На главную
 

Вязники Владимирской губернии (14)

 

 

 

 

 Объявление к ? 79 Московских Ведомостей 1832 года.

Товарищество льнопрядильных и полотняной фабрик коммерции советника Василия Федоровича Демидова, счет Харьковскому повивальному училищу, 13 рублей 50 копеек, 22 февраля 1894 года.

Товарищество льнопрядильных и полотняной фабрик коммерции советника Василия Федоровича Демидова, счет Харьковской губернской земской управе, 26 рублей 60 копеек, 14 марта 1895 года.

Товарищество льнопрядильных и полотняной фабрик коммерции советника Василия Федоровича Демидова, счет Харьковской губернской земской управе, 212 рублей 35 копеек, 12 сентября 1895 года.

 

Женский портрет, К.М. Козин, Вязники, 14 сентября 1902 года.

Товарищество Женский портрет, Т. Григорьева, Фотография братьев Серегиных, Вязники Владимирской губернии, 1 января 1903 года.

Женский портрет, Т. Григорьева, фотография братьев Серегиных, Вязники, 12 января 1904 года.

 

Мужской портрет, Козин К.М., Вязники, 26 февраля 1904 года

 

 

 

 Льнопрядильная, ткацкая, красильно-отбельная и мешочная фабрика Алексея Федоровича Малинина, письмо И.Е. Егорову, Санкт-Петербург, 27 мая 1910 года.

Письмо Волжско-Камского коммерческого банка Казначейству Главного по снабжению армии комитета Всероссийских земского и городского союзов, 22 сентября 1916 года.

Письмо Волжско-Камского коммерческого банка казначейству Главного по снабжению армии комитета Всероссийских земского и городского союзов, 29 октября 1916 г.

 

Женский портрет, К.М. Козин, Вязники. .

 

Женское фото, З. Скипетрова, фотограф К.М. Козин, Вязники.

Мужское фото, фотограф К. Козин, Вязники.

   


1. Взято отсюда
Россия (по алфавиту) | Россия (по регионам) | Владимирская область

История города Вязники в фотографиях
History of city Vyazniki in photos

1 стр | 2 стр | 3 стр

Небольшая историческая справка

География:

Дата основания:

История:

Экономика:

Достопримечательности:

Вязники. Соборная площадь, новый городской торговый ряд
Соборная площадь, новый городской торговый ряд

 
Вязники. Благовещенский монастырь
Благовещенский монастырь

 
Вязники. Дом и контора товарищества Демидова
Дом и контора товарищества Демидова

 
Вязники. Казанский собор
Казанский собор

 
Вязники. Казанский собор
Казанский собор

 
Вязники. Воздвиженская церковь
Воздвиженская церковь

 
Вязники. Женская гимназия
Женская гимназия

 
Вязники. Женская гимназия
Женская гимназия

 
Вязники. Казанский собор
Казанский собор

 
Вязники. Шоссейная улица
Шоссейная улица

 
Вязники. Магазин Клюшенкова
Магазин Клюшенкова, сейчас - Сбербанк

 
Вязники. Мало-Благовещенская улица, номера 'Свет'
Мало-Благовещенская улица, номера "Свет"

 
Вязники. Начальное городское Алексеевское училище
Начальное городское Алексеевское училище

 
Вязники. Панорама города и Казанского собора
Панорама города и Казанского собора

 
Вязники. Панорама города, 1910 год
Панорама города с южной стороны, 1910 год

 
Вязники. Панорама города с западной стороны
Панорама города с западной стороны

 
Вязники. Панорама города
Панорама города

 
Вязники. Земская больница
Земская больница

 
Вязники. Панорама города
Панорама города

 
Вязники. Панорама города
Панорама города

 
Вязники. Панорама города
Панорама города

 
Вязники. Панорама города с западной стороны
Панорама города с западной стороны

 
Вязники. Первомайская демонстрация 1936 года
Первомайская демонстрация 1936 года

 
Вязники. Погостная гора в лунную ночь
Погостная гора в лунную ночь

 

1 стр | 2 стр | 3 стр
Все фотографии взяты из открытых источников, с сайтов официальных органов и из личных архивов.
Фото для ознакомления с историей наших наций, городов и населенных пунктов.
Присылайте свои фото на
, тема "Фото", обязательно опубликую.
Просьба - если будете использовать на своих сайтах, гиперссылочку, плиз.

Яндекс.Метрика


"Знание редкой старины составляет основу истинного
просвещения и помогает уяснению путей грядущего"
(проф. Покровский)


С.И.Змеев

Город Вязники в старое время

 

(составлено С.И.Змеевым летом 1929 г. По памяти жителей 65-80 возраста и по печатным материалам)

 


Содержание


Внимание: в ссылках нарушена кодировка текста
. Для изменения кодировки, нажмите вверху "Вид", далее "Кодировка", далее ""Юникод".



1. Историческое введение.
2. Топография, уличное описание и план города.
3. Население и его занятия.
4. Торговля и финансы.
5. Пути и средства сообщения.
6. Управление городом и уездом.
7. Благоустройство.
8. Культурная жизнь города.
9. Быт населения.
10.Рабочее движение.

Приложения



1. Кварталы по плану г.Вязников 1790 года.
2. Из дел Вязниковской городской думы за 1973 год.
3. Жители гор.Вязников в 1793 году, обложенные подушным сбором.
4. Поименный список Вязниковских купцов в 1793г.
5. Поименный список... Ведомость 2-я.





"Знание редкой старины составляет основу истинного
просвещения и помогает уяснению путей грядущего"
(проф. Покровский)


С.И.Змеев

Город Вязники в старое время

 

(составлено С.И.Змеевым летом 1929 г. По памяти жителей 65-80 возраста и по печатным материалам)

 


Содержание


III.Население и его занятия.



     По календарю на 1830 год в Вязниках числилось жителей 2379 человек обоего пола.

    В 1870 году (по кн. К.А.Веселовского) было мужского пола 2168 и женского 2238, всего 4406 душ. Домов в то время было в общей сложности 702, из них каменных 32, деревянных 670, кроме того 5 казенных домов и 1 общественный, каменные.

    По географии Владимирской губернии И.С.Смирнова 1898г. значилось до 120 каменных домов и 860 деревянных, расположенных на 20 улицах.

    По календарю на 1911 год в Вязниках показано 8 тысяч жителей. По сведениям Вязник. Горкомхоза численность населения за 1926 год была 14.164 чел. (Против 7396 в 1897 году). По книге Влад. Губ. Статистического бюро, изд. в 1924г. "Города Владимирской губ".

    В цифрах" Население г.Вязников показано:
 

Год Мужчин, чел. Женщин, чел. Всего, чел В т.ч. грамотных
1784 835 1090 1925 нет данных
1870 2107 2304 4411 нет данных
1897 3617 3779 7396 3887
1914 5309 6043 11352 нет данных
1920 3978 5445 9423 5366
1923 4785 5901 10686 нет данных


домов в городе было 486

    По сведениям горкомхоза за 1927/28 год жилых строений в городе было 1820, с жилой площадью в 72.737 кв.метров, из этого занято учреждениями 12230 кв.м. Общее протяжение улиц и проездов 25,15 километров.

    За последние годы идет усиленное строительство, так по сведениям горкомхоза в 1927/28 годах 54 дома.
 

а) Фабрики.


У истоков семейного бизнеса Демидовых стоял отец Василия - крепостной крестьянин, старообрядец Федор Петрович. Первую фабрику Федор Демидов основал во Мстере около 1815 года. Выкупившись из крепостной зависимости, он переехал в Вязники и построил там в 1831 году новую полотняную фабрику. Через год после этого Федор Демидов внезапно умер и фирма перешла под управление его сына - Василия. Он наладил в Вязниках льняное производство полного цикла.

Во второй половине XIX века Демидову принадлежало в городе два ткацких и два прядильных предприятия. Главное демидовское предприятие, называвшееся в советское время 'Свободный пролетарий', а ныне 'Вязниковский льнокомбинат', находится в центре города, около Благовещенского монастыря.

Почти в центре Вязников, в районе Ярцево, располагается целый фабричный городок - бывший льнопрядильный комбинат имени Карла Либкнехта, один из крупнейших в стране. До революции предприятие входило в 'Товарищество льнопрядильных и полотняных фабрик коммерции советника Василия Федоровича Демидова'.

Льнопрядильная фабрика в селе Ярцево снабжала ткацкие комбинаты сырьем - льняной пряжей. При ярцевской фабрике был основан поселок, в котором проживало почти 1000 рабочих. Ныне ярцевская фабрика представляет собой целый район заброшенных и разрушающихся зданий


    1)Демидова Василия Федоровича (ныне "свободный пролетарий") льноткацкая по шоссейной (ныне Советской) улице и широкому переулку, близ монастыря, при ней на отдельном участке близ городецких двориков отбельная для пряжи и полотна. Угольный корпус ткацкой построен в году, следующий по улице, около 1865г. До этого года фабрика была ручная, а в 1865 году перестроена в механическую. Земля под фабрикой куплена Демидовыми у разных лиц отдельными участками, при чем 13 июня 1828 года куплено у н-ков Водовозовых находящиеся в 4-м квартале на углу: усадьба и строения: каменный дом, фабрика, светелка и поварня за 15000 рублей ассигнациями. Рабочих в 1897 году на фабрике было 766 человек.

    2)Демидова же писчебумажная, близ городецких двориков (на одном участке с отбельной). Построена в 1874 году, в 1878г. переделана на льнопрядильную, которая работала только один год 1879-й. Потом в 1882г. в части корпусов устроена бумагооберточная фабрика, она работала до июня 1905 года, когда остановлена, в 1906г. В корпусах стали устраивать льноткацкую, с тех пор она постепенно заполнилась ткацкими станками и теперь работает под названием "новоткацкая фабрика". В октябре 1834г. Демидовыми куплена у мещ.Мошенской за 10.500 рублей ассигнац. полотняная деревянная фабрика с землею и строениями у городецких ворот. В 1870г. этой фабрики уже не было, а земля осталась под двор и строения писчебумажной ф-ки.

    3)Сенькова Сергея Ивановича (ныне "Парижская коммуна") По шоссейной же улице, но в противоположном конце города (с восточной стороны), при ней тоже была отбельная для пряжи. Старая ткацкая построена, надо полагать, после 1830г., а новый ткацкий корпус в 1876 году. На механическую фабрика переделана в 1866 году.(В 1897г. рабочих было 598 чел.)

    После же построены были на другой стороне улицы джутопрядильная и джутоткацкая фабрика торговым домом "Сеньков и Игнатов" (Основ.В.1889Г.), затем она перешла к одному Сенькову. В 1901 году т-во Сенькова эти корпуса увеличило и устроило льнопрядильную фабрику. Фабрики эти построены на болотистом месте и не сразу, а частями.

    4)Елизарова Владимира Васильевича льноткацкая фабрика (сравнительно с Демидовской и Сеньковской небольшая) находилась на дворе дома Елизарова по Благовещенской (ныне III интернационала) улице, против монастыря. Рабочих в 1897г. было 134 чел. После революции она уже не работала, корпус сломан в 1927 году. Фабричная труба упала сама за несколько лет до. После сломки его любитель старины Ал-др Серг. Куликов розыскал в числе железных связей из верхнего этажа один прут клеймом 1793г., следовательно, фабрика (по крайней мере верхний этаж ее) построена не раньше этого года.

