Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Вязниковская история глазами очевидца
 
Вязниковская история глазами очевидца

Мстёрский краевед Владимир Борисов приглашает к сотрудничеству выходцев из Мстёры, Вязников и Вязниковского района и их потомков, а так же всех интересующихся местной историей. Надеюсь, что мы будем полезны друг другу.
Мой номер телефона: +7 920 915-19-22

Архив Борисова В.В.

Газета 'Маяк' 25 июня 2002 года
Вязниковская история глазами очевидца.

Вступление.

85 лет тому назад Россия сошла с ума. Пророчества Серафима Соровского, высказанные за сто лет до этого, сбылись. ' Пройдет сто лет и земля русская обагрится реками крови' Тогда злодеи высоко поднимут голову. Будет это непременно. Господь попустит их начинаниям на малое время. Но болезнь их обратиться на главу их и на верх снидет неправда пагубных замыслов их.' Предсказания Серафима Саровского сбываются: Россия возрождается вновь.
 
  
 



Серафим Соровский
Наши Вязники также пережили эти несчастные годы. Но ни разу еще не были опубликованы дневники и воспоминания вязниковцев, которые жили в то грозное время и которым ( далеко не всем) удалось его благополучно пережить.
Одним из таких людей был почетный гражданин России, уроженец Вязников, одно время стоявший во главе 'новой' власти, Сергей Иванович Сеньков. Ему посчастливилось сохранить свою жизнь, уехав из Вязников на чужбину. Там, в солнечной Италии он анализировал события тех лет, вел дневник. писал воспоминания . Его внуки: Людмила (Сенькова) Чеккини и Гераклит Максимилианович Сеньков привели в порядок его записи и прислали их в дар городу. Сегодня я публикую некоторые из них.
Донат Андреевич Обидин
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

В моих воспоминаниях я остановился на начале революционно движения в 1917 году, когда жил в России, в моем родном городе Вязники. Писать раньше не представлялось возможным. Начинавшийся с октября террор и связанные с ним всяческие насилия лишали возможности писать что- либо. Всем казалось тогда, что это кратковременное.
Брали для сравнения французские революции и по ним строили догадки, забывая, что у нас не было в наличности той силы, которая помогла французам прекратить тот произвол, который всегда являлся спутником революционного движения.
Для прекращения беспорядков французских революций явились Наполеон Бонапарт и Тьер. У нас же в России не было никого, похожего на них. Да и пространство нашей Родины далеко превосходит Францию.
Неудачная война, не выдвинувшая ни одного полководца, за которым бы пошли солдаты, дворянство, утратившее к тому времени всякую популярность, ничтожное промышленное и торговое сословие - все эти элементы не смогли выдвинуть сильных и влиятельных людей.
Рабочие и солдаты были той ненадёжной массой, которой и воспользовались вожаки революции.
Все поддается объяснению в русской революции. Не поддается только то, что во главе революционного движения встали евреи.
За евреями пошли рабочие и солдаты, потом уже и крестьяне.
Евреи в России были в презрении наверху и внизу. И вот они, презираемые люди, яились главными вождями и стали затем во главе революционного правительства в России.

Весь 1917 и половину 1918 года я проживал в Вязниках. Результаты победы большевиков в Петербурге и Москве в октябре 1917 года медленно ползли в провинцию. Прошла вся зима, и до наступления весны 1918 года существенных перемен в вязниковской жизни не замечалось
Домовладельцы жили в своих домах, рабочие на фабриках подчинялись прежней администрации и своим хозяевам. Хотя и заявляли разные требования, но больше, конечно, экономического характера.
Так тянулось время до весны.
Перед пасхою 1918 года рабочие начали предъявлять большие требования. Появились агитаторы - евреи. Так называемый артистический кружок ( здание рядом с пожаркой) в котором со времени начала революции помещался исполнительный комитет, сделали местом собрания рабочих под председательством агитатора - еврея, фамилию которого я забыл. Какие от кого были полномочия у этого еврея - никто не спрашивал.
Я до сих пор не знаю, были ли они ( полномочия) у него, или он действовал на свой страх.
Следует сказать, что с начала революции, ещё до большевистского переворота, в провинции существовали исполнительные комитеты.
В их задачу входило упразднение полиции, отчасти полицейских. Определенной программы в действиях этих комитетов не было. Выборы в эти комитеты происходили вначале от города, в помещении городской управы.
В Вязниках, где рабочие на фабриках составляли, если не большинство городского населения, то во всяком случае не ниже половины и были главным контингентом выборщиков, а так как доверие к хозяевам у них еще не были утрачены, то первыми были выбраны я , Андрей Васильевич Демидов и конторщик нашей фабрики Березин.
Таким образом я оказался по большинству голосов председателем этого учреждения.
 
