещи,
случайные люди

(Исповедь старьевщика)

http://vyazniki.ru/2008/02/08/downloads_39.html

Рассказы о Вязниковцах, их быте и нравах с подробными схемами микрорайонов города
Подробнейшей схемой района с указанием дорог ,деревень , ягодных и грибных мест и других достопримечательностей Вязниковского края , а также с рисунками Вязниковских художников , начиная с того номера вы найдете в последующих наших номерах часть 1

СИНЯЯ ПАПКА

Вместо предисловия

Передо мной синяя папка файлов, с заметками о людях, с которыми ее обладателю, Станиславу Геннадьевичу Крайнову, по роду своих занятий приходилось встречаться. До недавнего времени он содержал 'Лавку случайных вещей' в районе 'Север' (сейчас она решением городских властей ликвидирована), где принимал у населения все от книг до наперстка. За вещицы он выплачивал небольшие деньги, а потом также недорого продавал, производя некоторый оборот подержанных вещей. Книгочей или любитель старины могли найти у него бесценный раритет, а не особо состоятельный покупатель - необходимый в быту предмет. Основными 'поставщиками' лавки были люди без определенных занятий, часто спившиеся, потерявшиеся в жизни люди. Им С. Г. Крайнов доставлял, пусть небольшие, но средства к существованию, которые они тратили по своему усмотрению. В основном на выпивку.
Конечно, можно ликвидировать портящий городской ландшафт на фоне фешенебельных магазинов, ларек-музей под открытым небом, лишив последней надежды на заработок определенный круг людей, но проблему этим не решишь. Какую проблему? Вторичного оборота вещей, предметов домашнего быта? Это только часть проблемы, она-то, скорее всего, будет решена, потому что население покупает новые, более дорогие и совершенные предметы быта, а старые, подержанные, многие не знают куда девать и, в конце концов, выбрасывают на свалку устаревший предмет мебели, телевизор, газовую плиту, на крайний случай забивают всем этим сараи. Пока это носит единичный, но скоро приобретет массовый характер, и у того же С. Г. Крайнова есть идеи на этот счет.
Но Бог с ними с предметами, в том числе и с книгами, люди - вот главная проблема. Тех, кого ломает жизнь, не становится меньше, кажется даже наоборот. Кто-то от них досадливо отмахивается, кто-то брезгливо отворачивается, процедив презрительно сквозь зубы: 'Бомж, синяк'. Напрасно, никто в нашей жизни ни от чего не застрахован. С. Г. Крайнов поступал мудро: приобретет, например, у человека грязную тарелку, отмоет ее и ахнет: оказывается, ей цены нет - музейная редкость со свалки. А еще Станислав Геннадьевич и человека выслушает - историю его несчастий запишет. Человек выскажется - ему легче на душе станет. Другому он бы не раскрылся, а 'Геннадьевичу', который не дал погибнуть в трудную минуту, - пожалуйста, если интересуется, глядишь, в следующий раз еще поможет.
В авторе этих зарисовок подкупает его беспокойство за людей, поиски ответа на гнетущие вопросы: что с нами со всеми происходит? Есть ли выход из жизненного тупика? Сам С. Г. Крайнов многое испытал, став заложником крушения империи с такой ласкавшей прежде слух аббревиатурой, как СССР. Уроженец нашего города, он не в состоянии получить российского гражданства, оставаясь гражданином Украины, где трудился на благо 'нерушимого Союза' после окончания советского вуза. Его характер предприимчивого человека, человека культуры, помог ему начать издание краеведческого альманаха вязниковского офени. Уже состоялось 9 его выпусков. Альманах востребован, имеет удобный карманный формат. Так что свою лепту в культурную жизнь города С. Г. Крайнов уже внес и войдет в историю Вязников хотя бы этими небольшими изданиями. А теперь давайте вместе полистаем синюю папку Станислава Крайнова. Имена героев изменены, фамилии опущены.
С. АПОСТОЛОВ

Посвящаю памяти своего лучшего друга,
вечно живому в моем сердце
Володьке Понятову из Вичуги.

ИСПОВЕДЬ СТАРЬЕВЩИКА

ПРОСЫПАЮСЬ УТРОМ И ВЫХОЖУ НА БАЛКОН. ГЛЯЖУ - К СТЕКЛУ ПРИКРЕПИЛОСЬ НЕБОЛЬШОЕ ЧЕРНОЕ ПТИЧЬЕ ПЕРО. ПОДУ-МАЛОСЬ: УЖ НЕ КОЛДУЕТ ЛИ КТО? НИ-КОГДА ТАКОГО НЕ ВИДЕЛ. ВЗЯЛ ТРЯПОЧКУ, СМАХНУЛ ЕГО НА ЗЕМЛЮ, ПОДОШЕЛ К КНИЖНОЙ ПОЛКЕ, ВЗЯЛ СОННИК, НАШЕЛ НУЖНУЮ СТРАНИЦУ. ЧИТАЮ: ВИДЕТЬ ВО СНЕ ЧЕРНЫЕ ПТИЧЬИ ПЕРЬЯ - К ДУРНЫМ ВЕСТЯМ. ВЕЧЕРОМ ЗВОНОК С НОВО-ЧЕБОКСАРСКА.

