На главную
 
Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н.Ельцина
 
 

Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н.Ельцина



С.А. Белобородов. СТАРООБРЯДЧЕСКАЯ РУКОПИСНАЯ КНИГА
Чтобы прочитать Очерк, нажмите на фотографию

Старший преподаватель. кафедры археологии и этнологии Уральского ГУ им. А. М. Горького, Екатеринбург
Белобородов Сергей Анатольевич

 
Тел.:   +7 (343) 350 74 1; + 7 (343) 350 27 08

(ЛАИ УрФУ)

Родился в Свердловске в 1966 г. После окончания средней школы поступил на исторический факультет УрГУ в 1983 г. В 1985-1987 гг. проходил службу в рядах СА. Закончил УрГУ в 1990 г. по специальности историк-архивист.
В том же году зачислен на должность м.н.с. в Отдел истории книги Центральной научной библиотеки УрО РАН. Последовательно занимал должности научного сотрудника и старшего научного сотрудника ЦНБ.
В 1997 г. переведен на должность научного сотрудника в Лабораторию археографических исследований УрГУ (с марта 1998 г. до настоящего времени - ведущий инженер ЛАИ) .
С 2003 г. утвержден в должности ассистента кафедры археологии, этнологии и специальных исторических дисциплин (по совместительству).
Читает курс специальных исторических дисциплин на очном и заочном отделениях исторического факультета УрГУ. Кроме того, разработаны и ведутся специальные курсы 'История книги' и 'История старообрядчества'.

Заниматься научной деятельностью начал еще в студенческие годы (ежегодные археографические экспедиции, участие в конференциях различного уровня, опубликовал 5 статей). В числе сотрудников Уральской объединенной археографической экспедиции принимал участие в 17 летних и 5 зимних полевых сезонах. Прошел путь от стажера до заместителя начальника экспедиции.

Всего же с момента начала трудовой деятельности до настоящего времени опубликовано свыше 100 научных и научно-популярных работ.
Среди них: одна монография (Столица северного края. Очерки истории Самарова - Остяко-Вогульска - Ханты-Мансийска. М., 1996) и шесть коллективных монографий (Сибирская икона. Омск, 1999; Очерки исто-рии старообрядчества Урала и сопредельных территорий. Екатеринбург, 2000;
Очерки истории культуры и быта старого Невьянска. Екатеринбург, 2001; Кондинский край XVI - начала XX вв. в документах, описаниях, записках путешественников, воспоминаниях. Екатеринбург, 2006;
Дети горы Благодать. Екатеринбург, 2006; Русское медное литье. Избранные памятники в собраниях Урала. Екатеринбург, 2008). В 2005 и 2007 гг. были опубликованы два тома 'Сводного каталога книг гражданской печати XVIII - первой четверти XIX вв. в собраниях Урала', созданного совместно с Е.П. Пироговой, общим объемом свыше 80 печатных листов.

За участие в работе над книгами 'Уральская икона' и 'Сибирская икона' в 2000 г. удостоен премии им. О.Е. Клера Министерства культуры Свердловской области.


кандидат исторических наук, ассистент
 

"О НОВОМ ИКОНОПИСНОМ ПОДЛИННИКЕ В ДРЕВЛЕХРАНИЛИЩЕ ЛАИ УРФУ И ЕГО ВЛАДЕЛЬЦЕ"

Одним из важнейших вопросов, над решением которого в по-следние годы усиленно трудятся исследователи, занимающиеся из-учением уральского иконописания, является установление имен и реконструкция биографий иконописцев, работавших на Урале в- начале XX вв.
Благодаря работам Ю.А. и Н.А. Гончаровых [6], В.И. Байдина, [1], автора настоящей статьи [3] и других ученых теперь нам известно о нескольких десятках уральских мастеров- иконников.
Пополнять этот список с каждым годом становится все сложней. В этой связи, особый интерес вызывают любые материа-лы, которые помогают 'открыть' новые, еще не звучавшие ранее имена.


В конце 2006 г. уральским археографам представилась возмож-ность получить для копирования Иконописный подлинник, храня-щийся в одном из частных собраний Екатеринбурга.
По нижнему полю рукописи на листах 13-148 читается следующий текст:

"Сия книга, глаголемая Подленик, принадлежит Мстёрской слободы кре-стьянину Александру Васильеву Сенькову, а писал его Александр Сеньков сам своею рукою, холост, семнадцати лет, то есть сего ты-сяча восемьсот [сорок] второго года месяца октября.


(Родился в 1825-1826 г.р.)
Она сия книга Подленик писать по канону'.

Безусловно, наличие на книге, которая была основным спра-вочником для любого профессионального иконописца, владельче-ской записи, свидетельствующей, что этот, тогда еще абсолютно неизвестный нам человек, был связан с одним из самых знамени-тых центров иконного писания России XIX в. вызвало определен-ный интерес.
Вскоре выяснилось, что судьба А.В. Сенькова самым тесным образом переплелась с Уралом: он прожил здесь несколько десятилетий, продолжая заниматься живописью и писанием икон, хотя основным его занятием стало изготовление на заказ вывесок.
Некоторое время он даже руководил деятельностью екатеринбург-ского цеха живописно-малярного ремесла. Кроме того, Александр Сеньков занимался обучением молодых живописцев и оставил по-сле себя достойных учеников, среди которых, например, известный уральский мастер Н.В. Зубрицкий .

Картинка отсюда: Нажмите на фотографию


Приведенные факты, а также некоторые другие соображения подтолкнули нас обратить более пристальное внимание и на руко-пись и, конечно же, на личность самого А.В. Сенькова. В свое время известный историк архитектуры, хорошо знавший Владимирскую землю, А.А. Тиц написал, что 'История рода Сеньковых могла бы послужить темой для исторического романа.
Выходцы из Вышнего Волочка, Сеньковы в беспокойные годы начала XVII века покинули насиженные места и после утомительных скитаний осели в тихом Богоявленском погосте - так именовалось тогда будущее село Мстёра.
В ряде описей, скаредно точно выявлявших тягловые души, на-чиная с 1628 года, встречаются Пахомка да Ивашка Сеньковы' [10, с. 42-43].

Сеньковы


В XIX в. многие представители разветвленного рода Сеньковых связывали свою судьбу с ремеслом, которое в то время стало 'гра-дообразующим' занятием жителей Богоявленской слободы, более известной как Мстера - иконописным промыслом.

В начале XX века в Мстере проживали 3465 человек, из них 800 были иконописцами.
А. Курочкин. 'Иконописная мастерская'. Русские, Владимирская обл. РФ, Вязниковский р-он, пос. Мстера, МАЭ РАН, начало XX в
Нажмите на картинку слева
В 1911 году во Мстёре было 18 иконописных заведений, 8 - ризочеканных, 24 - фольгоуборных, 4 - киотных, 3 - фольгопрокатных завода. , 3 - кирпичных , 4 - сапожных, 1 - столярное, 1 - позолотное и 1 - тележное. Кроме этих производств работали клеёночная фабрика, кожевенный завод и 30 торговых лавок".
А еще достаточное количество производств имелось окрест центра. Так, в Никологородском погосте, что в 25 верстах от Мстёры, меднолитейное производство было поставлено на поток.

Во второй половине XIX в. известный владимирский краевед И.А.Голышев приводит следующую характеристику: 'Иконы медные разделяются на 4 категории: Загарские (Гуслицкие)[6] , Никологорские (Никологорского погоста), Старинные или Поморские (для раскольников Поморской секты) и Новые. Новые предназначаются для православных, а Старинные - для раскольников, которые льются с особыми для них рисунками'[7].


Оценить хозяйственную деятельность жителей Мстёры можно по списку жителей Мстёры, подвергнутых реквизиции и раскулачиванию

 


СЕНЬКОВ Степан Петрович(24.08.1857-1932)
Дом Сенькова Степана Петровича, ул. Ленина,10. Дом моего прадеда - каменный, белый как церковь, одноэтажный. Он до сих пор стоит. У Сенькова Степана Петровича было 8 детей. Сыновья: Сеньков Михаил Степанович, Сеньков Василий Степанович, Сеньков Пётр Степанович, Сеньков Павел Степанович.
Дочери: Сенькова Мария Степановна (в замужестве Морозова),
Сенькова Елизавета Степановна (в замужестве Демидова),
Сенькова Антонина Степановна (в замужестве Семерикова),
Сенькова Елена Степановна (в замужестве Борисова).
Прадед был иконописцем и имел иконописную мастерскую. Ещё я знаю, что у него была лавка, в которой продавались иконы. Приезжали покупать из сёл и городов.