  
 




Лебедев А.В. История Вязниковского края. стр. 197.

Задача нелегкая- наводить порядок во время революции. Состав исполнительного комитета был очень пестрый: офицеры расквартированного в городе полка, крестьяне окрестных деревень, представители земства, врачи, учителя. Трудно сказать, кто выбирал потом вступающих в эти учреждения лиц.
В начале все шло, как будто гладко. Один из офицеров, бывший товарищ прокурора пытался составить нечто вроде программы действий этого комитета. Но революция не ждала. Оставленные на местах по распоряжению Временного правительства городские головы продержались недолго, не говоря уже о таких лицах, как предводитель дворянства. Так, например, бывшим в Вязниках городским головой Владимир Васильевич Елизаров
http://gorod33.ru/art/5644
был смещен весьма курьезным образом. Однажды работающим на фабриках вязниковским женщинам вздумалось пройтись по улицам с музыкой Обратились в войсковую часть. Командир согласился отпустить музыкантов.
Собравшиеся работницы и присоединившиеся к ним горожане и уличные мальчишки отправились по городу, и кто-то подал мысль отправиться к дому городской головы, что и исполнили, требуя, чтоб он к ним вышел. Городской голова заупрямился и не пожелал выйти к ним.
А бабы , осердившись, стали требовать не только, чтоб он к ним вышел, но уже и то, чтобы он оставил занимаемую им должность.
Я же полагаю, что если бы он выполнил их просьбу, да и дал им что-либо, то всё бы и обошлось. Но, после этого ему волей-неволей пришлось выйти к ним, причем, заявив, что он их слушать, не будет, так как, не они его выбирали.
Аргумент мало для них убедительный. Скандал этот кончился тем, что Елизаров перестал посещать городскую управу, и сдал свою обязанность Осипу (Иосифу) Ивановичу Зюзину.
Я хорошо помню, как после этого скандала с бабами , я был вместе с А.И. Порошиным, который был в то время комиссаром, заменяющим бывшего предводителя дворянства. Александр Иванович Порошин вообразил, что может играть в деле революции видную роль. Являясь в исполнительный комитет, он говорил там такую кучу всякого вздора, что никто уже не мог ему сочувствовать.
И вот к нему-то и обратился тогда Елизаров с упреками, обвиняя Порошина в том, что он не смог помешать этому скандалу, не принял никаких мер.
После этого в Вязниках были назначены новые выборы. Избиратели разбились по категориям и партиям. Я не принадлежал ни к какой партии и был представителем домовладельцев.
Новая дума Вязников состояла из гласных от домовладельцев, квартиронанимателей. Представителей различных партий, к которым примкнули и рабочие.
Большинство голосов принадлежало социал-демократам и меньшевикам. Особых изменений по сравнению с дореволюционным временем Временное правительство в Вязниках не сделало. Было уничтожено сословное представительство, отчасти цензовое, заменившееся партийным, да прибавилось общее количество избирателей и избираемых. Городским головой вместо В.В. Елизарова, просидевшего на этом месте около 40 лет, был избран эсэр Глотов, недавно вернувшийся по амнистии из Сибири, куда был сослан за держание у себя нелегальной литературы.
......................
ГЛОТОВ Василий Иванович, род. 1881, г.Вязники. Проживал там же. Зав.музеем. Арестован 9.09.1923. Осужден на 3 года высылки.
....................
Председателем в собрании Думы был избран учитель в сельской начальной школе Вилков. Оба они были очень неопытны в руководящей работе и поступали большей частью не по закону, а под диктовку партии эсэров. Более грамотными в Думе были представители кадетов, но их было меньшенство.
...
"Сейчас уже немногие помнят первые месяцы после свержения царского режима. Было такое состояние, какое бывает в доме, где умер хозяин, который всем давно надоел своей затянувшейся болезнью, но все-таки продолжал быть хозяином, а теперь все облегченно вздохнули, сразу получили независимость, получили возможность, не оглядываясь, делать, что хотят, ходить, куда хотят, говорить с кем угодно и о чем угодно. Были освобождены политические заключенные.
В Вязники с каторги вернулся социал-демократ Глотов. Его выбрали городскими головой. Немного погодя из Америки приехал бежавший после 1905 года слесарь Жуков, игравший видную роль в эсеровской организации. Эсеры составляли тогда в Совете абсолютное большинство, и его выбрали председателем уездного исполкома. Начали формироваться разные политические партии".
Зубчанинов В. В. Увиденное и пережитое / РАН, Институт мировой экономики и международных отношений. - М., 1995. - 159 с.
...
"Вся страна была похожа на ярмарку. Люди выбились из обычной колеи, ходили, как подвыпившие, а всюду из балаганов кричали зазывалы, свистели детские свистелки, показывали петрушек, пахло вафлями и пряниками. В гимназии, на общем собрании учеников было решено - учителям не кланяться и при входе их в класс не вставать".
...
 
