На главную
 
109.252.197.28

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ

МАРТЫНОВ Евгений Иванович (1864–1932) - генерал-лейтенант (в Русской армии - с 1910), начальник Центрального управления снабжения РККА с 14.08 по 21.12.1918 г.
Окончил Академию Генерального штаба в 1889 г. Участник Русско-японской войны 1904–1905 гг. и Первой мировой войны. В РККА с 1918 г. С декабря 1918 г. на преподавательской работе в Военной академии Генерального штаба. Первый военный историк, который осветил участие Русской армии в Февральской революции 1917 г.
Написал труды по военной истории, стратегии и тактике.


Офицеры старой армии на службе в РККА


Давайте вчитаемся в судьбы офицеров,перешедших на сторону большевиков.
Заодно попробуем оценить их вклад в победу РККА в гражданской войне.



Евгений Иванович был женат дважды.

Первая жена - Елена Леонидовна Ухтомская. Дети от первого брака: Наталия, Борис.

Вторая жена - дочь купца Демидова Василия Васильевича - Антонина Васильевна Демидова. Дети от второго брака: Георгий, подвергался аресту в 1937, судьба неизвестна , старший Сергей (высшее обр., ведущий инженер 'Гипрокоммунэрго', прошёл войну и имел награды), Кирилл (эмигрировал) и младший Владимир (умер во время войны).
Внучка Марина Сергеевна, в 1989 году редакция 'Военно-исторического журнала' опубликовала её интервью о деде, напечатав также его брошюру об аресте в 1913 году и об увольнении из армии на год.

О брате Мартынове Анатолии Ивановиче смотрите здесь ↑[1]


  [4]

"Господи Боже сил, Боже спасения нашего, призри в милости и щедротах на смиренныя рабы Твоя и человеколюбно услыши и помилуй нас: се бо врази наши собрашася на ны, во еже погубити нас.
Помози нам, Боже, Спасителю наш, и избави нас славы ради имене Твоего, да не когда рекут врази наши: Бог оставил есть их и несть. Но да уведят вси языцы, яко Ты еси Бог наш и мы людие Твои, под державою Твоею всегда хранимы. Ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Прошу вертеть колёсико мышки!

Мартыновы
Генерал-Майор Герасим Антонович Мартынов (1783-04.03.1865г.г., генерал-майор с 30.03.1852г.) награжден Орденом Св.Георгия 4 ст. за ?4595 от 16.12.1831г.,
его сын майор Иван Герасимович Мартынов (1816-до 1901г.г.), помещик Николаевского уезда,
его внук Генерал-Лейтенант Евгений Иванович Мартынов (1864-1937г.г.)
за Русско-Японскую войну награжден: Орденом Св.Владимира 3ст. с мечами - 05.05.1905г., Орденом Св.Станислава 1ст. с мечами - 03.09.1905г., Орденом Св.Георгия 4 степени - 13.02.1905г., а так же Орденом Св.Владимира 4ст. - 06.12.1902г., Орденом Св.Анны 1 степени - 06.12.1910г.
Во время Первой Мировой войны служил в Государственном ополчении. В самом начале Галицийской битвы, совершая 10.08.1914г. на аэроплане разведывательный полет над расположением австро-венгерских войск был сбит и захвачен в плен .
В плену содержался в Венгрии до освобождения в феврале 1918г. В июне 1918г. поступил на службу в РККА, 01.07.1928г. уволен со службы "в долгосрочный отпуск за невозможностью соответствующего использования".
В 1931 году был арестован, осужден по 58 статье и выслан вместе с семьей на 5 лет в Северный край, в 1932 году дело пересмотрено, приговор отменен,
23.09.1937г. был повторно арестован.
Cказал одному из соседей, что Тухачевский был хорошим стратегом и, что Советская армия с его расстрелом, многое потеряла
Этого было достаточно, что 73-летний военспец был настрелян преступной властью на Бутовском полигоне под Москвой (информация про генерал-лейтенанта Е.И.Мартынова с сайта Воено-морская история 1855-1945. .

Мартынов Евгений Иванович
(1864-1937) профессор Военной Академии им. Фрунзе, старший руководитель курса стратегии Академии, в старой армии Генштаба генерал-лейтенант

Из потомственных дворян Самарской губернии. Из семьи кадрового военного. Уроженец кр. Свеаборг. Окончил 1-ю Московскую военную гимназию (1881), 3-е военное Александровское училище (1883), Военную академию (1889 по 1-му разряду).

Из училища выпущен подпоручиком (12.08.1883) в Санкт-Петербургский гренад. полк. В 1885 переведен в л-гв Литовский полк. Поручик (03.09.1887). По окончании академии произведен в штабс-капитаны (10.04.1889). Назначен на службу в штаб ВВД. И.д. ст. адъютанта войскового штаба (с 15.10.1889). Переведен в Одесский ВО, прикомандирован к штабу округа (14.05.1890). Переведен в Генеральный штаб с переименованием в капитаны и назначением ст. адъютантом 7-го арм. корпуса (26.11.1890). Ст. адъютант штаба 8-й кав. дивизии (11.10.1891). Обер-офицер для особых поручений при штабе 10-го арм. корпуса (10.05.1892). Прикомандирован к 124-му пех. Воронежскому полку для командования ротой (19.09.1892). Откомандирован от полка в штаб Киевского ВО (19.10.1893). Назначен и.д. штаб-офицера для особых поручений при штабе 12-го арм. корпуса (29.01.1894). Отчислен от должности с прикомандированием на 1 год к Главному штабу (07.03.1894). Назначен постоянным членом военно-исторической комиссии по описанию русско-турецкой войны 1877-1878. (12.03.1894).

Подполковник (12.03.1894). Полковник (05.04.1898). Награжден орденом св. Владимира 4-й ст. (06.12.1902). 25.02.1904 назначен командиром 140-го пех. Зарайского полка, во главе которого участвовал в русско-японской войне 1904-05. Ген-майор "за отличия в делах против японцев" (04.01.1904). Исполнял должность начальника штаба 3-го Сиб. арм. корпуса (04.01.1905). Награжден орденами Св. Георгия 4-й ст. (ВП 13.02.1905), Св. Владимира 3-й ст. с мечами (05.05.1905), Св. Станислава 1-й ст. с мечами (03.09.1905). Назначен в распоряжение Главного штаба (25.10.1905). Начальник 1-й стр. бригады (03.04.1908). Ген-лейтенант (07.12.1910). Награжден орденом св. Анны 1-й ст. (06.12.1910). Начальник Заамурского округа пограничной стражи (07.12.1910). Находясь в этой должности вступил в конфликт с командиром Отд. корпуса пограничной стражи (ОКПС) ген. Пыхачевым и министром финансов гр. Коковцовым по поводу поднятого им вопроса о хищениях на КВЖД и в Заамурском округе ОКПС.