 


Спас Недреманное око
309 П.С. Сеньков и В.С. Сеньков. Спас Недреманное око. Мстера. 1918. Дерево, темпера 31,2 ( 26,7 ( 2,3 см)
СЕНЬКОВЫ Петр Степанович и Василий.Степанович. Иконописцы из Мстеры, братья. Работали во второй пол. XIX в. (Тарасов, с. 168). Мастерская Сеньковых выпускала дорогие иконы, которые распространялись не только в старообрядческой среде, но и среди новообрядцев. (Статья Михаила Красилина в книге 'И по плодам узнается древо:', стр. 589-592, цв. илл. на стр.588-591)


 


Сеньков Михаил Степанович (13.11.1890 - 1924)
Сын Сенькова Степана Петровича - Сеньков Михаил Степанович был художником и иконописцем
До революции, благодаря своему мастерству, был приглашен в Нижний Новгород для реставрации собора. Михаил Степанович преподавал иконопись в Крестовоздвиженском монастыре, который находится в Н Новгороде в районе площади Лядова.
Михаил Степанович 1890 года рождения, умер в 1924 году от тифа. Жена его осталась с пятью детьми и ей пришлось продать его картины и иконы в Молдавию в село Кожницы.
По словам его дочери Веры Михайловны (1917 г. рожд.) последнюю икону увезла внучка Михаила Степановича в Мексику.

17 августа 1823 года состоялось освящение главного собора монастыря - в честь Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня. 30 июля 1825 года был освящен правый придел - в честь Похвалы Пресвятой Богородицы и во имя священномученика Дионисия Ареопагита. 20 августа 1825 года был освящен левый придел собора - во имя святителя Иннокентия Иркутского, по желанию благотворителей, купцов Басниных. В подклети под алтарем храма была позднее устроена церковь-усыпальница во имя Иверской иконы Божией Матери. Здесь впоследствии были погребены все настоятельницы обители.
Пятиглавый собор имел форму правильного креста с центральным деревянным куполом. Равноконечный крест собора величиной 35 на 35 метров.
После революции монастырь был закрыт, собор пустовал. Потом здание было передано машиностроительному заводу имени Свердлова. Усыпальница в бывшей Иверской церкви использовалась заводом для сброса мусора. Здесь несколько десятилетий находилось гальваническое производство. Собор возвращен верующим в 1995 году. 27 сентября 1999 года в нем состоялось первое богослужение.
В настоящее время в соборном храме идет реставрация. Под многими слоями известки и грязи обнаружились участки хорошо сохранившейся стенной росписи. Причем роспись открылась сама по себе: на богослужении штукатурка отпала и обнаружились лики святых великомучениц Веры, Надежды и Любови. Сейчас реставрация росписи продолжается.
После расчистки нижнего Иверского храма в церкви-усыпальнице освидетельствованы останки предположительно шести игумений Крестовоздвиженского монастыря, обретенных в подклети Иверского храма.

По статье в 'Журнале Московской патриархии' ? 9 2006г


 


СЕНЬКОВ АЛЕКСАНДР СЕМЕНОВИЧ (1882-1953)
Иконописец. Реставратор. Художник-миниатюрист. Родился в Мстере. Работал в иконописных мастерских Мстеры и Москвы. Занимался реставрационными работами. Один из орга-низаторов “Артели древнерусской живописи” (1923). Начинал освоение миниатюры как мастер-исполнитель. Творческой работой занялся с конца 1940-х гг. Участник художественных выставок.


Точное количе-ство людей, занимавшихся в Мстере в первой половине XIX в. ико-нописью, установить почти невозможно.
И.А. Голышев приводил данные начала 1860-х гг., что из 1183 жителей Мстеры мужского пола (в число которых входили 5 купцов, 11 отставных нижних чи-нов и 1167 крестьян) иконописным ремеслом занимались 449 чело-век (т.е. около 38 %). Правда, в примечании он отметил, что посчи-таны только 'старшие домохозяева, главы семейств' [5]. На самом же деле, численность мстерских иконописцев, скорее всего, была значительно большею.

Нажмите на картинку
Картина Мстёрский офеня. Художник Слав Сергеевич Пирожков.
В российской истории существует интереснейший пласт социально-экономических отношений в сфере деятельности двух взаимосвязанных между собой социальных групп. С одной стороны - это старообрядческие общины различных согласий. С другой - офени, в нашем случае офени-иконщики, имевшие взаимовыгодные экономические связи в среде старообрядцев. Обслуживание старообрядческого благочестия, в том числе и за пределами Российской империи, породило специфическую форму торговых отношений, скрытых от официальной государственной бюрократической машины. Поскольку основным компонентом этой торговли являлась икона, необходим был и особый тип юрких, оборотистых посредников между иконописцами-подстаринщиками и старообрядческой средой.

Село Мстера Вязниковского у. - центр офенства. Почти все жители Мстеры, как и сел Холуй и Палехи, занимаются иконописанием. В самой Мстере офень немного; они съезжаются из близлежащих сел осенью, нагружают целые возы офенским товаром и отсюда уже развозят его во все концы России.

......

видно, что у офеней-иконщиков было много собратьев по ремеслу: продавали не только иконы. Но сразу необходимо выделить, что очевидно только в России ремесло торговца в разнос было так тесно связано с иконным делом и народной религиозной жизнью.

.....

ТЮЛИН.

Известный иконописец. В нач. XX в. им был расписан храм во имя Воскресения Христова (ныне - во имя Успения Пресвятыя Богородицы) - на Рогожском кладбище (Старообрядчество, с. 298)

ТЮЛИН Александр Алексеевич (род. в 1883 г. – умер в 1920 г.). Мстерский иконописец. Сын иконописца Алексея Васильевича Тюлина. Занимался преимущественно реставрацией икон для коллекционера С.П.Рябушинского. (Герольд Вздорнов, статья “Живая старина” в журнале “Наше наследие”, 28/ 1993).

ТЮЛИН Алексей Васильевич (род. ? - умер в 1918 г.). Иконописец-реставратор из Мстеры. В 1863-1864 гг. выполнял работы по реставрации в Благовещенском соборе Московского Кремля. Выполнял работы по реставрации икон для Рябушинского. (Вздорнов, с. 112, 199, 302; Косцова I, с. 404).

ТЮЛИН Афанасий Михайлович. Иконописец из Мстеры. (Вздорнов, с. 199)

ТЮЛИН В. Иконописец и реставратор, выходец из Мстеры. Работал в мастерской В. П. Гурьянова. Занимался реставрацией икон. (Бобров, с. 150; Смирнова, Московская иконопись, с. 278)

ТЮЛИН В.А. Иконописец и реставратор. Участвовал с Г.О.Чириковым, И.И.Сусловым, Е.И.Брягиным в работе по реставрации иконы А. Рублева “Троица”, в 1919 г. (Николаева, с. 17)

ТЮЛИН Д. М. Иконописец из Мстеры. В Петербурге в школе при Обществе поощрения художеств с 1909 по 1913 гг. руководил иконописной мастерской.

ТЮЛИН Е. Вероятно иконописец. Его инициалы имеются на прориси с иконы XVII в. "Леонтий Ростовский", 1899 г. Внизу листа, справа подпись: "ТЕ.". (Маркелов II, т.1, атлас 150)

ТЮЛИН И.В. Мстерский иконописец и реставратор кон. XIX - нач. XX в. (Маркелов II, т.1, с. 46)

ТЮЛИН И.И.. Реставратор, выходец из Мстеры. С 1918 г. работал в ГРМ, был основным реставратором древнерусской живописи с 1918 по 1935 гг. (Бобров, с. 67, 155)

ТЮЛИН Иван Иванович. Tjulin, lvan lvanovic, Mstera 1906 3 Heilige (Kurt Eberhard)

ТЮЛИН И. М. Реставратор, выходец из Мстеры. С 1918 г. работал в ГРМ. (Бобров, с. 67)

ТЮЛИН Иван Яковлевич. Иконописец, выходец из Мстеры. Известен по подписи на иконе из собр. Государственного музея истории религии "Богоматерь Тихвинская", 1912 г., размер: 92,5х71. (Инв. N НВ-1043-IV). (Православие, армия и флот России, цв. илл. 5) Возможно, сын Якова Васильевича

ТЮЛИН М.В. Мстерский иконописец и реставратор кон. XIX - нач. XX в. (Маркелов II, т.1, с. 46).

ТЮЛИН Михаил Иванович (род. в 1876 г. – умер в 1964 г.). Известный московский реставратор. Реставрировал иконы для коллекционера икон И.П.Носова. В 1918-1919 гг. работал во Всероссийской реставрационной комиссии. В 1920 г. работал в ГЦРМ, выходец из Мстеры. В 1919 г. совместно с И.И.Овчинниковым, И.И.Сусловым, А.А.Алексеевым раскрывал иконы деисусного чина А.Рублева (т.н. Звенигородский чин). В 1926 г. им раскрыта икона Прокопия Чирина “Никита воин”. (Смирнова, Московская иконопись, с. 263, 277, 306; Косцова I, с. 404)

ТЮЛИН М.М. Реставратор. В 1920 г. работал в ГЦРМ. (Смирнова, Московская иконопись, с. 261)

ТЮЛИН Н. Иконописец. Известен по подписи на иконе "Вознесение Господне", 1889 г. Подпись слева: "Н.Тюлинъ в 1889 г." (Siilin, с. 31) В Москве жил Тюлин Никифор, торговец древностями из Мстеры. (См. Вздорнов)

ТЮЛИН Н. Алексеевич. Мстерский иконописец. Сын иконописца Алексея Васильевича Тюлина и брат иконописца Александра Алексеевича Тюлина.