  
 



Лебедев А.В. История Вязниковского края. стр. 227

Заседания тогдашней городской думы были весьма курьезны, но проходили чаще. Руководство гласными думы, принадлежащими к партии эсдеков, принадлежало члену новой управы учительнице Калачёвой.
Чтобы партийцы по неопытности и безграмотности чего-либо не напроказили при разрешении какого-либо вопроса, Калачёва обыкновенно поступала таким порядком: как только председателем ставился какой- либо вопрос на разрешение гласных, Калачёва просила председателя сделать перерыв, и уводила с собой товарищей по партии в отдельную комнату, где и делала им предложение - поступить с разрешением поставленного вопроса порядком , известным партийцам, и которому они уже подчинялись.
Трудно сказать, каких бы результатов дождался бы город Вязники от этого нового самоуправления - лучших или худших против дореволюционного времени, если бы пришедшие очень скоро на смену большевики не прекратили бы работы этих гласных.
 
  
 







На снимке: уроженец Вязников, Потомственный почетный гражданин России, Сергей Иванович Сеньков

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Газета Маяк, 9 июля 2002 года, 3 стр.
Летом 1917. После покушения на Ленина. Когда повсюду стали брать заложников из бывшей буржуазии, не желая подвергнуться такой же участи, я поспешил из Вязников уехать в Москву.
Уехал из Вязников я совсем легально, заручившись командировкой от нашего национального товарищества, в котором я всё еще состоял директором. Это было время наступления чехословаков, двигавшихся по Волге. По приезде в Москву я остановился на Тверской в квартире нашего товарищества.
В Москве уже почти начали так называемый 'военный коммунизм'. Хотя частная торговля ещё не было закрыта, но ввиду общего безденежья, влачила жалкое существование. Банки, тоже ещё не закрытые, находились под контролем советской власти и без разрешения получить из них вкладчикам свои вклады, а равно и доступ к сейфам, было невозможно. Гостиницы и рестораны были закрыты, в гостиницах поместились дома советов. Ночью город, за исключением центра, не освещался. Трамваи, хотя и ходили, но служили больше местом для солдатской нужды.
Проезд для них был бесплатный. Помню при одной посадке, когда мне удалось попасть в вагон трамвая, услужливый солдатик, помогая мне вылезти из вагона, похитил у меня портмоне.
Извозчиков было мало, и они были так дороги, что предпочиталось пешее хождение. Обедал я в студенческой столовой, где давали два обеда: дорогой и дешевый. Я пользовался последним., который по своему качеству, скорее, был вегетарианским.
Большинства московских хозяев еще жило в своих домах, хотя уже началось их выселение. Это касалось сначала богатых особняков, гостиниц и больших домов.
Было уже немало покинувших свои дома и бежавших домовладельцев. В числе не занятых советской властью был небольшой особняк, в котором проживала вдова бывшего директора нашего товарищества. В этом особняке я бывал неоднократно, пользуясь любезным приглашением хозяйки. Частную торговлю начали закрывать, вместо нее вводить советская, снабжавшая исключительно по карточкам главным образом рабочих и советских служащих.
У всех этих учреждений снабжения предметами питания и одежды стояли так называемые хвосты. Городское хозяйство было в полнейшем забросе. Дохлые лошади валялись неподобранные на улицах. Железные дороги подвозили публику в Москву в скотских вагонах, которые были вежливо именованы теплушками, потому, что в некоторые из них ставили в зимнее время печки.
Проезжая несколько раз в таких вагонах. Я вспоминаю одну заметку, прочитанную мною в какой-то газете в довоенное время, где говорилось, что, если бы публику стали бы возить в ящиках, то такие передвижения были бы предпочтительнее пешеходного. А чем разнились скотские вагоны от ящиков? Разве только тем, что в некоторых были устроены лавочки для сидений.
Вместо говядины публику в столовых кормили кониной. В Москве я прожил до осени 1918 года, а затем перебрался в подмосковное Перово. К бывшему мировому судье, которому в этой местности принадлежал довольно ветхий исторический дом.