Со времен Петра развивались у нас фабрики да фабричонки по обработке льна, который у нас рос в изобилии. Ткали парусину на паруса, мешковину на мешки, холстину на белье, да скатерти. Вязниковских фабрикантов называли в России льняными королями. Дело было прибыльным, но обходились своими силами. Грянула революция. Хозяев прогнали, фабрики национализировали, но они успешно работали до самых последних часов советской власти, до 91 года. Работы хватало всем ни мусорщиков ни нищих в Вязниках не было:. даже пьяниц и милиции было меньше : С 60-х годов на фабриках стало не хватать рабочих рук. И тогда на каждой фабрике появилась такая должность, как вербовщик. Вербовщики ездили по всему Советскому Союзу и вербовали для работы на наших фабриках девчонок 15-16 лет, забирая их сразу после 8 класса. Привозили в Вязники, по контракту девочки должны были отработать на фабрике три года. Здесь они получали специальность в ФЗУ, образование в ШРМ, жили в благоустроенных женских общежитиях, выходили замуж, рожали детей. Кое-кто потом уезжал на родину, но большинство оставалось, ехать было некуда. А урожденные Вязниковцы, , стремились уехать жить или поступить учиться в крупные города. Заканчивали вузы. И потом рассыпались по всему Советскому Союзу. И теперь в моих Вязниках полное смешение всех народов и нравов. Кого тут только нет, коренных Вязниковцев, наверное, меньшинство, я думаю .. это и есть бомба замедленного действия. Сказано ведь в библии: 'От худого дерева, не жди плода доброго'. Дело в том, что девочки тысячами привозимые вербовщиками в мои маленькие Вязники, были, как теперь говорят, из неблагополучных семей и интернатов. Может отсюда корни и пьянства, и тунеядства, и неумения создать крепкую семью, разводы.
Нынче льноводство в нашем краю уничтожено, большинство фабрик стоит, их корпуса разбираются на кирпичи. А я коренной Вязниковец, в четвертом, как минимум поколении, десятый год ношу справки, доказываю, что я русский, чиновнику паспортно-визовой службы, сильно смахивающему на узбека. *************************************************************************
Я вернулся домой в 1998 году, имея на руках национальный паспорт гражданина Украины, фактически волчий билет. В своих маленьких Вязниках, имея на руках такой документ, устроится на работу, было невозможно. Слава Богу, у меня были живы еще родители, и я вернулся не на пустое место . я остановился у матери, отец жил в другой квартире , у нее была маленькая однокомнатная квартирка в Толмачеве. И мы с ней стали жить, как в общежитии, у каждого свое койко-место. Фактически от этого я убежал в 18 лет искать другой жизни. Мать получала небольшую пенсию, у меня доходов не было никаких. Характер у меня не сахар, я Овен по гороскопу, и все, что касается этого знака, соответствует мне почти полностью. Скандалы и ругань начались через месяц или два, как я вернулся домой. Мать жестко контролировала ,каждый мой поступок , ни в чем , не уступала мне, хоть и во многом была права. Чтоб не сойти с ума, не спиться, уйти от одиночества, я откладывал понемногу с материной пенсии , в конце еще Кое-что подкинул отец. вот на деньги этих двух пенсионеров я и приобрел у судебных приставов железный ларек, в одном из районов города. На Севере. У меня появилась мысль скупать старые вещи, приводить их в порядок, а потом продавать, но я не знал, что покупать, кому продавать, и почем. С этого времени прошло почти десять лет. И я могу сказать, старьевщик должен знать все. Мало ли ,что ему могут принести: тарелку, подстаканник, игрушку, инструмент, картину, знак, форму. Нет ни чего такого , чего бы он не должен был бы знать, чем шире и глубже его знания, тем больше он зарабатывает.
ОТЕЦ НИКОДИМ Он появился у окошка моей лавки лет пять назад. Принес какую-то старинную церковную лампаду. Он имел тогда еще вполне нормальный вид, не похожий на спивающегося, теряющего облик человека. Мы с ним разговорились, и у нас с ним оказались общие знакомые: мой друг и эксперт Алексей учился с ним в одном классе. Я предложил встретиться у меня. Встретились. Отец Никодим в миру звался Николаем. С детства занимался собирательством всего и вся. Ходил тайно в церковь, хоть в восьмидесятых годах это не приветствовалось и даже запрещалось. Закончил семинарию и, по его словам, служил где-то на Дальнем Востоке, там добился немалых чинов, носил черный клобук. Отец и мать Николая всю жизнь проработали на нашем текстильном комбинате, как и мои родители, простыми рабочими, и знались. В эту первую встречу я оставил Николая ночевать у себя, так как он напился до поросячьего визга. А ночью обоссал мне диван. С тех пор он часто стал приходить в мою лавку. Я с ним уже не выпивал. Николай приносил и чашу для причастия, и архиерейский посох, и просто посуду. Дошел даже до того, что сдал свою мантию. В последнее время стал приходить избитый в синяках. Я предлагал ему закодироваться, хотя бы за мой счет. Николай говорил, что для этого надо разрешение его церковного начальства, что он может сам остановиться и не пить, что он ездит в Суздаль и время от времени там служит, а у нас в городе он досматривает родителей и ждет назначения куда-то в Эфиопию. Но я вижу, что он спивается все сильнее и сильнее и врет на каждом шагу:.
СОРОКАГРАДУСНЫЙ Сначала я его даже побаивался: у него был вид отпетого уголовника, он и вправду два или три раза сидел по мелочам. Ему исполнилось 25 лет, но он ни одного дня нигде не работал официально. Перебивался случаями: где-то кому-то что-то перенесет, вскопает или украдет, всегда что-то мелкое. На шее у него выколот обруч и написано 40 градусов. Мы так его и зовем. Как же он меня доставал первое время. Принесет что-нибудь, типа граненого стакана или молотка и просит на чекушку. Приходилось или откупаться, или прятаться за своих рабочих. Но со временем я прибрел авторитет в окружающей меня среде и поставил его на место. Сорокаградусный нигде не работал и работать не будет: пьяница, мелкий пакостник, по слухам был в тюрьме в самых низах. Но каждый раз он приходил с женщиной, такой же опущенной, как и он сам, пьяницей. Что они вместе могли делать? Пить, философствовать? По слухам у Сорокаградусного вполне приличные родители, правда, я их ни разу не видел ( отец не встает, прикован к постели - инсульт). Сорокаградусный переворовал из дома все, что только смог. Все от него прячут и запирают, но кормят и жалеют. Несколько раз матери предлагали его посадить, но она его защищает.
ВЫЗЫВАЕТ ИНТЕРЕС, как у вас шагнул прогресс. На помойке ходят бабы в панталонах или бес.'
Этими нелепыми рифмованными строчками я встречал всегда одну и ту же девушку, недалеко от девятой школы ,У девятиэтажки--синеглазки, в отгороженным плитами месте для мусора, там где стоит пять или шесть мусорных баков, северские помоешники организовали небольшую колонию, там они ели, спали, выпивали. Я, естественно, всех их знал, они копались в мусорках и искали для меня товар ,и С утра уже поджидали меня у лавки, и на выпивку я им всегда давал. Эта девушка была с этой колонии.
Когда я первый раз ее увидел, меня охватил столбняк. Ноги грязные, на ногах туфли, одна туфля на высоченном каблуке, на другой туфле вообще каблука нет, руки чернее земли, волосы, наверное, никогда не расчесывались, в них гниды и скорее всего вши, немыслимо яркого цвета кофта и грязная гофрированная юбка, наверное, с помойки Девушка сказала, что ей 36 лет, у нее есть гражданский муж, но есть и поклонник, и мне даже показалось, что она и мне стала строить глазки. Я только на секунду представил себе, как они делают это у переполненных мусорных баков, что на девушке могло быть надето под юбкой. И когда она это последний раз мыла, если руки, мне показалось, она не мыла никогда, и у меня сами собой сложились строчки, с которых я начал. Первый раз она мне принесла электрический диапроектор конца семидесятых годов и к нему штук 50 диафильмов. Я ей дал на чекушку, она поблагодарила и ушла. Так мы с ней и познакомились. Ее звали Клавой, ее история типичная для наших мест. Родилась где-то в Белоруссии, сама не помнит где. Родителей не помнит, помнит только, отец был казах, мать - белоруска. Воспитывалась в интернате, после 8 класса завербовалась у вербовщиков к нам в Вязники. Училась в ШРМ, работала сновальщицей на фабрике им. Парижской коммуны, жила в общежитии, замуж во время не вышла, не красивая, детей нет. В 90-х фабрика встала, ее сократили, но она нашла друзей и даже мужа, правда, гражданского и любовника. Она разоткровенничалась и сказала мне, что такая жизнь ей даже больше нравится.
Помоешники - народ очень романтический, они как дети , верят в то, что сами говорят, что им говорят ,и никогда не торгуются. Сколько дам, столько и возьмут ,и спасибо скажут, а приносят они порой, даже очень интересные вещи. Пьяницы не то: у них нутро горит, им надо быстрее выпить, а приносят они первое, что попадется им под руку, чаще поломанное или битое, и потом им долго приходится объяснять доказывать, что то , что они принесли , никому не надо. Пока докажешь, все нервы себе изведешь.
СЕРЕГА МЕЛКИЙ Мы так его между собой называем. На дню он приходит в нашу лавку несколько раз, всегда с одним и тем же вопросом, что новенького? Я ему открываю дверь, говорю, смотри. Серега заходит, смотрит, щупает, перебирает. Он почти никогда ничего не покупает, просто ему это нравится. Я вижу, как это доставляет ему удовольствие. Я его хорошо понимаю, мне и самому нравится находиться среди предметов своего детства. Время как бы повернуло назад Круглое, как тарелка, черное бумажное радио, по нему я слушал радио-спектакли, когда был совсем маленький. Граненые на ножках лафетнички-рюмки были у моего дедушки в деревне, такие остались еще от прадедушки. Рандолевый таз для варенья с длинной ручкой и царским клеймом. школьная форма, пионерский барабан, галстуки, детское плетеное креслице с дыркой под горшок, шинели, древний ящик-фонарь, куда ставилась свечка, медали с профилем царя, Сталина, Ленина, Почетные грамоты, переходящие знамена, вымпелы лучшим коллективам, бригадам, дояркам, трактористам, деньги всех времен и народов. И начинаешь понимать, что слава это - ничто, а деньги это мусор, вон их сколько и почти никому не нужны. И начинаешь задумываться, для чего же ты живешь? Серега маленького роста, что-то около метра пятидесяти. Такой, каким были Наполеон, Ленин, но он далек от их императорских замашек. Сколько ему лет, сказать затрудняюсь, наверное, что-то около сорока. В народе говорят, маленькая собачка до старости щенок. Серега всю жизнь чего-то собирал, спичечные этикетки, марки, открытки, вины е этикетки. Он инвалид, получает пенсию, лет пятнадцать после смерти родителей, жил с сестрой в одной квартире, растил ее детей, был при ее семье типа домохозяйки. Сестра пьющая, скандальная. Серега не пьет, тихий, безобидный, незаметный. То ли сестра его выгнала, то ли он сам не выдержал, ушел на квартиру, из того, что собирал, сестра ничего ему не отдала. Серега боится, как бы сестра не продала в мою лавку то, что он всю жизнь собирал. Я ему пообещал, если она принесет, я ему все верну. Серега предоставил в мое распоряжение открытки с видами дореволюционных Вязников и я выпустил два набора репринтных открыток под названием 'старые Вязники'. Если я не разорюсь, и наборы будут продаваться, постараюсь выпустить всю серию о Вязниках. У Сереги более 200 таких открыток, и он готов со мною ими поделиться. Пробовали мы с ним выпускать настенный большой календарь с названием 'Свидание со старыми Вязниками', с видами с его открыток и стихами о Вязниках нашей замечательной поэтессы Нины Гавриловой. Я напечатал более двух тысяч таких календарей, но Вязниковцы меня не поняли, и я влетел - почти все они остались нераспроданными.
БОРИС Он почти такого же роста, как и Серега Мелкий, но по складу характера совершенно другой. Борис - вор, у него бесчисленное количество ходок за мелкие кражи. По его словам, он отсидел более 20 лет. Первый раз сел в 14 лет за угон мотоцикла, с тех пор и сидел с короткими перерывами. Сейчас ему 52. На работу нигде не берут. Сын вырос, вся семья пьющая. Часто сын с женой выгоняют его из дома, и тогда он приходит к моей палатке - иногда босиком, иногда без рубашки, приносит всякий раз ерунду типа отвертки или чайного блюдца, просит 5 рублей. Я даю. Борис поведал мне свой взгляд на жизнь: 'Понимаешь, Стас, - говорит он, - жизнь человека похожа на бутылку водки: еще недавно она была непочатой и, гордясь собой, возвышалась над красивой закуской, на накрахмаленной белоснежной скатерти, и вот уж в бутылке остались капли, и скатерть заляпана грязными жирными пятнами, а от закуски в тарелках объедки да окурки. Что делать дальше? Допить, что осталось, или сгонять за новой? Но ведь лучше от этого никому не станет:'
ЛЕЙТЕНАНТ ЗАПАСА Мы все для чего- то рождаемся, у каждого были дни , которые вспоминаются с удовольствием. Некоторые ими гордятся. Видимо были такие дни и у Сашки немца, то есть не немца , как его фамилия я не знал. но он сам себя называл немцем, а все мы так его и звали. Сашка из семьи военных мать вязниковская , отец военный, служивший в ГДР. Там Сашка и родился. Родители развелись. Мать с маленьким Сашей вернулась в Вязники. Тут Саша окончил школу, поступил в горьковский институт, закончил его. До 91 года работал у нас в Вязниках инженером электриком, но такого Сашку я не знал. Познакомился я с ним случайно, спешил на работу, в свою лавку и меня привлекла ругань. Бабки перед кладбищем образовали рядок, продавали цветочки для могил. Пьяный Сашка пытался вклиниться в их ряд, а они его не пускали и Сашка, кричал на них, да как вы смеете меня не пускать, я лейтенант запаса. Видимо, в институте где он учился , была военная кафедра и Сашка очень гордился тем, что он лейтенант запаса. Я познакомился с Сашкой, когда он вконец опустился. Нигде не работал и постоянно воровал. У матери - цветы, у меня книги . Воровал все, что только можно было бы продать и купить, поменять на чекушку самогонки или технического спирта. Но покупать у Сашки было опасно. Мало того, что все что он приносил , было краденое и какое то все мелкое, вроде лопат или стеклянных банок. Но и то, что он тебе уже продал , он мог еще раз у тебя же украсть и опять предложить тебе же. Он органически не переносил никакой работы. Сашка умер, отравившись паленой водкой. Ему не было и 40 лет
СОНЬКА-ЗАМАНИХА Сонька - вдова, ей 25 лет, но у нее уже трое детей, от кого, она, наверное, сама не знает. Худенькая, небольшого росточка, ладно сложенная б. Конечно, пьет, но денег у нее нет, поэтому пьет, что нальют, и дает всем, кто нальет. Если не знать про нее, кто она, то можно клюнуть. Сонька-Заманиха она заманивает мужиков. Ведет к себе, раскручивает на выпивку, и потом этого кавалера обирают ее мужчины, с которыми она периодически живет. Своих детей, чтоб не мешали отдыхать с кавалерами, Сонька связывает и прячет под кровать. Когда бывает совсем туго, мужчины Соньки выставляют ее на трассу работать плечевой. Соньке 25, значит, в 91-м ей было 7 или 8 лет, получается, что, едва закончив 8 классов, она родила. Специальности у нее нет, живет на пенсию по потере кормильца, да пособие на детей. Что будет с ней, что будет с детьми, не трудно предсказать - тюрьма да ссылки, как у Ленина. Ну, уж трудиться физически она точно не будет. А тут как-то днями Сонька с двумя кавалерами заглянула к Женьке. Сначала поставили выпивку. Женька обрадовался, выпил. А потом они захотели сношаться. Вломили Женьке по шее, выгнали его из его же квартиры и заперлись. Женька прибежал ко мне за подмогой. Я ему посоветовал обратиться в милицию.
ПЕТЬКА теперь он большой, красивый, подрабатывает на кладбище могильщиком, ему 22 или 23 года, я не раз видел его пьяным. А познакомился я с ним давно. Я тогда только вернулся в домой с Украины. Шел или 99 или 2000 год. У меня был украинский паспорт. На работу меня не брали и я, чтобы не сойти с ума, не спится, уйти от себя, от почти ежедневных ссор с матерью, придумал черте что. Наверное, сейчас бы я на это не решился. Я заказал трудовикам с 9-й школы стол-ящик, складывающийся как книжка, снизу к нему прикручивались ножки. Этот стол я погрузил на санки, обыкновенные детские санки и с одним девятиклассником Денисом стал путешествовать по городу, переезжая из одного района в другой. Я организовал тогда что-то типа бродячего балагана, типа беспроигрышной лотереи, всякой ерунды: значков, карт, брелков и т. д.Я захватил их на всякий случай, уезжая с Одессы, там на привозе это стоило все копейки. А тут пригодилось. При мне организовалось как бы ядро из трех-четырех мальчишек, готовых сопровождать меня по городу куда угодно, помогать. Одним из них был Петька. Он выделялся среди других ребят. Какой-то взрослой простоватостью, наивностью, чем то напоминая мне себя самого в его годы. Одевался он чисто, по-деревенски, как ходили в деревне, наверное лет двадцать назад. Мы с ним ходили в лес за березовым соком, он лазил по деревьям за птичьими гнездами. Он меня и научил, как набрать 3 литра березового сока за час. Стал приносить мне разные старинные вещи, в которых я в то время почти не разбирался: тарелки, рюмки - лафетнички, дореволюционные бутылки с орлами. А раз притащил шапку как у богатырей с кольчугой. И я в первый раз прилично заработал. Теперь он вырос, но мы с ним по-прежнему дружим:.
До недавнего времени я официально числился бомжем. Я 10 лет почти безвыездно уже жил в своих Вязниках, где родился и вырос, закончил школу, работал на льнокомбинате. Откуда сбежал в 74-м незрелым 18-ти летним пацаном, в институт. Я вернулся домой к матери в 1998 году, после развала Союза, нелегально , имея на руках волчий билет - национальный украинский паспорт. Нищий, без денег и потрепанный жизнью, без прав на дальнейшее существование и целых десять лет добивался российского гражданства. Наконец недавно мне дали справку на временное проживание у себя дома. Говорят, потом дадут и вид на жительство. А пока я стал русским только на три года. Этак, лет к 60, у меня будет и российский паспорт, если конечно доживу , и опять же власть не переменится. Так что до недавнего времени я числился бомжем. Умудрился при этом создать фирму старьевщика, лавки случайных вещей. Переработка , сортировка, и сохранение того, что раньше выкидывалось на мусорки: открытки, фотографии, значки, документы, игрушки, перечислять можно долго.