ТЮЛИН Яков Васильевич. Иконописец второй пол. XIX в. из Мстеры. Брат Алексея Васильевича Тюлина. Работал в Москве. Занимался реставрацией. В собр. Н.П.Лихачева находилась икона с надписью: "Поновлен сей чин. Иконописец Яков Васильевич Тюлин. В Москве 1889 года января 4". (Бобров, с. 150; Вздорнов, с. 199)


О мстерской иконописи издано множество работ. Для нашей за-метки определенный интерес представляют несколько положений, рассмотренных в диссертации В.В. Баранова , которую можно на-звать новейшими и самым интересным исследованием, существен-но изменившим современные представления о мстерском иконописании.

-      
Искусство иконников Богоявленской слободы Мстёры, как одного из крупнейших центров старообрядческого иконописания, имело оригинальные особенности. Иконопись региона (Палеха, Мстеры и Холуя) называли 'суздальской' потому, что до учреж-дения губерний (1778 г.) они находились в Суздальской епархии. 'Суздальский' иконный промысел XVII - начала XX вв. не имел прямого отношения к древней владимиро-суздальской иконописной школе.

-   
Иконописный промысел Мстеры зародился не в XVII веке, как было принято считать ранее, а лишь в начале XVIII столетия.

-    
Заимствовали мстеричи иконное-ремесло, судя по всему, у жи-телей расположенного неподалеку Холуя. В свою очередь появле-ние иконного промысла Холуя и Шуи связано с тем, что эти насе-ленные пункты относились к подворьям Троице-Сергиевой лавры.

 

-    

Мстерская иконопись
Иконописание возникло в Богоявленском мужском монастыре в 17 в. и к середине 18 в. распространилось в Богоявленской слободе Мстера, став одним из основных занятий ее мужского населения. Постепенно из небольших семейных производств выросли достаточно крупные мастерские с числом наемных иконописцев до тридцати человек. Наиболее известными были мастерские С. А. Суслова, И. П. Догадина и В. А. Шитова. Иконописный стиль Богоявленской слободы 18—19 вв. определялся запросами старообрядцев, стремившихся к сохранению древнерусской иконописной традиции: образцовой считалась иконопись древнего Новгорода, Москвы 16 в. и Русского Севера — так называемые «северные (поморские) письма». Для икон этого направления характерен сдержанный темный колорит, изысканные плоскостные орнаментальные композиции, ковром покрывающие иконную доску, и умеренное применение золота для проработки деталей.
К началу 19 в. иконы мастеров Богоявленской слободы продавались по всей территории России, а также в других православных странах — Румынии, Сербии, Болгарии.
Роль И. А. Голышева в развитии мстерской иконописи
Большую роль в развитии искусства мстерских иконописцев сыграл ученый, просветитель и общественный деятель Иван Александрович Голышев , выходец из крепостных крестьян Богоявленской слободы. В конце 1850 — начале 1860-х гг. он открыл в селе Сарское-Татарово близ Мстеры сельскую литографию, где печатал лубочные картинки, «Альбомы русских древностей». Печатные рисунки на темы русских сказок, песен, былин, житий святых расписывались на дому женщинами и детьми. И. А. Голышев занимался сбором и изучением древних рукописей, состоял членом восьми научных обществ России, однако главным делом его жизни было изучение истории древнего мстерского иконописного промысла, достигшего к середине 19 в. своего наивысшего расцвета.
Мстерские иконописцы в Москве и в других городах

Загадка Сузунского мастера, и не только


Тема 'Сибирская народная икона' всегда была интересна для учёных нашего края, в том числе и для сотрудников Новокузнецкого художественного музея.
Информации и литературы по данному вопросу в то время не было никакой, и для всех учебником в этом направлении стала статья Надежды Глебовны Велижаниной 'Народные иконы Новосибирской области из Новосибирской картинной галереи'1 (журнал 'Музей', 1983 г.).
Для меня как исследователя интересной в этой статье была информация о существовании в Сузуне иконописной мастерской, где якобы работали несколько народных художников, имена которых, к сожалению, утрачены. Наиболее ценный материал статьи - данные о последнем сузунском иконописце Иване Васильевиче Крестьяникове (1858-1941) и характерных чертах его икон.
С этой статьёй я познакомился лет шесть назад. Возникло желание попасть в Сузун, чтобы воочию увидеть иконы И. В. Крестьяникова и, если повезет, на основании этих работ атрибутировать и другие встречающиеся мне иконы как иконы одного из самых известных сибирских иконописцев.
О сибирской иконописи. Иконы Крестьянникова

Иконы, написанные И. В. Крестьянниковым. Сузунский краеведческий музей

Сузунские иконописцы не только выставляли свои работы, но и принимали заказы на изготовление икон, роспись храмов. Возникновение сузунской иконописной школы относится к последней четверти XVIII в. История сохранила нам имя одного из последних иконописцев (или богомазов, как их называли на селе). Это Иван Васильевич Крестьянников (1858-1941 гг.). В последние десятилетия своей жизни икон не писал, работал пожарным, весовщиком на базаре. В Новосибирской картинной галерее представлено 120 икон Сузунского письма, из них более 20 - написанные И.В. Крестьянниковым.
Главная особенность его работ - обаятельное соединение изысканного, даже артистичного рисунка лиц и рук с простодушной декоративностью чисто народного толка.
Наиболее художественно выразительными иконами И. В. Крестьянникова стали изображения Христа и святителя Николая Чудотворца. Анализируя его творчество в целом, можно отметить ориентацию автора на древние образы.
В селах близ Сузуна в избах до сих пор можно встретить иконы, написанные И. В. Крестьянниковым, причем некоторые жители помнят, что Крестьянников сам носил образа по деревням для продажи. Известно имя еще одного художника-иконописца - Батанова. Со слов его внучки Клавдии Алексеевны Кротовой в окрестностях Камня и Сузуна все церкви были расписаны ее дедом.
Н. Г. Велижанина

Наука, 1987.- С. 125-141.
От ред.
Часть икон Крестьянникова, находившихся экспонатами в Сузунском краеведческом музее, передана в собственность сузунскому православному храму. И это правильно!


Самой известной в Томской епархии и регионе была мастерская И . А . Панкрышева с сыновьями . Род Панкрышевых происходил из Мстёры . В Томск приехал в 1898 году. Мастерская Панкрышевых поставляла свои работы императорской семье Романовых, сербской королеве Наталье, греческому принцу Георгу, сербскому митрополиту Михаилу и многим выдающимся духовным и светским лицам своего времени. Мастерская выполняла заказы и для храмов (илл. 85).
В мастерской Панскрышева владели разными приемами письма (византийским, 'фряжским', реалистическим) и знали тонкости ведущих школ (греческой, новгородской, московской, Строгановской). Панкрышев всегда подписывал свои иконы, в раннее время называя себя 'крестьянином'.
Так, в Казанском соборе Санкт-Петербурга находятся иконы мастерской Панкрышева питерского периода: 'Святой Нестор летописец', 'Святой Алексий, митрополит Московский', 'Св. преп. Параскева'. На последней подпись: 'Сей святой образ от крестьянина: Панкрышева , изготовленный в его мастерской'.
Обе иконы живописны, с золотыми узорчатыми фонами, не характерными в целом для Мстери. Тот же золотой фон привлекает внимание в иконе Панкрышева 'Свв. Неонилла и Параскева' (1907) из Никольской церкви на Байкале. В томских храмах сохранились несколько икон мастерской Панкрышева , написанных в разных стилях, но качественно и тщательно. Теперь они подписаны: 'Иконописная мастерская И . А . Панкрышева в Томске'; указан и год создания. Все иконы написаны темперой, как правило на жемчужном серо-розовом фоне.

Образа для членов императорской фамилии.

Одна из самых солидных, крупных мастерских принадлежала Иосифу Андреевичу Панкрышеву ↑[133]

 

- потомку старинного иконописного рода, проживавшего во Мстере. Он приехал в Томск в 1898-ом году после того, как отпраздновал 25-летний юбилей своей мастерской на родине. Однако жители Томской губернии узнали о нем гораздо раньше: фамилия Панкрышева встречается в местной прессе в 1890-ом году. Томская духовная консистория рекомендовала священникам Епархии выписывать иконы, изготовленные в его мастерской. Переезд из Мстеры в Томск благословил  Епископ Томский и Бийский  Макарий (в будущем Митрополит Московский).  Епископ пользовался большим авторитетом, к его мнению прислушивались. А он считал, что иконы этой мастерской 'искусной работы',  что они пронизаны 'строго церковным духом'.

 

В Томске у Панкрышевых всегда множество заказов: выполняют и недорогие подокладные иконы (выписываются лишь лики, руки святых, сама икона сверху украшается окладом), работают и над дорогими, индивидуальными заказами. Сам владелец мастерской Иосиф Андреевич лично пишет образа, предназначенные для членов Императорской фамилии. Он отправляет икону св. Иоанна Крестителя Великой Княгине Елизавете Федоровне после того, как был убит ее муж. Образа для членов императорской фамилии.

Св. Арсений епископ Тверской.

Иконописец И.А. Панкрышев. Томск. Начало 20 века.