В нем, по преданию, дневал Наполеон во время своего похода на Москву. Как памятник его пребывания в это доме, сохранилось кресло, обитое кожей с нарисованными женскими фигурами. Дом этот когда-то принадлежал Яковлеву, герб которого сохранился в бильярдной комнате на стене. По преданию в этом доме бывали Герцен, Белинский, Чаадаев.
Напротив дома - церковь. Во время моего пребывания в этом доме повсюду в России свирепствовал сыпной тиф, и церковь почти ежедневно принимала умерших от тифа.
До марта 1919 года я проживал в Перове. Затем я переехал в небольшое село на Москве-реке, где и прожил до августа. Там я жил на даче железнодорожного служащего. Большинство дач пустовало и приходило в ветхость.
В августе того же 1919 года я перебрался в село Кстово Нижегородской губернии. В течение всей навигации это село имеет постоянное пароходное сообщение с Нижним Новгородом, в зимнее время оно совершенно оторвано от него, так как поездки туда за неимением правильного сообщения почти невозможны и очень дороги. Это было время мешочничества, т.е. поездки с мешками из центральных и северных губерний в хлеборобные.
С прекращением частной хлебной торговли государственный заготовительный аппарат не мог справиться с задачею заготовки необходимого количества предметов первой необходимости, то есть крупы, муки, соли и другого. Боясь голода, в продовольственные губернии двинулась целая армия таких мешочников.
 
  
 

 
  
 






Мешочники у товарного вагона
Ехали по железной дороге, плыли на лодках и пароходах. Можно себе представить, какой беспорядок производило это 'переселение народов' на вокзалах и пристанях. В Нижнем Новгороде не только помещение станции, но вся близлежащая к стационному зданию местность была занято желающими покупать проездные билеты. То же творилось и на пристанях.
Преобладающими пассажирами были деревенские бабы и мужики. Не меньше, если не больше, толпы осаждали и московские вокзалы южных направлений.
Ехали не только в вагонах-теплушках, но и на крышах этих вагонов. Всё это создавало неописуемый беспорядок. Выбитые стекла, поломанная мебель и повсюду ужасная грязь. Мешочники привозили хлеб и сыпной тиф, который тогда свирепствовал повсюду. Власть старалась бороться с мешочничеством, отбирая продукты, приобретенные с таким трудом и риском. Но такая борьба была не по силам для властей.
Езда за хлебом стала необходимой потребностью и превратилась у некоторых в ремесло.
Летом 1920 года я поехал в Нижний Новгород и поступил на службу в нижегородское отделение 'Главрыбы' разъездным агентом и товароведом. Это дало мне возможность повидать мою семью, которая все это время проживала в Вязниках в моем доме, не подвергаясь ещё изгнанию, которое совершилось позднее.
Семью я не видел два года. Она проживала на первом этаже моего дома в Ярополи, так как верх уже был занят рисовальной школой. Всюду чувствовалось запустение. Сад около дома был в беспорядке, плодовые деревья были обглоданы козами, и погибли, в доме была грязь, изломанные туалеты - обычная картина национализированных домов.
Нижегородское отделение 'Главрыбы' не занималось ловлей рыбы, а только изготовлением снасти для этой ловли, главным образом сетей, которые вязали в соседних с Нижним Новгородом селах теми же лицами, которые занимались этим делом до революции.
Сети вязали из обычных ниток. Вот за этой ниткой меня и командировала 'Главрыба' на льнопрядильные фабрики, находящиеся во Владимирской губернии: в Вязниках, Меленках и в Рязанской губернии.
Я был обязан принять и отправить нитку по назначению 'Главрыбы', а расплата производилась уже другим отделением и отчасти выменивалась нитка на рыбу. На фабрики Владимирской губернии я ездил по железной дороге, а в Касимов на пароходе из Нижнего Новгорода.
На поездки агенты получали авансы, за которые по возвращении из командировок и должны давать отчеты. Для разъездам по грунтовым дорога и в городах, агенты имели право нанимать извозчиков.
Эти суммы составляли экономию т.к. агенты предпочитали пешее хождение. Это было хорошим подспорьем к тому ничтожному жалованью, которое получали агнты. Администрация Нижегородского отделения 'Главрыбы' была почти вся из бывшей буржуазии. Отделение помещалось на Осыпной улице в национализированном купеческом доме.
 