    Фабрика (и дом) куплены были Елизаровым Гр.Сем. в 1820 и 1822г. у московской купеческой вдовы Шелапутиной Екатерины. Род Елизаровых старинный, но появился в Вязниках в начале 1800 годов. Вели раньше торговлю в Персии.

    Фабрика Елизарова была переустроена на механическую самая первая в Вязниках, работала вплоть до революции 1917 года; по недостатку средств у Вл.Вас.Елизарова фабрика была бедна, то не хватало ремней, то смазочного масла, то чего-нибудь еще; покупали маленькими количествами в местных лавках, бывали (говорили) случаи, что на другой его фабрике "люлих" В Гороховецком уезде по недостатку приводных ремней связывали мешки и надевали на приводы. Владимир Вас. большею частью сдавал ткацкую фабрику другим лицам, так как работать своими средствами не мог, на его фабрике долго работал Алафузов, от которого на фабрике жил доверенный Коцифаки (грек, как и его хозяин Алафузов, живший в Казани). Последнее время на фабрике работали то Федянин (из Никологор), то Кошутин Григорий Петр.(кустарь), то кто-нибудь другой. Меры к наследству, вследствие чего с отцом и братом и его женой (Марией Андреевной, урожденной Ореховой из Горбатова) поссорились. Сноха (Мария Андреевна) переехала жить в Москву, туда же увезли и Василия Федоровича, там он вскоре и умер. Для похорон привезен в Вязники. Василий Васильевич не имел образования, а Мария Андреевна была образованная, очень красивая. После смерти Василия Федоров. они разошлись. Мария Андреевна перешла жить к знаменитому московскому адвокату Федору Никифоровичу Плевако, с которым после смерти Василия Васильевича и жены Плевако и повенчались.

    Про Василия Федоровича Демидова во время оно говорили, что ему кто-то предсказал, что он будет бегать до тех пор, пока будет строиться. Это, вероятно, шутка, но он действительно каждый год безостановочно строился. За всем смотрел сам, всюду поспевал, вставал раньше всех и во всякое время можно было везде ожидать, что он неожиданно явится. Для построек у него были постоянные свои подрядчики, так, например, в конце 1870-х годов: каменщик был Мокрушин Василий Степ., плотник Сумкин Егор Петр., землекоп Старостин Григорий Вас., штукатур Усачев Лавр.Влас., маляр Котов Василий Ив., кровельщик Шаров Федор Ив.

    Кирпич для построек изготовлялся каждое лето на своем Ярцевском кирпичном заводе.

    Полотна в старину расстилали для белки по горе "Венец" (где теперь сад) на траве. Вся площадь была устлана полотнами, которые охраняли сторожа и злые собаки, бегавшие привязанными на цепи к веревкам, которые окружали "бельник".

    После бельник перевели на "старицу", а потом в Ярцево на гору за задние вороты.

    Ткацкое производство Сенькова началось в 1765 году в слободе мстере. До 1900 годов дела Сенькова шли не блестяще (он нередко нуждался в деньгах), но в 1900г. дела стали поправляться, и он стал сильно расширять производства. Ко времени национализации он был самым богатым, после т-ва Демидова, человеком в Вязниках.

    Сеньковы, как и Демидовы, выехали в Вязники из Мстеры. Главой семьи был Осип Михайлович Сеньков (умер в 1851г. 60 лет от роду.). Его дочь Авдотья Осип. была замужем за Василием Федоровичем Демидовым, а сыновья:
а )Осип Осипович Владел фабриками: а)при сельце Лосеве (ст.Сеньково Моск.Н.Ж/д.), купленной у помещика Давыдова и б)в посаде Пучеже. Дом его был в Ярополе по Троицкой улице, купленный у того же Давыдова, дом был деревянный, архитектурный, обшитый железом окрашенный в желтую краску, наверху стеклянный фонарь (комната) со шпилем для флага, в доме было 60 комнат, за домом парк, оранжереи. Его дочери: одна была за московским купцом Ленивовым, а другая Глафира Осип. за Василием Никандр.Дедюхиным, дочь Дедюхина за Баклановым;
б)Иван Осип. (Отец С.И.Сенькова) имел дом и фабрику в городе Вязниках (теперь Парижская коммуна). В Вязниковском музее имеется отпускная на волю от помещицы Тутолминой в 1815г. Анны Михайловны Сеньковой (вероятно сестры Осипа Мих.). Иван Осипович Сеньков был человеком образованным, либерального образа мыслей. Сергей Иванович тоже был либерал, оратор на городских и земских собраниях (речь его пересыпалась присловьем "так сказать").

    При фабрике т-ва Сенькова в 1909 году была учреждена ссудосберегательная и вспомогательная касса служащих. Учредители: Сергей Вас.Панников, Никита Серг.Кознов, Сергей Ив.Игумнов и Василий Михайлович Зубчаноков. Цель кассы: путем сбережений и накоплений капиталов содействовать улучшению материальных условий жизни своих членов и обеспечению их и их семейств на случай несчастий, оставление членом службы или смерти его.

    Сергей Иванович Сеньков был большой поклонник прекрасного пола. Всегда он за кем-нибудь ухаживал. С ним и жена Ольга Андреевна разошлась (после смерти единственного мальчика сына) из-за его постоянных измен. За всю его жизнь связей у него было без конца и при этом много было детей. Была дочь от гувернантки (носившая его фамилию), были дети от портнихи Кармановой, от двух горничных (в том числе от одной перед войной 1914-1917г.), затем от Марии Васильевны Балясовой, которую он заметил как красивую девушку в фабрике и взял к себе, от нея было несколько человек детей, которых Сергей Иванович оставил при себе и после смерти Марии Васильевны в молодом возрасте (о чем с.И.Сильно жалел), взял для детей воспитательницу и ростил их как законных детей (он их усыновил).

    Рассказывали анекдот (за достоверность не ручаюсь), что в одно прекрасное время воспитательница детей заявила Сергею Ивановичу, что один из его сыновей ведет себя непозволительно: пристает к горничным. Сергей Иванович рассмеялся "о, это ничего, он весь в меня, я сам 14-ти лет уже был мужчиной".

    Сеньков до самой старости был свежим, жизнерадостным человеком, румяное лицо, ни одной морщины, глаза блестят, смеются. Речь живая, интересная. Теперь ему уже 81 год (родился в 1848 году), но он еще говорят жив (где-то в Италии).

    В последние годы перед германской войной в Вязниках открылось "общество льнопромышленников". Во главе его стояли Демидовы. Раньше за несколько лет перед этим (в 1906 году) учреждено было в Москве всероссийское общество льнопромышленников, первым председателем которого был Александр Васильевич Демидов. Правление сначала помещалось в торговом амбаре т-ва Демидова, секретарем о-ва был А.А. Нольде. Потом о-во разрослось, перешло в свое помещение, председателем после был костромской фабрикант С.Н.Третьяков. Но так как Москва все-таки не близко, а льняных фабрикантов в Вязниковском уезде было уже много, то учредили общество еще в Вязниках.

    Помещение заняли в доме Матревинского вверху (где теперь райком), пригласили управляющим делами Якова Корнес (был до этого фабричным инспектором), бухгалтером Николая Александровича Фигурнова. Особенно развилась деятельность общества во время войны, обсуждали работу на оборону, распределяли по фабрикам присылавшиеся для обточки стальные части снарядов для пушек, вырабатывали списки должностей рабочих, которые должны быть освобождены от мобилизации и т.п., одним словом, все то, на что требовались об'единенные действия.

    Уездные фабриканты посещали общество усердно, тем более, что от Демидовых тут они узнавали, что делается на войне, в Москве, Петербурге. В дни приездов уездные фабриканты (Малинины, Смоляковы, Пашенины, Бузины, Бакановы, Федянины, Маралов, Барыбины, Горбунов, Герасимов, Матвеевы и др.) Собирались "чайку попить" в трактире, здесь уже появился "миллионный столик". Миллионеров в округе в то время насчитывали уже более десятка. Отцы, основывавшие дело, ночей не досыпали, куска не доедали (это буквально, взять хоть бы Федора Яковлевича Малинина, Илью Платонов.Баканова, Григория Ив.Смолякова, Василия Федор.Горбунова, они и голодом себя морили и одевались без причуд, все как бы подешевле и побольше бы осталось для дела и покою себе не знали. Василий Фед.Горбунов, например, фабрику свою, работавшую в две смены, значит 18-ть часов, сам рано утром отпирал и сам вечером запирал, ездили по жел/дор. в 3-м классе, (за неимением раньше 4-го), но молодые дети некоторые стали уже приезжать в город на автомобилях. Фабрики росли, как грибы, особенно усиленная стройка началась во время войны. Уездные фабриканты работали мешки и очень дешево: копеек на 20-25 за штуку. Крупные фабриканты в мешках конкурировать с ними не могли, у крупных мешки обходились дороже.

    С введением машинного ткачества (в 1860 годах) ручное ткачество в уезде еще не прекратилось, а наоборот сильно процветало. Городские фабриканты, главным образом, Демидов раздавал деревенским "фабрикантам" кустарям от себя основы и пряжу для утка. Уездные кустари перерабатывали их в полотно, частию в своих светелках, а частию в свою очередь раздавали по деревням для тканья в избах. Потом это полотно привозили на фабрику, сдавали и опять везли к себе новые основы и пряжу. Среди "ручных ткачей" Демидова были Зюзины, Федянины и другие, которые накопив денег, начинали работать полотно на своей уже, купленной, пряжи, потом когда средства более предприимчивых стали еще крупнее, они строили механические фабрики, так произошли почти все уездные фабрики (Смоляковых, Зюзина, Городовых, Федяниных, Горбунова и пр.). Ручная фабрика Федора Яковлевича Малинина в Лукнове была давно уже крупная и работала самостоятельно (основ. в 1942г.). Были еще раздаточные конторы в уезде: Крюкова, Городовых в Никологорах и в др. местах.

    Ручное ткачество т-вом Демидова прекращено в конце 1880-х годов. К.А.Веселовский в своей книжке от 1871г."Город Вязники" Писал, что до введения машинного ткачества в Вязниках насчитывалось до 40 полотняных ручных фабрик, а в 1871г. фабрик было 6-ть: Демидова, Сенькова, Елизарова машинные и Никитина, Ромашева и в Петрино Барыбина ручные.

    В конце новофабричной улицы на дворе бывшего газового завода фабрикою "свободный пролетарий" 12-го сентября 1926 года заложен новый железо-бетонный корпус для льноткацкой фабрики. (При закладке в углубление стены по старому русскому обычаю клали деньги, помню Сергей Михайлович Бурнакин протискался к месту закладки и положил серебряную монету: полтинник или рубль). С окончанием постройки предполагается корпуса старой ткацкой (по Советской улице) от машин освободить и перестроить на квартиры и службы, так как корпуса уже стары, а паровая машина еле работает. Новая фабрика будет двигаться электрической энергией, проведенной из Балахны (провода уже протянуты). В новую фабрику предполагалось вторым льноправлением перенести ткацкие станки и приготовительные машины с фабрик "Свободный пролетарий", "Парижская коммуна" (Эта фабрика тоже стара) с тем, чтобы в новой фабрике было до 760 ткацких станков, но по распоряжению правления льнотреста (в который в 1929 году влились 1-е и 2-е льноправление) решено в новой фабрике поставить не 760 станков, а до 1300 ткацких станков (махалочных для выработки парусины) и при том только ткацких станков без приготовительных машин. Приготовительные же машины (для основы и утка) будут на "Парижской коммуне" И "Красном Знамени", откуда основы и уток будут передаваться на новую фабрику по подвесным проводам. На последних двух фабриках станков уже не будет.