В итоге был переведен на должность начальника 35-й пех. дивизии (19.02.1913). 18.03.1913 подал прошение об отставке и 13.04.1913 был уволен из армии "по домашним обстоятельствам". После публикации М. открытого письма к председателю совета министров и отд. брошюры по найденным им на Дальнем Востоке злоупотреблениях был привлечен гр. Коковцовым к суду.

Решением особого присутствия Московского военно-окружного суда от 05.11.1913 за публикацию в открытой печати "служебных документов, не подлежащих огласке" лишен пенсии. Кроме того М. было запрещено в течении трех лет занимать должности на гос. службе. Однако дальнейшие публикации М. и широкий резонанс его дела (вопрос рассматривался в Гос. Думе) привели к тому, что Московский военно-окружной суд решением от 21.03.1914 признал М. оправданным. В 1913 в качестве корреспондента газеты "Утро России" участвовал во 2-й Балканской войне.
Е.И. Мартынов активно сотрудничал в военно-литературном журнале "Разведчик", вокруг которого в конце XIX - начале ХХ вв. группировались передовые и свободомыслящие представители российского офицерства. На страницах "Разведчика" Мартынов публиковал свои труды по российской военной истории и военной этике .
Многочисленны публикации Мартынова в 'Русском Инвалиде', 'Разведчике', 'Военном Голосе', других изданиях-

20.07.1914 в связи с началом мобилизации подал прошение на Высочайшее имя, прося вернуть его в армию, на что последовало согласие. Назначен в распоряжение начальника штаба Юго-Западного фронта. Вылетел 10.08.1914 из Дубно с целью провести стратегическую разведку на Львов и Стрый, над Львовом аэроплан был подбит, совершил вынужденную посадку. М. и летчик попали в плен, где находились до 02.1918.

По возвращении в Россию добровольно вступил в РККА. Занимал должности Главного начальника снабжений (14.08.-21.12.1918).

Сергей Войтиков - Высшие кадры Красной Армии 1917-1921

Центральный аппарат снабжения армии  Главначснаб был громоздок и потому исполнял стоявшие перед ним задачи неповоротливо. Военспецы - руководители ЦУС - подвергались постоянным нападкам со стороны своих политических комиссаров.

 Летом 1918 г. в документах отложилась целая серия машинописных копий жалоб друг на друга военных специалистов  и  комиссаров ЦУС:

   

первые Главначснабы А.А. Маниковский и Е . И .  Мартынов  жаловались на некомпетентность  и  ненависть вторых;

 военные комиссары П. Е . Лазимир, Я.И. Весник указывали на контрреволюционность генералов и бюрократизацию центрального аппарата  снабжений  под их руководством.

7 сентября сменивший Маниковского на посту ГНС  Е . И .  Мартынов  направил телеграмму Э.М. Склянскому .

 Главначснаб просил зампреда РВСР оградить главные довольствующие управления от нападок другого члена коллегии Наркомвоена - М.С. Кедрова.

  Последний отправил из штаба Северо-Восточного фронта телеграмму  Е . И .  Мартынову , в которой указал, что

"все довольствующие управления работают крайне плохо, наряды исполняются возмутительно медленно  и  рекомендуется принять самые суровые меры, чтобы заставить эти управления прекратить саботаж".

  Мартынов  констатировал:

 "неисполнение, а вернее - доставка всего требуемого, совершается возмутительно медленно, но нужно же разобраться в причинах  и  обвинить тех, кто этого заслуживает, а не довольствующие управления только потому, что к ним были предъявлены требования".

  Главначснаб объяснял причины несвоевременного исполнения распоряжений главных довольствующих управлений  и  местными условиями. В деле  снабжения  продовольствием, - констатировал  Е . И .  Мартынов , - ГВХУ "находится в полной зависимости от возможностей" Наркомпрода исполнять требования управления. Более того - о мерах, которые, быть может, могли бы облегчить продовольственный кризис":  Мартынов , как он сообщил Склянскому, "неоднократно" входил с представлениями к наркому Л.Д.  Троцкому  и  в малый продовольственный комитет

(РГВА. Ф. 37. Оп. 1. Д. 3. Л. 221-222 об. Копия. Подлинник подписали: Е.И. Мартынов, военком ЦУС Э.В. Рожен, постоянный член Технического комитета ЦУС К.Е. Горецкий.)

Несмотря на предоставление больших прав,  Мартынов  не мог справиться с поставленными перед ним задачами. К тому же центральный аппарат  снабжения  рос значительно быстрее интенсивности своей работы.

 Это стало причиной смены генерал-лейтенанта  Е . И .  Мартынова  большевиком  И  .И. Межлауком на посту Главначснаба 21 декабря (Приказом РВСР ? 448. (Там же. Ф. 4. Оп. 3. Д. 48. Л. 273).


Мартынов Евгений Иванович в 1928 г. он был уволен в отставку по возрасту. В качестве военного специалиста в 1927-1931 гг. Е. И. Мартынов являлся сотрудником Большой Советской Энциклопедии.

Приказом Реввоенсовета 448 от 21.12.1918 назначен сотрудником-составителем военно-исторического отдела Организационного управления Всероглавштаба. С 29.03.1919 штатный преподаватель Академии Генштаба РККА и заведующий обучающимися в акаемии слушателями. Сотрудник военно-исторической комиссии. С 06.04.1921 специальный лектор академии. С 01.10.1922 ст. руководитель курса стратегии в академии. С 01.10.1924 для особых поручений 1-го разряда в Военно-Историческом отделе штаба РККА. С 10.02.1925 служил в Управлении по исследованию и использованию опыта войн штаба РККА, а с 22.07.1926 в научно-уставном отделе штаба РККА. Уволен из рядов РККА "в долгосрочный отпуск за невозможностью соответствующего использования" с 01.07.1928. Работал в редакции Большой Советской Энциклопедии. Преподавал военное дело в 1-м Московском университете.