  
 

 
  
 

























Улица Пискунова (ул. Осыпная)
Устроена в конце 18 в. На месте Малого острога Верхнего посада. По плану 1770 года проектировалась в три раза шире главных улиц. При генеральном плане размежевания улиц 1787 г. ее ширина была приравнена к ширине других улиц. При этом частично сохранились насыпи древних валов, поэтому называлась Осыпью (Осыпной).
Позднее к руководству пришли коммунисты. Вся администрация была отдана под суд, но это случилось уже после того, как я оставил службу в 'Главрыбе' и опять перебрался в Москву.
Это были голодные годы. Советской властью были открыты для служащих столовые, где сначала давали бесплатные обеды, а потом обеды стали платными.
Обеды были по пословице: 'Досыта не накормят, но и с голода не уморят'. У меня аппетит был всегда небольшой, и, когда я чего-либо не доедал из обеда, то мои сосед или соседка за столом оканчивали то, что у меня оставалось
По окончании службы в 'Главрыбе' я стал некоторое время представителем вязниковских кустарей по покупке для них пряжи, а потом поступил на службу в Ярославский трест по продаже его изделий в качестве представителя в Харькове.
Текст к печати подготовил Д. Обидин

Из воспоминаний С.И. Сенькова
Газета 'Маяк' 16 июля 2002 года
Вязниковская история глазами очевидца

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Ярославский трест поручает мне представительство на Нижегородской ярмарке. Которая в 1922 году была вновь открыта.
 
  
 



Старый главный ярмарочный дом в Нижнем Новгороде Фото до 1890-го года.
Виды Ниднего Новгорода, Нижегородский Кремль. Классики фотоискусства .
Максим Дмитриев - Нижний Новгород (1912-1914).
http://maxpark.com/community/4375/content/2452792
http://planeta.rambler.ru/users/zban67/49555807.html?reply=1
http://blogs.mail.ru/mail/tanya_borodina/6B517E54227EA893.html
http://savok.name/388-nnovgorod.html
http://grey-71.livejournal.com/4222.html
После событий 1917-1918 годов она была разрушена. Трудно теперь сказать, кому принадлежал почин этому варварству! Девять десятых ярмарочных помещений было так разрушено, как могло сделать только сильное землетрясение или огромный пожар. Большая часть ярмарки представляло собой, как Помпеи близ Неаполя. Сначала, вероятно, были разграблены вещи, оставленные лавковладельцами - мебель, посуда и прочее. Затем разрушалась внутренняя обстановка, потом всё, не исключая и крыш, с которых было снято железо. Многие корпуса были разрушены окончательно. От этого погрома уцелели два собора, главный дом, несколько корпусов от железнодорожного вокзала и часть корпусов около главного дома.

 
  
 





Нижегородская ярмарка. Главный ярмарочный дом
1910-е годы.