    Фабрика построена на болотистом месте и потому в землю забито под нее 3800 свай, да под котельную и контору до 500 свай. Сваи забивали большею частию зимой 1926-27 года копром, действовавшим от парового котла.

    На постройку употреблено 300 вагонов цемента, 60 вагонов железа, 9000 куб.м гравия; постройка здания кроме машин стоила около 3-х миллионов рублей.

    Длина корпуса 103 метра, ширина 37 мет.И вышина 26 метров в высоком месте по коньку здания.

    Корпус имеет три этажа и 4-й полуподвальный. С двух сторон пристроено 3 башни, из них самая высокая в 38 метров вышиною. В башнях помещаются лестницы и под'емники, наверху баки с водой (два по 8000 и один в 4000 ведер). С южной стороны пристроена контора в 4 этажа.

    Корпус весь состоит из стекол в железных рамах. Стекол так много, что только они со вставкой и рамами стоили 400 тысяч рублей. Стен нет, все держится на 86-Ти массивных колоннах. Крыша плоская (с небольшим скатом), покрыта по бетону рубероидом. Средина ея сделана стеклянная коньком (фонарь) свет сквозь нея падает в середину всего 3-Го этажа, отчего он светлее остальных, хотя и во всей фабрике масса света.

    Полуподвальный этаж занят помещением, где рабочие при входе будут вешать свои номера, затем двумя большими залами для раздевания, здесь-же умывальники, залами для принятия пищи, залами для притока чистого воздуха (с улицы), подогревания его и распределения по рабочим помещениям; здесь же в полу бак для питьевой воды, которая по при кипячении и охлаждении поступает в никелированные резервуары в фабрике, несколько зал для моторов (каждый мотор на 20 ткацких станков), механическая мастерская, помещение для отопительной станции, откуда пар распределяется по всем помещениям для отопления, трубы проведены частью под сводами, частью по стенам ткацких зал под окнами.

    Первый этаж уже заставлен ткацкими станками, в 10 рядов. До 160 станков уже работает (1-го октября 1929 года)(работать начали 20 станков еще с 1 июля 1929г.) Что против старых фабрик бросается в глаза, так это отсутствие приводных ремней над станками. Ремни есть, но приведены они вниз, под пол. ввиду того, что вентиляция еще не устроена, в помещении очень пыльно.

    Станки есть и старые, но много новых московского государств. Машино-строительного завода имени "Калинина"( Б.Доброва и Набгольц). Основы привозятся с фабрики "Красное знамя", пока на лошадях, позднее будет устроена оттуда подвесная дорога; початки возят с фабрики "Парижская коммуна" И на станках они лежат не в железных ящиках, как прежде, а в парусинных закрывающихся чемоданах с завязками, это шаг вперед, тоже сработанные куски с валиков снимаются теперь сразу, так как валики сделаны конусные.

    Куски полотна принимаются тут-же в конце этажа, взвешиваются и перемериваются через мерильный стол (последнего раньше не было). Затем эти куски спускаются по трубе на воз и доставляются в отделочное и паковочное отделение в прежней Новоткацкой фабрике.

    В фабрике устроен гринель, железные трубы которого проведены под сводами во всех помещениях.

    Ватер-клозеты промывные. Отдельно от корпуса построены котельная и помещение для трансформатора. Корпус очень красив, строен, настоящий стеклянный дворец. Постройку производила контора ВСНХ "Текстильстрой", причем производителями работ были инженеры: Дмитриев Г.П.(недолго) и все время Лаховский Юлиан Григорьевич. Наблюдателем от льнотреста был техник Петр Михайлович Сорокин. Заведующим строит.отдела ведающим постройкой ф-ки был инженер Ф.О.Лашкевич.

    Рабочих у текстильстроя было до 500 человек. Для жилья им выстроен был тесовый утепленный барак (в 1929 году оштукатуренный) по красному переулку (между улицами III Интернационала и Советской) и перестроено каменное здание на дворе "красного дома" Б.Демидовой. Кроме этого для квартир служащих и конторы текстильстроя выстроен большой 2-х этажный деревянный дом по Советской улице, недалеко от старой ткацкой фабрики.

    С первых чисел ноября 1929 года все ткачи из старой ткацкой ф-ки "Свободный Пролетарий" переведены частью в новую ткацкую и частью в прежнюю новоткацкую. В старой ткацкой работают во 2-м этаже только на нескольких станках ученики фабзавуча (дорабатывают основы).
 

б) Заводы.


    1)В 1870г. за городом с восточной стороны был винокуренный завод Голубева Николая демид.(Из Мурома). Раньше он принадлежал Калелейкину Сергею Ивановичу. При заводе были деревянные кошары, в коих стояли быки и коровы, которых откармливали бардой для убоя.
    Калелейкин пользовался в свое время большим расположением В.Ф.Демидова, но когда однажды, везши для Демидова из Москвы значительную сумму денег, похитил или потерял их, то попал под суд, разорился и после кончил самоубийством.
    Когда именно, не помню (но до 1900 годов) завод Голубева остановлен и его вместе с большим садом купил Сеньков. Строения частью целы и теперь (дом 2-х этажный и завод, переделанный в 1928/29г. Горсоветом на городские скотобойни). Кем строены здания неизвестно (может быть, тут была какая-нибудь фабрика).

    2)Там же подальше был винокуренный завод Куликова Ивана Яковлевича.

    3)Водочный завод или как называли "винный склад" Чичерова Ивана Алекс. Был в каменном 1-этажном здании при его доме по милицейскому переулку. С винокуренных заводов получался спирт, который оплачивали сначала акцизом, а потом в винных складах перерабатывали в водку. Водка продавалась в питейных заведениях в городе и уезде. Винокуренные и водочные заводы закрылись со введением при Александре III-м винной монополии.

    4)Водочный завод Винкельмана в каменном 2-х этажном здании бывшем Обухова, по Малоблаговещенской (ныне Красной) улице. До Винкельмана завод этот был Харитонова. По от'езде Винкельмана на родину (в Ригу, кажется) склад перешел к его бывшему служащему Неустроеву Ал-дру Афанас. В компании с Княевым Иваном Семеновичем и Порошиным Иваном Ивановичем (см.Выше п.8). До харитонова все владение было богача Обухова.

    5)В 1880 или 1890 годах Александр Гаврил.Коряковцев устроил водочный завод с новейшим медным оборудованием в доме, бывш. Куликовой, на Базарной площади рядом с пожарным депо. Так как у Коряковцева средств было мало, то в компанию с ним вступили Фомичев Иван Дмитр. и Богашев Ал-др Федоров. Водка вырабатывалась лучше, чем на заводах Чичерова и Неустроева, на которых было устаревшее оборудование, продавалась в магазине Фомичева и др. местах. Предприниматели нажили большие средства.

    6)Был еще до 1870 г. в сельском овраге (пройдя Муромскую улицу) пивоваренный завод Коровайкова Евстафия Никол. Не существует давно.

    7)Чичерова Ивана Алекс. пивоваренный завод по Муромской улице.

    8)Лет 40 назад Алексеем Ив.Белотеловым на берегу р.Клязьмы, недалеко от р.Волшника построен был первый механический лесопильный завод в Вязниках, просуществовал он несколько лет, потом сломан.

    9)Чивановым Григорием Ив., лесным торговцем (переехавшим в Вязники из Гороховца) устроен в 1909 году на берегу р.Клязьмы лесопильный завод, который от комтреста работает и теперь.

    10)Недалеко от него позднее построен лесопильный завод (поменьше) другого Чиванова Дмитрия Андр. (По прозванию Гальмы). Этот человек был победнее Григория Ивановича. Завод работал до революции и потом сломан.
    Несколько лет (до Чиванова) работала лесопилка Барабанова, устроенная на барке, приводимой на лето в Вязники.

    11)Слесарно-механическая мастерская Сергея Михайловича Куликова по улице III Интернационала, основана еще в 1870-х годах его отцом Михаилом Федор., первое время помещалась в квартире, в разных местах, потом в конце 1900г. Сергей Михайлович построил собственную каменную мастерскую, в которой работает и в настоящее время с сыновьями, при мастерской поставлен двигатель, токарные, сверлильные и др. станки, устроена маленькая меднолитейная.

    В книге "топографическое описание Владимирской губернии, составленное в 1874г. "показано, между прочим, что в то время в Вязниках было: масляных заводов при домах 15, кузниц 15.
 

в) Электрическая станция.


    Электрическая станция устроена торговым домом "Т-во электрического освещения Н.А.Сизяков и к-о в гор. Вязниках".

    Сначала станция была устроена в 1911/12 году в маленькой одноэтажной кладовой при доме Сизяковых по Шоссейной ул., с маленькими нефтяными двигателями (1 в 25 и в 32 силы), затем приобретена рядом земля Судоплатовых и на ней выстроено в 1915 году новое здание, существующее и теперь и в то время поставлен новый двигатель дизель, изготовленный на коломенском заводе.

    Устроители (Н.А.Сизяков, И.И.Кленов, К.Г.Прохоров и В.С.Татаринцев) проявили такое рвение к расширению предприятия, что за все время работы станции, вплоть до национализации, не брали из дела ни копейки прибыли, все оставляя для расширения дела.

    В городе есть еще электрическая станция техникума, находится она при мастерской техникума в корпусах фабрики б.Порошина. Станция устроена в 1927 году.

    При фабриках "Свободный пролетарий", "Паркоммуна", "Красное знамя" и им."Карла Либкнехта" при каждой имеется своя электрич. станция (при ф-ке "Своб.Прол." электрич. станция устроена в 1906 году).
 

г) Типографии.


    Типография бывш. Семена Конст. Матренинского основана им в 1886 году во вновь им выстроенном деревянном одноэтажном доме по шоссейной улице; первое время в компании с ним был нотариус Н.В.Ворожинский. Типография оборудована была хорошо и печатала бланки, книги, брошюры и т.п. прекрасно. Работала сначала вручную, потом поставлен двигатель. После национализации типография работает и теперь под названием "Красный печатник", находится в доме б.Туманова у речки и состоит в полиграфическом тресте.

    В декабре 1909 года, одним из более предприимчивых рабочих Матренинского Федором Александровичем Лукояновым (переплетчик, но изучивший все стадии типографского производства) в компании с печатником Шориным из Владимира и переплетчиком Аркадьевым была устроена в Вязниках вторая небольшая типография, которая и начала под их фирмой работать, позднее она была названная им "Компания", помещалась она по Советской улице внизу кам. флигель б.Сочкова. В 1911 году Лукоянов вышел из нея и устроил маленькую типографию для единоличной работы с семьей. Его типография работала с 1911 по 1923 год, находилась в доме быв. Маковского, близ милиции. Типография "Компания" после переименования в "Труд" закрылась в первые годы революции. Таким образом, одно время в Вязниках было три типографии. Ф.А.Лукоянов некоторые машины сделал сам (резальную машину, рубилку).
 

д) Кирпичный завод.


    Механический кирпичный завод промторга находится за новой линией близ Ефимьевского оврага, основан в 1924 году, но до 1927 года производство было ручное, в 1927 году переустроено на механическое.