И еще выпускать небольшой журнальчик под названием 'Альманах Вязниковского офени', то есть коробейника. Первое время я его печатал во Владимире, ездить в типографию было стремно, боялся, что проверят у меня документы. А по ним я гражданин Украины, без прописки. Боялся, что задержат как гастарбайтера и отправят на Украину. И вот раз во Владимире со мной произошел случай. Я забрал очередной тираж своего журнальчика, донес его с грузчиком до вокзала, купил билеты на электричку. Стою, жду и тут из-за угла, где расположились вокзальные ,бомжи-помоешники, бежит ко мне один, кричит, отец родной. Откуда ни возьмись, появился милиционер. Ну, все думаю, пропал , проверит у меня документы и посадит в обезьянник до выяснения. Я сделал вид, что бомж бежал не ко мне. Мент не сильно хлопнул бомжа дубинкой по спине, и бомж вернулся на место. А бомж был наш вязниковский, зовут его Серегой, о его судьбе я расскажу позже.
ПЕТУНИХА Когда-то давно, в советское время, стоял в моем городе хим -батальон. Мечта и любовь всех наших Вязниковских текстильных девчат. Она там работала телефонисткой. Говорят, ей очень шла военная форма. Обыкновенная, необразованная, добрая, жалостливая девчонка. А вокруг и образованные, и молодые, и красивые сильные офицеры, солдаты. Да еще и выбор, не то, что на ткацкой фабрике, где мужика днем с огнем не найдешь, да и тот еще кочевряжится , вот и закружилась у нее голова. Везде зовут, всюду просят. Замуж, кажется, она так и не вышла, жила то с одним, то с другим. Родила двух дочек. Выпивать начала, еще на службе. То ли ее уволили за пьянство, то ли она дотянула до расформирования батальона, не знаю. Я в эти времена ее не застал, встретил ее в 2000. Она гнала самогон, время от времени запивая запоем сама и с дочерьми. Допивались до того, что, трясясь, несли мне в лавку' случайных вещей' последнюю чашку и последнюю ложку. Если совсем ничего не было нести, воровала у своей матери 83-летней старухи пенсию, работающей подметальщицей до сих пор у магазина. Обе ее дочки нигде не работали ни дня и умерли от пьянства. Последняя ,совсем недавно, с год. Добрые люди собрали ее матери деньги на помин души, но она их у нее украла и пропила. Говорят, что с год уже не пьет, но не кодировалась. Гонит на продажу самогон, тем и живет, ей 48 лет.
ЖЕНЬКА ВАСИЛЬЕВ Не будь жизнь такой сукой он мог бы стать классным мужиком. За плечами - 57 лет, но дашь ему намного больше. На что живет, на что ест - не знаю, но пьет каждый день - еле волочит ноги. Мне жаль его, и что бы он ни принес, я беру. Книжку, ведро, инструмент, кадушку, бутыль и т. д. - подкармливаю , чем могу: даю немного денег. А что я еще могу сделать - Женька алкоголик, вылечить его не в моих силах. Обстоятельства его жизни заставляют его пить. Я был почти на его месте, и сам знаю, как трудно в таком положении не пить или хотя бы остановиться. Женька не наглый, все понимает, старается принести хоть что-то интересующее меня: самовар, или какой ни будь вымпел .старинные открытки фотографии значки марки Я с ним общаюсь седьмой год. Много чего интересного за эти годы он мне принес. Один раз зимой по снегу, по сугробам приволок мне на санках воз старых досок от икон, штук, наверное, сорок или пятьдесят и деревянный обрезной складень. Перекладывал Женька у кого-то печку, полез на чердак проверять тягу и на чердаке это и обнаружил. Хозяева хотели ими тут же истопить печку, а Женька не дал. Вызвался сам на санках отвезти эти доски мне, Геннадьевичу, как он меня называет. А обратно привезти выпивку. Надо ли говорить, что он не обманул их и выпивку привез. И таких - большинство, что крутится у моей палатки. Я считаю, у Женьки золотые руки. Не знаю ни одного дела, чтоб он не умел. До 91-го он работал то водителем, то плотником. Потом взял на себя убийство сыном соседа, отсидел семь лет, вернулся досрочно. Работы нет, запил вместе с женой и сыном. Сына посадили, жена от вина умерла. А сам он на себя давно рукой махнул.
ЛЕШКА-ДУРАЧОК Лешке 26 лет. Я знаю его давно, лет 10. И все это время он работает по мусорным бакам, роется в помойках, без перчаток, порой почти с головой залезая в мусорный чан. От него всегда плохо пахнет, стоять с ним не каждый сможет. Из носа у него всегда течет. Лешка работает один без бригады, за что был не раз бит. Живет Лешка в деревне Чудиново, в пяти километрах от Вязников. Ходит всегда пешком. Закончил нашу 10-ю школу для умственно отсталых детей, получает пенсию по инвалидности. Лешка любит своих родителей, они у него пьяницы, содержит их. Лешка часто приходит ко мне, подойдет к окну лавки и терпеливо ждет, когда я его замечу. Лешка приносит мне порой прямо уникальные ,замечательные вещи. Он на седьмом небе от счастья, когда я ему разрешаю разобрать накопившиеся у меня ворохи марок, монет, значков, пуговиц. Он честный. Я знаю, он ничего не украдет, не зажулит. Но трудиться могу заставить его только я. Он капитальный лентяй . Я уже несколько раз пытался брать его к себе в лавку грузчиком, но больше недели-двух он не выдерживал. Стоит мне куда-то отлучиться, и Лешка перестает работать. У Лешки два сотовых телефона, оба он купил по дешевке у меня, в моих лавках. Куда он по ним звонит, не знаю, может, с одной мусорки на другую. Лешка не ходит, а бегает всегда, чуть согнувшись, у него нет друзей. Сейчас он возмужал, а раньше каждый норовил его обидеть, особенно мелкая шпана. Я ему говорю, Леша, почему ты не женишься, А он отвечает, да ну их, они все пьют и курят. Лешка не пьет и не курит, обходя мусорные баки, на хлеб себе зарабатывает и еще у него пенсия в 2 тыс. р в общим завидный жених
К моим палаткам все больше и больше приходило народа. Я практически в лицо знаю каждого жителя своего города, а многих и из района. Лавки случайных вещей стали, как и помойки, может и неприятной, но жизненно необходимой услугой населению . Некоторые жители приходят по нескольку раз на дню, делают заказы. Я пожалел, что до сих пор не сделал книгу отзывов и предложений. Когда меня стала закрывать администрация города, мои клиенты, за неделю собрали около 200 подписей в мою защиту и хоть это и не помогло но мне все равно приятно. большее спасибо им за это. Ведь Я до этого и не представлял скольким я нужен: перекупщикам старины, краеведам, коллекционерам, пенсионерам, помоешникам, пьяницам, переезжающим, строящимся, продающим дома и квартиры или купивших их. Около нашего городка проходит объездная дорога - Москва-Уфа. Мы ее зовем 'Пекинкой' или трассой. За день по ней проносится множество машин, единицы проезжают через мой город, потому что особенно смотреть у нас нечего. Таких городков, как мой, наверное, тысячи по России, но кто хоть раз побывал в моей лавке случайных вещей, теперь постоянно заезжает ко мне, и мои лавки для них стали достопримечательностью моего городка.
АННА Она появилась на пороге моей лавки года четыре, а то и пять назад. Этакая худющая бесшабашная нищенка - старушка. Принесла новехонькие домотканые половики, кузнецовские тарелки и две половинки открытки с видом моего города до революции. Я предложил ей за все на бутылку. Она не стала торговаться, она никогда не торговалась, сколько дам, столько и возьмет, только приговаривала: добавь еще на пачку примы. И я никогда ей в этом не отказывал. Иногда она приходила ко мне в жутких лохмотьях. Зимой по сугробам в калошах на босу ногу, зачастую с пробитой головой или расцарапанным лицом, но всегда приносила интересные вещи, то расписное коромысло, то ложечку для причастия, то старинные дореволюционные фотографии, то журналы выпуска Александра III. На мои вопросы откуда это богатство, она пьяно улыбаясь говорила, что у нее где-то на Фубрах умерла тетка и оставила ей в наследство дом, а в нем три сундука такого вот добра. По виду ей можно было дать и 60 и больше лет, и уж точно не заподозрить в амурных отношениях с мужчинами, хотя она охотно мне ими хвасталась, говорила что она живет с хахалем в 30 лет. Я в это не верил, пока она мне его не показала. Показала и свой паспорт, по нему она значилась узбечкой, 54 лет, привезенная 14-летней девчонкой когда-то в Вязники для работы на фабрике. Потом, как она сама о себе говорила, тянула срок, аж 23 года, за убийство, драки. Говорят, если хочешь понять человека, надо узнать его окружение. Круг Анны пьяницы, уголовники, помоешники, но как это ни странно, она бережет свою честь. Она держит слово и всегда выполняет, если что-то обещает..
ЕЛЕНА ПРЕКРАСНАЯ Так она сама себя называет. Когда приходит к моему ларьку и я спрашиваю, как ее зовут. Я знаю ее, наверное, года три, но трезвой еще ни разу не видел. Елена, бывшая учительница начальных классов. Сколько ей лет, сказать трудно, может быть, около тридцати. Лицо от постоянных пьянок , как печеное яблоко, движения, как у манекена. Но в Елене еще что-то осталось. Она любит собирать цветы и не только вокруг моей палатки. Иногда она приносит мне искусственные цветы, или с кладбища, или с помойки, чтоб сдать и купить самогонки. Больше 10-12 рублей я ей никогда не даю, но Елена и этому рада. Сразу начинает разговаривать с московским акцентом на 'а', философствовать о литературе. Недалеко от моей палатки стоит девятиэтажный дом 'синеглазка', с орнаментом из синей плитки на стенах. Чуть в отдалении мусорные баки, огороженные плитами. Компания 10-12 человек помоешников организовала там свой мир. Они там живут, едят, пьют, спят, занимаются сексом. Елена из этого мира. Я стараюсь к ней не прикасаться. На голове у нее я заметил вшей.
ЖУРНАЛИСТ Когда и на чем поломала его жизнь, я не знаю, знаю только, не каждый может быть оловянным солдатиком, стойко сносить удары судьбы. Кроме ларьков старьевщика, которые я раскидал по всему городу, в них у меня работали инвалиды, пенсионеры.
Я все, что зарабатывал, вкладывал в выпуски небольшого журнальчика - 'Альманаха Вязниковского- офени' - офени-коробейника-старьевщика. С альманахом сотрудничали почти все местные писатели, поэты, композиторы, краеведы. Все, кто, как и я любил наши Вязники и Вязниковский край. Печатался в журнальчике и журналист. Его стихи мне очень нравились. Когда-то журналист долго и успешно работал в нашей местной газете 'Маяк', подавал надежды, но запил и пьет беспробудно, по сей день, напивается так, что обоссывается и, валяется на дороге в пыли, как хлам. Работу он потерял, семью тоже, но ведь не зря говорят, мастерство не пропьешь, и стихи у него получаются хорошие.
Его жизнь далека от них. Он два или три раза пытался создать что-то типа семьи, каждый раз выбирая для этого женщин намного старше себя, жил за их счет, ел, пил, обворовывал. Мне он в лавку изредка приносит не очень старые вещи, примерно 50-х годов: вышивку, книги, тарелки, что обычно после покойника или при переезде выкидывают на помойки. Я даю ему стабильно по 50 рублей, он рад. Правильно говорит мой друг Володька Советов: вино и не таких орлов губило. Но почему оно не сгубило меня, самого Советова, Лебедева и других, кого я знаю, тут что-то не то. Может, в человеке должен быть какой-то стержень, который не дает ему сломаться и опуститься. А если его нет, что делать? Я думаю: мы рождаемся на свет для счастья, а не для борьбы. И это счастье нам постоянно обещают серьезные дяди в дни выборов, и за него просят, зовут голосовать. Еще не один из них не пообещал нам тяжелой и трудной жизни. Наоборот, каждый из них обещает все наши трудности взвалить на себя. Нам остается только наслаждаться жизнью. Милые, дорогие мои Вязниковцы! Как я вас всех люблю за то, что вы такие несчастные, легковерные, добрые и только с виду грубые и хмурые.
МАТЬ И ДОЧЬ одно время в мои лавки случайных вещей, и на север и в Нововязники и на больницу и в Толмачева года два, ходили мать и дочь , недавно дочь посадили, теперь приходит в ларек только мать. Дочери лет 17 матери нет и 40 , обе бомжеватого вида ,у обоих на головах гниды и вши . поэтому они носят платочки по старушечьи завязывают их у подбородка , дочь иногда завязывала и по модному ,в узел на затылке , я сначала удивлялся откуда они берут такие вполне годные и добротные вещи , то принесут аллюминевый бак для воды , то нарядный сервиз , то новехонькие вилки ,ложки , ножи, то хрустальные рюмки а иногда приходили побитые , особенно мать, за год она, обязательно два а то и три раза ходила в гипсе, И только недавно я узнал об их семейном бизнесе , мать и дочь искали по городу пьяненьких мужичков завязывали с ними беседу шли на ее продолжение , шли к пьяненькому домой , если тот их звал , и пока мужичонка трахал одну из них, наслаждаясь победой над женским телом, другая чистила от вещей его квартиру
БЕЛОКУРАЯ лет семь назад, когда я только открыл свой пункт старьевщика, лавку случайных вещей в микрорайоне 'Север', первым моим посетителем стала девочка Катя, худенькая, ножки ниточки, в очках, и очень какая-то взрослая . Когда она сказала, что учится в 7 классе, я ей не поверил. Катя принесла мне связанный веревками деревянный стул, я не понял, зачем мне этот стул .. с моим-то весом, сесть на него, он враз развалится. Но Катя мне очень понравилась открытостью, беззащитностью, добротой. Я дай ей десятку, и просил всегда заходить. Так мы с ней стали дружить. Катя охотно рассказывала мне о себе, папы у нее нет, есть маленький братик, а мама нигде не работает, не может найти для себя работу.
Через какое-то время я познакомился с ее мамой, 30-летней молодой, очень эффектной женщиной, белокурой, в кудряшках, модном плаще. Мы разговорились с ней, я пообещал через своих знакомых подыскать для нее работу. И на первое время ради Кати на питание дал ей двести рублей. Думаю, выйдет на работу, вернет. Катина мама стали приходить регулярно, раза два в неделю и просить денег. Я сам в то время почти ничего не зарабатывал, а то, что зарабатывал, отдавал ей, сначала просто так, в надежде устроится на работу, вернет, потом по глупости, что-то у нее купил, кажется, какие-то тарелки и она стала уже требовать от меня денег. Я пытался ее устроить на фабрику имени Парижской коммуны, но там ее прекрасно знали, как пьяницу и скандалистку. Тогда я понял, что попал и не знал уже как от нее избавиться. Прятался, запирался, выставлял вместо себя, как заслон, мать. Она приходила к палатке пьяная, всегда с разными мужчинами, свирепыми на вид, в холод с раздетым, босым маленьким ребенком, скандалила, стучала, требовала на выпивку, кричала, что сходит на пекинку, отработает плечевухой и все мне вернет до последней копейки. Но что бы я дал сей сейчас, хотя бы на чекушку. Потом куда-то, слава Богу, пропала. Я встретил ее недавно, в этом году, она пришла в палатку, и я ее не узнал, худая, как щепка, в черном обтягивающем дешевом трико, на голове серые, как пакля, волосы, страшная. Сказала, что сильно болеет, стрельнула сигарету.
Что б мне ни говорили, как мы теперь стали хорошо жить ,после очередной революции 91 года, я не верю. То есть смотрю телевизор . читаю газеты. слушаю радио - верю: а посмотрю в окно , пообщаюсь с народом :около своей старьевщеской лавки и снова не верю. Богатые в моих нищих текстильных Вязниках появились , вижу , верю, беззакония ..глупостей стало больше, наркоманы откуда то взялись - верю, демократии, порядка стало больше, - не верю. А что кто то, и в правду хочет что б мы простой народ жили хорошо , тоже не верю , мне иной раз кажется, что нынче всем на все наплевать ,богатые , думают где б , и что б ,еще у народа украсть ,на что б еще , поднять цены , а простой народ думает, как прожить этот день, и как свести концы с концами ,плывет по течению
ДЕМОКРАТИЯ это власть народа над всем ,над чиновниками, милицией и т.д
Все остальное диктатура . А. ЖИД.
ЦЫГАН САШКА До указа товарища Сталина от 48 года, о цыганах в моем городе и не слышали. В Вязниках было множество текстильных фабрик. А вокруг них сплошная коллективизация. Народ жил и трудно, и бедно, поживиться у нас особенно было нечем. И цыганам, как впрочем, и евреям, у нас делать было нечего. Но в войну людишек, сильно поистребили, бабы разучились рожать, стало не хватать рабочих рук. Стали скрести по сусекам. И появился указ от 48 года. Под страхом расстрела остановить все кочевые народы там, где он их застанет, чтоб пристроить к работе. Цыгане относятся к кочевым народам. Небольшой табор в 8-10 семей как раз шел в это время мимо Вязников, его и задержали. По перву пытались цыган трудоустроить по текстильным фабрикам и близ лежавшим колхозам, но ничего путного из этой затеи как всегда не вышло. Цыгане не хотели ни учиться, ни работать. Самое большее, что смогли сделать, это пристроить их при лошадях возчиками сырья для фабрик, да на кузне в.колхозах. В основном, они занимались мелким воровством, вспашкой огородов, продажей навоза, да ездили на лошадях по деревням тряпейниками. Самым известным в Вязниках цыганом стал цыган Яшка, снявшийся в фильме 'Неуловимые мстители'. Горбачевская перестройка и ельцинский беспредел, стали для Вязниковских цыган веком расцвета. Они хвалились тогда, мы на русских золотые зубы своим лошадям вставим. Самогонка, технический спирт, наркотики. Все это, не без помощи наших Вязниковских милиционеров.. они прибрали к своим рукам. Пока основная масса работяг хлопала глазами, верила и ждала результата от посулов Гайдаров. Чубайсов и прочих демократов миллионеров ..и не знала, что делать, цыгане сработали слаженно и дружно они Были вполне готовы к таким переменам. Цыган отличает слаженность, закрытость, они все друг другу родственники, в их среде почти нет пьянства. Любят одеваться щеголевато, они сметливы, предприимчивы, смелы, суеверны, необразованны, нахальны. Любят риск Для себя я вывел одно правило, не связываться с ними по своей работе. Дешево у них ничего не купишь. А дорого им ничего не продашь. Они обегают полгубернии, пробьют цену и только потом предложат. А, покупая торгуются за каждую копейку, как жилы вытягивают. Среди цыган у меня много знакомых, практически я их всех знаю. Они теперь обосновались в вымирающем а до 90х цветущем поселке Нововязники, шуруют по заброшенным домам. Ну, и носят мне то, что никто уже больше не берет. Но среди них есть у меня друг. Саша цыган. Он примерно одних со мной лет, у него справка, что он психически не здоров. Но я ничего за ним такого ненормального не замечал, наверное, купил Сашка конокрад, сидел за это 10 лет. Одевается опрятно, щеголевато. Ему очень идут сапоги и борода. Живет он тем, что разводит скотину. А потом ее продает, этим он содержит и свою семью и семью сына. Сашка работал одно время у меня в лавке. И мы с ним сошлись во мнениях, обоснования добра и зла. Мы оба с ним верим, что сделанное зло обязательно вернется к тебе же. Он мне строил балкон. Я выручаю его, когда надо деньгами, другим. Я мечтаю с ним купить лошадь, и сделать выезд для молодоженов, от загса в церковь. Готовый ямщик есть, это Сашка, но у него денег нет. Значит, будут только мои. А деньги, контроль и дружба для меня не совместимы. К тому же есть пословица, хочешь потерять друга, одолжи ему денег, наверное, имеется в виду больших.