И вот, после этого разрушения, которое производилось с ведома и попустительства нижегородской советской администрации, советская центральная власть решила восстановить часть этой Помпеи, поручив это дело некоему Малышеву. Мне было неизвестно прошлое Малышева. А в настоящем это был человек ловкий и предприимчивый. Итак, ярмарка. разрушенная одной рукой советской власти, возобновлялась другой. Открытие ярмарки состоялось22 августа 1922 года.
Над главным входом засветилась электрическая эмблема советской власти - серп и молот. Красное купечество поехало из Москвы на ярмарку в скором поезде, в мягких новых вагонах.
Вновь открывшаяся ярмарка немного напоминала прежнюю был трактир с арфисками, был театр в главном доме, т.к. бывший театр сгорел после разгрома. В Главном доме гремела музыка.
Одна сотая часть ярмарки была восстановлена. Но торжество открытия ярмарки совпадало с голодом в поволжских губерниях, и в вестибюле Главного дома были размещены фотографии, изображающие все ужасы голодающих, в том числе даже людоедство - дело неслыханное в России. Но на эти фотографии публика, посещавшая Главный дом, смотрела безучастно, как-будто все эти ужасы были где-то далеко.
 
  
 



Сеньков Сергей Иванович, Италия. 1920-е годы

Рапалло, 26.06. 1926 года.

Сегодня день моего рождения. Мне исполнилось 78 лет. Я никогда не думал прежде дожить до такого возраста. И дожил. Но не на родине в России, а в Италии. Нити, которые привязывали меня к родине, рвались постепенно, и теперь у меня там только дети и внуки. Первые уже все выросли и обзавелись семьями, а последние в раннем детском возрасте. А сколько прошло всего на моей памяти! Кое-что я записал в моих воспоминаниях, а многое уже и подзабыто.

Читал недавно отзыв о книге 'Моя жизнь в искусстве' К. Станиславского. Могу сказать о себе то же, что говорится о нем, что на моих глазах совершился переход от сальной свечи, нагар с которой снимали особыми щипцами,- к электричеству, и от крепостного права в России к большевизму и коммунизму.
Прав был тот, кто сказал:
'Чем же кончится наш век-
Радостью ль, кручиной?
Знать не может человек,
Знает Бог единый'

Рапалло - пятый по величине город Лигурии после Генуи, Специи, Савоны и Сан
http://www.nordextur.ru/pages/left/tur/beach/italy/liguria/riviera_di_lavante/rapallo/

Рапалло. 18.07. 1930 года.

Сегодня день моих именин. Мне исполнилось 82 года. Погода сегодняшнего дня напоминает мою настоящую жизнь. Идущий сегодня дождь изредка сменяется лучами солнца, но дождя так мало, что день этот можно безошибочно причислить к ненастным. Так и моя современная жизнь. В ней также сумрак преобладает над изредка проглядывающими хорошими днями. Единственный человек, который поздравил меня сегодня утром, -Е. Она принесла белье и узнав, что я именинник, меня поздравила. Лето 1930 года напоминало собой осень средней России, нежели южное лето. Дожди выпадали чуть ли не ежедневно.

 
  
 




Рапалло. 18.06. 1932 год.

Сегодня мне исполнилось 84 года. Погода переменная, но больше пасмурная. Чувствую себя для моего возраста хорошо. Люля и Лёва уехали. Лида в Генуе. У нее 9 июня утром родилась дочь Людмила.

26.06 1933 года.

Мне сегодня 85 лет. Погода ясная и чувствую себя хорошо. Мне принесли три букета цветов, и я невольно вспомнил стихи Беранже:
'Друзья! Зачем Вы мне
Дарите,
В день именин моих букет?
Вы мне цветами говорите,
Что уж увял мой жизни
цвет.

18 июля день моих именин. Чувствую себя хорошо. Погода жаркая, ясная.
На этом кончаются записи в дневнике Сергея Ивановича Сенькова.




Послесловие.

До последних дней своей жизни Сергей Иванович оставался гражданином СССР.
Из Советского Союза он уехал 'на время', поправить здоровье на курортах Европы. В его паспорте мы видим немецкую визу, продленную до октября 1924 года. Во Франкфурте ему было выдано разрешение на въезд в Италию 'по состоянию здоровья'
С 22 января 1925 года он обосновался в Италии. Он никогда не находился за границей нелегально.
Год за годом советское посольство в Риме выдавало ему визы. Последняя виза была выдана до мая 1934 года. Но он не дожил до этой даты. 19 февраля 1934 его не стало. Его похоронили в городе Рапалло. В 1997 году, 29 мая умерла дочь Лидия, которая была похоронена рядом с отцом, в той части кладбища Черизола, где похоронены православные.