 

Гордостью Панкрышева был особый альбом с золотой подписью, туда помещены благодарности и отзывы от Российских Великих князей, Ее Величества Сербской королевы Наталии, Митрополита Сербского Михаила, Греческого принца Георга, от военного министра...Выставки панкрышевских икон проводятся в Чикаго и Антверпене, мастерская удостаивается серебряной медали на Франко-Русской художественной выставке в Санкт-Петербурге ( и это не единственная высокая награда)

Но и это не главное...гораздо важнее сами иконы, которые расходились по домам верующих, по храмам Томска, Сибири и России. Так в 1896-ом году в Новосибирске возводится собор св. Александра Невского, который был памятником Александру III на Сибирской железной дороге, царская семья принимала активное участие в его строительстве, внутренние росписи храма и его иконостас выполнила мастерская Панкрышева. Она выполняла заказ и для собора св. Александра Невского в Ялте, проект которого утвердил сам император; мастерская пишет иконы и для Афонского подворья в Одессе.

Икона вместо тротуара.

Благополучное течение жизни и процветание мастерской Панкрышева и всех других нарушила революция, тогда все иконописные мастерские в одночасье закрылись...Новой власти они были не нужны. 'До 1917-го года в Томске действовало сорок церквей, с приходом советской власти за десять с небольшим лет все они были закрыты, большая часть - разрушена и разграблена, - рассказывает И. Евтихиева. - Поразительно то, что из сибирских городов такая участь постигла только Томск: в других городах храмы, их внутреннее убранство сохранилось гораздо лучше...'

По рассказам старожилов в первые годы советской власти иконам, изъятым из храмов, находили весьма 'своеобразное' применение.
По данным музея 'Невьянская икона' , ящики из икон активно производились в конце двадцатых годов 20 века, на пике антирелигиозной кампании.
Ими заменяли прогнившие части дощатых тротуаров. Такая дорога из образов святых была в Аптекарском переулке: люди старались обойти это место...

Многие иконописцы поспешили уехать из города, кто-то был арестован.

Как сложилась судьба И.А. Панкрышева - не понятно. Последний раз его имя встречается в архивных документах в 1921-ом году, когда подотдел по делам музеев, охраны памятников искусств и старины просит его передать для Томского областного музея 'коллекцию предметов церковного культа, нумизматическую коллекцию и другие вещи'. Состоялась ли передача или нет, не известно...

Два томских храма - Троицкий и Петропавловский были открыты в 43-44-ом годах после перелома на Курской дуге: верующие принесли туда те иконы, которые им удалось спасти или которые были у них дома. В городских церквях и по сей день есть иконы, написанные в мастерской Панкрышева.

 


На волне всеобщего интереса к национальному культурному наследию, характерному для русского общества того времени, возрос спрос на иконы мстерского письма. Иконописцы Богоявленской слободы приглашались в Москву, Петербург, Новгород для реставрации древнерусских икон и росписи храмов. Выходцы из Мстеры братья Чириковы, М. И. Дикарев, В. А. Гурьянов открыли в Москве собственные иконописные мастерские, пригласив на работу в древнюю столицу наиболее талантливых своих земляков. Эти мастерские, выпускавшие дорогие иконы, написанные в стиле древнерусской живописи, выполняли заказы императорского двора и богатых старообрядческих семейств.
В начале 20 в. в связи с широким развитием производства печатных икон, иконописный промысел в Мстере, как и в других живописных центрах, резко пошел на спад. Особенно остро вопрос о необходимости поиска новых форм выражения древней живописной традиции, веками сохранявшейся в искусстве многих поколений мстерских мастеров, встал в послереволюционные годы.

Иконописный промысел Богоявленской слободы Мстеры стал бурно развиваться по ряду объективных причин лишь с середины

XIX       века.

-     
Оригинальной составляющей мстерского иконного промысла была так называемая 'старинная' иконопись, то есть ремесло под- делыциков. Современники считали мстеричей практически един-ственными специалистами в изготовлении иконных 'контрафак-ций' [2, с. 10-11].

Отмеченное выше интенсивное развитие иконописного про-мысла в Мстере во второй четверти XIX в., значительное увеличе-ние числа мастеров и, как следствие, возросшая конкуренция меж-ду ними приводили к тому, что некоторым начинающим иконопис-цам приходилось искать лучшей доли 'на стороне'.
Без большой натяжки можно предположить, что именно эти факторы и сказались на решении Александра Сенькова, которому едва минуло 20 лет, по-кинуть родину и перебраться на Урал.

Произошло это событие, скорее всего, либо в конце 1840-х, либо в начале 1850-х гг.
Однако и на горнозаводском Урале в те годы тру-дилось немало иконников, как местных, так и приезжих (в основ-ном из районов подмосковных Гуслиц и Вязниковского уезда[1]). По-этому А.В. Сенькову пришлось осваивать новую профессию - ма-стерство изготовления вывесок.


История наружной рекламы в Екатеринбурге еще не станови-лась объектом исследований. Столкнувшись с отсутствием не толь-ко обобщающих, но и вообще любых работ по этой проблематике, пришлось собирать материал 'по крупицам', обратившись, прежде всего, к свидетельствам современников. Правда, выяснилось, что и в этих источниках о екатеринбургских вывесках середины XIX в. встречаются единичные упоминания.

Так, например, в 1851 г. в городе побывал известный в свое вре-мя писатель и журналист Е.А. Вердеревский , который в своих путе-вых заметках отмечал, что почти сразу после пересечения границы Екатеринбурга приезжие встречались с незатейливой наружной ре-кламой: 'я ехал вдоль бульвара, мимо небольших, но хорошеньких домиков, между которыми чаще всего встречается надпись: 'резчик печатей', или 'продажа каменных вещей и печатей' [4, с. 32].

Нажмите на фотографию


Совсем немного информации удалось также получить, обратив-шись к изображениям города того времени. Но, при этом, очевидно, что спрос на изготовление вывесок в Екатеринбурге во второй поло-вине XIX в. был весьма стабильным. Если в 1873 г. по данным ста-тистики, в городе насчитывалось 18 живописцев (в том числе и тех, кто рисовал вывески) [9, с. 64], то и через десять лет их было ровно столько же [9, с. 646-647].


По всей видимости, А.В. Сеньков достиг в своей профессии вы-сокого уровня.

А что за мастер был этот Сеньков,

научивший парня полюбить ремесло, уважать людей, стойко переносить невзгоды и с годами не утратить доброты, щедрости, трудолюбия?

Очень суров был иконописец. Чтобы убедиться в этом, достаточно прочитать условия, на которых он взял в обучение подростка. В мае 1862 года вскоре после издания царского манифеста, освободившего крестьян от крепостной зависимости, кричный мастер Васлий Иванович Зубрицкий, переведённый недавно из крепостных в ранг временно обязанных заводских крестьян, привёл к Сенькову в обучение сына. Условились, и спустя пару дней подписали договор. Николай оставался в чужой семье на пять лет без права ухода и без оплаты труда. Спецодежда, гражданское платье, лекарства - всё за свой счёт, только стол да педагогика хозяйские.

В случае болезни обязан после выздоровления отработать пропущенное время день за день. Непослушание, ленность, грубые выходки предполагали "полное право взыскать домашним исправлением по мере сделанной вины", то есть телесными наказаниями.

Самого мастера договор обязывал "заботиться о научении подростка живописному мастерству, обходиться человеколюбивым и кротким образом , без вины не наказывать, защищать от обид со стороны подмастерьев и работников.

По окончании срока выдать свидетельство в приобретённых по мастерству познаниях, а так же и в поведении". Вместе со взрослыми под договором приложил руку и ученик: "На означенных в сём условии кондициях к мастеру Александру Сенькову в учение поступить согласен - Николай Васильевич Зубрицкий".

Подписанный договор скреплён печатью: "Живописного искусства цеховая управа Екатеринбурга". Судя по топографическому плану города на 1880 год, бывший крепостной крестьянин Вяземского уезда Владимирской губернии цеховой иконописец Александр Васильевич Сеньков жил близ Хлебной рыночной площади на улице Госпитальной, 18 (поздней ул. Добролюбова).

Теперь на месте Хлебной площади раскинулся дендрологический парк , окруженный оградой, чугунные столбы которой, отлитые в большинстве своём в конце восемнадцатого и в девятнадцатом веке, перенесены сюда от разрушенного собора с главной площади города. А на месте бывшей усадьбы Сенькова, словно язва городского ланшафта - гниёт и ржавеет безобразное скопище индивидуальных гаражей.

Выходец из владимирских земель, крестьянин Сеньков видывал там шедевры русской иконописи и народного зодчества. Его родная губерния вместе с Московской, Нижегородской, Калужской, Костромской, Тверской и Ярославской образовали центрально-промышленный район России.

Здесь прежде, чем обрести собственное лицо, Московская школа живописи долгое время впитывала традиции высокого владимиро-суздальского искусства.

Не только иконописцы, но и зодчие, вся развивавшаяся московская культура тянулась к самобытным образцам, к художественному наследию древнего Суздаля и Владимира. Имея такой прочный фундамент, Московская школа крепко стояла на ногах.

Её сторонники и последователи стихийно противились канонам, идущим от западного ремесла. Поэтому и в позднее время им импонировали насмешки неистового Аввакума, не принявшего зарубежной манеры письма: "Пишет образ одутловат, уст червоный, власы кудрявы, руки и мышцы толстые и весь яко немчин брюхат учинён, лишь сабли на бедре не написано".