    Раньше тут был небольшой кирпичный завод крестьянина деревни Ефимьева Матвея Яковлев. Шишкина.

    При заводе промторга имеется нефтяной двигатель в 12 лош/сил для подачи воды, конная жел/дор для подвозки глины и к гофманской печи кирпича.

    Мощноnbsp;После же построены были на другой стороне улицы джутопрядильная и джутоткацкая фабрика торговым домом сть завода 52 кирпичеделательных станка, на будущий год предполагается 64. Гофманская печь для обжига кирпича отапливается дровами. Работа на заводе сезонная, с мая по ноябрь. Рабочих в 1929 году в среднем было 92 чел. Выработано кирпича сырца 2300 тысяч штук, обжиг которого будет закончен в ноябре-декабре 1929 года. Вес одного кирпича 9 1/6 фунта. Себестоимость около 36 рублей за 1000 штук - франко завод. Для сравнения размеров и веса кирпича приводим следующее: кирпич теперешней бутырской выработки 5 x 2 1/2 x 1 1/2 верш., вес 8ф. Кирпич от слома в 1929г. Части старого корпуса ф-ки быв. Порошина 6 1/2 x 3 x 1 1/2 вер. Вес 15 1/6фун. Кирпич от слома в 1927г. ф-ки быв. В.В.Елизарова 6 1/2 x 3 1/2 x 1 7/8 в." 17Ф.

    Следует обратить внимание на соотношение куб. содержание и веса, из него видно, что старый кирпич плотнее, лучше спрессован.
 

е) Электрическая мукомольная мельница.


    Устроена в 1922 или 1923 году по транспортной улице в каменном 1-этажном здании б.Клюшина-Филиппова, рядом с центральной аптекой. Работает на два постава. Ток получается с городской электрич. станции. Рожь перемалывают главным образом местных крестьян.

    Во время гражданской войны рожь размалывали на временно устроенных мельницах при фабриках "Парижская коммуна" и им."Карла Либкнехт", овес на крупу обдирали на крупорушке у Семена Васильевича Серегина.
 

ж) Скотобойни.


    В старое время (до в.В.Елизарова) бойни для скота у каждого мясника были свои, в виде деревянного небольшого амбара, поставленного на высоких деревянных стульях (столбах) с помостом к ним. Вверху кололи скотину, кровь стекала под пол, где ею и отбросами питались свиньи, а у кого их не было - собаки. Стояли бойни за кузницами.

    В 1902 году, по распоряжению правительства, городом были устроены бойни: деревянный тесовый сарай, где колка производилась уже под ветеринарным надзором. Старые бойни сломали.

    Теперь уже и эти бойни устарели. Для них Горсовет перестроил каменное 2-х этажное здание бывшего винокуренного завода Голубева с механическим оборудованием.

    В новой скотобойне нижняя часть стен облицована изразцовыми плитками, пол асфальтовый с канавками для стека крови. Пол и стены смываются водой из списка от водопровода, специально устроенного из близ лежащего оврага. Под потолком положены рельсы, по которым передвигаются блоки с подвешенными на цепях с крючками туши мяса. Вообще устройство как в столичных бойнях.
 

з) Ремесла и мелкие промысла.


- 26 -     Близ бывшей кузнечной (ныне ремесленная) улицы за речкой стояли частые кузницы, часть их стоит и теперь. Самая большая кузница (два или три строения) была Василия Ал. Кленова (а раньше его отца), в ней было до 18 человек рабочих, затем небольшие кузницы Слугиных, Дарьиных, Накушкина (Чернова тож), Жукова, Задумина, Варенышева, Помелова.

    В них ковали лошадей, обтягивали колеса, ошиновывали сани и изготовляли разные изделия, в том числе у Кленова решетки для оград, ворот и т.п.

    В настоящее время, кроме частных кузниц, имеется кузница со слесарно-столярною мастерскою Комтреста. Находится она на Новофабричной улице в каменном одноэтажном здании при доме б.Киселева.

    Сапожные мастерские были: у Кашникова Михаила Федор., Целоватова (Городецкие Дворики), Наумихина Сергея Вас. (Кузнечная улица), Хабарова Сергея Афан., Антипова (мастер делать лодки), Коноплевых (Спасский овраг), Толпегина и Соколова (Шоссейная улица), Груданова и Челнокова (Шоссейная ул.), Пузыревых (Шоссейная ул.). Крупнее всех была мастерская Кашникова. Позднее, перед войной, были крупные: Фатьянова Ивана Николаевича и еще Сивяковых.

    Портные: Массановы Ал. Викт. И Ив. Викт., Кубасовы, Вахрушин Ник. Дм. и другие.

    Портнихи: Евлампия Егоровна, позднее Разгуляева Евдокия Алексеевна и другие.

    Часовщики: Кашин Василий и., Белов (регент, изобретатель очень тяжелого 3-х колесного велосипеда), Хаберев Вас.Аг., Розенфельд, Серегин Ал. Вас. и др.

    Столярные: Чекалова Никанора (Калышев тож), Сурского Мих. Вас. (он же стекольщик), Хаберевых, Зотова И.С.

    Каретные: (одна) Поливанова, потом она же Кленова, Николаева, Пономарева.

    Стекольщиков, точильщиков постоянных здесь не было, они, как и теперь, летом ходят по городам и уездам из костромской губернии.

    Бондарные: Булатова Федора Иван. и Булатова Василия Семенов.

    Золотых и серебряных дел мастера: Бляхин Иван Поликарпович и его брат Сергей Поликарпович.

    Шапочные и картузные: Хилковы, Иван и Павел Борисов, Гешины Иван и Петр, Бирюковы.

    Чулочно-вязально-машинная мастерская гражд. Белотелова открыта в 1900-1905г. в его доме по красному шоссе.

    Ремонтные мастерские велосипедов, грамоффонов, пишущих машин и пр.: Серегина Сем.Вас., Мальцева, Павла Мат. Куликова, Обидина Виталия.

    Дудильные: Майоров Алек. Андреевич, его сын Иван Александров., Алексей Павлов ("Куричий поп"), Куликовы.

    В книге "Труды Владимирской ученой архивной комиссии 1899г. Кн.1 "Показано, что в 1796г. в Вязниках было: часовщиков 3, серебряных и медных дел 3, серебр. дел 5 и медных дел 36.

    По книге К.А.Веселовского в 1871 году было в Вязниках: литограф 1, золотых и серебряных дел мастеров 2, столяров 12, часовщиков 4, портных 10, сапожников 14, мясников 32, печников 23, медников 7, кузнецов 32, иконописцев 8, красильщиков 9.

    Из книги "Труды Владим. Уч. Архивной комиссии" 1906г. Кн.8 (Стр.28) видно, что в 1674г. в Вязниках была "Порядочная или даже большая мастерская иконописи у Михаила Ивановича Пономарева".
 

и) Садоводство и огородничество


    Вязники окружен вишневыми садами, крупные сады были у Демидова, Сенькова, Никитина, Куликова, Чичерова, Татаринцева, Пониткова, Алексеева и др. Сады снимали арендаторы только на лето, когда уже выяснится урожай, главные с'емщики были Алексеев Василий Ал., Шеин (Кислощеев тож) Василий Сем. и сын его Вас. Вас., Черникеев Иван Яковл., Кокин Иван Степ., его сын Петр Иван. и сын последнего Илья Петрович и др. Были и приезжие арендаторы. В старину было много яблонных садов, но они как-то в один из годов посохли, возобновились уже в небольшом количестве.

    Очень красив вид садов из-за реки Клязьмы, когда они в цвету. К.А.Веселовский в своей книжке от 1871г."Город Вязники" пишет "Садоводство - это плоть и кровь Вязниковца". Вязники издавна славились садами. Предание утверждает, что первые вишневые деревья будто-бы, лет 400 тому назад, какими-то судьбами завезены были сюда из греции".

    "Опытность в деле садоводства научила наших горожан заранее угадывать: будет в следующем лете урожай плодов или нет. Это делается вот как: как только минет Спиридоньев день (12 декабря ст/ст.), более сведующие садоводы срезают с яблонь и вишен сучки, опускают их отрезом в бутылку, наполненную водой, замазывают отверстие бутылки воском настолько крепко, чтобы влияние комнатного воздуха не могло досягать до воды и потом ставят эти бутылки на окно, более обращенное к солнцу. Через три, много через четыре недели, почка на сучках начинает разбиваться, дает лист, потом цвет, по которому и определяют, с плодом этот цвет или нет и следовательно будет в следующем году урожай вишен и яблок или нет. Способ этот зовется "пробой" и нужно заметить, что проба эта всегда бывает до того метко удачна, что по ней положительно верно узнают о будущем урожае или неурожае на том, опытом дознанном основании, что если почка дерева запаслась надлежащею силою с осени, тогда будто не может повредить ей никакая зимняя невзгода" Ни морозы, ни обледица и т.п. С конца января, а с начала февраля непременно, наши сограждане начинают жить чаянием утехи от садов.

    "Валовой доход от садов в городе в 1870г. считался от 27 до 32 тысяч рублей в год." (Там-же).

    В книге "топографическое описание Владимирской губ.", составленное в 1784г. сказано, что жители в Вязниках занимаются более разведением вишневых и яблочных садов, которых в сем городе нарочитое множество.

    О Вязниковских садах есть описание в книге Сергея Шарапова "Чему можно поучиться среди русских хозяев. Письма из поездки по хозяйствам средней России, 2-е издание 1900г."

    Пишет он следующее: "Поездка в Вязниковский уезд". По Нижегородской железной дороге и вообще в углу, образуемом Волгою, Окою и Шуйско-Ивановскою железною дорогою, для исследователя промышленной России, любопытно посмотреть Гуслицы с их хмелеводством, Вязники, ведущие огромное с вишнею-Владимирской, гетцевскую мочку льна в Вязниковском уезде и, наконец, знаменитый на всю Россию работающий корниловский завод фосфоритов г.Куломзиных, около Кинешмы.
    Об'езд этих хозяйств я начал с Вязников. Скорый поезд, битком набитый коммерсантами, опоздавшими на ярмарку по случаю холеры, приходит на Вязниковскую станцию в 6 часов утра. От станции до города - около шести верст довольно крутой покатости. Строители города выбрали в силу каких-то особых соображений очень глубокую яму и спрятали в ней Вязники настолько хорошо, что увидать их можно только под'ехав вплотную.
    Ни климат, ни почва ничего благоприятного для вишни не представляют; наоборот, скорее затрудняют ея возделывание и вот подите-же: именно здесь почему-то, на огромном пространстве вдоль крутого северного(!) склона, на почве, представляющей самый скверный песок (когда фруктовые деревья предпочитают глину), раскинулись бесконечные вишневые сады, и тысячи, и десятки тысяч пудов славного фрукта идут на всю Россию, а в маринованном виде даже отправляются в Сибирь.
    Что делать, случайность - это, по-видимому, закон для матушки-России и не в одной области сельского хозяйства.
(*Тут очевидно недоразумение:
1)песчаная почва почва только в рабочей улице у Целоградова, а на склонах гор глинистая и
2)Шарапов не видан склонов гор за Ярополью,на южную сторону. - прим. авт.)
    Не нами это начато,не нами,вероятно,и кончится. Мне хотелось взглянуть на здешний образцовый большой сад, а также приобрести деревцов для себя. Извозчик мой, посовещавшись с некоторыми встречными знакомыми, решил везти меня к местному маленькому домовладельцу, мещанину Павлу Ивановичу Целоградову**, имеющему собственную школку фруктовых деревьев и занимающемуся в качестве садовника и надзирателя в саду одного местного богача.
(**Целоградов жил в Солдатской улице (ныне Рабочей); умер лет 20-25 назад - прим. авт.)
    Проехав через базарную площадь и торговые ряды Вязников, поколесив немного по улицам, которые, ввиду холеры, местный исправник усиливается привести в благоустроенный вид, мы остановились у скромного домика. Навстречу вышел приятного вида крепкий старик в длиннополом сюртуке. Не заходя к нему в квартиру, мы тут же со двора, через низенькую калитку, прошли в питомник.
    Сад,огород и питомник Целоградова умещаются все на пространстве немного больше двадцати сажен в длину при десяти в ширину. Все это занято яблонями и дулями, обильно покрытыми плодами. Школка помещается в промежутках между ними, а часть гряд, из которых деревца проданы, заняты огурцами.