В 1931 арестован, осужден по 58-й ст. на 5 лет с заменой высылкой в Севкрай на тот же срок. Постановлением коллегии ОГПУ от 14.07.1932 дело было пересмотрено, приговор отменен и М. было разрешено свободное проживание по СССР. Проживал по адресу: г. Москва, Новинский бул., д. 16, кв. 23. 23.09.1937 вторично арестован за то, что "будучи враждебно настроенным ведет среди жильцов контрреволюционную агитацию". Постановлением тройки при УНКВД СССР по Московской обл. приговорен к ВМН. Расстрелян в пос. Коммунарка (по др. данным на Бутовском полигоне). Реабилитирован в 11.1956. Оставил богатое наследие по военной истории, стратегии и тактике.

Соч.: "Как возникла Плевна", СПб 1900; "Блокада Плевны", СПб 1900; "Лейб-Гвардии Егерский полк в войну с Турцией", СПб 1896; "К 20-й годовщине боя под Телишем", СПб 1897; "Стратегия в эпоху Наполеона I и в наше время", СПб 1894; "Обязанности политики по отношении к стратегии", СПб 1899; "Исторический очерк развития древнегреческой тактики", СПб 1900; "Участие зарайцев в бою при Ляньдянсане и в сражении при Шахэ", СПб 1908; "Воспоминания о японской войне командира пехотного полка", Плоцк 1910; "Из печального опыта русско-японской войны", СПб 1906; "Сербы в борьбе с царем Фердинандом. Записки очевидца", М. 1913; "Царская армия в февральском перевороте", М. 1927; "Корнилов (попытка военного переворота)", Л. 1927

Разночтения: в предисловии А.Г. Кавтарадзе к сборнику трудов А.Е. Мартынова " Политика и стратегия " (М. 2003) дается дата гибели А.Е. Мартынова 29.11.1937.

Информация взята здесь

Отрывок из книги М. С. Мартыновой-Савченко

"Осколки времени. Из истории одной семьи"

 

  1937 год. Мне 5 лет. Наверное, я спрашивала у родителей: 'Когда мы поедем к дедушке?' ' А почему бабушка Нина и дядя Володя больше не живут в квартире с большим балконом?' А уж что мне отвечали - не знаю.

Моего деда Евгения Ивановича Мартынова арестовали 23 сентября 1937 года. Домой он не вернулся. Бабушку Нину с сестрой и сыном выселили из двух комнат, и они оказались в Трубниковском переулке втроём  в 12-метровой комнате большой коммунальной квартиры. В 1957 году папа получил справку о том, что 'Дело по обвинению Мартынова Евгения Ивановича: прекращено  отсутствием состава преступления'

 

 Потом ещё одну справку, что Евгений Иванович умер от сердечного приступа в 1940 году. В 1999 году, через 53 года после ареста моего деда, и 33 года после реабилитации, я стала добиваться, что бы КГБ предоставило мне возможность ознакомиться со следственным делом Евгения Ивановича. Мне повезло. Такую возможность я получила. И вот я на Лубянке листаю пожелтевшие от времени листы этого дела.

Читаю. Вопросы. Ответы о происхождении, образовании, где служил, какие награды имеет.

Евгений Иванович знал три иностранных языка, был очень образованным человеком, а тот, кто вёл допрос, плохо знал даже русский. В каждом слове ошибка.

Вопрос 'Были ли Вы судимы?'

Я только тогда узнала, что в 1930 году Евгений Иванович, оказывается, принимал участие в :похоронах генерала Брусилова (между прочим, на этих похоронах он не был) был осуждён по 58 статье с высылкой на 5 лет в Северный край.
В Колтасе он работал истопником.

Вместе с ним в Котлас поехала верная его жена, моя бабушка Нина Васильевна. Но через год дело прекратили. И Евгений Иванович вернулся в Москву. Он вновь работал в Большой Советской Энциклопедии. Занимался переводами. В 73 года вышел на пенсию, и однажды ночью за ним пришли:

Листаю дальше допросные листы. Евгению Ивановичу хотели приписать шпионаж, троцкизм. Никакой вины он за собой не признал.

Тогда, я уже не знаю как это дела-лось, но привлекли соседей, и Слуцкий, Колычев, Розенкамф написали доносы на Евгения Ивановича. Только старый осетин Михаил Моисеевич Габеев отказался дать показания на Ев-гения Ивановича. Это по тем. временам был поступок. Через несколько лет я встретилась с внучкой Михаила Моисеевича Леной, и она мне рассказала, что ее дед был управляющим делами у Плевако' и уважал эту семью. Но это не имело никакого эначсния. Евгения  Ивановича Мартынова обвинили в контрреволюционной агитации среди жильцов дома, и II декабря 1937 года расстреляли на Бутовском полигоне.

Здесь  в  КГБ  я  получила тогда письмо из Якутии, написанное 60 лет назад Георгием Евгеньевичем  Мартыновым, братом моего отца. Он писал отцу и матери, что работает в Алданском округе на прииске переводчиком.

Здесь колония американцев,  -писал он, - один специалист по оттаиванию мерзлоты,  другой по постройке драг, а я работаю со специалистом по бурению. Этот молодой человек учился в Америке в Горном, а у его отца небольшой прииск на Аляске. Я хорошо говорю по английски, свободно перевожу техническую литературу, составил словарь терминов, относящихся к бурению,  и надеюсь его издать для Союззолота. Какие у меня перспективы? Я связан с научным обществом Верхнеудинска. И когда в марте истечет мой контракт, я думаю ехать в Верхне-удинск. В случае удачи меня ждет инте-ресная работа'.

Но интересной работы не получи-лось. Наверное, за связь с иностранца-ми Георгий Евгеньевич Мартынов был арестован и погиб в лагере. Мы с па-пой пытались узнать, когда и в каком лагере, но ответа не получили.