Донат Андреевич Обидин


События в Нижнем Новгороде после 1917 года
Роковой восемнадцатый год. Кровь по Нижегородчине

http://www.pravda-nn.ru/archive/number:366/article:5417/

Катастрофа
http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/f/f1/Lenin.gif

Накануне революции.
http://yagrazdanin.ru/nizhegorodsk
 

Гостевая



В приложении (Писцовые книги слободы Мстёры) Голышева И.А. 'Богоявленская слобода Мстера. История ея, древности, статистика и этнография высказано мнение, что впервые Сеньковы упоминаются как жители Мстёры в 1628 году. '...быв будто предки наши города Вышнего Волочка Новогородской губернии поселены в Богоявленской слободе, Мстёре тож Вязниковского уезда. В какое время перешли из Вышнего Волочка, может тогда, когда было военное время, были за графом Петром Ивановичем Паниным, потом 1797г. в приданстве за Паниной к Тутолмину.

русские, туристы, юмор
-

гороскоп

centrecentre


До сих пор почти ни чего не было известно об одной из самых интересных работ в коллекции картин С.И. Сенькова , находящейся в Вязниковском историко-художественном краеведческом музее, - картине "Неизвестная"
    Проходим по залам Вязниковского музея- очень красиво, отличная коллекция выставки быта и жизни .
Нажмите на картинки




Анимация Разные надписи, картинки Разные надписи бесплатно

В приложении (Писцовые книги слободы Мстеры) Голышева И.А. 'Богоявленская слобода Мстера. История ея, древности, статистика и этнография' высказано мнение, что впервые Сеньковы упоминаются как жители Мстеры в 1628 году. '...быв будто предки наши города Вышнего Волочка Новогородской губернии поселены в Богоявленской слободе, Мстере тож Вязниковского уезда. В какое время перешли из Вышнего Волочка, может тогда, когда было военное время, были за графом Петром Ивановичем Паниным, потом 1797г. в приданстве за Паниной к Тутолмину.



МАСТЕРСКАЯ ЕЛЕНЫ ДМИТРИЕВОЙ

Нажмите на фотографию.
Участники проекта рассказывают о фотографиях, хранящихся в семейных альбомах.
Героями этого выпуска стали Клавдия Петровна Коровякова - известный в Вязниках учитель русского языка
и литературы и её внучка Елена Дмитриева



https://img-fotki.yandex.ru/get/3110/dkartasheva.e/0_7878_329dd506_M.gif

Цыплев Владимир Рэмович

 

 

 

 "Деловой Мир России" - МК АИФ
ИНОСМИ Уроки истории 20 века rufact.org | Главная Генеалогия Генеалогия Краеведческое общество Ополье Московские зарисовки Похудела ОЧЕНЬ сильно, сразу -20кг с помощью этого напитка. Жир больше не греет! савва. Рисунки Васи Ложкина. савва. савва. АДМЕ. 20 хитростей, которые сэкономят кучу времени при уборке Саша Черный Газеты 1913 года Древо Жизни - компьютерная программа для построения родословной 'ПРАВОСЛАВНЫЙ СОЦИАЛИЗМ' - РЕЛИГИЯ АНТИХРИСТА

Кольцо Патриотических Ресурсов Сайт-архив эмигрантской прессы Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет Георгиевская страница от Jus'a

История на фоне войн. Некоммерческий Фонд ПАМЯТЬ ЧЕСТИ Русский Обще-Воинский Союз Русская военная эмиграция. 1920-1940 гг. Красноярское общество

MilitariaWebring.com POISK COINSS - Кладоискательство, военная археология, экипировка РККА, Оружие Ркка, Фотогалерея, Полезная информация, Магазин, ссылкигерои первой мировой Книга Памяти Украины Баннер.Бессмертный барак Оренбургское казачье войско СкР Баннер. Газета.ру Vojnik — Национальное Возрождение России История на фоне войн.


Фотографии Цыплева В.Р.
Вязники



 




 

.
 

.
 

.