Память это разноперая и говорливая птица, стоит ее немного подпоить, и она готова ворковать без умолку. После школы ,я провалил экзамены в местный техникум, и моя мать устроила меня работать на льнокомбинат в приготовительный цех на шлихтовалку . В огромном цеху было и светло, и жарко, светло от ламп дневного света и ниток, а жарко от шлихтовальных машин, печек. Я сидел на валах длинной шлихтовальной машины, передо мной раскручивались несколько огромных катушек с нитками, и я должен был связывать их обрывы. Работа была однообразной и нудной. От скуки я пристрастился к чтению. За моей спиной проходила как бы середина цеха. По ней иногда пробегали из крутильни на проборку фэзэушницы, девчонки 15-17 лет. А мне уже было почти восемнадцать. Я закончил десятилетку, но по-настоящему еще не дружил ни с одной девчонкой. И я сворачивал себе шею, смотря им в след, ломая себе голову, как бы с ними познакомиться. Девчонки всегда пробегали дружной стайкой и так быстро, что я даже не успевал раскрыть рта, как вдалеке уже мелькали их белые косынки и тугие попки, обтянутые трико. Все получилось как-то само собой. На крутилке у девчонок не было работы, не подвезли пряжу. Девчонок раскидали по всему цеху. У лифта в очереди за пустыми навоями я и познакомился с одной из них. Ее звали Фатима, она была чувашкой, в цеху ее звали Фаей. Сначала между нами были записочки, потом мы стали вместе ходить с работы, мне было по пути. Я жил неподалеку от ее общежития И Вот уже прошло более 30 лет. А я до сих пор не могу без волнения проходить мимо бывшего женского общежития. Мне все кажется, нет, я все жду, что вот-вот откроется половинка его парадной двери и мне навстречу, торопясь, на ходу застегивая пальто, выбежит мне навстречу моя юность, Фатима. Мы дружили с Фаей всю зиму и весну, встречаясь практически ежедневно. Бродили по снежному городу, ходили в кино, вместе шли с работы. К ней в общежитие идти было нельзя, не пускали, ко мне тоже , я жил в комнате в коммуналке, где нас жило четверо. Так что между нами была практически платоническая любовь. Мы только целовались, да иногда я залазил к ней под кофточку и мял груди-мячики. А потом я уехал в Иваново поступать в институт. На какое-то время я забыл о Фае. После первого колхоза до учебы нас на недельку распустили по домам. В первый же вечер я со своим школьным другом Красилей отправился на танцы, в наш зверинец, летний парк. И там, у ворот парка в стайке фабричных девчонок я встретил Фаю. На танцы мы с ней не пошли, а пошли бродить по осеннему городу. Осень, как-то необыкновенно вкусно пахла, я помню ее запах до сих пор. Листва пружинила под ногами, желтый свет фонарей, черный мокрый блестящий асфальт. Я очень гордился тем, что единственный из класса поступил в институт и чувствовал себя очень взрослым. Шли мы с Фаей, шли и зашли с ней в наш лесопарк, за городским Домом культуры. Сели в кустах на лавочку, стали целоваться, я попытался залезть к ней рукой под кофточку , но под кофточкой оказалась рубашка, уходящая глубоко в брюки. Я расстегнул молнию на брюках, и спустил их до колен, вместе с трусиками. Фая натянула рубашку на попку и снова села на скамейку. В этот вечер мы с ней опоздали к закрытию общежития и ей пришлось стучаться. За неделю мы, наверное, раза три побывали на нашей любимой скамейке, все повторялось, как и в первый раз. Я спускал до колен с Фаи брюки и трусики, расстегивал ширинку на своих брюках, вкладывал свой член в ее ладонь. Она гладила меня, я гладил ее и мы постоянно опаздывали к закрытию общежития. А потом я уехал учиться в Иваново и приехал домой только через месяц на ноябрьские праздники. Отоспался, поел и пошел смотреть на демонстрацию, и там встретил Фаю. Мы пошли с ней к реке на городской пляж, Ледок хрустел под ногами, я расстегнул на ней пальто и обнял, залез под юбку. Ее попка жжет мои ладони упругим, зовущим, приятным холодком до сих пор. Не знаю, сколько мы так простояли, наверное, долго, а потом она говорит: 'Приходи сегодня к нам в общежитие, сегодня праздник и пускают всех за кого мы, девчонки, попросим. В назначенный час я подошел к ступенькам парадного входа ее общежитие. Фая, видимо, ждала в вестибюле, смотрела в окно и тут же выбежала мне навстречу, мы прошли с ней через вахту и поднялись на третий этаж, в ее комнату. Комната мне понравилась тепло, светло, уютно, цветы, две койки, стол, шифоньер с зеркалом, огромное окно в полстены. Я с родителями на 16 метрах , вчетвером , в коммуналке жил хуже. Мы сели с ней на стулья, стали целоваться, потом она встала, выключила свет. Я стал ее раздевать, зацепившиеся за пятку трусики, она отфутболила ,куда-то под кровать. Потом стал раздеваться я сам, очень переживал, чтоб она не увидела мои линялые семейные до колен трусы. Потом лег на нее сверху, меж ее раздвинутых ног и понял, что не знаю, что мне дальше делать. Тут я стал кончать, испугался и скатился на край кровати, и все, что у меня накопилось, вылил на простынь. Мне было очень стыдно, желание улетучилось. Фая сжала ноги, мы еще немного полежали, а потом стали одеваться. Фая проводила меня до парадной двери. С неделю я жил дома, но к Фае не ходил. А потом уехал учиться. Приехал домой в следующий раз я уже после нового года, на каникулы. Сразу пошел к Фае в общежитие. Она встретила меня с радостью, как будто бы мы с ней расстались только вчера. Попросила вахтера, и мы прошли с ней в ее комнату. Фая заперла дверь на ключ, и мы сразу приступили к делу. Фая быстро разделась и прыгнула под одеяло, там сняла с себя трусики и сунула их под подушку. Я раздевался медленнее. Фая заявила, что в этот раз она весь процесс берет в свои руки. Я лег на нее сверху между ее разведенных ног. Фая взяла в руку мой член, и стала водить им по своей мокрой и горячей писке, не давая, однако, глубоко войти мне вовнутрь. И тут в дверь стали стучать и кричать на непонятном мне языке. Фая шепнула мне, что это ее старшая сестра, тоже чувашка. Они жили в одной комнате. Фая по-своему что-то сказала ей, та успокоилась. Но желание уже ушло, и мы стали одеваться. Всю зиму и весну мы встречались с Фаей урывками. Где и как придется Я приезжал из Иваново раз в месяц ,и мы шли или в кино, или просто гуляли по городу. Летом на каникулы я приехал домой надолго. И мы с Фаей стали встречаться почти каждый день. Вечером, мы шли с ней на последний сеанс в кино, перед сеансом заходили на нашу любимую лавочку за Домом культуры. Я садился на лавочку, расстегивал брюки, Фая снимала с себя трусики и садилась на меня сверху. А потом мы шли с ней смотреть кино. После фильма мы по темноте гуляли по городу и опять шли за Дом культуры, в лесопарк, находили укромный уголок, и пробовали разные позы и способы. Так мы с ней и жили весь мой второй курс, осень, зиму. Весной, когда я приехал на несколько дней домой и собрался идти в общежитие к Фае, мать говорит мне :не ходи, она уехала. Больше я Фатиму не видел и ничего не слышал о ней, вот так закончилась для меня моя первая любовь.
ВОР КОЛЯ КАСЕК Коля Касек одних со мною лет. Сначала я не расслышал, и мне послышалось 'Качёк', я думал , это его зоновское погоняло, оказалось фамилия. Коля на атлета, амбала , не походил, скорее наоборот, маленький, лысоватый, щупленький, в возрасте за 50, одет скромно. Его ко мне привел мой трижды бандит Лешка Кузменко, мастер - золотые руки. Алексей порекомендовал мне Каська для работы в моем киоске старьевщика, моим помощником. Я спросил Алешку, что из себя ,представляет этот Касек? Лешка ответил, такой не как я, сидел не раз, грабил магазины. Я оторопел. Как человек грабил магазины? И вдруг ко мне приемщиком старого барахла. В моем представлении это не вязалось с понятиями о грабителях. Я думал они богатые, ездят на лимузинах, крутятся в иных сферах. А тут один из них согласен пойти работать в мою лавку случайных вещей, лавку старьевщика. Алешка рассказал о последнем деле Каська. Касек ограбил ночью наш дальний водный магазин в Вязниках. Взял много: вино, коньяк, шоколад, конфеты, вывез на машине, во дворе дома где жил, угостил конфетами детей. Они к нему и стали бегать за конфетами и шоколадками. Он им всегда давал, вот по оберткам от них его и нашли, дали много, отсидел, вернулся. Работы в Вязниках нет, устроился на заработки в Москву. Но ведь возраст не по годам. Сейчас у себя в квартире подшивает обувь. Я был у него, он живет в девятиэтажке, на восьмом этаже, лифт не работает. Ничего особенного, и квартиру-то получил не он, а жена еще при советской власти, работая ткачихой на фабрике им. Парижской коммуны. Так зачем же Николай столько сидел? Богатым он не стал.
Першино. Я не могу объяснить ее название. Может, у первого его поселенца першило в горле. Он часто откашливался, за что и получил кличку Першин, не знаю? Таких фамилий в деревне не было. Першино страна моего детства. Все мое детство, считай до седьмого класса, прошло там. Моя мать была родом оттуда. И на все лето, на каникулы, меня отправляли туда, к бабушке Нюре и дедушке Николаю. Воспоминания о Першино, наверное, лучшие. Что я ношу в себе. Деревушка была со всех сторон окружена лесом. Лес подступал к ней сразу со всех четырех сторон. Между лесом и деревней поля ржи, во ржи васильки, я любил их сбирать. В Першино было домов двадцать или чуть больше. Дома стояли в два порядка. В деревне был колхоз, помню конюшню, колхозное стадо, свинарник, земляные бурты с картошкой, сеялку с рулем. Я на нее часто забирался и рулил, когда я учился в классе пятом или шестом. Колхоз ликвидировали, деревню признали неперспективной. Я до сих пор помню, как ходил по стерне босиком и скошенная у корня трава, сильно кололась. Как я с бабушкой Нюрой искал и рыл корни калгана на чай, как с дедом и братом Левкой, драли какую-то кору и сдавали потом ее в заготконтору, помню, как на околице с деревенскими пацанами ловил майских жуков, помню, как по вечерам дедушка зажигал керосиновую лампу и она лила по потолку и стенам замечательный желтый свет. Помню пригорок рядом с деревней, там раньше всего созревала земляника, помню огород у нашего дома, перед ним росла калина и облепиха, помню нашу кормилицу корову Субботку. По вечерам я с бабушкой встречал ее со стада на крыльце. Корова подходила к крыльцу и начинала рогом чесаться о прясло. Бабушка давала ей краюху черного хлеба, посыпанного солью. Прежде от этой краюхи откусывал я. Тогда мне казалось, что ничего нет на свете вкуснее коровьей еды. Бабушка шла, доила корову, на ночь мы пили по кружке парного молока, пахло коровой и сеном. Зады нашего дома выходили на гумно, там дедушка сеял разнотравье на сено, для нашей любимицы-коровы. Потом шел наш картофельный огород, потом шла грунтовая дорога, за ней колхозное поле ржи. Осенью на нем золотились стога соломы, за полем шел лес. Иногда я часами стоял и смотрел, как за него опускалось круглое красное солнце. А в дождливую ненастную погоду, как раскачивались макушки сосен, в сенях в доме зимой стояла большая кадушка с грибами, груздями, волжанками, подгруздками, мы их ели с картошкой. Моя бабушка, хоть и была неграмотной, умела заговаривать зубы и ворожить на картах. Часто мы приезжали к бабушке и деду вдвоем, я и мой двоюродный брат Левка. Он был на год старше меня, как и все дети, мы баловались. Покуривали на сеновале и чуть его не сожгли, отливали и пили дедову брагу, доливая потом ему, чтоб он ничего не заметил воды, делал лук и стрелы, стреляли по курам. Бабушка нам ставила оценки по поведению, все больше двойки. На конце деревни у колхозной конюшни, было два пруда. Там деревенские бабы полоскали белье и пила скотина. Берег был устелен коровьими лепешками и конским навозом. А мы дети купались, иногда деревенские мужики ходили по прудам бреднем. Потом был праздник у всей деревни. Выловленную рыбу варили тут же на берегу. На уху собиралась вся деревня. Ни телефона, ни медпункта, ни клуба, ни магазина в Першино не было. За всем этим надо было идти за пять километров в соседнюю деревню Симонцево. Раз в неделю дед собирался в магазин. Мы с Левкой шли с ним. Хлеб покупали сразу на неделю, как он пах, еще брали консервы, сахар, иногда килограмм слипшихся конфет. Когда мы подросли, стали бегать в Симонцево самостоятельно, в клуб, в кино. Сеанс стоил пять копеек Ходили драться с симонцевскими пацанами, ходили на гулянки к девкам. Как приятно было возвращаться по ночной темноте через лес, сквозь сосны светила луна, пахли фиалки, иногда кричал филин. Першино - это мое детство, а детство у каждого свое. Каждый кустик, каждая тропинка там для меня чего-то значит, все там дорого мне до сих пор, хоть деревни такой давно уже нет.
ВОВКА ЛЕПИЛА . У него было плохое зрение. Очки с толстыми линзами и в них он тоже плохо видел. Похоже, началось отслоение сетчатки. Он подошел к моей лавке старьевщика в Толмачеве, когда там работала моя мать, принес две иконки на дереве, размером со спичечный коробок в серебряном окладе. Спросил на две бутылки самогонки, это где-то 50 рублей. Мать не дала, посчитала, что это много. Сказала ему, если хочет пусть ждет меня. И тут иду я, не задумываясь я дал ему 500 рублей. Он стал меня благодарить. Вместо благодарностей я попросил его рассказать мне о себе. И вот его рассказ. Зовут его Володей, попросту Вовкой, ему 26 лет. После школы учился в мед-училище на фельдшера. На танцах подрался из-за какой-то зазнобы, ему крепко досталось. Он выхватил нож и зарезал обидчика. Дали ему 10 лет, вышел раньше по условному. На зоне работал при мед--части. Он с гордостью называл себя лепилой. Освободился две недели назад. Денег нет. Работы не предвидится. Мать пенсионерка встретила его как могла. С тех пор он пьет, отобрал у матери пенсию, пропил. Теперь вот принес семейную реликвию иконки. Просил меня их не продавать неделю, обещал выкупить. Я ему пообещал сохранить их. И если он бросит пить, взять его к себе в лавку помощником старьевщика. Он обещал, стал приходить чуть ли не каждый день, просить двадцатку на самогонку, всегда выпивши. Я сначала пускал его в киоск, вел разговоры, а потом заметил, что после него исчезают вещи и дал ему отворот-поворот. Года два назад я встретил его во Владимире. Я тогда ездил получать очередной выпуск своего альманаха офени и первый выпуск репринтных открыток старые Вязники. Вовка--лепила еще с каким-то помоешникам, голыми руками копались в привокзальном мусорном баке. С тех пор я его больше не видел. С профессии мусорщика не соскочишь, набрал - сдал, выпил, уснул, забылся и все по новой.. пока не траванешся паленой водкой или закуской с помойки.
ТОЛЯН Начало его жизни было вполне успешным. А сама она в начале не предвещала никаких катаклизмов. Родился, закончил неплохо школу в поселке Нововязники, в одном из крупнейших поселков района, было время , там жило до 15 тысяч человек, к тому же поселок железнодорожный, вокзал Вязники и вся остальная к нему Приблуда и до самих Вязников недалеко, всего 5 км, ходит рейсовый городской автобус. Мать у Толяна была заведующей садиком в Нововязниках, отца не было, сам Толян хоть и был росточку ниже среднего, но ладно сшитый, гибкий, к тому же играл на танцах в ансамбле . Балагур и весельчак. Девки его любили, как говорится, писались кипятком от радости, когда он кого-то из них шел провожать. Про таких, еще говорят: первый парень на деревне. Был выпивши, к нему пристали трое или -четверо, попросили закурить, стали бить, у него был нож, не сдержался, то ли он кого-то убил, то ли сильно порезал, дали ему 10 лет тюрьмы. В тюрьме был бригадиром, в швейной. шил тапочки. Вернулся в 99-м, и стал никому не нужен :. нашел себе бабу косоглазую , с двумя детьми, заделал ей третьего. Может с год, капли не брал, не пил, устроился ко мне в одну , из моих лавок в районе Толмачева , у 55 магазина ,Проработал месяца три или четыре, гляжу вокруг киоска стали валятся бутылочки от настойки боярышника. заметил что он стал приворовывать с киоска. Уменьшилась выручка Пришлось от него избавится. Работу Толян потом больше не нашел, или не искал, спился в конец. Баба, с которой у него поначалу все так хорошо складывалось, выставила его за дверь. Он перешел жить к матери в Нововязники. А как напьется , шел пешком в Вязники, к бабе с которой он жил, якобы навестить своего сына. Она его не пускает, скандал, соседи, участковый. Он идет назад. Если я в это время был в лавке, просил у меня на дорогу, на автобус, я давал. Мне было видно, как Толян сразу после меня шел в аптеку, наверное, покупал свой боярышник. Умер Толян. Шел, раз пьяненький с Вязников в свой поселок к матери, по темноте, напали на него малолетки ,толпой избили, поиздевались. Поболел Толян немного и умер. А ведь так хорошо начиналась у него жизнь и только его мать иногда заходит ко мне, и мы вспоминаем его, а так, наверное, больше никто. Баба, с которой он жил, живет теперь с другим.
Думал ли кто из нас заканчивая школу .что с нами будет через 35 лет.
Я не думал. Закадычных друзей у меня по школе не было. Мои родители, вместе со мной , кочевали в пределах Вязников постоянно, сменили множество частных квартир, а в чужую квартиру не больно кого и приведешь , не всякой хозяйке это понравится. А меня самого к себе никто не звал, поэтому я рос и стеснительный и замкнутый, варился сам в себе. Мои полуграмотные родители, фабричные рабочие, ,в хрущевскую оттепель убежавшие из деревни , потому что там кроме колхоза, ,в котором ничего не платили ,работы не было , понятия о воспитании детей имели самые смутные. Мать что б накормить и кое-- как одеть , а отца я видел только спящим после смены , или перед сменой, или пьяным. Так что я рос, как лопух под забором. Никто со мной не занимался. Отец даже в баню не водил и .мать просила об этом соседей. Когда я учился в 10 классе, и мы жили на очередной частной квартире на Масляной горе, мои родители надумали ,разводится . Отец ушел к другой женщине , в другую семью. Мать на фабрике ,к этому времени отработала около 20 лет ,и все это время стояла в очереди на квартиру ,наконец подходила и ее очередь, нам с ней ,выходила нормальная 2х комнатная квартира, в новом доме. Надо было подождать еще с пол года , но воспользовавшись ее трудным положением , председатель профкома льнокомбината , товарищ Куколев, предложил ей комнатку на севере , в коммунальной квартире, в старом фонде. Отец перед своим уходом, опять, что- то натворил, и нас попросили с частной квартиры вон. Деваться было некуда. Мать взяла ордер и вместе со мной 17-ти летним половозрелым подростком , въехала в комнатушку в коммунальной квартире , на три семьи , по улице Новой, куда почти сразу же перевезла из деревни своих старых родителей. и Мы стали жить вчетвером , на 16 ти метрах. Бабушка была парализована и писала и какала под себя. Места было мало. мы тут же и ели и спали . Я спал на раскладушке, под столом, места для занятий у меня не было и я учился в школе на одни тройки, поэтому куда то поступать и не мечтал. Денег постоянно не хватало . После школы я пошел работать на фабрику, где работала мать. А потом понял . так как я живу , жить нельзя. Если и дальше буду так жить, повторю судьбу своих родителей. и Уехал поступать в институт , в Иваново и:до сих пор удивляюсь , что поступил и даже закончил . так что в школе. Закадычных друзей у меня не было Вспомнил я об одноклассниках, только в 98 году ,когда вернулся в Вязники, где я никого уже не знал. Мне удалось разыскать в Вязниках кое-кого из своих бывших одноклассников: Славу Шорина, с которым мы более-менее близко общались 9 и 10 й класс, Катю Климову, нашу активистку 7й школы, Людку Абросимову,певунью Любку Орлову , Вальку Меньшову, с которой я встречал рассвет после выпускного, а потом , мы вместе купались голышом в комзяковских прудах:. От них я узнал о судьбе некоторых других своих одноклассников:. Вовка Янцов, наш круглый отличник, поступал не раз во владимирский политех, не поступил и спился. Федота Мальцева по пьяному делу сбило насмерть машиной, когда он возвращался с работы. Вадик Юсов который приучил меня к чтению, уже пенсионер он бывший военный, живет где то под Москвой , Петька Мухин, клоун, смешивший весь наш класс, отравился паленой водкой и умер. У Веры Лукиной изнасиловали и убили дочку. Слава Таратонкин живет и работает в Нижнем. Гриша Гущин - предприниматель. Наши школьные отпетые хулиганы Васька Федотов по кличке Седой и Мишка Цыган, отсидев каждый по 8 или 9 сроков, сгинули, где -то в тюрьме. Лешка Кампанцев, над которым так тряслась мать, тоже отсидел за хулиганку 7 сроков, опился водки и умер. Мой детсадовский друг, одноглазый Красиля спился и умер. То же самое, было бы, и со мной, не уедь я в Иваново., не поступи в институт, и не встреть там Володьку Понятова, который и помог мне его закончить , и был для меня всем, гнили бы давно мои косточки, где-нибудь на новом кладбище в Малахово.