Я держу в руках пригласительный билет от 23 февраля 1938 года на имя Сергея Гаврило-вича Михайлова , мужа Натальи Ивановны, ба-бушкиной сестры. Читаю:  'Командование Академии приглашает Михайлова на бал-маскарад, посвященный 20 годовщине РККА'. Порядок бала: 22-23 часа - съезд гостей. Потом концерт артистов академических театров, ужин, продолжение бала, выдача призов за танцы, лучшие костюмы, снятие масок. А вверху при-гласительного билета крупно: 'Жить стало лучше, товарищи. Жить стало ве-селее. Сталин'. И еще: 'Нет таких кре-постей, которые бы не взяли больше-вики'.

Комбрига, профессора Академии Генерального штаба наградили орденом Красной Звезды, а на следующую ночь после бала-маскарада арестовали.

Сергей Гаврилович Михайлов - автор учебника 'Тактика артиллерии', по которому училось целое поколение ар-тиллеристов. В 1938 году он подгото-вил второе издание этого учебника. Во время ареста его труд изъяли, и специ-алисты говорили, что его учебник вы-шел, только авторами были уже другие.

Наталья Ивановна в 1957 году по-лучила справку о том, что Сергей Гав-рилович умер от сердечного присту-па в 1941 году. В 1990 году в КГБ я уз-нала, что он был расстрелян 25 авгус-та 1938 года, но тете Наташе об этом не сказала.

У меня сохранились квитанции из Лефортовской тюрьмы: 'Принято от Михайловой Н.И. 40 рублей, 10 рублей, 40 рублей, 40,40 ...' Наталья Ивановна думала, что передает деньги мужу, их брали, а Сергея Гавриловича уже давно не было в живых.

Тетю Наташу и Владимира Сергее-вича Михайлова, сына Сергея Гаврило-вича, выставили на улицу из их квар-тиры. Десять лет она буквально скита-лась, то жила у нас, то уезжала в Полтаву, к сестре. А там - своя трагедия. Арестовали сына сестры Анны Ивановны Анатолия и отца зятя Ивана Максимо-вича Онисина . Иван Максимович был первым оекретарем педагогического института в Полтаве и другом крупного государственного деятеля на Украине Павла Петровича Постышева, аресто-ванного и расстрелянного. Этого было достаточно, чтобы убить человека - Ивана Максимовича расстреляли.

Только в 1946 году Владимир Сер-геевич каким-то одному ему известным способом купил Наталье Иванов-не комнату - 4 квадратных метра при кухне в Крестовском переулке.

Хотелось бы добрым словом вспомнить сына Сергея Гавриловича, Владимира Сергеевича Михайлова. Драматург, автор в свое время популяр-ных пьес 'Тайная война', 'Суровое сча-стье', либретто и стихов к оперетте 'Сильва', он заботился о своей мачехе, очень помог ей в трудные годы. Ми-хайлов был человеком глубоко поря-дочным, очень интересным, со своей философией, взглядами на жизнь.

В 1957 году Сергея Гавриловича реабилитировали. Наталья Ивановна получила отдельную квартиру, стала получать пенсию за мужа. Но ее семей-ное счастье было разрушено, а страна лишилась талантливого ученого. Од-нако той стране таланты были не нуж-ны. Да и сейчас ими не очень дорожат.

Что же еще я помню о том времени? Конечно, родители понимали, что мне жить при этой власти, при этом строе, и не хотели, естественно, чтобы, входя во взрослую жизнь, я была ожес-точена, озлоблена. Поэтому они стара-лись оградить меня от трагедий, кото-рые происходили вокруг. Но разве воз-можно, чтобы эта вакханалия преступ-лений не запомнилась, не наложила отпечаток на детское сознание? Конеч-но, многие события просто остались в памяти, а осознание их пришло потом.

К нам, например, приходили же-ны арестованных. Жили мы в одной комнате, и я помню рассказы Ирины Викторовны Свечиной, второй жены известного военного специалиста Александра Андреевича Свечина. Она говорила, что в тюрьме его пытали, требовали, чтобы он называл имена участников заговора, которого не было. Еще она рассказывала, что первая жена Свечина поменяла фамилии сы-нвьям и отправила их из Москвы, чтобы спасти. Еще у нас бывал генерал Голубинцев, друг наших бабушек. Это я уже потом узнала, что его в 37-м поса-дили и пытали. Голову зажали в тиски, и капля методично капала в одно и то же место на голове. И еще заставляли есть селедку, а пить не давали. Следова-тель во время допроса наливал воду из графина в прозрачный стакан и пил. В конце концов Голубинцева выпустили, он служил, стал генералом, но, навер-ное, забыть всего, что с ним произошло, не мог.


Прадед генерал-лейтенанта Евгения Ивановича Мартынова служил простым солдатом у Суворова
 

 
   
 


[132] Мартынов Евгений Иванович (1864-1937) – русский военный теоретик и военный историк, генерал-лейтенант (1910). Участник русско-японской войны 1904-1905 гг., георгиевский кавалер. После войны Мартынов состоял при Главном штабе, написал немало критических статей и книг по опыту войны, в 1908 г. был назначен командиром стрелковой бригады, с 1910 г. начальником Заамурского округа Отдельного корпуса пограничной стражи. В качестве корреспондента московской газеты «Утро России» принимал участие во 2-й Балканской войне. Вступил в Красную армию, с марта 1919 г. преподавал в Академии Генштаба РККА, с 1924 г. служил в штабе РККА. Репрессирован.

Прадед генерал-лейтенанта Евгения Ивановича Мартынова служил простым солдатом у Суворова, но за успешный переход через Альпы получил офицерский чин и был пожалован дворянством.
Его сын уже окончил кадетский корпус и был кадровым военным. Внук бывшего суворовского солдата, будущий генерал-лейтенант Е. И. Мартынов родился 22 сентября (4 ноября по н.ст.) 1864 г. в городе-крепости 1-ю московскую Свеаборге, где служил в то время его отец.
Затем семья переехала в Москву. Е. И. Мартынов получил на редкость блестящее образование; он окончил 1-ю московскую гимназию, затем 1-й московский кадетский корпус, 3-е Александровское военное училище, Академию Генерального штаба; кроме того, он получил еще два высших гражданских образования — окончил Археологический институт и прослушал курс юридического факультета Московского университета.
Евгений Иванович знал немецкий, английский и французский языки, мог также изъясняться на японском и китайском. Последнее было связано не только с тем, что он долго служил на Востоке, но и с его увлечением восточной культурой. (Известно, например, что он обладал редкой коллекцией фигурок будд; несколько экземпляров ему прислал из Харбина вице-король Маньчжурии Чжао-эр-Сюнь.)