    Молодые яблоньки 4-х и 5-ти летнего возраста, ныне уже с плодами, размещены очень тесно. Дички сеются между ними, подростают, тут же на месте прививают и, по выемке более взрослых деревцов, занимают своими кронами их место. Таким образом из тесного пространства поддворного места не пропадает буквально ни одного аршина.

    Уход за деревцами очень хороший, прививка тщательная, сорта наиболее ходкие: анис, добрый крестьянин, бель, боровинка, апорт, малиновка. Цена очень умеренная - 35 коп. за деревцо с кроной и плодами. Такая дешевизна возможна только в уездном городе и при большой конкуренции. Впрочем, дело у Целоградова идет недурно, и он отправляет свои высадки иногда очень далеко по железным дорогам.
    Я был очень удивлен,не найдя у него вишен. Целоградов был не менее удивлен моему вопросу.
    -Да зачем же я их стану держать?
    -А для продажи.
    -Так я же от Мыльникова вам их достану.
    -Значит, школка там?
    -Никакой для вишен школки не полагается.
    -Как так? Да ведь вишни же надо сеять, прививать?
    -Ничего не надо. Вишни у нас сами сеятся. А прививают только шпанские в грун- товых сараях.
    -Грунтовые сараи держит кто-нибудь?
    -Торговых нет, есть любительские, только мало.
    -Вишни у вас каких сортов?
    -Здесь прославились со старины и вывелись четыре сорта: родительская, ле- винская, сайка и алуха.
    -Какой сорт лучше?
    -Предпочитают все родителеву. Мясо черное и вкус отличный - и для варенья и на мариновку.
    Я обратил внимание на деревья в саду целоградова: несмотря на отличную, по-видимому, огородную землю и очень тщательный уход, на многих были заметны толстые, засохшие или высыхающие ветви; иногда были испорчены все крона, иногда обезображены до половины.
    Некоторые деревья умирали.
    -Что это значит?
    -А это грунт земли у нас такой каторжный. Что хотите - песок.
    -Что же с ними? Высыхают, вымерзают?
    -Все, что угодно. В засуху надо поливать. В зиму, того и гляди замерзнут. Опять эти туманы...
    Недурные условия для местности,прославившейся садоводством:
    -Вишни тоже плохо идут. Где глина, там вишня до тридцати лет живет, а у нас на пятнадцатом году ее уже рубить надо - сохнет.
    Цена на вишневые двухлетние деревца (лучшие для посадки) у настоящих садовников от 40 до 50 коп. штука, здесь сотня стоит 5 рублей.
    Я просил Целоградова с'ездить со мной показать сад Мыльникова. Мы сели на подряженного мною на весь день извозчика и поехали на противоположный конец города.
    Вишневые сады в Вязниках тянутся длинною непрерывною полосою верст на пять, покрывая собою довольно крутой скат, обращенный на север. Есть сады очень большие, напр. у купцов: Чиркова, Фомичева, Тураковского.

    Сад Мыльникова тоже из больших. Замечательное зрелище представляют эти сады издали. Совершенно равномерная, темно-зеленая, переходящая в сероватый оттенок зелень укрывает без промежутков весь огромный скат над Вязниками, сажен 200-300 шириной. Сверху вниз, едва чернеясь между зеленью, идут крыши, заборы, граничные между соседними владениями. По нижней линии крыши построек. Наконец, посреди садов, разбросанные на расстоянии 100-200 сажен друг от друга, виднеются темно-серые "вышки" (хоры), сообщающие всей местности вид весьма своеобразный и по своему даже величественный. Вышки эти представляют настоящие высокие форты, где в течение почти пяти недель кипит очень шумная и упорная, хотя и бескровная война с неумолимыми врагами вишневой культуры - воробьями и скворцами.

    Извозчик высадил нас у калитки в нижней части Мыльниковского сада. Мыльниковский сад находится за городом, через проулок от новой скотобойни, устроенной в бывшем винокуренном заводе Голубева. Мы прошли небольшую сторожку с пасекой пчел, колодок из двадцати, миновали летний дом Владельца с сараем для принадлежностей садоводства и печью для варки маринад и очутились в нижней части сада, занятой яблонями.
    Мой спутник Целоградов с гордостью провел меня между рядами очень весело выглядывавших молодых еще яблонных деревцев, обильно усыпанных плодами и с разных сторон подпертых шестами, так как ветви гнулись к земле под тяжестью плодов.
    -Вот,- не без гордости заявил он,- все моя посадка и мои деревца. Этому, например, всего 8 лет, а посмотрите, сколько на нем яблок.
    -У вас, кажется, больше всего анису?
    -Самое любезное дерево. Лежит яблоко до лета, вкус нежный, идет и в мочку, и в варку, куда угодно.
    -А Антоновка?
    -Дешевый товар. Очень уж ее много по другим местам разводят, совсем цены сбиты. Мы здесь стараемся повыше сорта разводить. Вот, например, чудесные деревца: боровинка и апорт. А еще лучше - добрый крестьянин. Это дерево замечательно тем, что ветка очень тверда.
    Немножко повыше начиналась вишня. Собственно говоря, это не был правильный сад, а скорее не то лес, не то кустарник. Деревца садятся без всякого расчета расстояния, а лишь бы крона сливалась с другими кронами и наверху не было промежутков. Внизу расстояние от дерева до дерева-два-три и четыре аршина. Нет ни рядов, ни дорожек. Вишни сажаются в разброс, довольно густо, чтобы только не глушили друг друга. Состарившееся или подсыхающее дерево немедленно вырубается и заменяется двухлетним присадком, который очень быстро догоняет соседний и начинает с третьего года давать плоды.
    Присадки эти сами собой во множестве растут между деревьями. При сборе часть плодов падает, прорастает и от нее поднимается молодая поросль. Часть ее скашивается (сады косят, но траву оставляют на месте для удобрения), часть получше остается для посадки и на продажу.
    Никакого ухода за садом не полагается, если не считать осмотра погибших деревцев и весенней подрезки, где уже очень глушат друг друга.
    Посадка производится крайне просто. Вырывается ямка. Присадок опускается до той глубины, как сидел корнями раньше, обсыпается землей, земля эта плотно утаптывается, затем его несколько вытаскивают кверху, чтобы расправить корни. В ямку обыкновенно сажается по два деревца, одно из которых или гибнет само, или впоследствии вырезывается. Способ довольно жесткий, но выгодный, так как лишние деревца стоют дешевле, чем лишние руки при более тщательной посадке.
    Сбор вишни начинается с 8-го июля и оканчивается в сухой и жаркий год к 1-му, в сырой-иногда даже к 15-му августа. В это время ведется упорная война с летучими стаями хищников и свежий человек, попавший в Вязники, может навсегда разбить себе нервы или совсем оглохнуть.
    На каждую вышку, представляющую высокий островерхий шалаш из трех или четырех еловых слег с полатями и лестницей, взбирается мальчик или взрослый работник. От вышки в разных направлениях идут веревки к воткнутым в землю шестам, на которых укреплены так называемые балберки.
    Балберка - это тоненькая, прямослойная, выстроганная еловая тесина аршина в два длиной и вершков пяти шириной. Вдоль, по средине, на полтора вершка друг от друга насверлены в ней мелкие дырочки. В эти дырочки продеты короткие веревочки с узлами по обеим сторонам тесины, мешающими им передвигаться. На свободных, вершка в два с каждой стороны, концах веревочек укреплены березовые вершковые катушки (цилиндрики), в спокойном состоянии балберки прилегающие к тесине. Балберка подвешена в лежачем положении веревочною петлею за средину к шесту, в уровень с краями вышки. От середины же идет веревка на вышку.
    Если за эту веревку дернуть, получается оглушительный звук, похожий на два залпа. Сначала ударят по звонкой тесине цилиндрики одной, затем другой стороны. Воробьи и скворцы летают стадами. Сторож замечает с вышки, куда опустилось стадо и встряхивает несколько раз ближайшую балберку. Как ни нахальны птицы, как ни безвреден инструмент, однако этого звука они не выносят, поднимаются и садятся дальше. С утра до вечера без малейшего перерыва идет эта забавная пальба. Прозевать или заснуть сторожу нельзя, так как звуки балберки лучшая поверка. Инструмент этот очень хвалят, хотя к концу сезона птицы настолько с ним освоиваются, что приходится стрелять бекасинником.

    Цена на вишни колеблется по годам от 2-х до 4-х рублей за пуд в зависимости от урожая, который бывает крайне неравномерен. Продают скупщикам на местном базаре, где составляются огромные партии для столиц и других городов.
    У Мыльникова сырую вишню продают мало. Ее маринуют в уксусе, укупоривают в бочки и посылают в Сибирь до Иркутска, где кто-то из родных живет постоянно и ведет обширную торговлю.
    В нынешнем году урожай вишен плох. Сад, дававший раньше до 300 пудов, не даст больше 80. Кроме того, в этом году вишня рябая. Особый червяк, не трогая мяса, проникает в косточку, но в мясе остается дырочка или две, которые портят плод; в иные годы червяк перепортит половину вишни.
    На деревьях много клею, но об употреблении его никто не имеет понятия."

    Также развито в Вязниках и огородничество, кругом города во все стороны были все огороды, садили главным образом огурцы и капусту, причем то и другое больше для местного употребления города и уезда. Дело в том, что в то время в деревнях и огурцы и капусту почти не садили, крестьяне ехали за ними в город, иногда за 40-50 Верст. Теперь все это изменилось, стали наоборот крестьяне вывозить эти овощи в город, а в городе огородничество упало, тем более, что значительная часть огородов застроена домами.

    Парников 50 лет назад в городе не было, их завел лет 20-30 назад Илья Петрович Кокин, но теперь и они заброшены, ранние огурцы, помидоры и проч. привозят большею частью из Н.Новгорода.

    Копать гряды нанимали местных крестьян (в то время распашки плугами еще не было, она появилась лет 40 назад). Всегда почти поденно, цены в горячее время на копалей доходили до 2-х рублей и дороже в день на человека, садили, поливали, пололи своей семьей, а в большие огороды нанимали, главным образом гришинских баб (из села Гришина, Гороховецкого уезда), приходивших артелями на все лето, работали по 30,40,50 коп. в день и копаля и бабы обедали у нанимателей, ночевали бабы на сушилах у них-же. На работу приходили в лаптях.