Пожив на свете достаточно я понял, что счастье, как и горизонт не достижимо, у каждого дома в шкафу свой скелет, а завидовать можно только молодости и красоте.
С каждым из одноклассников, кого я нашел, я разговаривал и убеждал собраться хоть раз вместе. Но дальше слов дело не сдвинулось, у каждого своя жизнь, всем некогда.
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ
ПАРТИИ ВЯЗНИКОВСКИХ ДУРАКОВ Я предлагал ему выкинуть слово 'вязниковских' и вставить слово 'всероссийских'. Вот это была бы партия, в нее можно было бы записывать всех: от президента до последнего помощника. В России не осталось умных. Умные или уехали или спрятали свои капиталы и детей за границей. Остались или дураки или одураченные: время от времени. Председатель, а его зовут Анатолий, залазит на крышу нашего крытого рынка на севере и машет оттуда красным флагом, поздравляет всех проходящих с днем дурака, иногда он гоняется за прохожими, собирая у них автографы. Для чего, я не знаю. Иногда Анатолий выбривает у себя пол лица и так ходит, говорит, что отмечает День дурака. Анатолию немного за семьдесят. Всю жизнь отработал плотником, он любит посещать места, где собираются интеллигентные люди: от собраний литературной группы до собрания коллекционеров. Хотя я ни разу не слышал, чтоб он чего-то написал или собирал. Пьет умеренно, любит выпить на чужбинку.
В советское время Анатолий на демонстрации как-то раз пытался пронести плакат с требованием убрать кого-то из городских руководителей, конечно, его сразу же задержали. И направили в дурку на принудлечение. Вкололи более 100 уколов И потом каждый год: при советском режиме : на момент демонстраций запирали его в вытрезвителе, а после демонстрации отпускали. Забирали, конечно же, незаконно. И с тех пор Анатолий считает себя борцом с коммунистическим строем, хотя какой он боец, в принципе-то безобиднейший старик с хитринкой и чудинкой. Но он не дурак и не юродивый, просто хочет хоть чем-то выделить себя из толпы, наверное, тщеславен. Когда я с ним только познакомился, лет семь-восемь назад, я думал о нем по-другому, пытался использовать его в виде дешевой рабочей силы. Раз заставил его перекрывать крышу только что купленного мной сарая, заплатил ему, но этого ему показалось мало, но он промолчал и мне ничего не сказал. Через некоторое время я на оптовой городской базе взял для себя и своих рабочих продукты на немного подешевле, чем в магазинах, предложил их всем, кто захочет их выкупить по той же цене, что и брал. Я думал ввести типа стола заказов с базы. Анатолий продукты взял, пообещал уплатить потом, но через неделю платить отказался, заявив, что я ему больше должен и весь мой стол заказов накрылся медным тазом. В общем, разрушил зарождающееся компанейство, выставив меня и дураком, и жадиной..
Я смотрю на окружающий меня мир, через окошко своей лавки старьевщика и все больше понимаю что, мало понимаю его:. Вот продефилировали мимо окошка Артур со своей супругой Джульеттой, наверное, проголосовали, сегодня ведь выборы. Артуру 37 лет он покупает битые после аварии машины, восстанавливает их, потом продает, а деньги пропивает. Пьет запоями по месяцу и больше. Не бреется, быстро зарастает щетиной и опухает от вина. Иногда допивается до того, что просит у меня старьевщика в долг на чекушку самогонки. Я знаю, если дашь, назад не спрашивай. Не было случая, что б он вернул мне долг. Когда не пьет, Артур гордый. Меня за народ не считает, что для него тогда 10 или 20 рублей. У него тогда другое измерение. Клиенты платят помногу. Своего инструмента и гаража у Артура нет, поэтому он работает на хозяина. По слухам, руки у него золотые. За них и держат. С пьяницей проще разговаривать. Все руки у Артура в шрамах и ожогах, а глаза слезятся от сварочных зайчиков. Его супруга Джульетта, пьет вместе с ним. Пьет больше его, опухает сильнее. Я ее знаю около 10 лет. За это время ,она сменила массу работ, подолгу нигде не задерживаясь. Отработает месяц, два от силы три и выгоняют ее или за пьянку, или за воровство. А теперь уж везде узнали и нигде не берут. Город-то у нас маленький. пьянки у них начинаются обычно так . Артур успешно продает очередную восстановленную им машину, и они начинают ее обмывать. Артур отрубается. Джульетта в тот момент забирает все деньги и куда-то исчезает Артур ищет ее, пьет под отдачу .Через несколько дней Джульетта появляется. Артур лупцует ее. Она сажает его на 15 суток, а потом вместе они пьют, мировую. Вот так и живут , дружно. У них уже взрослая дочь, ей 15 лет. Что она видела? Что переняла от своих родителей кем она станет ? А может , это я живу неправильно, ведь свою ячейку общества я так и не создал:
.Хорошо или плохо. .больше знать об истории того места где родился. .или где живешь. я не знаю .. все зависит от обстоятельств. .может быть хорошо а может быть и плохо я никогда об этом не задумывался.. жил себе и жил ходил по с детства знакомым улицам:повседневная суета.. борьба за кусок хлеба заслоняла от меня все Да я Вязниковец да я здесь родился.. закончил школу.. работал сновалем на льнокомбинате. .учился в институте. .потом уехал по распределению .. не будь развала страны никогда бы не вернулся в Вязники не создал бы лавки случайных вещей ..не возродил бы старинный народный промысел коробейника -офени- старьевщика ..не стал бы выпускать этот альманах вязниковского офени ..не встретил бы стольких людей о которых теперь пишу..не6задумывался бы об улицах по которым хожу :.. вот например, я спускаюсь по крутой горе , ее еще называют у нас трудовой или Мининой она заканчивается для меня почти у ступенек в паспортный стол , куда я хожу скоро уже 10 лет, пытаюсь получить справку на временное проживание у себя дома:доказать что я русский.,. такое нынче время:.лет 70 или 80 назад в другой стране в этом здании где сейчас сидят паспортисты , была тюремная церковь Александра Невского, построенная в 1880 году , за ней находился острог в остроге содержались арестанты-колодники. .время от времени их выводили на работу ..лопатами да тачками они вручную выравнивали эту гору делали ее положе. .поэтому ее и прозвали в народе трудовой а на верху на горе располагалось село Минино. .по этому гору порой еще называют и Мининой
Вообще то история наших Вязников это удивительная история долгое время рядом сосуществовали как бы два мира крепость Ярополчь куда входило село Минино и слобода Вязники где стоял острог в каждом из них было по главному собору ..так что при анне Ивановне учредили даже Владимирско Ярополческий епископат в слободе был казанский собор и Никольская церковь в Ярополче троиц3кий собор построенный в 1756 году куда перенесли престолы обветшавших деревянных церквей рождественской и архи стратега Михаила
Вы не подумайте, в мою лавку заходят не только пьяницы , помоешники, уголовники да проститутки. Место у меня очень удобное для всех: рядом рынок, поликлиника, остановка, деловой центр города, магазины, конторы ... Я ни с кем не ругаюсь, держусь со всеми ровно, готов всем помочь и, думаю, врагов у меня нет ,Ко мне часто заходит наш вязниковский композитор Игорь Федотов, поэтесса Нина Гаврилова, коллекционеры, краеведы Лебедев, Обидин, Аносов. Я веду с ними разные беседы ,о Вязниках и понял, что Вязники и Вязниковский край я знаю плохо, хоть и родился тут и почти пол жизни прожил. Вот что мне рассказал один из них, имени своего он просил не называть.. Был когда-то у нас в Вязниках в центре, там где сейчас городская площадь, пожарка, ресторан Петушок, красивый соборный комплекс , состоящий из собора выстроенного в 1670 году еще при царе Алексее Михайловиче на деньги царя и пожертвования Вязниковцев , ради всего одной иконы, Вязниковской Казанской Божьей матери. Собор так и назывался по ней Казанским. А рядом стояла Никольская церковь Люди во все времена верят и надеются на чудо. Икона была признана чудотворной и к ней совершались паломничества из дальних и ближних мест. Существует сказание о чудесах бывших от Вязниковской Казанской иконы Божьей матери с описанием 263 чудес изданной в 1907 году протоиреем Василием Орловым, куда надо записать и 264 чудо - как эту икону не присвоил какой ни будь партийный бонза и как эта икона дожила до наших дней. Краевед рассказал мне, как перед самым раскулачиванием, разорением деревни , в 1929 году, соборный комплекс был разрушен. Сначала его никто и не думал разрушать, но случилось трагическое стечение обстоятельств. В Вязники приехал нарком просвещения товарищ Луначарский, Был как обычно по этому поводу митинг, и в ходе митинга группа новой советской интеллигенции ,задала ему вопрос , Вязникам нужен клуб, библиотека, театр. Где найти для этого помещение.? Нарком указал на соборный комплекс: Стоял собор, на месте некрепком , зыбком. Раньше-то на месте слободы Вязники , были одни болота. Пришлось скреплять место под ним соломой , ветками ,строить на дубовых плотах Стены в ходе строительства дали трещину, пришлось для прочности их связывать железными скобами. и вот когда с собора и церкви стали скидывать кресты и купола, потревожили и металлические стяжки, стены стали сами собой разъезжаться , пришлось сносить весь комплекс, сейчас о нем напоминает только , небольшая часовенка , это все что осталось от него. До сих пор по Вязникам ходит легенда-быль , что незадолго до разрушения казанско -Никольского соборного комплекса , Вязниковский городской юродивый Яша , предсказал его судьбу ,Яша кричал тогда с паперти собора и церкви, что скоро Вязниковский народ будет ходить по его стенам ,так в точности и вышло ,комплекс снесли и строительным материалом, что остался от него замостили Благовещенскую улицу ,поперву Вязниковцы боялись по ней ходить , а потом привыкли . Есть слухи, что собор собираются вновь восстанавливать, как в Москве храм Христа Спасителя. Но мы ведь не Москва. Мне кажется , что память о нем, о том времени важнее его самого. И эта память дороже, чем восстановленный собор. Истина не в силе, а в правде. Прикажут, найдутся деньги, собор восстановят или опять снесут. Но ведь могилы предков, залитые асфальтом не восстановить. Прежнюю жизнь не вернуть. Ограбленные нищие Вязниковцы, как раньше на храм, жертвовать не будут, разве что пожертвуют воры да бандиты. Но тогда что это будет за храм. Толпы паломников он не соберет, туристы не наедут. Зачем же восстанавливать ? просто так, что б был ? Но мы ведь не так богаты. Лучше на этом месте установить памятный знак, дескать, на этом месте стоял когда-то собор, с такого-то по такое то время, посвященный такой то иконе, снесенный по глупости местных властей, которым очень хотелось отличиться перед центральной властью. А мы, нынешний совет, каемся за них перед всеми Вязниковцами и никогда так поступать не будем:
В конце 50-х в начале 60-х в районе, который у нас в Вязниках все называют Север или Вишенка, на углу улиц Первомайской и Ленина, там, где недавно у нас был северский рынок, а еще раньше магазин товаров для женщин. А еще раньше был автовокзал, лужи около него никогда не просыхали, а машины выбивали колеи , чуть ли не в полметра, рядом с автовокзалом стояло небольшое деревянное кафе со стоячими столиками. В то время по телевизору шла очень популярная передача, кабачок 13 стульев .И почему- то , по одной из персонажей этого кабачка, кафе прозвали пани Моникой. Место это было весьма посещаемым, тут часто назначались встречи. Если говорили встретимся у пани Моники все все понимали нравилось это место и мне, отсюда я уезжал к бабушке в деревню, приезжал. тут же располагался не большей рынок бабки продавали семечки , стояло несколько деревянных колхозных ларьков , в пане Монике теоретически можно было конечно попить чаю, но пили в основном пиво, бокал стоил 13коп ,или водку. она называлась московской , бутылка была с зеленой этикеткой ,пробкой из белой ,жесткой фольги и стоила 2р 87 коп , пили красное вино ,называя его бормотухой , хотя на этикетке на бутылке было написано Биле, оно стоило , 90 коп за бутылку . водку и вино можно было приобрести на разлив , так что в пане Монике всегда было многолюдно и можно было очень приятно скоротать время перед дорогой, поговорить по душам . В Вязниках 60х 70х и 80х годов все дела решались водкой , пили за знакомства, мирились, идя на танцы, в аванс и зарплату, ставили магарыч. Бутылка водки была как пропуск, была объединяющей идеей ведь в Вязниках в то время не было такого резкого расслоения по доходам , как сейчас и водка демократически уравнивала всех, будь ты хоть инженер ,хоть работяга , но пьяниц, тунеядцев и помоешников, таких как сейчас, не было. С той поры много воды в, Клязьме утекло , пить стали больше - пить от безысходности , ушли в прошлое душевные разговоры в накуренной и душной забегаловке, ушел пьяный бесшабашный демократизм, открытость и простота, теперь мы разобщены ,боимся друг друга , каждый пытается обмануть каждого и бутылкой водки уже не отделаешься. Одному питейные заведения стало посещать небезопасно , и я теперь стараюсь пить дома , сам с собой
Я гегемон, сын и рабочих и крестьян, меня столько раз обманывали и обижали , что я сбился со счету: Вчера опять обманули, можно сказать да же ограбили, только вот я не пойму как, - по беспределу , или по закону, конечно для меня ограбленного особой разницы в этом нет , но в первом случае я должен кричать караул грабят, а во втором утереться и промолчать: Хоть бы кто мне подсказал, что делать??? У нас в Вязниках, до 91 года, было считай одно самое крупное градообразующее предприятие, Вязниковский льнокомбинат, флагман отрасли ,знаменосец ,кузница кадров, и прочее , прочее. до 91 года на нем работала большая часть трудоспособного населения Вязников , работали и мои родители, работал и я , когда учился в школе , и до института . песня нашего земляка ,Алеши Фатьянова ' та заводская проходная ,что в люди вывела меня ' считай списана с меня . моя мать ,отец и я отдали родному предприятию, если посчитать вместе, около ста лет. платили нам ,как теперь говорят , копейки, больше посулами. обещали коммунисты достатком в скором , светлом будущем, обещали Чубайсы , Гайдары и другие прихватизаторы-- демократы ,- через ваучеры и акции вывести нас к благоденствию , говорили, вкладывайте господа-товарищи , ценные бумаги в родное предприятие и если не вы, то ваши дети будут жить в довольстве и богатстве. мои родители послушались ..так и поступили. и вот я спрашиваю, где ж то, что обещали ,и те и эти ???? Отец мой умер в нищете, родное предприятие не помогло ни чем, мать получает копеечную пенсию ,как все пенсионеры , меня урожденного русского и вязниковца, новая власть сделала , у себя дома, бомжем и иностранцем , с волчьим билетом -украинским паспортом . сижу ,который год,, на шее у своей матери , а ей под 80 лет, что будет со мной если помрет, не знаю:. Родное предприятие которому мои родители отдали ,и жизнь и здоровье и деньги , за 17 лет не вернуло им и копейки ,А меня, так вообще , признавать за их наследника не хочет ,я вчера пошел на фабрику попытался разобраться за акции, как ни как по ним я теперь совладелец -акционер этого предприятия , хотел узнать, что с ними мне делать, к директорскому телу меня не допустили , а юрист консульт,, посоветовала мне сходить с ними в туалет, нет говорит теперь льнокомбината, его признали банкротом,, теперь у него новое название и новый хозяин , мы говорит за прежние обещания, разных болтунов , ответственности не несем . ищи тех кто выдавал эти акции и кто обещал. может кто мне подскажет, что мне теперь делать, к кому обратится , как меня ограбили по беспределу или по закону, как мне вернуть годы ожидания , деньги на хлеб, на молоко. на похороны матери и себе ? И таких обманутых в Вязниках , тысяч пятнадцать а может и больше . а по всей России и не сосчитать . когда скупали у работяг акции , новые хозяева . давали за них очень мало, моим родителям это показалось обидным ,они верили в справедливость: верили ,что новый президент не даст их в обиду, он ведь так красиво говорил , ну и получили за это , по заслугам, теперь с ними разве что, можно сходить в туалет ,я конечно написал письма , и в администрацию президента, и в государственную думу, но не думаю, что это, мне чем то поможет ,ворон ворону глаз не выклюет .не для того они нас обобрали до нитки, что б теперь ,что то отдавать