Немного из истории Алексеевского военного училища

Третье Московское военное Александровское училище.
В 1796 г. император Павел I отдал Екатериниский дворец под казармы (перед которыми устроили плац), а в 1825 г. в нём разместился Первый Кадетский корпус

 
   
 

 
   
 
Фото Leonsija


 

 

 




 

 

 

Фото Leonsija


Закладка часовни-памятника в Мукдене.
[4] Лица, присутствовавшие при закладке: 1) вице-король Маньчжурии Чжао-эр-сюнь, 2) К. А. Хорват (Бенуа), супруга управляющего китайско-вост. ж. д., 3) начальник Заамурского округа генерал Мартынов, 4) харбинский даотай г. Литяо, 5) генерал Добронравов, 6) генерал Хорват.
Фот. Б. Подольского.

Всестороннее образование позволило Е. И. Мартынову стать автором фундаментальных трудов по теории военного искусства и военной истории, о воспитании чувства патриотизма у молодежи.
Его работы — плод глубоких раздумий об армии и защите Отечества. Это еще воспоминания об известных людях и событиях, имеющих историческое значение.
(Наиболее известными работами Е. И. Мартынова являются: “Исторический очерк развития древнегреческой тактики” , “Стратегия в эпоху Наполеона I и в наше время” , “Как возникла Плевна?” , “Блокада Плевны” , книга “Воспоминания о Японской войне” , “Царская армия в февральском перевороте” , книга “Корнилов” и др. )
Мартынов Е . И . Бой при Ляньдянсане и сражение на Шахэ: (Мое участие в них). Спб. 1908.
Мартынов Е . И . Воспоминания о японской войне командира пех. полка. Плоцк. 1910.



Со славою в войне с Японией 1904-1905 г.
Подав рапорт о переводе в действующую армию и получив назначение на должность командира 140-го пехотного Зарайского полка, Е.И Мартынов перед … В последующие дни Зарайский полк прикрывал отход войск к г. Ляояну, находясь все время в соприкосновении с японцами.

140-й пехотный Зарайский полк
 

Старшинство - 20.08.1798 г. Полковой праздник - 30 августа.

Дислокация - Скопин Рязанской губ. (до 1.07.1903-после 1.04.1914 г.)

 

1. Организация
2. Боевые походы
3. Командиры и шефы
4. Знаки отличия
Нагрудный знак
5. Церковь полка в честь Св. Благоверного Великого князя Александра Невского
6. Георгиевские кавалеры
Иллюстрации
Источники


 

20.08.1798 г. - в с. Коломне из рекрут сформирован мушкетерский генерал-майора Миллера полк в составе 3-х батальонов.

31.03.1801 г. - Колыванский мушкетерский полк.

28.01.1833 г. - присоединены 1-й и 3-й батальоны 34-го егерского полка и 2-й батальон Севастопольского пехотного полка. Полк назван Колыванским егерским и приведен в состав 6-ти батальонов.

14.06.1841 г. - одна рота отчислена на формирование 6-го резервного батальона Кабардинского полка.

10.03.1854 г. - сформированы 7-й и 8-й батальоны.

17.04.1856 г. - Колыванский пехотный полк.

23.08.1856 г. - 4-й действующий батальон переименован в 4-й резервный и отчислен в резервные войска, 5-8-й батальоны расформированы.

6.04.1863 г. - из 4-го резервного и бессрочноотпускных 5-го и 6-го батальонов Колыванского пехотного полка сформирован Колыванский резервный пехотный полк в составе 2-х батальонов.

13.08.1863 г. - Колыванский резервный пехотный полк переформирован в 3 батальона и назван Зарайским пехотным полком.

25.03.1864 г. - 140-й пехотный Зарайский полк.

 

2. Боевые походы
 

 

 

3. Командиры и шефы

 

 
 

Командиры

Шефы

1.07.1903 г. - полковник Фурс-Жиркевич Валериан Казимирович  

1904-05 гг. - полковник Мартынов Евгений Иванович

 

17.03.1908-17.06.1910 гг. - полковник Парский Дмитрий Павлович

 

2.08.1910-после 1.04.1914 гг. - полковник Дорман Михаил Антонович

 

 

4. Знаки отличия

 

1. Полковое знамя Георгиевское с надписями: "За усмирение Трансильвании в 1849, за Севастополь в 1854 и 1855 и за отличие в Турецкую войну 1877 и 1878 годов" (первые 2 отличия пожалованы Колыванскому полку.) и "1798-1898". С Александровской юбилейной лентой (Выс. пр. от 20.08.1898 г.)

2. Знаки на головные уборы с надписью: "За отличие". Пожалованы 6.04.1830 г. Колыванскому полку за русско-турецкую войну 1828-29 гг.

3. Георгиевский рожок с надписью: "За отличие в Турецкую войну 1877 и 1878 годов". Пожалован 17.04.1878 г.

140-й пехотный Зарайский полк
1904-05 гг. - полковник Мартынов Евгений Иванович.
Знак 140-го пехотного Зарайского полка для нижних чинов
С 1904 г. Мартынов — участник русско-японской войны. За победу его 140-го пехотного Зарайского полка под Ляояном и другие боевые заслуги Е. И. Мартынов был произведен в генерал-майоры и награжден золотым оружием и орденом Георгия IV степени.
Ляоянская операция
140 - й Зарайский полк двигался из Цофантуня в район сосредоточения дивизии — в Кофынцы — и , узнав по пути о появлении японцев у Павшугоу , по собственной инициативе изменил направление своего движения . Сосредоточившись в Павшугоу , Мартынов перешел в наступление на Тасигоу, охватывая фланг противника.

Летопись войны с Японией 1904–1905 гг.

ГЕОРГИЕВСКИЕ КАВАЛЕРЫ
за войну с Японией 1904–1905 гг.
За бой у д. Кофынцзы 13 августа.

Команд. 140-го пех. Зарайского полка полк. Мартынов.

Мартынов Е. И. К выяснению вопроса о том, отчего Ляоян из победы обратился в поражение. - Разведчик, 1909, ? 973, с. 362 - 364; ? 974, с. 375 - 377.