    Кроме местного употребления, огурцы выращивали еще на семена. Знаменитое вязниковское огуречное семя на маслянице воза 2-3 и более отправляли гужем на ростовскую ярославской губ. ярмарку, всегда бывавшую на первой недели великого поста. Вязниковское семя ценилось в то время дороже семян всех других местностей (Муромского, Боровского). Я помню рассказ старика С.Н.Селинцева, что очень давно в один из неурожайных годов огуречное семя дошло до 1000 рублей ассигнациями за пуд.

    Огурцов в 1870г. (с разведением нового огорода на "Болоте") родилось столько, что они доходили до 5 копеек за меру.

    Огородники были: Змеев Иван Федорович, Хабаров Федор Иванович, Карлов Алексей Петрович, Березины Петр и Василий Матвеевичи, Пономарев Яков Дмитриевич, Черникеевы, Чирков Николай Афанасьевич, Малинина Екатерина Матвеевна, позднее Кокин Илья Петрович и другие.
 

к) Фотографии.


    Первая фотография в Вязниках была Чиркова в 1860г. В бывшей Введенской улице. Потом наезжали временно фотографы из других мест, например, в середине 1870 гг. Мелехов из Владимира. Но постоянную и при том очень хорошую фотографию основал здесь Кирилл Михайлович Козин. Это было в 1879 году. С тех пор она существует и по сие время, но за старостью Кирилла М-ча в ней работает вдова его сына. Один из его сыновей, Николай Кириллович, совершенствовался в этом деле 4 года в Ленинграде; возвратясь оттуда, он в 1922 году, открыл свою отдельную художественную фотографию, которая работает и теперь в его помещении в улице III Интернационала.

    Несколько лет тому назад (еще до войны) открыта была фотография Н.А.Франтовым и еще Федором Вас. Колесовым. Обе работают и доныне. Всего в Вязниках в настоящее время 4 фотографии и лучшая из них считается Н.К.козина.
 

л) Жизнь рабочих 50 лет назад.


    Жизнь рабочих была тяжелая. Отдыха было мало. Фабрики работали круглые сутки 24 часа, причем работа начиналась с 4-х часов дня в воскресенье и кончалась в субботу в 8 часов вечера. Сутки были разделены на 4 смены по 6 часов каждая, каждому рабочему приходилось отрабатывать две смены таким образом, что отработав одну смену, он 6 часов отдыхал, потом опять работал 6 часов и вновь 6 часов отдыхал и т.д. Смены менялись еженедельно, т.е. В одно воскресенье заработывала одна смена, а в следующее другая. Но не все рабочие были сменные, часть была и денных, например мастеровые (слесаря, токаря, столяры, кузнецы) уборщики полотна, ручные шпульники и др. Эти работали с 5 часов утра до 8 часов вечера с перерывами для завтрака 1/2 часа и для обеда 1 1/2 часа.

    Рабочее время на фабрике "Свободный пролетарий" было:
     в сутки до 1-го октября 1885г. - 4 Смены по 6 часов - 24 часа
    с 1 " 1885г. по 5 апр. 87г. смены по 4.1/2 часа -18 часов
    с пасхи 1887г. денная -13 часов
    с 1 января 1898г. -11.1/2 часов
    с 1 октября 1907г. -10.1/2 часов
    После революции 1917 года -8 часов,
рабочих дней в году всегда было около 280-ти.

    В фабрике (ткацкой) было пыльно, душно, вентиляции никакой. На работу принимали с 9-ти-10 лет. По образному рассказу одного рабочего, поднимут бывало в 12 час. ночи такого ребенка (он на ногах не стоит, мотается из стороны в сторону), оденут, понесут на фабрику на руках, гладят дорогой по головке "Ваня, Ваня, милый", к фабрике подойдут, отворят дверь и пустят его туда, как котенка: "Поди, батюшка, работай". И работали, и теперь еще есть не один десяток стариков, которые поступили на фабрику с 9-10 летнего возраста, проработали более чем по 50 лет и теперь живы. Вот имена этих рабочих с фабрики "Свободный пролетарий": Александр и Михаил Петровичи Анисимовы, Сергей Васильевич Васильев, Василий и Никифор Владимировичи Казарины, Андрей Федорович Данилов, Алексей Ефидович Рощин, Иван Петрович Хворостухин, Казарина Елена, Василий Ив. Гожев, Федор Анисимович Майоров, Надежда Гавриловна Бойцова, Максим Григорьевич Тенцов, Ирина, Анна и Матрена Яковлевны Давыдовы, Осип Дмитрич Маляев, Петр Владимирович Зимин, Андрей Коршуновский, Степан Ив. Логинов, Степан Герасимович Фирин, Василий Григорьевич Пурецкий (он еще работает и теперь). Пишущий эти строки Семен Иванович Змеев поступил на фабрику в 1876 году 12.1/2 лет от роду и беспрерывно проработал 51.1/2 год на одной и той же фабрике.

    С Ярцевской фабрики имени "Карла Либкнехта" работали по 50 лет: Змеев Иван Иванович, Диев Осип Никонорович, Пелевин Иван Ильич, Воробьев Иван Ем., Волкова Анна Ал., Антропов Алексей Вас., Романов Иван Мих., Мохов Петр Васильевич, Максимова Агафья Алексеевна, Шорникова Лукерья Андреевна, Исаков Иван Ив., Ишоева Мария Ивановна, Лукин Сергей Ник., Савенков Василий Григ., Мокеева Пелагея, Тенюхова Анна Петровна, Антропов Петр Васильевич, Прохоров Иван Егорович, Логинов Василий Владимирович, Терентьев Ефим Степанович, Штарев Алексей Мих., Шорников Константин Федорович, Котрин родион Дмитриевич, Степанов Арс. Сав., Прохоров Егор.

    Ткачи, шпульники, сновальщики, шлихтовальщики, ткацкие подмастерья работали сдельно (ткачи с куска полотна, шпульники со 100 мотков пряжи, сновальщики и шлихтовальщики с основы, подмастерья с заработка ткачей). Остальные поденно, небольшая часть помесячно. Заработок был приблизительно в 1870-х годах в среднем рублей 9-10 в месяц, а початочники (малолетние) 4-5 рублей, получали от 9 до 14 коп. в день; в 1884-1885г. средний заработок ткача был 12-13 рублей в месяц.

    Дачку выдавали раз в месяц и не каждому на руки, а собирали артели человек по 30-ти каждая, подсчитывали по книжкам общую сумму, причитающуюся к уплате заработка и выдавали деньги более расторопному и грамотному рабочему (одним из этих артельщиков чаще всех бывал шлихтовальщик Григорий Ив.Гожев) и тот вел свою артель в трактир (большею частью к Николаю Артемьевичу Зайцеву), менял у него деньги и рассчитывал рабочих с вычетом копейки по 2 по 3 за промен с книжки (больше по 2 коп.).

    Рабочих при выходе из фабрики обыскивали сторожа: первый раз при выходе из фабрики у дверей и второй у ворот. Но как не обыскивали, а кто захочет унести, перехитрит и обыскивающих. Рассказывали в 1870-х годах такой случай. Был ткацкий подмастерье Сергей Погодин, вот раз при балагурстве с хозяйским сыном он похвалился: "А хотите Василий Васильевич, я мимо сторожа кусок полотна пронесу, он обыщет и не найдет". Василий В.Демидов согласился и в один день Погодин предупредил, что он в такое-то время пронесет кусок, чтобы В.В. ждал у сторожа. Демидов ждет у сторожа у ворот, идет Погодин в полотняном пиджаке в накид- ку, подходит к сторожу, тот по обыкновению проводит руками сверху вниз по бокам Погодина и пропускает его. Погодин отошел немного и зовет Демидова "Вот где кусок-то" и показывает сложенную пластом и подвешенную на спину штуку.

    Когда я поступил на фабрику (в 1876г.), работали на станках главным образом 5/4 палаточное, 6/4 суровую казенную подкладку, 6/4 полубелое фламское, казенную рубашку полубелую, полубелые и суровые равентуха (больше всего полубелый 4/4 n5), двунитки, 4/4 брезент (так называли грубую мешочную ткань основа n10 или 12, уток n4 сухой).

    Должности носильщиков основ тогда не было, основы носили на плечах сами ткачи-мужчины, а кто не мог - нанимали. Под'емника для основ не было, в лестницу тоже носили и были случаи роняли, причем разбивались у навоя чугунные круги.

    Початки брали из початочного магазина сами ткачи. Куски чистили сами на станках или на окнах, сами же носили на браковку, сдавали и потом относили в калландру, которая была в старом корпусе в 1-м этаже, рядом со входом в фабрику.

    Не было также под'емной машины и для пряжи (она устроена уже много лет спустя, когда Александр Васильевич Демидов был помощником механика), пряжу с возов носили в фабрику на плечах шпульники без особой за это платы, полубелую мокрую, а зимой мерзлую пряжу они носили в сушилку и там развешивали на шестах, потом несколько раз ее передергивали для равномерной сушки.

    Пряжу сухого прядения для утка возили с Ярцевской фабрики не в мотках, а на катушках в кулях и эти кули с возов носили во 2-й этаж тоже шпульники.

    Ткацких подмастерьев было в 1-м и 2-м этажах ткацкого корпуса по двое в смене, подмастерьями были в 1870г. Василий Балясов, Родион Авдонин, Сергей Погодин, Дмитрий теленок (прозвище), Степан лобастый (тоже), Петр Павлович Павлов (умер в 1927 году, работал более 50 лет), после был Василий кудрявый (Василий Владимирович Казарин, тоже работал более 50 лет).

    Паровщиками работали Фаст. Горохов и Мокей Алек. Жуков, потом Филат Максимов (может были и не в том порядке, позабыл уже), после долго был Андреян.

    Слесарями были Алексей Иванович Логинов, Александр Яковлевич Пономарев, Ефим Старков, столярами Степан Иванович Логинов, Степан Герасимович Фирин.

    Шпульники старшие Платон Никитин, Карамышев, Шургин и др. Из старых шлихтовальщиков работает и теперь Иван Леонтьевич Чикин. Челноки ткачам выдавались за плату (чтобы их меньше били) и благодаря этому их дорабатывали до невозможности, весь челнок был связан проволокой (чинили слесаря бесплатно). Ткацких вилок не было, их ввел Груздев.

    Работало довольно много ручных шпульников (старики, женщины, подростки), шпульни были в старом корпусе над паковочной (последнее время пряжная контора), называлось это помещение конторская светелка, в первом этаже белого корпуса, где после были ткацкие отделения "Тащиловка" и "Щемиловка" и 3-этаж корпуса n5, в котором были механические мастерские, материальный магазин и так называемый 4-й этаж того корпуса, в котором внизу была паровая.

    Разматывали пряжу вручную на колобродах и на домах, пряжу им выдавали для контроля с весу и принимали на катушках с весу-же. Одно время давали в размотку в тюрьму арестантам. На дома же давали после шить мешки.

    Некоторые работы производились изредка всей фабрикой и тоже без особой оплаты: выноска полотна в палатку, передергивание пряжи в вешелах на дворе отбельной и переноска ее в старую фабрику.

    В начале 1880г. С.А.Кузьмин ввел для початочников сдельную оплату, но очень неудачную: все nn одинаково по 10 коп. за пуд, nn пряжи было велено распределять равномерно, чтобы один и тот же початочник работал и тонкую и толстую пряжу. Было много злоупотреблений, жалоб; ввели опять поденную, потом уже сделали сдельно по nn.