Уральские иконописцы тоже долго не поддавались чуждым веяниям, продолжая копировать московские образцы ещё в девятнадцатом веке. К этим образцам тянулись они по традиции, сложившейся в середине семнадцатого столетия, со времён старца Григория (невьянского крепостного Коскина), писавшего с московских припорохов и умершего в 1731 году.

Старец прослыл великим уральским иконописцем. Мастер Сеньков ценил кисть отца Григория. Неполалёку от усадьбы Сенькова в старообрядческой часовне на Госпитальной улице он показывал ученикам редкую из сохранившихся тогда ещё работ старца - образ Иоанна Предтечи, написанный в традициях Московской школы живописи шестнадцатого столетия.

Водил он учеников и на Никольскую улицу (позднее ул . Белинского), где в другом старообрядческом храме содержалась икона Господа Вседержителя, выполненная той же талантливой кистью. Сеньков считал эти две иконы единственными доступными ученикам эталонами древней православной иконописи. В повседневной иконописной работе Сеньков придерживался образцов, созданных уральской династией Ивана, Афанасия и Гаврилы Богатырёвых, пресекшейся за пять лет до прихода к нему в ученики Николая Зубрицкого.

БОГАТЫРЕВ Артемий Михайлович. Старообрядческий иконописец из г. Невьянска. (Голынец, с. 68; Невьянская икона, с. 215, 227) Вероятно сын Михаила Богатырева.

БОГАТЫРЕВ Афанасий Иванович (род. около 1770-го г.). Старообрядческий иконописец из Невьянска. Младший сын иконописца Ивана Васильевича Богатырева. Начал обучаться иконописи у отца и брата Михаила около 1797 г. (Голынец, с. 68; Невьянская икона, с. 215, 225, 227-228, 234)

БОГАТЫРЕВ Герасим Афанасьевич (1816 - после 1862). Старообрядческий иконописец из г. Невьянска. (Голынец, с. 68; Невьянская икона, с. 215, 225, 227-228) Вероятно, сын Афанасия Богатырева.

БОГАТЫРЕВ Иван Васильевич (род. в 1759 г. - умер в 1827 г.). Старообрядческий иконописец из Невьянска (Урал). (Голынец, с. 68; Тарасов, илл. 20; Невьянская икона, с. 215, 217, 225, 227-228; Уральская икона, кат. 74, с. 158)

БОГАТЫРЕВ Иакинф Афанасьевич. Старообрядческий иконописец  из Невьянска. Сын иконописца Афанасия Ивановича Богатырева. (Невьянская икона, с. 227-228)

БОГАТЫРЕВ Михаил Иванович (род. в 1779 г. - ?). Старообрядческий иконописец из Невьянска. Сын иконописца Ивана Васильевича Богатырева. Вероятно, иконописи учился у отца. (Голынец, с. 68; Невьянская икона, с. 214-215, 227-228)

БОГАТЫРЕВЫ. Династия прославленных потомственных иконописцев Невьянского завода, по работам известны в 1778 -1862 гг. Видные представители старообрядцев часовенного толка, с 1820-х - старшины Урало-Сибирского края. Из приписных крестьян (предки их пришли на Урал в нач. 1740-х из Ярославля). Иконописным ремеслом занимались: Иван Васильевич Богаты-рев (род. в 1759 г. - умер после 1828 г.), известны прориси и иконы его работы начиная с 1792; Михаил Иванович Богатырев (1779 - после 1845), старшина Невьянс-кого старообрядческого общества, известна его прорись (1809); Афанасий Иванович Богатырев (1787 -  1852), старшина Невьянского старообрядчес-кого общества; известны его датированные работы (1799 - 1834); Артемий Афанасьевич Богатырев (1806 - после 1834); Герасим Афанасьевич Богаты-рев (ок. 1814 - 1816 - после 1862), прорись (1846) и икона (1862). Мастерская Богатыревых являлись ведущей мастерской в Невьянском иконописном промысле, на них ориентировались, им подражали, их работы копировали многие мастера. (Уральская икона, кат. 45. с. 154 (ч.б. илл.), с. 26 (цв. илл.), с. 258; Невьянская икона, с. 215-227)



По-видимому, этой иконописи он и обучал подростка у себя в мастерской. От его внимания не ускользнул, конечно, торгово-промышленный рост России, строительство железных дорог и начавшееся развитие урало-сибирской магистрали.

Если Сеньков сам и не пытался уйти от иконописи к торговой вывеске, то при случае всегда был готов заработать и на торгово-промышленных новшествах.

В условиях развивавшегося промышленного города изготовление торговых вывесок представлялось перспективным занятием. Похоже, что вывесочному делу Николай походя мог научиться именно в мастерской у Сенькова.
Посмотрите "Ревизскую сказку 1834 года, апреля 10 дня, Владимирской губернии Вязниковского уезда:
Нажмите на фотографию В "Ревизских сказках" за 1834 год есть Сеньков Александр Васильевич1825 года рождения.
Сын Василия Ивановича. Было 9 лет в 1834 году.
Всё сходится!
Его отец Сеньков Василий Иванович 1807 г.р., Мать Матрёна.
Его дед Сеньков Иван Борисович 1787 г.р. Мать Сенькова Федосья Петровна.
Прадед Сеньков Борис Иванович 1765-1806, Прабабушка Сенькова Наталья Андреевна 1767 г.р.
Прапрадед Сеньков Иван Васильевич 1729-1798. Прапрабабушка Сенькова Авдотья Алексеевна 1732-1791.
Далее Отец Ивана Васильевича Сеньков Василий Игнатьевич 1693-1772. Теперь хотелось бы дописАть родословную Сенькова Александра Васильевича 1825 г.р. до наших дней.
Посмотрите еще ревизские сказки вот здесь:
Остается разыскать Екатеринбургских потомков!
Это косвенно подтверждается тем, что в конце 1850-х - начале 1860-х гг. у него не только было много заказчиков, но поя-вились и ученики. Одним из таких учеников стал Коля Зубрицкий.


В мае 1862 г. кричный мастер Верх-Исетского завода Василий Иванович Зубрицкий привел к Сенькову учиться 16-летнего сына. Условились, и спустя пару дней подписали договор. Николай оста-вался в чужой семье на пять лет без права ухода и без оплаты труда. Договор обязывал мастера 'заботиться о научении подростка живо-писному мастерству, обходиться человеколюбивым и кротким обра-зом, без вины не наказывать, защищать от обид со стороны подма-стерьев и работников. По окончании срока выдать свидетельство в приобретенных по мастерству познаниях, а также и в поведении'. В случае болезни юноша был обязан после выздоровления отработать пропущенное время день за день.
Непослушание, лень, грубые вы-ходки предполагали 'полное право взыскать домашним исправле-нием по мере сделанной вины', т.е. телесные наказания [8].

В 1867 г. Н. Зубрицкий закончил обучение, но еще более двух лет работал у Сенькова по найму с жалованием 10 рублей в месяц.
С 1869 г. он получил возможность трудиться самостоятельно. В ав-густе 1871 г. Николай Зубрицкий открыл собственную мастерскую по изготовлению вывесок и занимался этим ремеслом свыше 40 лет.


Следует отметить, что в конце XIX - начале XX вв. Н.В. Зубриц-кий был, пожалуй, самым успешным мастером наружной рекламы в Екатеринбурге, о чем свидетельствуют полученные им награды:

-    серебряная медаль Общества содействия русской промышлен-ности и торговли на Сибирско-Уральской выставке 1887 г. ;

Нажмите на фотографию

-     диплом Северной промышленно-сельскохозяйственной и ху-дожественной выставки (Копенгаген, 1888 г.);

-      малая серебряная медаль Казанской научно-промышленной выставки 1890 г.;

-      памятная медаль Всероссийской промышленной выставки 1890 г.;

-    похвальный отзыв на Всероссийской промышленной выставке в Нижнем Новгороде в 1896 г.


В конце концов, Н.В. Зубрицкий стал потомственным почетным гражданином Екатеринбурга (за свою деятельность по улучшению облика города и большую общественную работу - с 1902 г. он изби-рался гласным Городской думы).


 

 
Жетон. УОЛЕ. В память Сибирско-Уральской научно-промышленной выставки в Екатеринбурге. 1887 г .(диаметр 28мм).

 
Наградная медаль . УОЛЕ . В память Сибирско-Уральской научно-промышленной выставки в Екатеринбурге. 1887 г.(диаметр 51мм) .

 
Настольная медаль . УОЛЕ . В память Сибирско-Уральской научно-промышленной выставки в Екатеринбурге. 1887 г.(диаметр 87мм)

 
 
 
Однако вернемся к нашему главному герою. Александр Васи-льевич Сеньков не был удостоен столь большого количества на-град, но, очевидно, что он был признанным мастером. Не случай-но в 1865 г. его избрали главой екатеринбургской цеховой органи-зации живописного и малярного ремесла. Примечательно, что свою основную работу он совмещал с занятиями иконописанием. На страницах его Иконописного подлинника встречаются упоминания о том, что иконы ему заказывали не только в горной столице, но и в других населенных пунктах Урала, например, Нижнем Тагиле, или на станции
Гороблагодатская.
Несколько раз в качестве заказ-чика упоминается имя некоего Матвея Андреевича. Не исключено, что этот покупатель - обычный перекупщик. Дело в том, что имен-но по такому принципу работало значительное число иконописцев- ремесленников.