Пусть меня извинят мои знакомые краеведы и прочие музейные научные работники я ведь простой старьевщик. .может быть последний что остался в России. .но у меня есть своя версия зарождения моих Вязников:первое упоминание о Вязниках было как о слободе. .а что такое слобода по писателю Далю это место слободное от налогов ..упоминание о слободе Вязники было сделано в 1585 году ..а что это было за время. .прошел всего год как не стало грозного царя Ивана четвертого русским царством правил его безвольный сын Федор а точнее его шурин Борис Годунов Я убежден ,что упоминание о слободе появилось не в тот же год , как она образовалась. .слобода на первых порах могла быть очень маленькой и состоять из одной семьи. .вот я и думаю. .могло пройти и 5 и 10 лет. .слобода должна была немного подрасти что б ее отметили в хрониках. А почему бы не могло быть и так, какой то ближний царский боярин с семьей и холопами с разрешения царя скрылся от его грозных глаз и поселился у нас тут на болотах у Клязьмы среди вязов Наши местные вязниковские краеведы говорят что слободу среди болот на неудобной земле основали ремесленники, кустари одиночки или рыбаки неизвестно откуда тут вдруг взявшиеся, толи прибежавшие с Коврова , толи понаехавшие с Гороховца , а мне как частному предпринимателю непонятно, что дало такой мощный толчок в развитии слободы, ведь всего через 20 лет по летописи от 1608 года слобода при реке Клязьме сильно разжилась, в ней уже было, что то типа речной таможни, был свой староста, были церкви, может даже и не одна . точно известно что была Никольская церковь:я кустарь одиночка тружусь и день и ночь 35 лет, а все такой же нищий как был, вот уже 17 лет нашей страной управляют демократы-, но и у них гляжу не шибко получается ..а слобода выросла, разбогатела: Никольская церковь была деревянной но в ней уже существовали приделы в честь покрова божьей матери и святого мученика Василия Анкирского:у нас на Руси обычай когда храм обветшает его разбирают, но приделы прежней церкви переносят в новый храм , может приделы Никольской церкви были когда то первыми храмами Вязниковской слободы и как то связаны с ее зарождением Во времена смутного времени и первого ополчения южным дворянам согнанных поляками со своих земель дали Вязниковскую слободу для прокормления:казаки Заруцкого прогнали их отсюда к Арзамасу и сами стали на кормление в слободу. они ушли , пришли запорожские казаки и стали станицей и тоже стали кормится за счет слободы . наконец казаки второго ополчения Минина и Пожарского побросав посты от того что им не у платили пришли кормится в Вязниковскую слободу и тоже грабили, возможно тут и кроется загадка почему Никольскую церковь в то время переименовали в покровскую. К началу 19 века храм сильно обветшал и в 1803году вместо него недалеко стали строить новый.. каменный Никольская она же покровская старейшая церковь Вязниковской слободы и слава богу она дожила до наших дней
НЮРА Наступила зима, выпал снег, я сидел в последнем оставшимся у меня работоспособном отапливаемом киоске на самом краю города, там где дорога делала крутой поворот и уходила прямиком на трассу и ко мне еще вчера такому нужному всем почти никто не шел:мои киоски предназначены для пенсионеров и малоимущих у которых порой и 10 рублей нет, а не то что б на билет ко мне .поэтому я для них стал недоступен и для меня наступили черные дни почти такие же как тогда когда я только начинал свой бизнес Старьевщика как быстро я стал никому не нужен как капризна слава и успех оказывается и они зависят от места: я сидел, отсиживал часы в киоске, скучал делал эти вот. записи разговаривал с редкими прохожими в один из таких дней ко мне подошла Нюра:.я ее давно знал, Нюра собирала милостыню у церкви:.. в праздники подаяния с могилок на старом кладбище. когда то она работала на льнокомбинате:Нюра не раз приносила мне интересные вещи то круглый неразборный стол из цельного дерева то киотный шкаф то плетеный из лыка сундук . Как живешь Нюра- спросил я ее-скоро ль на пенсию-да через два года-ответила она-а знаешь Стас Валентин то у меня умер-опился паленой водки и умер:.Валентин был ее родной брат я его хорошо знал он был на год или два младше Нюры я даже как то раз был у них дома чего то покупал брат с сестрой жили вместе в не большей состарившейся хибарке впритык примыкавшей к хозяйству лесное у нас на повороте все дни Валентин постоянно сидел на трубе у помойки у дома где я живу, одевался с помойки , ел с помойки , если что находил на ней интересное для меня приносил мне в ларек и всегда получал от меня на выпивку, выглядел он молодо морда красная, щеки как яблоки, а сколько силы в нем было. раз я попросил его сделать мне забор вокруг палатки из старых ржавых труб , так он их гнул чуть ли не об коленку , забор и сейчас стоит , а человека нет Для чего рождается человек , почему он умирает, для чего он живет:. Рождается в надежде на лучшее , умирает от разочарований , что это лучшее невозможно , живет для мучений , на том свете их говорят нет, вот и надо хватать их побольше на этом кто сколько снесет, и еще что б оставить хоть какой то след в сердцах других людей:
ПОГОРЕЛЕЦ ОЛЕГ Он появился на третий или четвертый день, как я открыл свой пункт приема в пристанционном поселке Нововязники. Первое время к моей палатке вообще никто не подходил, больше интересовались, что тут будет продаваться. А когда узнавали, что я не столько буду продавать, а больше покупать у них же, спрашивали, куда я это барахло, буду потом девать. Я отшучивался. Народ сделал вывод, что я очень хитрый. Куплю за копейки у них чугунки, ухваты, коромысла и укачу с ними в столицу. Там разложу их ,на улице Арбат и буду продавать иностранцам. Стану таким же богатым, как Ходорковский или Березовский, на худой конец, как наш града--управитель Фролов, хозяин Вязниковского хлеба--комбината.
Я не планировал брать себе работника в ближайшее время, платить было нечем. Думал, посижу сам, какая разница, где мне сидеть дома или здесь в палатке, пообщаюсь с местными, узнаю историю поселка, узнаю ,чем народ тут сейчас живет. Работы в поселке не было никакой. До 90-х годов практически весь поселок работал на галантерейке, на железке, да Розе, фабрика им. Розы Люксембург, тогда гремела, была лучшей в районе. Сейчас ее нет , местные ищут, копают металл на Розе, разбирают корпуса фабрики на кирпичи. И в довершение всех бед поселок включили в городскую черту ,поселковую администрацию ,хлеба пекарню ,баню ,сельпо -ликвидировали а взамен разрешили селянам называть себя горожанами и подняли тарифы на коммунальные услуги до уровня городских и больше о городских благах я ничего от селян не узнал .
На третий или четвертый день моего сидения в палатке, ко мне зашел Олег, он на меня произвел хорошее впечатление. Жил неподалеку от палатки, был инвалидом. По пьяному делу, ему срезало почти все пальцы на левой руке. Олег получал небольшую пенсию по инвалидности, что меня тоже устраивало. Когда-то Олег закончил три курса Владимирского политеха, с ним интересно было разговаривать. Он рассказал о себе. Лет пять назад он жил неподалеку от сюда , в деревне Свистихино, у него там , был огромный дом, доставшийся ему от родителей, с большой усадьбой, чуть ли не в 20 соток. Его прадед держал когда то извоз, возил сырье на сеньковские и демидовские фабрики с ново-вязниковской железнодорожной станции . Он-то и строил этот дом. Олег свой дом проворонил . Пьяный уснул, то ли с не затушенной сигареты, то ли от самодельного обогревательного козла, дом загорелся, они с женой чудом остались целы, оба были сильно пьяные. Честно мне признался, что пьет, пьет в основном от тоски, от бессмысленности своего существования, да еще и баба у него пьяница и запойная к тому же. Он-то может быть бы и не пил, но как она запьет, он два-три дня терпит а потом запивает сам. Согласен работать у меня за любую зарплату, лишь бы не сидеть без дела дома. Мы с ним Сговорились на пятьдесят рублей в день. Я освободил ему киоск и укатил в город, стал наезжать к нему два-три раза в неделю. Олег работал у меня года полтора или два. Баба у него умерла от запоя, начала пить и не смогла остановиться. Олег слова данного мне не пить в палатке, не сдержал, несколько раз я заставал его пьяного, валяющегося на полу в палатке, или в траве около нее, пришлось избавиться. Сейчас Олег живет с матерью, где-то в районе автовокзала.
Наезжая в поселок Нововязники я познакомился со многими интересными, можно сказать, замечательными людьми. Володей Герасимовым, Александром Федоровичем Наместниковым и другими. Володя Герасимов - поэт, писатель, выпустивший чуть ли не десяток своих книг, активный сотрудник издаваемого мной альманаха, краевед, очень теплый, отзывчивый человек, наверное, не будь его, не было бы этих записок. Я никогда не видел его в унынии или отчаянии, которые постоянно охватывали меня. Я готов перед ним снять свою шляпу, он сильнее меня и духом, и телом. Володя-инвалид, с детства прикован к коляске. Александр Федорович, хоть ему уже за семьдесят, бодр и активен, он и сейчас, как всю свою жизнь занимается спортом, наверное, вся спортивная жизнь поселка лежит на его плечах и это он делает добровольно, без принуждения, порой против воли наших местных чиновников. Скольких мальчишек он спас от тюрьмы, увлек спортом. Сколько человеческих судеб не сломались благо даря ему, не поддается учету. Один даже работает в правительстве Москвы. На таких людях и держится моя вязниковская земля.
.ЭПИЛЕПТИК КОСТЯ Знать то я знал его давно, наверное больше 3х лет, а в общем-то совершенно не знал. Константин из колонии мусорщиков при помойке у северской девятиэтажки или синеглазки, как ее еще называют, недалеко от 9-й школы. Жизнь намного грубее моих представлений о ней. .Я думал беда сближает людей, заставляет делиться последним, сострадать. Я понимаю, что в голове у меня каша из большевистских лозунгов и знания жизни, я фантазирую одно а вижу совершенно другое. Константин всегда приходил с двумя братьями, с двумя Сергеями и их общей девушки Анжелы. Бойкостью особой не отличался на фоне остальных, был незаметен. Заметил я его. Прошел дождь, вся эта гопкомпания завалила в мою лавку на севере и притащила в трех мешках почти полную дореволюционную энциклопедию Граната я им дал что то около 500 рублей, и они со смехом ушли. часа через два, а может и три подходит к моему киоску костя грязный, в крови. Я спрашиваю ,что случилось. Он рассказывает , вышли они от меня, взяли литр самогонки стали выпивать в парке. С ним случился припадок эпилепсии и дальше он ничего не помнит очнулся у лавки, где выпивали: Говорит мне, я очень хочу есть, дай мне, пожалуйста, 5 рублей на супчик. Я дал. С тех пор он стал приходить ко мне часто, я давал ему на хлеб и суп. Косте 26 лет, на вид дашь больше. Жилья своего нет. Живет, где придется, летом на помойке у 9-й школы, зимой у друзей таких же, как он. На днях костя принес мне шинель 50-х годов. Сказал, что снял с какого-то старика из своих, тот спал под ней.
Я пытаюсь понять для себя , что с нами всеми произошло и что можно теперь сделать? Своим простым умом старьевщика ,я понимаю, что произошла очередная революция , а ведь кто то из революционеров сказал , что когда лес рубят , щепки летят . получается, что я теперь , никому не нужная щепка ,и вокруг меня еще много ,много таких же щепок ,не будь этой революции ,почти все мы щепки , были бы уважаемыми людьми спокойно дожили бы до пенсии , нянчили внуков, забивали во дворе в домино козла ,варили варенье ,были бы уверены в завтрашнем дне ,и не лазили бы по помойкам ,не жили на кладбище ,подъездах . кем мы стали:я написал в своих рассказах . и у меня вопрос , а покой хрен нам щепкам , такая революция ,зачем нам опять из за кого то ,и чего то , страдать, может мы не согласны быть подстилкой для нонешних, демократов-прихватизаторов , которые ободрав нас как липку ,теперь с жиру бесятся и нами еще и брезгуют.* президент России сравнивает свои достижения с развалом при его наставнике ,а если бы он сравнил как мы, работяги жили , даже при М.ГОРБАВЧЕВЕ, могу сказать одно , лучше , чем при нем , нам всем кто зарабатывал себе на хлеб своими руками и горбом ,и на Украине и в Молдавии и в России , во всех бывших братских республиках СССР , ненужно это раздробление ,оно нам не выгодно ,нам простым людям меж ду собой , делить нечего . Москва, это еще не вся Россия , почему треть Вязниковцев ездит на заработки в Москву ? почему они не могут прокормить себя и свои семьи здесь ? Президент говорит , мы пока , в экономическом кризисе . вот преодолеем его и заживем, как в раю . тоже самое нам 70 лет говорили и коммунисты . а я думаю мы находимся не в экономическом кризисе а в социально экономическом тупике . и если из кризиса пути известны , единением нации одной идеей , развитием новых технологий , сбережением сил нации и их накоплением и т д То из тупика есть только один путь. Это путь назад . какое единение может быть у меня с олигархом , при нынешнем расслоении уровня жизни . какие новые технологии ,если мозги ,какие более менее чего то стоили , удрали из России , если наука в загоне: а ее работники получают вознаграждение за свою работу, сравнимое с копеечной пенсией пенсионеров , какое сбережение нации ,если страна вымирает ,а я русский 10 год не могу получить российский паспорт . В 1917 году у нас был уничтожен не только капитализм но и общественно человеческие механизмы естественного исторического прогресса , советское общество сошло с общей дороги цивилизации , сначала дали немного пограбить , выпустив из людей наружу все звериное , натравив брата на брата, а потом уничтожили все думающее и сопротивляющееся и превратили нас в равнодушных винтиков---рабов . Я считаю источником общественного прогресса должен является постоянно возобновляющийся и все более эффективный труд , кто сделает лучше , дешевле . тот больше и получит , станет богаче и интереснее жить . так должно быть ,но так не было ,нынешние олигархи не трудом а обманом заработали свои миллионы ,а что легко досталось ,также легко и уйдет ,не будет блага от ворованного. В СССР трудящиеся никогда не получали ни по труду , ни по стоимости рабочей силы , индустриализация модернизация , милитаризация требовали для своих нужд , огромные средства , делали не возможным платить справедливо , способствовало уравниловке и минимальным зарплатам , на уровне выживаемости , я считаю условием общественного прогресса является наличие конкретного хозяина средств производства, и их разумное использование, уничтожение конкретного хозяина богатств обезличило их , открыло дорогу плановой бесхозяйственности, стало возможным украсть их у народа и рассовать по карманам партийно хозяйственной бюрократии . народ видит это и не хочет работать и мало того , что ему ничего не платили и не платят ,он видит что то что он сделал , уходит в карманы бездельников , чиновников, воров. Что б поднялась страна , надо вернуть стимулируемый и эффективный труд , вернуть настоящего хозяина средств производства и хозяйское отношение человека к своему делу::.
МИША ЕМИН ЕМУ было около 35 лет когда он выпал пьяный с балкона 5 го этажа .к этому времени я уже жил в своих Вязниках лет наверное 7 ходил на 5 й этаж .. к своей полюбовнице Марье по мужским делам Марья была соседкой Семиных по лестничной площадке у Семиных был самый настоящий куток пьяниц и Марья часто зависала в нем так что я мишку и его мать Фаину хорошо знал , все пьяницы нашего поворота , а может и всего Толмачева прошли через их квартиру всегда и всех тут привечали радушно , особенно если приходил с бутылкой . когда я увидел мишку в первый раз .. он уже окончательно спился :. я пытался его как-то расшевелить , попросил покрасить мой ларек в Толмачеве, конечно же не бесплатно , но у него от постоянного пития разной гомулы , уже плохо слушались ноги и он совершенно не умел и не хотел ничего делать . его мать Фаина Михайловна 63 лет отроду: бывшая работница нашего мясокомбината, получала нищенскую минимальную пенсию и еще подрабатывала если была не пьяная , мытьем полов у соседей , в своей пятиэтажке , конечно все ее деньги уходили тут же на выпивку, пили каждый день ,пили по многу . если мишка перепивал а перепивал он часто---обоссывался Фаина Михайловна наверное тоже , но сваливала на мишку мне было хорошо видно со своей кухни ,, как Фаина Михайловна по утру вывешивала на своем балконе для просушки матрасы с мокрыми пятнами , . два года назад в рождество мишка с матерью пошел в гости , к ее сестре . вернулись пьяненькие , по дороге потеряли ключ от квартиры , фая предложила мишке перелезть в квартиру по балкону от соседей , мишка сначала отказывался , честно признался ,что он боится высоты , но мать фая , пристыдила его ---хер ли - говорит --- ты за мужик:. если трусишь , и мишка полез и сорвался . в сознание он так и не пришел и умер ничего не изменилось с тех пор в жизни фаи , как пила , так пьет ..когда сильно перепьет , ревмя ревет убивается по сыну-мишке. с месяц назад , какой то пьяный Фаин гость, выбил ей дверь. она стоит прислоненная к стене лестничной площадки ,теперь не надо лезть от соседей по балкону, заходи бери что хошь:.правда брать то, кроме пустых бутылок, особенно нечего :..
БЛИЗНЯШКИ Я наблюдаю за ними давно, когда еще была жива их мать, отца не было. Две хорошенькие девчушки--веселушки, на одно лицо, одна училась на первом курсе техникума после 8 класса, другая в ПТУ на ткачиху. Их мать, великих размеров женщина, работала какое-то время у меня в палатке. И они часто заглядывали к нам. Я и тогда замечал их немного навеселе. Пенял за то матери, но она отвечала, что немного выпить можно. И вот матери не стало уже третий год. Близняшки спились вконец, никому они теперь не нужны. В том году чуть было не лишились квартиры. Нашелся покупатель, хотел дать им немного денег и переселить в деревню, но что-то не получилось. Теперь они и Не работают, и не учатся. Им сейчас, наверное, по двадцать лет, е:. с каждым за еду и выпивку, в общем два куска женского мяса. А ведь у них могли бы быть семьи, и мужчины могли бы быть с ними по настоящему счастливы.
Может, я утомил тебя, мой читатель, своими зарисовками о Вязниковцах, их нравах и быте. Я старался писать как можно откровеннее и честнее, постоянно советовался со своими друзьями, знакомыми. Может, даже надоедал им. Я советовался с Сергеем Апостоловым, Володей Герасимовым, Николаем Соловьевым, Володей Советовым, Львом Аносовым, Алексеем Лебедевым и другими. Читал матери. Я не писатель, никогда им не был, на писание меня подвигло уничтожение моего промысла старьевщика, офени-коробейннка и реальная угроза закрытия моего журнальчика 'Альманаха вязниковского офени'. Мне надо было куда-то деть свои эмоции и убить время.
Те, к кому я обращался и читал свои зарисовки, советовали мне их продолжать. И я продолжал, тем более что черная полоса для меня все продолжалась и продолжалась. Критики в свой адрес я особой не слышал. Единственный раз она прозвучала от компьютерщицы Елены - она мне набирала текст на дискету - за излишнюю откровенность в эротических сценах. Но это я считаю коммунистическим ханжеством. Думать, делать, получать удовольствие можно, а писать и печатать нельзя. Так что, дорогой мой читатель, пока я прощаюсь с тобой, но не думай: мои зарисовки на этом не кончились. Пока идет у меня черная полоса, я буду продолжать писать. И пока это только первая книжка. Я посмотрю, как она будет расходиться, продаваться. Если плохо, буду писать в стол, а хорошо, выпущу и продолжение.