Генерального штаба генерал-майор Е.И. Мартынов
ИЗ ПЕЧАЛЬНОГО ОПЫТА РУССКО - ЯПОНСКОЙ ВОЙНЫ


Сочинения:

Стратегия в эпоху Наполеона и в наше время. Спб., 1894;

Стратегия в эпоху Наполеона I и в наше время | Мартынов Е. И. Название: Стратегия в эпоху Наполеона I и в наше время
Автор: Мартынов Е. И.
Издательство: СПб. Военная типография
Год: 1894
Страниц: 310
Язык: Русский
Качество: Хорошее
Формат: PDF
Размер: 55 Мб
В книге рассматриваются характер и отличительные черты военной стратегии в эпоху Наполеона 1. Организация и стратегическое развертывание армии, устройство тыла, Франко-Прусская война (сражения при Шпихерне, Верте), Мецская операция (сражения при Борни-Панже, Гравелот-С.-Прива), разбор мецской операции, Седанская операция (сражение при Седане), разбор седанской операции, оценка действий немцев с точки зрения стратегического искусства, характерные черты современной стратегии и отличия её от стратегии Наполеоновской, и др.

Скачать с depositfiles


Лейб-гвардии Егерский полк в войну с Турцией 1877—78. Спб., 1896;

Обязанности политики по отношению к стратегии. Спб., 1899; Блокада Плевны (по архивным материалам). Спб., 1900;

Автор: Мартыновъ Е.И. / Мартынов Е.И. Жанр: История русской армии Издательство: Военная типография Язык: Русский (дореформенный) Формат: PDF Качество: Отсканированные страницы Количество страниц: 176 Из печального опыта русско-японской войны
Е. Мартынов, Назревшие реформы , — СПб., 1907
Бой при Ляньдянсане и сражение на Шахэ. (Мое участие в них). Спб., 1908;

Воспоминания о Японской войне командира пехотного полка. Полоцк, 1910;

Царская армия в февральском перевороте. Л., 1927;

Корнилов. (Попытка воен. переворота). Л., 1927.
Литература:

Мещеряков Г. П. Русская военная мысль в XIX в. М., 1973;

Строков А. А. История военного искусства. Т. 2. М., 1965.


-----------------
В 2007 была выставлена в продажу книга Е. И. Мартынова:
" Работа наших железнодорожных дельцов в Манчжурии. М., [Типография П.П.Рябушинского], 1914. 111 с. 20,4 х 13,5 мм."
 
   
 
 
   
 

Экземпляр прижизненного издания с автографом. В современном полукожаном переплете с золотым тиснением между бинтами на корешке, крышки оклеены бумагой под мрамор. Сохранены издательские обложки. Отличная сохранность.
На титуле выцветшими фиолетовыми чернилами автограф автора: «Дорогой Елене Николаевне Круг в память нашего стараго знакомства в Стокгольм[е]. Е.Марты<нов>» (по правому полю одна буква утрачена при переплетении, фамилия не дописана, заканчивается росчерком).
Экземпляр представляет историческое и культурное значение. Редкость.

Самое главное, что размышления Е. И. Мартынова не утратили актуальности и сегодня. В предисловии к книге “Хорошо забытое старое” сказано именно об этом их качестве:
“Читаешь, к примеру, статьи Мартынова о высшем командном составе, об офицерах, о солдатах, о порядках в Академии Генерального штаба и об отношении общества к защите Отечества — читаешь и забываешь, что написаны они почти девять десятилетий назад.
Ловишь себя на ощущении, будто речь идет о сегодняшних проблемах”. (Е. И. Мартынов и др. Хорошо забытое старое . — М.: Воениздат, 1991. С. 3.).

Особенно характерна в этом отношении книга Мартынова, вышедшая из печати в 1906 г., “Из печального опыта Русско-Японской войны” , где, сравнивая русскую и японскую армии, Мартынов с горечью по многим пунктам отдает предпочтение японцам.
В этом труде Е. И. Мартынов пишет о пагубной роли нашей “так называемой передовой интеллигенции” , которая или вовсе не интересовалась военными действиями, проводя большую часть времени в развлечениях и увеселениях, или, что еще хуже, смотрела на войну как на средство достижения своих планов.
Заключались же они “в свержении существующего строя и создании нового свободного государства” . “Так как достигнуть этого при победоносной войне было труднее, чем во время войны неудачной, — писал Мартынов, — то наши радикалы не только желали поражений, но и старались их вызвать” . События 1-й мировой войны и последующая революция подтвердили худшие опасения Евгения Ивановича.

Внучка Е. И. Мартынова М. С. Савченко-Мартынова, опубликовавшая ряд статей в различных газетах и журналах о своем выдающемся деде, пишет о “печальной судьбе” трудов Е. И. Мартынова, более полувека находившихся в “книжной тюрьме” — так называемом спецхране. Только в наши дни они начали появляться в печати.

Все же, в первую очередь, Е. И. Мартынов был профессиональным военным, а не кабинетным ученым.
Годы его военной службы охватывают период с 1883 по 1913 г. В его послужном списке числится: Гренадерский полк, затем лейб-гвардии Литовский полк, должности в штабах 1, 10-го и 12-го армейских корпусов, 8-й Кавалерийской дивизии.


С 1904 г. Мартынов — участник русско-японской войны. За победу его 140-го пехотного Зарайского полка под Ляояном и другие боевые заслуги Е. И. Мартынов был произведен в генерал-майоры и награжден золотым оружием и орденом Георгия IV степени.
 
   
 
Генерал Е. И. Мартынов в зимней парадной форме

Со славою в бесславной войне


НЕОЖИДАННЫЙ ВЗГЛЯД НА ПРИЧИНЫ РУССКО-ЯПОНСКОЙ
ВОЙНЫ 1904-1905 ГГ.