Последние записи на страницах Подлинника датированы дека-брем 1884 г. Можно предположить, что вскоре А.В. Сенькова не ста-ло.
Нажмите на картинку
Во всяком случае, в справочнике 'Город Екатеринбург', опубли-кованном в 1889 г., в котором зафиксированы не только все домов-ладельцы, но и ремесленники, упоминается лишь мещанская вдо-ва Александра Михайловна Сенькова, содержавшая в своем домов-ладении постоялый двор и проживавшая на Госпитальной улице [7, с. 316].


Завершить наш рассказ мы бы хотели с 'информационного по-вода' нашей заметки, которым выступил упоминавшийся ранее Иконописный подлинник. Необходимо отметить, что не только на-личие пространной владельческой записи, позволившей нам обра-титься к судьбе еще одного уральского иконописца А.В.. Сенькова, делает эту рукопись чрезвычайно интересной для исследователей. Дело в том, что в отличие от всех остальных Подлинников, которы-ми располагает Древлехранилище ЛАИ УрФУ, этот - лицевой.


Изображения, находящиеся в нем, можно условно разделить на три категории:
1) миниатюрные литографии богородичных икон, аккуратно вырезанные из настенного листа и вклеенные рядом с со-ответствующими описаниями этих образов;
2) живописные рисун-ки пером и красками отдельных святых, деталей церковных одея-ний, элементов декора и т.п., выполненные, несомненно, самим А.В. Сеньковым в годы его ученичества;
3) наконец, наклеенные на крышки переплета различные печатные картинки, изображающие, например, оленя или льва, которые должны были служить образца-ми при выполнении живописных или иконописных работ.

 


Наличие подобных иллюстраций (особенно относящихся ко второй категории) трудно переоценить: впервые воочию можно увидеть и исследовать, как происходило обучение юного иконопис-ца. В качестве предварительного замечания, отметим, что, очевид-но, этот процесс был сложнее, чем то, как описывал его в свое время И.А. Голышев: 'Иконники, к сожалению, плохо обучаются в рисо-вании, а в слободе Мстёре рисованию учеников почти не учат вовсе, а как только поступает мальчик, то дают ему писать икону св. еван-гелиста Иоанна Богослова, которую он повторяет несколько раз, до тех пор, когда привыкнет рука водить по чертам рисунка, а месяцев через 5 он уже делается мастером и пишет иконы на продажу' [5, с. 79].


И еще одно обстоятельство, которое делает сеньковский Иконо-писный подлинник настоящим уникатом - наличие большого числа дополнительных статей. В рукописи, состоящей из 244 листов, тек-стом обычного толкового подлинника распространенной редакции заняты лишь первые 162 листа. На остальных (кроме уже упомяну-тых иллюстраций) мы встречаем выписки из евангельских текстов, молитвы некоторым особо чтимым богородичным иконам, списки праотцев, пророков, апостолов, перечни названий чудотворных бо-городичных образов, надписи, которые надлежало размещать в свитках у различных святых.


Кроме того, приводится описание редких икон, создававшихся на основе литургических текстов, например, 'тропаря Георгию', 'канона Димитрию', 'тропаря Флору и Лавру'.

Однако наибольший интерес вызывают записи, озаглавленные, как Жития разных святых (например, Нифонта, Иоанна Предте-чи, Илии, Евстафия Плакиды, Федора Тирона, Макария Египтяни-на и других, общим числом около 40). По сути, это выборка наи-более ярких эпизодов житий, которые составляли основу сюже-тов иконных клейм. Выборочное сравнение нескольких таких ро-списей клейм с опубликованными уральскими иконами позволяет утверждать, что мстерская традиция изображения житийных икон отличалась от принятой на Урале.
Знание этого обстоятельства, в свою очередь, может помочь в атрибуции уральских икон поздне-го времени.

Литература

I. 
Байдин В. И. Заметки об иконописцах-старообрядцах>
- середине XVIII в.: новые имена и новое об известных мастерах / В.И. Байдин // Вестник музея 'Невьянская икона'. - Екатеринбург, 2002. - Вып. 1. - С. 58-81.              '

2.   Баранов В.В. Иконопись Мстеры:> история, структура промысла, художе-ственные особенности. Автореф. дис. ... канд. искусствоведения /В.В. Баранов. - М., 2008. - 33 с.

3.     Белобородов С.А. Очерк по истории уральского иконописания> [Текст] / С.А. Белобородов // 'Писан бысть сей святый образ в Невьянском заводе'. Альбом-каталог частной коллекции В.В. Маслакова. - Екатеринбург, 2011. -Т.1.- С. 10-84.

4.        Вердеревский Е.А. От Зауралья до Закавказья: > Юмористические, сентиментальные и практические письма с дороги... - М., 1857. - С. 32.

5.  Голышев И.А. Богоявленская слобода Мстера > / И.А. Голышев. - Владимир, 1865. - С. 41.

6.  Гончаров Ю. А. Мастера и мастерские церковного искусства на Урале XVII- начала XX в. Материалы к словарю / Ю.А. Гончаров, Н.А. Гончарова // Уральская икона. - Екатеринбург, 1998. - С. 253-339.

7.     Город Екатеринбург. Сборник историко-статистических и справочных сведений Город Екатеринбург. Сборник историко-статистических и справочных сведений по городу, с адресным указателем и присоединением некоторых сведений по Екатеринбургскому уезду. - Екатеринбург, 1889.

8.       Девиков Е.И. Мастера [Электронный ресурс]

Девиков Евгений Иванович (Девиков Е. И.)
 
 
E-Mail: eugene_devikov@mail.ru
Город: Бат Ям (Израиль)
Дата рождения: 20.03.32
 
Дата регистрации: 06.01.05
Рейтинг за год: 10.418, общий: 70.045
Немного о себе
 
В прошлом руководитель специализированного информационно-вычислительного центра, член Союза журналистов СССР. Среди моих увлечений сохрнились ещё: любительское стихосложение, интерес к прикладным искусствам и коллекционирование изображений царских тронов, а также публикации в прессе и в Интернете (напр.,starkovcheg.com ; proza.ru; stihi.ru ; liveinternet.ru). Участник литературного объединения "Порыв". Сборник стихов (140 стр) в серии "Израиль поэтический" - в 2003 году и под покровительством названного литобъединения в 2005 году альбом "Оранжерея" (184 стр). Греют душу благоприятные отзывы русскоязычного радио Израиля и прессы ("Новости недели", "Репортёр" 20.07.06).

 

Произведения


9.  Результаты однодневной переписи Екатеринбурга, произведенной 26марта 1873 г. // Город Екатеринбург. Сборник историко-статистических и справочных сведений по городу... - Екатеринбург, 1889.

10.  Тиц А.А. По окраинным землям Владимирским (Вязники, Мстера, Гороховец) /А.А. Тиц. - М., 1969. - 145 с.


 

[1]   См. об этом, например, Белобородов С.А. Очерк по истории уральского иконописания / С.А. Белобородов // ' Писан бысть сей святый образ> в Невьянском заводе'. Альбом-каталог частной коллекции В.В. Маслакова. - Екатеринбург 2011 - Т. 1.- С. 46-60.


Писан бысть сей святый образ в Невьянском заводе

Посмотреть альбом:
 
   
 

 

Вернуться к списку


О НОВОМ ИКОНОПИСНОМ ПОДЛИННИКЕ В ДРЕВЛЕХРАНИЛИЩЕ ЛАИ УРФУ И ЕГО ВЛАДЕЛЬЦЕ

Белобородов С. А. (ЛАИ УрФУ)

Одним из важнейших вопросов, над решением которого в последние годы усиленно трудятся исследователи, занимающиеся изучением уральского иконописания, является установление имен и реконструкция биографий иконописцев, работавших на Урале в XVIII - начале XX вв. Благодаря работам Ю. А. и Н. А. Гончаровых [6], В. И. Байдина, [1], автора настоящей статьи [3] и других ученых теперь нам известно о нескольких десятках уральских мастеров-иконников. Пополнять этот список с каждым годом становится все сложней. В этой связи, особый интерес вызывают любые материалы, которые помогают 'открыть' новые, еще не звучавшие ранее имена.

В конце 2006 г. уральским археографам представилась возможность получить для копирования Иконописный подлинник, хранящийся в одном из частных собраний Екатеринбурга. По нижнему полю рукописи на листах 13-148 читается следующий текст: 'Сия книга, глаголемая Подленик, принадлежит Мстерской слободы крестьянину Александру Васильеву Сенькову, а писал его Александр Сеньков сам своею рукою, холост, семнадцати лет, то есть сего тысяча восемьсот [сорок] второго года месяца октября. Она сия книга Подленик писать по канону'.

Безусловно, наличие на книге, которая была основным справочником для любого профессионального иконописца, владельческой записи, свидетельствующей, что этот, тогда еще абсолютно неизвестный нам человек, был связан с одним из самых знаменитых центров иконного писания России XIX в. вызвало определенный интерес. Вскоре выяснилось, что судьба А. В. Сенькова самым тесным образом переплелась с Уралом: он прожил здесь несколько десятилетий, продолжая заниматься живописью и писанием икон, хотя основным его занятием стало изготовление на заказ вывесок. Некоторое время он даже руководил деятельностью екатеринбургского цеха живописно-малярного ремесла. Кроме того, Александр Сеньков занимался обучением молодых живописцев и оставил после себя достойных учеников, среди которых, например, известный уральский мастер

Н. В.Зубрицкий.