    После русско-турецкой войны (1877-1878г.г.) в сбыте товара образовался большой застой, палатки были забиты товаром (лежало около 80 тысяч кусков). Демидов предложил рабочим или понизить заработную плату на 20% или фабрику оставить. Согласились на скидку и не помню сколько времени (до возобновления сбыта) делали всем скидку с суммы заработка 20%.

    Одевались рабочие в фабрику плохо: летом мужчины в ситцевых рубахах, нанковых штанах, на голове старенький картуз, на ногах опорки (отрезанная нижняя часть сапогов), женщины в ситцевых платьях (деревенские в сарафанах) и платках, одним словом, надевали все старенькое, что похуже, администрация в полотняных пиджаках, в праздники одевались рабочие и служащие лучше. Зимой сверху надевали полушубок или польто, на голову шапку, на ноги валяные сапоги.

    Жили рабочие почти все на квартирах (только на Ярцевской фабрике, ныне им.Карла Либкнехта, около половины жили в фабричных каморках), на праздники уходили домой в деревню (большинство рабочих было местных). На квартире жили человек по 10-15 в одной комнате, спали на полу, на полатях, на печке. За квартиру платили по 50-60 коп. в месяц с человека с хозяйским отоплением, варкой пищи, капустой, квасом и солью. Около 1907 года платили уже по 80 коп. с человека.

    Семейные муж и жена, брат, сестра жили в общей комнате с другими, спали тоже на полу, у некоторых были только подмостки. Не работающие дети оставались в деревне. Снимали некоторые и отдельные "Чуланы" рубля за 2-3 в месяц.

    Собраний рабочих никаких не было, не было также и никаких постоянных увеселений, кроме ярмарки, когда можно посмотреть в балаганах. Библиотеки не было, она открыта в Ярцеве 7-го июля 1898г. Книги читать брали друг у друга и у знакомых. На квартире, конечно, некоторые играли в гармонию, пели песни, плясали. Смотрели по вечерам в окна на свадебные вечеринки, когда таковые были, в этих случаях зрители горожане и фабричные набивались даже в дом, а на улицах стояла толпа. На святках рядились (маскировались) и ходили вечерами по домам.

    Ручные шпульники, ручные же ремизчики большинство ночевали в фабрике, они занимали отдельные помещения (3-й и 4-й этажи, конторскую светелку), в которых машин не было, были только колоброды и ремизовязальные станки. Посредине была кирпичная с железными трубами печь, в которой варили картошку и другую незамысловатую пищу. На праздники уходили домой.

    В числе ручных шпульников был в 1870-х годах старовер начетчик Владимир Uладышев (житель Ярополча), собой страшный, с коричневого цвета кожей, как-бы весь прокопченый, с ввалившимися глазами. Спорить о вере мог без конца и оставался нередко победителем, схватывался даже на базаре. Он в фабрике приторговывал, продавал рабочим патоку, калачи и разные другие снеди. Конечно, в маленьких количествах, продавал картины.

    Ремизчики подростки (в числе их старший Михаил Cедов обладал замечательным проворством рук от свойства работы) и вот иногда в один из зимних вечеров засядут в своем рабочем помещении в игру "Шить шубу". Садились на полу в кружок с согнутыми коленями, средину круга и с ногами закрывали одеялом "Шубой". Тот, кому доставалось, чтобы ему шили шубу, садился в средину. Приготовляли "Иглу": свернутую катком и связанную шнурком портянку, так чтобы получился жгут вершков в пять длиной. Пускали эту иглу в ход из рук в руки под коленями и били yаходящегося посредине по спине, а тот мечется во все стороны ищет эту иглу, а его со всех сторон хлещут, бросится в одну сторону, а его в это время ударяют уже с другой. Спину набивали до синяков. Иглу поймать было трудно, так как руки были очень проворны.

    Играли еще в жмурки, в "Мясцо", тут один садился на маленькую скамейку, а остальные вокруг били его портянками, он должен был поймать ее, не вставая.

    Начальства в фабрике было немного: всех старше по должности был в 1870 годах заведующий Константин Семенович Балыков, потом ткацкие мастера сменные Яким и Гавриил Петровичи Новосиловы, смотритель Спиридон Тимоф. Карамышев, старший конторщик Григорий Иванович Дворников. После смерти Якима и перевода Гаврилы в смотрителя мастерами были Михаил Александрович Сорокин и Григорий Петров, был смотрителем еще (сменным) Федор Иванович Дворников.

    Константин Семенович Балыков был горяч, но и скоро отходчив, обругает рабочего на чем свет стоит, а потом: "Ну,ну не сердись; я на рубаху тебе куплю". Он писал довольно складные стихи. В середине 1870г.г. его перевели в отбельное заведение, после смерти Петра Федоровича Цепелева, мастером, самым главным в фабрике стал Спиридон Тимофеевич Карамышев, он был смотрителем фабрики и браковщиком полотна, ведал всем приготовительным отделом, заготовкой пряжи, браковкой полотна. Полотно от ткачей принимали не весь день, как теперь, а три раза в день: утром, в полдни и вечером. Весил и записывал куски Г.И.Дворников, браковал (перелистывал) Карамышев. Ткачи стоят с кусками в очереди и вот начинаются философские рассуждения Карамышева с ткачами на житейские темы, Карамышев бракует и говорит. Его собеседниками были большею частью речистые Анисим Маеров, Андрей Соколов из Чудинова и др., иногда в разговор вмешивались и другие ткачи. Карамышев был ловкий, строгий, преданный делу работник.

    Гавриил Петрович Новосилов был толстый, добродушный человек, но и при всем добродушии один раз попал в беду. В конце 1870 или начале 1880г.г. в сушилке перевешивали пряжу под надсмотром Новосилова, в числе рабочих был отставной солдат, вот Новосилов за что-то обругал его, солдат возразил "Ты не смеешь меня так ругать, я государю императору столько-то лет служил", а Новосилов распаляясь, "А мне черт с тобой, да и с государем императором". Солдат сейчас же донес, из Владимира приехал жандармский полковник, произвел следствие. Новосилова все одобрили: человек смирный, не мог он этого сделать.

Вызвали его во Владимир, приехал с замиранием сердца, не знает что с ним будет, но на счастье с кем-то разговорился и тот научил его, что делать: по его совету Новосилов отправляется в ту церковь, где жандармский полковник был церковным старостой, шла служба, Новосилов покупает у старосты-полковника свечи, расставляет их на глазах старосты у икон и усердно молится: это подействовало, пришел к полковнику, на допросе показал, что не государя ругал, а сказал, что "Мне черт с тобой, что ты государю императору служил." Полковник обошелся с ним мягко, сделал выговор и отпустил домой.

    Про администрацию рабочие составляли частушки, вроде таких: "Как в конторе керосин, сидит Гришенька красив"(это женская, Дворников действительно был красивый, молодой), "Как в фабрике рукомойник, ходит Спиридон разбойник" (про Камышева). В Ярцеве при битье свай рабочие припевали: "Часы наши с переводом, по субботам задним ходом". "Эй, дубинушка "ухнем..." Действительно была молва, что Демидов для удлинения рабочего времени переводил иногда часы назад, но верно ли это не знаю. Что часы переводились в некоторые дни, например, в субботу, для того чтобы не зажигать вечером огня, это было.

    Около 1885г.Ткацким мастером приглашен был Илларион Меркулович Груздев. Хотя он был и без образования, только практик, но мастер был первоклассный. До него машины были разбиты, порядку не было. Он все это наладил, машины стали капитально ремонтировать, потребовал добавки новых машин сновальных, стригальных, колландр, махалочных и обыкновенных станков, усилил ход, увеличил выработку. Всю фабрику подчинил себе и так как "два медведя в одной берлоге не уживаются", Карамышеву пришлось уйти.

     Груздев был маленького роста, но коренастый. Рабочие за рост его прозвали "аршин с шапкой", он ходил в высокой шапке. Служил он всего два раза, первый раз дольше, второй меньше (до 1914г.). Причем второй раз он хотя и служил хорошо, но перестал подчиняться директорам, исполнял свою волю, а их не слушал и его заменили другим.

    Но вот что значит хороший мастер. При Груздеве все машины работали хорошо, без прогулу, а после него у одного мастера разладилось дело из-за початок (уток): не хватает початок и только, один день гуляет без работы 100 станков, другой 200, гуляют по неделям дело не налаживается и это не один раз. У другого мастера не гуляли из-за початок, но стали по 100, по 200 станков гулять из-за основ. Ткачи сидят на лавочках у фабрики, гуляют в городе "нет основ". Что хочешь делай. Бились, бились, позвали опять груздева, наладил. Прибавил машин, так как початочников зимой работало больше, чем летом, он зимой наработает початок в запас, заколотит в ящики и вынесет в палатки, а летом берет их, шлихтовалки пустил сменно. Опять прогулов не стало, а у других не хватало смекалки во время заметить, что угрожает производству. За прогулы заработная плата не оплачивалась.

    За все время существования фабрики было три самых хороших мастера: 1)еще до меня (до 1876г.) был Перцев или "перец" (Хороший мастер, но сильно выпивал), 2)Груздев, 3)Григорий Иванович Панников. Аркадия Андреевича Максимова, выученика Григория Ивановича и работавшего под его руководством я считаю за одно с Григорием Ив. Панниковым.

    Отдельной школы при фабрике "Свободный пролетарий" никогда не было. Официально считалось, что Ярцевская школа того-же хозяина Демидова обслуживает все три его фабрики, но туда ходили учиться немного: далеко, учились в городских школах и то очень мало.

    Медицинская помощь была слабая, больница и амбулатория на все 3 фабрики была одна и тоже в Ярцеве, в ней был один фельдшер Михаил Никифорович Поляков (большой шутник, пересыпавший речь матерщиной), доктор Константин Васильевич Беляев наезжал из города только временно в некоторые дни. Ходили в Ярцево рабочие только в более серьезных случаях, а то далеко и много прогула. Новую больницу в Ярцеве (существующую теперь) открыли в октябре 1892г. Тут уже стал постоянный врач Николай Алексеевич Беляев, два постоянных фельдшера, акушерка Ольга Дмитриевна Горская (с 1893 по 1927 год). В числе фельдшеров долго служил (с 1902 по 1918 год) Валерьян Егорович Старцев, пользовавшийся славой искусного лекаря.

    При ткацкой приемный покой открыт в апреле 1892г. До новой больницы родильного приюта не было. Родили дома. Работали в фабрике до самых родов.

    Когда женщины ткачихи уходили родить, их станок заставляли другим ткачем, по возвращении после родов (недели через две) эту женщину зачисляли в запасные и давали станок тогда, когда до нее дойдет очередь.

    Ткацких станков на фабрике "Свободный пролетарий" было в 1877-78г.г. 322, в том числе вновь ставившиеся тогда (по случаю усиленного требования полотна для войны) новые станки в "тащиловке" и "щемиловке" (бывшие ручные шпульни в первом этаже старого корпуса). Так как помещения эти были низки, то одно из них углубили, землю вынули, увеличили в тащиловке окна, а в щемиловке этой переделки не было, так как боялись, чтобы под напором с'езда шоссе с горы стены корпуса не упали. Прозвали эти отделения так ткачи, которые всему давали свое шутливое название, так привезенных тогда для новых отделений ткачей из вичугского края прозвали "волонтерами", 4-й этаж теперь 3-й звали "голубятником". Рабочих на фабрике "Свободный пролетарий" было (при сменной работе) до 1000 человек.