Наши войска упорно обороняли Ляньдяньсянские позиции, но японцы направили два своих лучших гвардейских полка в обход правого фланга нашего расположения. Это грозило всему Восточному отряду быть отрезанным от остальной нашей армии.
На подкрепление правого фланга отряда в ночь на 13 августа был направлен Зарайский полк. Полк должен был находиться в резерве, но командир полка полковник Мартынов, узнав о маневре японцев, по собственной инициативе решил своими силами остановить обходившего противника.
На рассвете полк был уже близко к цели. «Выслав вперед охотников, полковник Мартынов скрытно, по оврагам, повел батальоны и сразу развернул их против фланга неприятеля у деревни Павшугоу»
Увидев Зарайцев, пораженные неожиданностью японцы сначала пытались отстреливаться, затем «стали подавать назад».
«Поражаемые с флангов и тыла сильным ружейным огнем, теснимые с фронта дружным наступлением Зарайского полка, также все время осыпавшего их пулями, японцы скоро обратились в полное и беспорядочное бегство.
Таким образом, вся обходившая Восточный отряд японская гвардейская бригада была сметена одним Зарайским полком, храбро и самоотверженно ударившим на врага в ту минуту, когда он сам задумывал обойти наши войска»20.
«Особенно блестящий эпизод – бой при Ляндансане, где Зарайский полк гнал штыками 4 версты японскую гвардию»28.
Тем самым Зарайский полк выручил весь Восточный отряд от опасности обхода неприятелем.
«Этот бой доставил полку вполне заслуженную славу во всей русской армии, а командиру полка, полковнику Мартынову, почетный Георгиевский крест и награды многим офицерам и нижним чинам»28.
В бою у д. Павшугоу 13-14 августа Зарайцы потеряли убитыми 1 офицера (штабс-капитана Т.П.Барламова) и 10 нижних чинов. Было ранено и контужено: 2 офицера (поручик А.С.Коняев и штабс-капитан С.С.Полянский) и 120 нижних чинов.
В последующие дни Зарайский полк прикрывал отход войск к г. Ляояну, находясь все время в соприкосновении с японцами.


 

2

Мартынов Е. И. К выяснению вопроса о том, отчего Ляоян из победы обратился в поражение. - Разведчик, 1909, ? 973, с. 362 - 364; ? 974, с. 375 - 377.

Мартынов Евгений Иванович (1864 - 1932), генерал - лейтенант, бывший начальник Заамурского округа пограничной стражи.

18(31 авг.) - 21 авг. (3 сент.) 1904. Переправа частей 35-й пехотной дивизии через реку Тайцзыхэ. Действия русской артиллерии в районе Нежинской сопки. Движение Зарайского полка от деревни Сахунунь к Нежинской сопке. Генерал К. А. Добржинский.

Журнал доступен на сайте BookLibrary.


После войны в 1905 г. генерал Мартынов был назначен начальником штаба 3-го Сибирского армейского корпуса, в 1908 г. — начальником 1-й стрелковой бригады.

В конце 1910 г. генералу Мартынову была предложена должность начальника Заамурского округа пограничной стражи

Декабрь 1911 года стал знаменательным
— в связи с неожиданной кончиной генерал-лейтенанта полковнику Вистенгофу Н. М. Чичагова , ранее занимавшего эту должность.



 
   
 
Чичагов Николай Михайлович (1852—1910),
Cтарший брат митрополита Серафима (Чичагова), расстрелянного на Бутовском полигоне, ныне прославленного в лике святых.
русский генерал-лейтенант, военный генерал-губернатор Приморской области и наказной атаман уссурийского казачьего войска, начальник Заамурского округа отдельного корпуса пограничной стражи, участник Русско-японской войны 1904—1905 гг

Окончил Пажеский корпус и Николаевскую академию генерального штаба по 2-му разряду. В службу вступил 1 сентября 1869. 11 августа 1871 произведен в прапорщики, 13 апреля 1875 — в подпоручики, 30 августа — в поручики, 27 марта 1877 — в штабс-капитаны (с переименованием после окончания Николаевской академии генерального штаба в капитаны по генеральному штабу), 12.4.81 — в подполковники, 8.4.84 — в полковники.

Перед самым отъездом на Восток Евгений Иванович узнал от товарища по Академии Генерального штаба, что комиссия, проводившая проверку в Иркутском и Приамурском округах, располагает сведениями о систематических злоупотреблениях, растратах и взяточничестве в Заамурском военном округе, а также крупных хищениях на Китайской Восточной железной дороге.

Была ли революция в России неизбежной?


Предательство и воровство.
Евгений Иванович не питал иллюзий, куда он едет служить. Еще в годы войны он слышал рассказы о легендарных порядках, царящих в Заамурском округе, где отвага и мужество рядовых солдат и офицеров сосуществовали с продажностью и сплошной коррумпированностью высшего командного состава.
По слухам, дело доходило порой даже до продажи должностей и чинов за деньги!
Но выводы многочисленных ревизий бесследно "затухали" в петербургских кабинетах, а "всеподданнейшие" доклады ревизоров на имя царя высочайше отклонялись, последний, в 1910 году под предлогом... недопущения подрыва международного престижа России.
Но Мартынов не был бы Мартыновым, если бы не взялся круто наводить порядок в вверенном ему округе.
Видя это, драгоман (переводчик) Управления КВЖД Петров обратился к новому начальнику с просьбой о личной встрече, в ходе которой сообщил о том, что управляющий дорогой генерал-майор Хорват (впоследствии один из лидеров Белого движения на Дальнем Востоке - авт.) и его помощник князь Хилков передали китайцам чертежи всех железнодорожных мостов КВЖД.
Мартынов посчитал это сообщение невероятным - ведь железнодорожные мосты не только важнейшие элементы дороги, но и первоочередные цели для вражеских диверсантов, сведения о них являются государственной тайной!
И ладно бы дело проходило где-нибудь в России, а не в Маньчжурии в 1911 году, когда отмобилизованная китайская армия ждала только приказа снова броситься на русских!
Разве накануне не приходил строжайший циркуляр из Генерального Штаба о запрещение проводить съемки фотографам в частях округа и в близи КВЖД? А тут - в руки реального грозного противника передаются детальные чертежи с пояснительными записками, техническими условиями и таблицами.
Мартынов призывает в помощники жандармов, прокурора Пограничного Округа Суда Миллера и командующего Иркутским военным округом генерала В.Н. Никитина.
Произведенное расследование полностью подтвердило и задокументировало фонты передачи документов на мосты.
Но на свой рапорт Мартынов получил ответ Шефа Пограничной стражи Коковцева, что он вполне удовлетворен... объяснениями Хорвата и считает, "что взведенное на Управление КВЖД тяжкое обвинение лишено всякого основания"!
Реакция обиженного за своих "любимцев" сановного Петербурга была "принципиальной" - драгоман Петров выгнан со службы, прокурор Миллер переведен в Плоцк на втрое низший оклад, генерал Мартынов получил едва ли не первое взыскание по службе, зато генерал-майор Хорват, видимо, в утешение, 26.11.1912 был произведен в генерал-лейтенанты!