Приведенные факты, а также некоторые другие соображения подтолкнули нас обратить более пристальное внимание и на рукопись и, конечно же, на личность самого

А. В. Сенькова. В свое время известный историк архитектуры, хорошо знавший Владимирскую землю, А. А. Тиц написал, что 'История рода Сеньковых могла бы послужить темой для исторического романа. Выходцы из Вышнего Волочка, Сеньковы в беспокойные годы начала XVII века покинули насиженные места и после утомительных скитаний осели в тихом Богоявленском погосте - так именовалось тогда будущее село Мстера. В ряде описей, скаредно точно выявлявших тягловые души, начиная с 1628 года, встречаются Пахомка да Ивашка Сеньковы' [10, с. 42-43.].

В XIX в. многие представители разветвленного рода Сеньковых связывали свою судьбу с ремеслом, которое в то время стало 'градообразующим' занятием жителей Богоявленской слободы, более известной как Мстера - иконописным промыслом. Точное количество людей, занимавшихся в Мстере в первой половине XIX в. иконописью, установить почти невозможно. И. А. Голышев приводил данные начала 1860-х гг., что из 1183 жителей Мстеры мужского пола (в число которых входили 5 купцов, 11 отставных нижних чинов и 1167 крестьян) иконописным ремеслом занимались 449 человек (т.е. около 38%). Правда, в примечании он отметил, что посчитаны только 'старшие домохозяева, главы семейств' [5]. На самом же деле, численность мстерских иконописцев, скорее всего, была значительно большею.

О мстерской иконописи издано множество работ. Для нашей заметки определенный интерес представляют несколько положений, рассмотренных в диссертации

В. В. Баранова, которую можно назвать новейшими и самым интересным исследованием, существенно изменившим современные представления о мстерском иконописании.

-     Искусство иконников Богоявленской слободы Мстеры, как одного из крупнейших центров старообрядческого иконописания, имело оригинальные особенности. Иконопись региона (Палеха, Мстеры и Холуя) называли 'суздальской' потому, что до учреждения губерний (1778 г.) они находились в Суздальской епархии. 'Суздальский' иконный промысел XVII - начала XX вв. не имел прямого отношения к древней владимиро-суздальской иконописной школе.

-     Иконописный промысел Мстеры зародился не в XVII веке, как было принято считать ранее, а лишь в начале XVIII столетия.

-          Заимствовали мстеричи иконное ремесло, судя по всему, у жителей расположенного неподалеку Холуя. В свою очередь появление иконного промысла Холуя и Шуи связано с тем, что эти населенные пункты относились к подворьям Троице- Сергиевой лавры.

-     Иконописный промысел Богоявленской слободы Мстеры стал бурно развиваться по ряду объективных причин лишь с середины XIX века.

-     Оригинальной составляющей мстерского иконного промысла была так называемая 'старинная' иконопись, то есть ремесло поддельщиков. Современники считали мстеричей практически единственными специалистами в изготовлении иконных 'контрафакций' [2, с. 10-11].

Отмеченное выше интенсивное развитие иконописного промысла в Мстере во второй четверти XIX в., значительное увеличение числа мастеров и, как следствие, возросшая конкуренция между ними приводили к тому, что некоторым начинающим иконописцам приходилось искать лучшей доли 'на стороне'. Без большой натяжки можно предположить, что именно эти факторы и сказались на решении Александра Сенькова, которому едва минуло 20 лет, покинуть родину и перебраться на Урал.

Произошло это событие, скорее всего, либо в конце 1840-х, либо в начале 1850-х гг. Однако и на горнозаводском Урале в те годы трудилось немало иконников, как местных, так и приезжих (в основном из районов подмосковных Гуслиц и Вязниковского уезда[I]). Поэтому А. В. Сенькову пришлось осваивать новую профессию - мастерство изготовления вывесок.

История наружной рекламы в Екатеринбурге еще не становилась объектом исследований. Столкнувшись с отсутствием не только обобщающих, но и вообще любых работ по этой проблематике, пришлось собирать материал 'по крупицам', обратившись, прежде всего, к свидетельствам современников. Правда, выяснилось, что и в этих источниках о екатеринбургских вывесках середины XIX в. встречаются единичные упоминания.

Так, например, в 1851 г. в городе побывал известный в свое время писатель и журналист Е. А. Вердеревский, который в своих путевых заметках отмечал, что почти сразу после пересечения границы Екатеринбурга приезжие встречались с незатейливой наружной рекламой: 'я ехал вдоль бульвара, мимо небольших, но хорошеньких домиков, между которыми чаще всего встречается надпись: 'резчик печатей', или 'продажа каменных вещей и печатей' [4, с. 32].

Совсем немного информации удалось также получить, обратившись к изображениям города того времени. Но, при этом, очевидно, что спрос на изготовление вывесок в Екатеринбурге во второй половине XIX в. был весьма стабильным. Если в 1873 г. по данным статистики, в городе насчитывалось 18 живописцев (в том числе и тех, кто рисовал вывески) [9, с. 64], то и через десять лет их было ровно столько же [9, с. 646-647].

По всей видимости, А. В. Сеньков достиг в своей профессии высокого уровня. Это косвенно подтверждается тем, что в конце 1850-х - начале 1860-х гг. у него не только было много заказчиков, но появились и ученики. Одним из таких учеников стал Коля Зубрицкий.

В мае 1862 г. кричный мастер Верх-Исетского завода Василий Иванович Зубрицкий привел к Сенькову учиться 1 6-летнего сына. Условились, и спустя пару дней подписали договор. Николай оставался в чужой семье на пять лет без права ухода и без оплаты труда. Договор обязывал мастера 'заботиться о научении подростка живописному мастерству, обходиться человеколюбивым и кротким образом, без вины не наказывать, защищать от обид со стороны подмастерьев и работников. По окончании срока выдать свидетельство в приобретенных по мастерству познаниях, а так же и в поведении'. В случае болезни юноша был обязан после выздоровления отработать пропущенное время день за день. Непослушание, лень, грубые выходки предполагали 'полное право взыскать домашним исправлением по мере сделанной вины', то есть телесные наказания [8].

В 1867 г. Н. Зубрицкий закончил обучение, но еще более двух лет работал у Сенькова по найму с жалованием 10 рублей в месяц. С 1869 г. он получил возможность трудиться самостоятельно. В августе 1871 г. Николай Зубрицкий открыл собственную мастерскую по изготовлению вывесок и занимался этим ремеслом свыше 40 лет.

Следует отметить, что в конце XIX - начале XX вв. Н. В. Зубрицкий был, пожалуй, самым успешным мастером наружной рекламы в Екатеринбурге, о чем свидетельствуют полученные им награды:

-    серебряная медаль Общества содействия русской промышленности и торговли на Сибирско-Уральской выставке 1887 г.;

-    диплом Северной промышленно-сельскохозяйственной и художественной выставки (Копенгаген, 1888 г.);

-     малая серебряная медаль Казанской научно-промышленной выставки 1890 г.;

-     памятная медаль Всероссийской промышленной выставки 1890 г.;

-    похвальный отзыв на Всероссийской промышленной выставке в Нижнем Новгороде в 1896 г.

В конце концов, Н. В. Зубрицкий стал потомственным почетным гражданином Екатеринбурга (за свою деятельность по улучшению облика города и большую общественную работу - с 1902 г. он избирался гласным Городской думы).

Однако вернемся к нашему главному герою. Александр Васильевич Сеньков не был удостоен столь большого количества наград, но, очевидно, что он был признанным мастером. Не случайно в 1865 г. его избрали главой екатеринбургской цеховой организации живописного и малярного ремесла. Примечательно, что свою основную работу он совмещал с занятиями иконописанием. На страницах его Иконописного подлинника встречаются упоминания о том, что иконы ему заказывали не только в горной столице, но и в других населенных пунктах Урала, например, Нижнем Тагиле, или на станции Гороблагодатская. Несколько раз в качестве заказчика упоминается имя некоего Матвея Андреевича. Не исключено, что этот покупатель - обычный перекупщик. Дело в том, что именно по такому принципу работало значительное число иконописцев- ремесленников.

Последние записи на страницах Подлинника датированы декабрем 1884 г. Можно предположить, что вскоре А. В. Сенькова не стало. Во всяком случае, в справочнике 'Город Екатеринбург', опубликованном в 1889 г., в котором зафиксированы не только все домовладельцы, но и ремесленники, упоминается лишь мещанская вдова Александра Михайловна Сенькова, содержавшая в своем домовладении постоялый двор и проживавшая на Госпитальной улице [7, с. 316.].

Завершить наш рассказ мы бы хотели с 'информационного повода' нашей заметки, которым выступил упоминавшийся ранее Иконописный подлинник. Необходимо отметить, что не только наличие пространной владельческой записи, позволившей нам обратиться к судьбе еще одного уральского иконописца А. В. Сенькова, делает эту рукопись чрезвычайно интересной для исследователей. Дело в том, что в отличие от всех остальных Подлинников, которыми располагает Древлехранилище ЛАИ УрФУ, этот - лицевой.