    Пособий за время болезни, родов и пенсий в старину не платили, но уступая духу времени, все-же крупные фабрики стали постепенно это вводить от себя, так т-во Демидова с 1890 года стало ежегодно отчислять суммы из своих прибылей в благотворительный комитет рабочих и служащих, для вспомоществования таковым из процентов с этого капитала. С этого времени стали выдавать понемногу пенсии главным образом по 3 руб. в месяц на рабочего, пособия сиротам, пособия по болезни в размере 1/3 заработка стали платить уже позднее после 1905 года, на роды в конце 1905 года.

    Баня при фабрике "Свободный пролетарий" устроена в конце 1870 годов, та же самая, но в баню рабочих мыться не пускали несколько лет. Мылись только дворовые и др. Прачечной не было, устроили ее уже после революции 1917 года. Стирать белье приходилось дома, где и без того тесно, а полоскать на Клязьме, много тут простуживалось народа.

    Несчастные случаи в старину, когда машины не имели надлежащих ограждений (их устроили уже позднее, в конце 1880-х или начале 1890г.г.), были нередко. Раз измололо на приводе человека, у которого под ремень забрало рубашку; у смазывальщика на приводе забрало рукав и оторвало руку, в катки калландры забирало пальцы рук; одного ткача (молодого парня) убило батаном станка. Он остановил станок и залез под него подвязывать нитку или делать что-то другое. Соседка, уходившая в это время от станка, подошла видит станок соседа стоит, его нет, хотела услужить: пустила станок, батаном голову ткача и прихлопнуло, смерть была моментальная. На новоткацкой фабрике при ремонте гидравлического пресса разорвало цилиндр и убило наповал слесаря Петра Краснова. Было много и легких случаев.

    Что замечательно, так это то, что за все время существования старой ткацкой фабрики (на моей памяти с 1876 года) не было на ней ни одного пожара, полы, потолки деревянные, горел газ ничем не закрытый и все обходилось благополучно. Были, конечно, ничтожные: то початочное веретено проработает подпятник, упадет на пол и, просверливая его, вызовет огонь, были и другие подобные мелочи, но крупных ни одного.

    На ново-ткацкой фабрике, тогда бумаго-оберточной, ночью на 18-е июля 1900 года был большой пожар, загорелся материал для бумаги в варочном отделении, где не было сводов (кроме этого отделения вся фабрика была со сводами), огонь выбрался под крышу и там разыгрался, сгорела крыша на двух-трех корпусах. Фабрика не была застрахована, убыток получился около 10 тысяч рублей.

    А то еще до меня, т.е. до 1876 года, был на дворе бумажной фабрики пожар от воды. Был большой весенний разлив реки, двор бумажной фабрики затопило, вода подошла к деревянному сараю с строевой известью, последняя намокла, получилось самозагорание и сарай сгорел, тушили с лодок.
 

м) Сельско-хозяйственное общество.


    С целью поднятия сельского хозяйства группа сочувствующих этому делу лиц (Андрей Алексеевич Березин, Федор Андреевич Соколов, Николай Александрович Сизяков, Н.Г.Дуничкин) и другие учредили в 1903 году сельско-хоз. О-во.

    Для показательной работы завели опытное поле верстах в 3-4 от города по направлению к деревне Чудиново; устраивали в городе ежегодно осенью при общественном саде выставки. Раздавали награды.
 

н) Животноводство.


    Любителями хороших лошадей из владельцев их в прежнее время были: Демидов Василий Федорович, Демидов Василий Васильевич, Голубев Николай Диомид., Чичеров Николай Иванович, Демидов Андрей Васильевич и др. Демидовы (указ.Выше) ездили почти всегда летом в шарабане, зимой на санках и при этом правили сами, а кучер сидел рядом.

    Хороший рогатый скот держали: Демидов Василий Фед. (У него в Ярцеве был скотный двор), Демидов Б.В., Дедюхина Глафира Осиповна (дочь О.О.Сенькова, у нея был тоже скотный двор коров симментальской породы, служивший рассадником по городу и уезду), Благовещенский монастырь и др.

    Количество лошадей и рогатого скота в городе было (по отчетам городской управы по рубрике "Сбор за пастьбу скота"):
 

- 1911 г. 1913 г. 1914 г.
Лошадей 25 33 36
Коров 425 425 417
Телят, овец и коз 114 124 137


    Дополнение к отделу "фабрики"
    Относительно фабрики Кашина у меня сложилось убеждение, что фабрики Кашина, Шелапутиной, потом уже Елизарова это одна и та же фабрика. Основания следующие:

    а)как сказано выше в 1801г. вдовы Прасковья Ивановна и Екатерина Григорьевна Кашины продали свой покос "красильников" С.Я.Воронкову,

    б)Екатерина Григорьевна Шелапутина продала в 1820 и 1822г.г. фабрику и дом Григорию Семеновичу Елизарову,

    в)местонахождение дома Золотова показано "за кашинским мостом". Обращает на себя совпадение имен "Екатерина Григорьевна" Кашиной и Шелапутиной, надо полагать, что это было одно и тоже лицо. Сын Прасковьи Ивановны Кашиной Иван, вероятно, был женат на Екатерине Григорьевне, но до 1801 года в молодом возрасте умер, в этом году его жена была уже вдовой. В 1812 году во время нашествия французов московские богачи выехали из Москвы в разные места, в том числе и в Вязниках (об этом говорил и мой отец). В числе этих богачей, приехавших в Вязники, вероятно был и Шелапутин, он здесь, надо думать, женился на молодой богатой вдове Екатерине Григорьевне Кашиной и в свою очередь к 1820 году тоже успел умереть. Екатерина Григорьевна опять осталась вдовой, но уже московского купца Шелапутина, под которой фамилией и продала дом и фабрику Елизарову.

    Подтверждении этой версии я спрашивал у Софьи Васильевны Вороновой, сестры Владимира Вас. Елизарова (имеющей теперь 84 года от роду), но память ея, к сожалению, настолько уже ослабла, что она ясного ответа дать не могла. Ничего я не мог добиться и у других Вязниковских стариков.

    О Василье Устиновиче Водовозове я дополнительно от старожилов узнал, что его небольшая полотняная фабрика (вероятно, упоминаемые выше в пункте 2-м две светелки по новой улице) была на том месте, где теперь старая полотняная фабрика "Парижская коммуна", что Сеньков по переезде в Вязники купил ее, а вместе с нею и полукаменный дом Водовозова, стоявший на том месте, где теперь дом б.Сергея Ив. Сенькова, что Водовозов был раньше очень богатый человек (деньги ему, медные, привозили целыми обозами), но что во время бывшего в Петербурге сильного наводнения вода затопила его склады с полотном, полотно намокло и пока весть об этом шла к Водовозову в Вязники (телеграфов и железных дорог не было) и пока он на лошадях ехал в Петербург, полотно успело изопреть, и он вследствии этого разорился и что будто бы (по словам покойного Федора Николаевича Бурнакина) последние годы своей жизни (умер в 1827 году) был сторожем при Покровской им построенной церкви.

Назад   -   Следующая страница

 
 
    Напишите нам Гостевая

     

 





В приложении (Писцовые книги слободы Мстёры) Голышева И.А. 'Богоявленская слобода Мстера. История ея, древности, статистика и этнография высказано мнение, что впервые Сеньковы упоминаются как жители Мстёры в 1628 году. '...быв будто предки наши города Вышнего Волочка Новогородской губернии поселены в Богоявленской слободе, Мстёре тож Вязниковского уезда. В какое время перешли из Вышнего Волочка, может тогда, когда было военное время, были за графом Петром Ивановичем Паниным, потом 1797г. в приданстве за Паниной к Тутолмину.

русские, туристы, юмор
-

гороскоп

centrecentre


До сих пор почти ни чего не было известно об одной из самых интересных работ в коллекции картин С.И. Сенькова , находящейся в Вязниковском историко-художественном краеведческом музее, - картине "Неизвестная"
    Проходим по залам Вязниковского музея- очень красиво, отличная коллекция выставки быта и жизни .
Нажмите на картинки




Анимация Разные надписи, картинки Разные надписи бесплатно

В приложении (Писцовые книги слободы Мстеры) Голышева И.А. 'Богоявленская слобода Мстера. История ея, древности, статистика и этнография' высказано мнение, что впервые Сеньковы упоминаются как жители Мстеры в 1628 году. '...быв будто предки наши города Вышнего Волочка Новогородской губернии поселены в Богоявленской слободе, Мстере тож Вязниковского уезда. В какое время перешли из Вышнего Волочка, может тогда, когда было военное время, были за графом Петром Ивановичем Паниным, потом 1797г. в приданстве за Паниной к Тутолмину.



МАСТЕРСКАЯ ЕЛЕНЫ ДМИТРИЕВОЙ

Нажмите на фотографию.
Участники проекта рассказывают о фотографиях, хранящихся в семейных альбомах.
Героями этого выпуска стали Клавдия Петровна Коровякова - известный в Вязниках учитель русского языка
и литературы и её внучка Елена Дмитриева



https://img-fotki.yandex.ru/get/3110/dkartasheva.e/0_7878_329dd506_M.gif

Цыплев Владимир Рэмович

 

 

 

 "Деловой Мир России" - МК АИФ
ИНОСМИ Уроки истории 20 века rufact.org | Главная Генеалогия Генеалогия Краеведческое общество Ополье Московские зарисовки Похудела ОЧЕНЬ сильно, сразу -20кг с помощью этого напитка. Жир больше не греет! савва. Рисунки Васи Ложкина. савва. савва. АДМЕ. 20 хитростей, которые сэкономят кучу времени при уборке Саша Черный Газеты 1913 года Древо Жизни - компьютерная программа для построения родословной 'ПРАВОСЛАВНЫЙ СОЦИАЛИЗМ' - РЕЛИГИЯ АНТИХРИСТА

Кольцо Патриотических Ресурсов Сайт-архив эмигрантской прессы Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет Георгиевская страница от Jus'a

История на фоне войн. Некоммерческий Фонд ПАМЯТЬ ЧЕСТИ Русский Обще-Воинский Союз Русская военная эмиграция. 1920-1940 гг. Красноярское общество Мемориал Краеведческий сборник

MilitariaWebring.com POISK COINSS - Кладоискательство, военная археология, экипировка РККА, Оружие Ркка, Фотогалерея, Полезная информация, Магазин, ссылкигерои первой мировой Книга Памяти Украины Баннер.Бессмертный барак о защитниках Отечества, погибших и пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны, а также в послевоенный период (ОБД Мемориал).Главная цель проекта - дать возможность миллионам граждан Баннер. Газета.ру Vojnik — Национальное Возрождение России История на фоне войн. АРХИВЫ.


Фотографии Цыплева В.Р.
Вязники
Центральный архив Министерства Обороны РФ Мемориал Подвиг народа Календарь победы 1943-1945
https://www.ok.ru/video/237712249124
военно-технические журналы XIX - начала XX вв. из фондов библиотеки http://www.nounb.sci-nnov.ru/vExp/23.php
http://www.nounb.sci-nnov.ru/vExp/23photo/20.jpg