РАЗБИЛСЯ НА МАШИНЕ МОЙ ЛУЧШИЙ ИН-СТИТУТСКИЙ ДРУГ ВОЛОДЬКА ПОНЯТОВ. В ПЯТНИЦУ ПОХОРОНЫ. НАДО ЕХАТЬ.

Рвутся, рвутся ниточки, связывающие меня с этой жизнью. Вот и еще одна оборвалась. Как расточителен я был в юности, уходил, не прощаясь, бросал, не задумываясь. Теперь как старьевщик бережно охра-няю каждую ниточку - плохую, хорошую, мне уже без разницы. Они часть моей жизни. Оборвутся все или даже половина, оборвется и моя жизнь. Я чувствую, как она от меня уходит. С каждой оборванной нитью:

ПРИЛЕТЕЛО ОТКУДА-ТО ЧЕРНОЕ ПТИЧЬЕ ПЕРО, ОБОРВАЛАСЬ НИТОЧКА МОЕЙ ЖИЗНИ, УМЕР МОЙ ИНСТИТУТСКИЙ ДРУГ ВОЛОДЬКА ПОНЯТОВ. МОЖЕТ, ЭТО ЕГО ДУША ПРИЛЕТАЛА СО МНОЮ ПРОСТИТЬСЯ, ВОТ И НЕ ВЕРЬ ПОСЛЕ ЭТОГО ПРИМЕТАМ.