Изображения, находящиеся в нем, можно условно разделить на три категории: 1. миниатюрные литографии богородичных икон, аккуратно вырезанные из настенного листа и вклеенные рядом с соответствующими описаниями этих образов; 2. живописные рисунки пером и красками отдельных святых, деталей церковных одеяний, элементов декора и т.п., выполненные, несомненно, самим А. В. Сеньковым в годы его ученичества; 3. наконец, наклеенные на крышки переплета различные печатные картинки, изображающие, например, оленя или льва, которые должны были служить образцами при выполнении живописных или иконописных работ.

Наличие подобных иллюстраций (особенно относящихся ко второй категории) трудно переоценить: впервые воочию можно увидеть и исследовать, как происходило обучение юного иконописца. В качестве предварительного замечания, отметим, что, очевидно, этот процесс был сложнее, чем то, как описывал его в свое время И. А. Голышев: 'Иконники, к сожалению, плохо обучаются в рисовании, а в слободе Мстере рисованию учеников почти не учат вовсе, а как только поступает мальчик, то дают ему писать икону св. евангелиста Иоанна Богослова, которую он повторяет несколько раз, до тех пор, когда привыкнет рука водить по чертам рисунка, а месяцев через 5 он уже делается мастером и пишет иконы на продажу' [5, с. 79].

И еще одно обстоятельство, которое делает сеньковский Иконописный подлинник настоящим уникатом - наличие большого числа дополнительных статей. В рукописи, состоящей из 244 листов, текстом обычного толкового подлинника распространенной редакции заняты лишь первые 162 листа. На остальных (кроме уже упомянутых иллюстраций) мы встречаем выписки из евангельских текстов, молитвы некоторым особо чтимым богородичным иконам, списки праотцев, пророков, апостолов, перечни названий чудотворных богородичных образов, надписи, которые надлежало размещать в свитках у различных святых.

Кроме того, приводится описание редких икон, создававшихся на основе литургических текстов, например, 'тропаря Георгию', 'канона Димитрию', 'тропаря Флору и Лавру'.

Однако наибольший интерес вызывают записи, озаглавленные, как Жития разных святых (например, Нифонта, Иоанна Предтечи, Илии, Евстафия Плакиды, Федора Тирона, Макария Египтянина и других, общим числом около 40). По сути, это выборка наиболее ярких эпизодов житий, которые составляли основу сюжетов иконных клейм. Выборочное сравнение нескольких таких росписей клейм с опубликованными уральскими иконами позволяет утверждать, что мстерская традиция изображения житийных икон отличалась от принятой на Урале. Знание этого обстоятельства, в свою очередь, может помочь в атрибуции уральских икон позднего времени.

Литература

1.   Байдин В. И. Заметки об иконописцах-старообрядцах на горных заводах Урала в первой половине - середине XVIIIв.: новые имена и новое об известных мастерах/

B.   И. Байдин // Вестник музея 'Невьянская икона'. - Екатеринбург, 2002. - Вып. 1. -

C.  58-81.

2.                                                                                                                                                          Баранов В. В. Иконопись Мстеры:      история,                                                     структура промысла,

художественные особенности. Автореф. дис. ... канд. искусствоведения/В. В. Баранов. - М., 2008. - 33 с.

3.                   Белобородов С. А. Очерк по истории уральского иконописания [Текст] /

С. А. Белобородов // 'Писан бысть сей святый образ в Невьянском заводе'. Альбом- каталог частной коллекции В. В. Маслакова. - Екатеринбург, 2011. - Т. 1. - С. 10-84.

4.         Вердеревский Е. А. От Зауралья до Закавказья:                             Юмористические,

сентиментальные и практические письма с дороги... М., 1857. С. 32.

5.  Голышев И. А. Богоявленская слобода Мстера / И. А. Голышев. - Владимир, 1865.

-    С. 41.

6.  Гончаров Ю. А. Мастера и мастерские церковного искусства на Урале XVII - начала XXв. Материалы к словарю / Ю. А. Гончаров, Н. А. Гончарова // Уральская икона.

-    Екатеринбург, 1998. - С. 253-339.

7.  Город Екатеринбург. Сборник историко-статистических и справочных сведений по городу, с адресным указателем и присоединением некоторых сведений по Екатеринбургскому уезду. - Екатеринбург, 1889.

8.  Девиков Е. И. Мастера [Электронный ресурс] / Е. И. Девиков. - Режим доступа: http://www.litsovet.ru/index.php/ material.read?material id=111469&fullscreen=1Девиков Е. И.

9.  Результаты однодневной переписи Екатеринбурга, произведенной 26 марта 1873 г. // Город Екатеринбург. Сборник историко-статистических и справочных сведений по городу... Екатеринбург, 1889.

10.          Тиц А. А. По окраинным землям Владимирским (Вязники, Мстера, Гороховец) /А. А. Тиц. - М., 1969. - 145 с.


 

[I] См. об этом, например, Белобородов С. А. Очерк по истории уральского иконописания / С. А. Белобородов // 'Писан бысть сей святый образ в Невьянском заводе'. Альбом-каталог частной коллекции В. В. Маслакова. - Екатеринбург, 2011. - Т. 1. - С. 46-60.

   



Гостевая

В приложении (Писцовые книги слободы Мстёры) Голышева И.А. 'Богоявленская слобода Мстера. История ея, древности, статистика и этнография высказано мнение, что впервые Сеньковы упоминаются как жители Мстёры в 1628 году. '...быв будто предки наши города Вышнего Волочка Новогородской губернии поселены в Богоявленской слободе, Мстёре тож Вязниковского уезда. В какое время перешли из Вышнего Волочка, может тогда, когда было военное время, были за графом Петром Ивановичем Паниным, потом 1797г. в приданстве за Паниной к Тутолмину.

русские, туристы, юмор
-

гороскоп

centrecentre


До сих пор почти ни чего не было известно об одной из самых интересных работ в коллекции картин С.И. Сенькова , находящейся в Вязниковском историко-художественном краеведческом музее, - картине "Неизвестная"
    Проходим по залам Вязниковского музея- очень красиво, отличная коллекция выставки быта и жизни .
Нажмите на картинки




Анимация Разные надписи, картинки Разные надписи бесплатно

В приложении (Писцовые книги слободы Мстеры) Голышева И.А. 'Богоявленская слобода Мстера. История ея, древности, статистика и этнография' высказано мнение, что впервые Сеньковы упоминаются как жители Мстеры в 1628 году. '...быв будто предки наши города Вышнего Волочка Новогородской губернии поселены в Богоявленской слободе, Мстере тож Вязниковского уезда. В какое время перешли из Вышнего Волочка, может тогда, когда было военное время, были за графом Петром Ивановичем Паниным, потом 1797г. в приданстве за Паниной к Тутолмину.



МАСТЕРСКАЯ ЕЛЕНЫ ДМИТРИЕВОЙ

Нажмите на фотографию.
Участники проекта рассказывают о фотографиях, хранящихся в семейных альбомах.
Героями этого выпуска стали Клавдия Петровна Коровякова - известный в Вязниках учитель русского языка
и литературы и её внучка Елена Дмитриева



https://img-fotki.yandex.ru/get/3110/dkartasheva.e/0_7878_329dd506_M.gif

Цыплев Владимир Рэмович

 

 

 

 "Деловой Мир России" - МК АИФ
ИНОСМИ Уроки истории 20 века rufact.org | Главная Генеалогия Генеалогия Краеведческое общество Ополье Московские зарисовки Похудела ОЧЕНЬ сильно, сразу -20кг с помощью этого напитка. Жир больше не греет! савва. Рисунки Васи Ложкина. савва. савва. АДМЕ. 20 хитростей, которые сэкономят кучу времени при уборке Саша Черный Газеты 1913 года Древо Жизни - компьютерная программа для построения родословной 'ПРАВОСЛАВНЫЙ СОЦИАЛИЗМ' - РЕЛИГИЯ АНТИХРИСТА

Кольцо Патриотических Ресурсов Сайт-архив эмигрантской прессы Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет Георгиевская страница от Jus'a

История на фоне войн. Некоммерческий Фонд ПАМЯТЬ ЧЕСТИ Русский Обще-Воинский Союз Русская военная эмиграция. 1920-1940 гг. Красноярское общество Мемориал Краеведческий сборник

MilitariaWebring.com POISK COINSS - Кладоискательство, военная археология, экипировка РККА, Оружие Ркка, Фотогалерея, Полезная информация, Магазин, ссылкигерои первой мировой Книга Памяти Украины Баннер.Бессмертный барак о защитниках Отечества, погибших и пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны, а также в послевоенный период (ОБД Мемориал).Главная цель проекта - дать возможность миллионам граждан Баннер. Газета.ру Vojnik — Национальное Возрождение России История на фоне войн.


Фотографии Цыплева В.Р.
Вязники
Центральный архив Министерства Обороны РФ Мемориал Подвиг народа Календарь победы 1943-1945
https://www.ok.ru/video/237712249124
военно-технические журналы XIX - начала XX вв. из фондов библиотеки http://www.nounb.sci-nnov.ru/vExp/23.php
http://www.nounb.sci-nnov.ru/vExp/23photo/20.jpg