Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Ветвь "Древа жизни": Сеньковы- Демидовы-Мартыновы-Савченко
 
Мой Новинский бульвар

http://moscentr.ru/articles/detail/11_18-25_maya/moj_novinskij_bulvar/

Новинский бульвар: Улица Чайковского: Вновь Новинский бульвар: Мне дороги эти места. Ведь здесь жили несколько поколений моего рода.

Моя прабабка Мария Андреевна Демидова, человек с чрезвычайно сильным характером, в те времена - конец XIX века - когда развод был почти невозможен, приехала в Москву к знаменитому адвокату Плевако с просьбой помочь ей в бракоразводном процессе. Федор Никифорович увидел ее и... с тех пор они были вместе до конца дней своих. Было ей тогда 28 лет, и у нее было пятеро детей. Потом у них родилось еще трое общих детей.

Семья Плевако жила в небольшом особняке на Новинском бульваре. Дом этот не сохранился, его снесли после войны, и на этом месте теперь аптека.
Федору Никифоровичу и Марии Андреевне принадлежали также еще три доходных дома на этом бульваре - ? 16, 16-а и 18.

http://architip.livejournal.com/5645.html

Они стоят и поныне. Я еще помню время, когда старожилы называли их 'домами Плевако'. Сюда искать правды и защиты у знаменитого адвоката шли купцы, чиновники, крестьяне. В этих домах бывали Станиславский, Немирович-Данченко, Шаляпин, Кони, Савва Морозов, Ермолова, Собинов.

Леонид Собинов по образованию был юристом, служил помощником у Федора Никифоровича. Он часто устраивал в доме Плевако домашние концерты. Однажды на таком концерте его услышала Мария Николаевна Ермолова. 'Бог мой, - сказала она, - вам место не здесь, а в Большом театре!' Когда потом семейство Плевако бывало на концертах знаменитого тенора, им казалось, что у них дома, на Новинском, Собинов пел лучше.
 
  
 

В 23-й квартире дома ? 16 жили мой дед Евгений Иванович Мартынов и бабушка Нина Васильевна, падчерица Плевако. Евгений Иванович был героем русско-японской войны, генералом и видным военным историком. Его труды с предисловием Сергея Степашина вышли в 2003 году.
В 59-й квартире того же дома жил известный книгоиздатель Владимир Михайлович Саблин. Он был женат на другой падчерице Плевако - Тамаре Васильевне.
Семья брата Марии Андреевны - Павла тоже жила в этом доме. Александр Павлович Орехов, племянник моей прабабушки, стал в советское время академиком, автором крупных открытий в области химии алкалоидов.









 
  
 

Жили на Новинском и дети Федора Никифоровича и Марии Андреевны: Сергей, в будущем юрист, Варвара и младший Петр, который пропал без вести в Первую мировую войну.
В одном из этих домов долгое время снимал квартиру Василий Алексеевич Маклаков, который после окончания юридического факультета был помощником присяжного поверенного у Плевако. Он оставил одни из лучших воспоминаний о своем учителе, с которым работал много лет. Впоследствии Василий Алексеевич стал одним из самых известных политиков того времени. В 1920-е годы здесь жил вместе с Зинаидой Райх Всеволод Эмильевич Мейерхольд. Рассказывали, что иногда он устраивал репетиции во дворе.

Мой отец вспоминал, что когда-то наш большой двор был настоящим садом с множеством цветов и деревьев. Если Мария Андреевна видела, что на балконе, выходящем на Новинский бульвар, сушится белье, она говорила управляющему всего одну фразу: 'Этим жильцам в квартире отказать'.

Я, конечно, никакого сада во дворе не застала. Но у меня своя память о годах, прожитых на Новинском.
Помню, как привозили и сажали во дворе деревья с бульвара, который снесли в 1937 году. Но улица осталась, и по ней совсем недолго ходил двухэтажный автобус.

 
  
 


Почти каждое воскресенье до войны к дому приходил старьевщик, и на весь двор раздавалось: 'Старье берем, старье берем!' Мой папа относился к пожилому татарину с большим уважением, он знал его еще с дореволюционных времен.



Война. Я только что перешла во второй класс. Помню - тревога, мы бежим в бомбоубежище. Первая или одна из первых бомб попала, как тогда говорили, в 'Книжную палату', которая находилась совсем рядом с нашими домами.


Потом мы проводили папу на фронт и уехали к бабушке в Рязань.