Конец 1 части
 


Музеи Вязниковского района


Объекты культурного наследия, расположенные на территории Вязниковского района
Фонд 'Культура' Вязниковского района Владимирской области


    Напишите нам Гостевая

     

 




В приложении (Писцовые книги слободы Мстёры) Голышева И.А. 'Богоявленская слобода Мстера. История ея, древности, статистика и этнография высказано мнение, что впервые Сеньковы упоминаются как жители Мстёры в 1628 году. '...быв будто предки наши города Вышнего Волочка Новогородской губернии поселены в Богоявленской слободе, Мстёре тож Вязниковского уезда. В какое время перешли из Вышнего Волочка, может тогда, когда было военное время, были за графом Петром Ивановичем Паниным, потом 1797г. в приданстве за Паниной к Тутолмину.

русские, туристы, юмор
-

гороскоп

centrecentre


До сих пор почти ни чего не было известно об одной из самых интересных работ в коллекции картин С.И. Сенькова , находящейся в Вязниковском историко-художественном краеведческом музее, - картине "Неизвестная"
    Проходим по залам Вязниковского музея- очень красиво, отличная коллекция выставки быта и жизни .
Нажмите на картинки




Анимация Разные надписи, картинки Разные надписи бесплатно

В приложении (Писцовые книги слободы Мстеры) Голышева И.А. 'Богоявленская слобода Мстера. История ея, древности, статистика и этнография' высказано мнение, что впервые Сеньковы упоминаются как жители Мстеры в 1628 году. '...быв будто предки наши города Вышнего Волочка Новогородской губернии поселены в Богоявленской слободе, Мстере тож Вязниковского уезда. В какое время перешли из Вышнего Волочка, может тогда, когда было военное время, были за графом Петром Ивановичем Паниным, потом 1797г. в приданстве за Паниной к Тутолмину.



МАСТЕРСКАЯ ЕЛЕНЫ ДМИТРИЕВОЙ

Нажмите на фотографию.
Участники проекта рассказывают о фотографиях, хранящихся в семейных альбомах.
Героями этого выпуска стали Клавдия Петровна Коровякова - известный в Вязниках учитель русского языка
и литературы и её внучка Елена Дмитриева



https://img-fotki.yandex.ru/get/3110/dkartasheva.e/0_7878_329dd506_M.gif

Цыплев Владимир Рэмович

 

 

 

 "Деловой Мир России" - МК АИФ
ИНОСМИ Уроки истории 20 века rufact.org | Главная Генеалогия Генеалогия Краеведческое общество Ополье Московские зарисовки Похудела ОЧЕНЬ сильно, сразу -20кг с помощью этого напитка. Жир больше не греет! савва. Рисунки Васи Ложкина. савва. савва. АДМЕ. 20 хитростей, которые сэкономят кучу времени при уборке Саша Черный Газеты 1913 года Древо Жизни - компьютерная программа для построения родословной 'ПРАВОСЛАВНЫЙ СОЦИАЛИЗМ' - РЕЛИГИЯ АНТИХРИСТА

Кольцо Патриотических Ресурсов Сайт-архив эмигрантской прессы Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет Георгиевская страница от Jus'a

История на фоне войн. Некоммерческий Фонд ПАМЯТЬ ЧЕСТИ Русский Обще-Воинский Союз Русская военная эмиграция. 1920-1940 гг. Красноярское общество Мемориал Краеведческий сборник

MilitariaWebring.com POISK COINSS - Кладоискательство, военная археология, экипировка РККА, Оружие Ркка, Фотогалерея, Полезная информация, Магазин, ссылкигерои первой мировой Книга Памяти Украины Баннер.Бессмертный барак о защитниках Отечества, погибших и пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны, а также в послевоенный период (ОБД Мемориал).Главная цель проекта - дать возможность миллионам граждан Баннер. Газета.ру Vojnik — Национальное Возрождение России История на фоне войн. АРХИВЫ.


Фотографии Цыплева В.Р.
Вязники
Центральный архив Министерства Обороны РФ Мемориал Подвиг народа Календарь победы 1943-1945 Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество
https://www.ok.ru/video/237712249124
военно-технические журналы XIX - начала XX вв. из фондов библиотеки http://www.nounb.sci-nnov.ru/vExp/23.php
http://www.nounb.sci-nnov.ru/vExp/23photo/20.jpg

Загадки истории