В Рязань из Москвы нам писала другая моя бабушка - Нина Васильевна: 'Наш дом на Новинском перестали топить, слили воду. Температура держится 4-5 градусов. Газ горит плохо. Электричество под угрозой выключения'.

Осенью 1942 года вернулись в Москву. Помню, вошли в комнату, а она занята молодым, энергичным мужчиной. Он заявляет: 'Пожили в Москве и хватит!' Как оказалось, этот человек достал липовую справку о том, что его дом разбомбили, 'договорился' с домоуправом и занял временно пустующую комнату. К сожалению, такие случаи были тогда не единичны. Некоторые семьи, те, что вернулись в город в 43-44-м годах, свою площадь в Москве потеряли.


Но у нас, к счастью, все сложилось удачно. Ведь мы были семья военнослужащего, и мой папа воевал под Сталинградом. Молодому человеку, у которого была 'бронь', пришлось освободить нашу комнату.

 
  
 


Во время войны в нашем дворе на Новинском у всех жильцов было по грядке. Мы с мамой выращивали морковь, лук, свеклу. Очень помогало. Наверное, тем, кто сейчас там живет, в это трудно поверить.

А еще помню пленных немцев. Их вели по Новинскому, а мы стояли и смотрели. Молча. Потом пленные строили и ремонтировали дома на Малой и Большой Молчановке. Женщины их жалели, приносили им, что могли, из своих скудных запасов.


Помню, салюты в конце войны были очень частыми, но самый необыкновенный, самый-самый салют прогремел 9 мая 1945 года.

Разные были эти годы на Новинском...


В 1937-м ломали не только деревья на бульваре, но и судьбы людей из наших домов. Деда моего Евгения Ивановича Мартынова забрали и расстреляли 11 декабря 1937 года.

Послевоенные 1945-й, 1946-й, 1947-й я помню хорошо. Суровое, голодное время. Одеты все кто в чем. Бандитов было много. Но все равно: война окончилась! Папа вернулся с фронта! Родители еще молодые! Книг мы тогда читали много. Радио, кино для детей играли куда большую роль, чем теперь.


И еще - у нас был двор!

Московские послевоенные дворы: Это - общие игры в салки, классики, штандер, жмурки, лапту, в войну, в партизаны, в казаки-разбойники. Это - драки мальчишек, когда шли двор на двор. Это - девчонки, которые то ссорились, то мирились. Но никогда в наших дворовых 'конфликтах' не было даже малейшего намека на какой-то национализм. А ведь среди ребят нашего большого двора были и татары, и евреи, и русские, и осетины. Мы все вместе лазали по крышам, чердакам, пожарным лестницам. Как-то умели дружить тогда.

 
  
 


Наш двор - это еще и наши мамы, которые из всех окон на разные лады звали домой своих не всегда послушных Галь, Нин, Юр...


Я больше не живу на Новинском. Давно уехала в другой район Москвы. Но иногда прихожу в свой двор.

И пусть все, что я написала, будет объяснением в любви моему городу, моему Новинскому бульвару, тем домам, и главное - всем людям, с которыми мы прошли такие разные, такие трудные годы, которые вспоминаешь теперь с теплом, хотя и немного с грустью...



Автор: Марина МАРТЫНОВА-САВЧЕНКО
?11 18-25 мая

На Новинский, к Федору Никифоровичу!
http://www.vmdaily.ru/article/47995.html

'Найду себе Плеваку!', - говаривал раньше народ. И находили:
'Найду себе Плеваку!', - говаривал раньше народ. И находили:

Федор Никифорович - на всю Первопрестольную один, как Царь-пушка или Царь-колокол. 'К Федору Никифоровичу, да поживей!' - и всякий извозчик немедля мчит обеспокоенного седока на Новинский бульвар, даже адреса не уточняет: А имя Федора Плевако просто превратилось в нарицательное - заступник.
Промчалась твоя золотая пора, Новинский! Еще два века назад славились на всю Москву 'Подновинские гулянья' на Святки и на Сырную неделю; с балаганами, качелямикаруселями, а потом и: с паровозом! Чистая игрушка, ей-богу.
Катал на потеху смельчаков по Новинскому бульвару. А в 1862 году Новинский, как и подобает приличному бульвару, обзавелся двумя рядами лип. История отвела деревьям 70 лет жизни: срубили под корень в 1930-е, когда согласно Генплану заковывали в асфальт Садовое кольцо.
В эти же годы закончил свои дни и особнячок знаменитого адвоката, и церковь, где он был старостой. На месте особняка присяжного поверенного - американское посольство, а на месте храма - режет глаз нечто конструктивистское: Вроде бы начисто стерлась из московской истории и память о принадлежавших знаменитому стряпчему доходных домах, на гонорары купленных и построенных. А вот они - тут как тут: Новинский бульвар 16, 16-а, 18: Простые серые корпуса; только центральный отмечен изящным фризом. А те, кто живет тут, не ведают, кто их построил и кто владел.
- Здесь жили поколения моих предков, - говорит тележурналист Марина Савченко, несколько лет назад 'затащившая' меня на свою 'малую родину'. - Мария Андреевна, жена Плевако, - моя прабабушка. Была она женщиной суровой, строгой хозяйкой; и если видела, что у когото из жильцов на балконе сушится белье, указывала пальчиком: 'Этим в квартире отказать!..'
И двор при ней был, как сад. В те времена тут держали и лошадь свою, и корову: Отчего Плевако так двинулся в гору на заре русской адвокатуры? Не смешением ли кровей обязан он своему таланту? Мать Федора - неграмотная калмычка, а отец - высокородный шляхтич. Детей Никифор Плевако перевез из Оренбурга в Москву, выучил, но на матери Федора так и не женился! Охоч до жизни был папа будущей знаменитости: Молодой адвокат, согласно легенде, от отца по этой части не отставал. Полюбил монахиню и увел ее в мир. Родился сын Сергей, в будущем тоже юрист. А когда к Плевако пришла новая - уже до гроба! - любовь, он отправил обратно в обитель согрешившую с ним черницу:
Новую любовь звали Марией Андреевной Демидовой. 28-летная красавица была супругой вязниковскогокупца и матерью пятерых ребятишек. От опостылевших брачных уз она решила избавиться с помощью молодого стряпчего. Но в этом деле Плевако оказался бессилен: с разводами в XIX веке было трудновато.
Зато, взглянув разок на свою доверительницу, адвокат с ней более не разлучался! Так и жили 'без венца', в гражданском браке присяжный поверенный и купеческая жена 10 лет, пока не ушел в мир иной мужмануфактурщик. Любовь устояла, а за долгожданным венчанием последовала и 30-летная семейная идиллия.
- Моя прабабушка, - считает бизнес-леди Елена Савченко,- была женщиной крайне решительной. Этому качеству у нее поучиться можно! Она всем хозяйкам хозяйка. Справлялась и с доходными домами, и с крахмальной фабрикой, заведенной Федором Никифоровичем в Пашино. И со всеми восемью детьми от первого и второго браков.
- Вот окна Мартыновых, вот окна Саблиных, а вот - Ореховых, - указывает мне, попав во двор своего детства, Марина Савченко. - В домах Плевако квартировала вся родня. Но на моей памяти, естественно, жили уже по коммуналкам: Тетя Варя, дочь Плевако, уверяла, что Леонид Соболев ни на одном концерте не пел так прекрасно, как у них дома. Он ведь был помощником Плевако, но, как говорила Варвара Федоровна, 'никудышным'. А потом ушел в театр: Сама Варвара - артистичная (в молодости служила на сцене), в конце жизни всего-навсего библиотекарь Института цветных металлов, любила вспоминать и отца, и веселую гостиную особняка на Новинском, где давали музыкальные вечера:
Следы еще одного сына Плевако - Петра - затерялись гдето в эмиграции. Хотя известно, что некий Петр Плевако воевал в рядах французского Сопротивления. В России фамилию Плевако носит один человек - историк Наталья Сергеевна. Она и в сыновьях старается сохранить семейное почитание Федора Никифоровича, печальника за виноватых и невиноватых:
Из вещей, что еще помнят фамильный особняк на Новинском, уцелела древняя лампа, да еще простенький, до дыр зачитанный месяцеслов московского 'златоуста'.
Федор Никифорович со многими в Москве был на дружеской ноге: К. Станиславский, В. Немирович-Данченко, А. Кони - любили участливого, по-московски щедрого и радушного адвоката. А вот со своим ближайшим соседом (особняки стояли друг против друга), тоже Федором, только Ивановичем, Плевако поссорился. Ф. И. Шаляпин, крупно проиграв Плевако в карты, не простил соседу 'ущерба'! О Плевако ходили легенды.
Получая крупные гонорары с людей состоятельных, с бедных он ничего не требовал, приговаривая: 'Как-нибудь отработаете, родной мой:' Если чувствовал, что подзащитный виновен, не скрывал этого от суда, а просил пожалеть и простить. И прощали! Но не всякий мог стать его подзащитным. Он отказался защищать знаменитую мошенницу Соньку Золотую Ручку. А к выступлениям не готовился, ограничивался набросками, которые называл 'оазисами': Действительный статский советник, гласный Московской городской думы, депутат Государственной думы от Москвы, член партии 'октябристов' и - ктитор кремлевского Успенского собора! Все мирские почести Плевако считал преходящими.
'Без адвокатуры обойтись можно, без правды - нет!' - любил повторять Федор Никифорович.
И он, скорее всего, был прав:


Автор: Ольга СТЕРН
 

Гостевая



В приложении (Писцовые книги слободы Мстёры) Голышева И.А. 'Богоявленская слобода Мстера. История ея, древности, статистика и этнография высказано мнение, что впервые Сеньковы упоминаются как жители Мстёры в 1628 году. '...быв будто предки наши города Вышнего Волочка Новогородской губернии поселены в Богоявленской слободе, Мстёре тож Вязниковского уезда. В какое время перешли из Вышнего Волочка, может тогда, когда было военное время, были за графом Петром Ивановичем Паниным, потом 1797г. в приданстве за Паниной к Тутолмину.

русские, туристы, юмор
-

гороскоп

centrecentre


До сих пор почти ни чего не было известно об одной из самых интересных работ в коллекции картин С.И. Сенькова , находящейся в Вязниковском историко-художественном краеведческом музее, - картине "Неизвестная"
    Проходим по залам Вязниковского музея- очень красиво, отличная коллекция выставки быта и жизни .
Нажмите на картинки




Анимация Разные надписи, картинки Разные надписи бесплатно

В приложении (Писцовые книги слободы Мстеры) Голышева И.А. 'Богоявленская слобода Мстера. История ея, древности, статистика и этнография' высказано мнение, что впервые Сеньковы упоминаются как жители Мстеры в 1628 году. '...быв будто предки наши города Вышнего Волочка Новогородской губернии поселены в Богоявленской слободе, Мстере тож Вязниковского уезда. В какое время перешли из Вышнего Волочка, может тогда, когда было военное время, были за графом Петром Ивановичем Паниным, потом 1797г. в приданстве за Паниной к Тутолмину.



МАСТЕРСКАЯ ЕЛЕНЫ ДМИТРИЕВОЙ

Нажмите на фотографию.
Участники проекта рассказывают о фотографиях, хранящихся в семейных альбомах.
Героями этого выпуска стали Клавдия Петровна Коровякова - известный в Вязниках учитель русского языка
и литературы и её внучка Елена Дмитриева



https://img-fotki.yandex.ru/get/3110/dkartasheva.e/0_7878_329dd506_M.gif

Цыплев Владимир Рэмович

 

 

 

 "Деловой Мир России" - МК АИФ
ИНОСМИ Уроки истории 20 века rufact.org | Главная Генеалогия Генеалогия Краеведческое общество Ополье Московские зарисовки Похудела ОЧЕНЬ сильно, сразу -20кг с помощью этого напитка. Жир больше не греет! савва. Рисунки Васи Ложкина. савва. савва. АДМЕ. 20 хитростей, которые сэкономят кучу времени при уборке Саша Черный Газеты 1913 года Древо Жизни - компьютерная программа для построения родословной
'ПРАВОСЛАВНЫЙ СОЦИАЛИЗМ' - РЕЛИГИЯ АНТИХРИСТА

. .

.

Кольцо Патриотических Ресурсов Сайт-архив эмигрантской прессы Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет Георгиевская страница от Jus'a

История на фоне войн. Некоммерческий Фонд ПАМЯТЬ ЧЕСТИ Русский Обще-Воинский Союз Русская военная эмиграция. 1920-1940 гг. Красноярское общество

MilitariaWebring.com POISK COINSS - Кладоискательство, военная археология, экипировка РККА, Оружие Ркка, Фотогалерея, Полезная информация, Магазин, ссылкигерои первой мировой Книга Памяти Украины Баннер.Бессмертный барак Оренбургское казачье войско СкР Баннер. Газета.ру Vojnik — Национальное Возрождение России История на фоне войн.


Фотографии Цыплева В.Р.
Вязники



 


[13] Текст

↑[13]