 
   
 

Управляющий КВЖД--генерал Дмитрий Леонидович Хорват.
Фотография 1918 г.

В 1902 управляющим строящейся КВЖД был назначен генерал Хорват. (Со стороны матери он приходился внучатым племянником Кутузову)
В этой должности Дмитрий Леонидович Хорват проработал до 1920.
Фактически все эти годы он был неофициальным наместником России в Маньчжурии.
В его ведении находилось не только управление таким колоссальным предприятием, как КВЖД, но и организация всех сторон жизни многотысячного российского населения полосы отчуждения дороги и ее центра — Харбина, который при нем превратился в крупнейший железнодорожный промышленный и торговый центр Северо-Восточного Китая.
Период, в течение которого Д.Л. Хорват руководил КВЖД, называют Счастливой Хорватией

Полученный "щелчок" не смутил боевого генерала. Опираясь на верных помощников - командира 2 отряда, Георгиевского кавалера генерал-майора Корнилова (да-да, того самого!) [8]

и командира 3-го пехотного полка полковника Н.В. Пневского,
Мартынов вскрывает причины массовых эпидемий желудочных болезней среди личного состава и за поставку гнилых и испорченных продуктов в войска округа отстраняет от должности своего заместителя генерала Сивицкого с направлением дела военному следователю.
Выводы начальника следственной бригады полковника Данилова сделаны такие:
"...снабжая войска округа недоброкачественными продуктами, генерал Сивицкий оказывал давление на тех начальников, которые отказывались эти продукты принимать...
...последствием приведенных распоряжений генерала Сивицкого являлось использование полками недоброкачественной муки, что вызвало у нижних чинов острые желудочные заболевания и куриную слепоту..."
Отдавая под суд генерала Сивицкого и его помощников полковников Гальнбека и Сыречева, генерал-лейтенант Мартынов напишет в своем рапорте:
"Означенные лица, обвиняемые в снабжении войск недоброкачественными продуктами и в причинении убытков казне, должны подлежать ответственности по закону, иначе будет весьма трудно требовать исполнения служебного долга от остальных чинов округа".

фрагмент аттестации подполковника А . Э . Гальнбека

На помощь обвиняемым поспешил генерал Хорват со своими подручными. Мартынов чувствовал, что схватка с вельможными казнокрадами и их покровителями будет жесткой, но отступать не собирался.
Ведь разве не он ходил под прицельным японским огнем в атаку в первой шеренге своего полка?
Разве не его закрывали собой рядовые в рукопашной схватке? И разве мог он предать теперь своих пограничников, солдат и офицеров, ежеминутно рискующих жизнью ради России в чужом краю?
Всего ждал Мартынов, но не этого... 3 февраля 1913 года в Харбин пришла телеграмма: "Второго сего февраля 1913 года Высочайшее повеление прекратить следственное производство о генерале Сивицком и полковниках Гальнбеке Адольфе Эдуардовиче и Сыревиче...".

Приказом шефа Пограничной стражи отчисляется от должности начальник хозяйственного отдела Управления Заамурского Пограничного округа полковник Гальнбек, с переводом в 4-й пограничный Заамурский пехотный полк 8 января 1913 г.



Не замедлила и другая: "Государь Император Высочайше повелеть соизволил представить Вам (Мартынову Е.И.) для конца службы соответственное назначение по военному ведомству с освобождением от должности начальника Заамурского пограничного округа.

Шеф Пограничной Стражи Статс-секретарь Коновцов".


А через четыре дня еще: "Ваше Превосходительство приказом военному ведомству назначены начальником 35 пехотной дивизии.

С получением сей телеграммы предписываю сдать округ во временное командование генерал-лейтенанту Авицкому и в законный срок отправиться к новому месту службы. Генерал от инфантерии Пыхачев".
Даже врагам Мартынова бросилась в глаза та торопливость, с которой ему было предписано сдать округ немедленно, не дожидаясь прибытия преемника.
Боевой генерал отправился в российскую глушь командовать четырьмя полками, не по своей вине бросив свои 12 полков на произвол судьбы.

В течении того февраля китайцы с лихорадочной поспешностью вооружали местное население и подтягивали к КВЖД войска из других районов Китая - новая война с Россией, реванш за 1900 год казался им уже делом решенным! А принявший в это горячее время округ генерал Савицкий даже в день трехсотлетия царствования Дома Романовых не мог сесть на коня и обходил войска, состоящие из пехоты, кавалерии и артиллерии, пешком, в глубоких резиновых калошах!

Только внезапно вспыхнувшая в Китае гражданская война не позволила китайцам снова залить по головку рельсов КВЖД русской кровью...
Вернувшись в Россию, генерал Мартынов узнает из газет, что он "пытался, не имея на то никакого права, предать суду честного, лично известного Шефу Погранстражи генерала Савицкого", но "неправосудно начатое дело было по Высочайшему повелению прекращено".
Отстаивая свою честь, Мартынов демонстративно выходит в отставку и требует суда, который не только бы дал правовую оценку его действий, но и привлек внимания к "беспределу", продолжающему царить в Заамурском округе.
 
   
 



Вызов "верхами" принят, и особое присутствие Военного Суда 5 ноября 1913 года при закрытых дверях постановило:
"Подсудимого, состоящего в отставке генерал-лейтенанта Евгения Ивановича Мартынова, считать отставным от службы... с лишением пенсии и воспрещением в течении трех лет занимать должности на государственной и общественной службе".
Главный Военный суд 6 февраля 1914 года постановит: кассационную жалобу оставить без последствий...

Харбин. Здание штаба корпуса Заамурской пограничной стражи

Содержание Заамурского округа производилось на средства этой железной дороги. В хозяйcтвенном комитете числилось пятнадцать членов, из которых всего три представителя было от войск Заамурского округа. Фактически все дела в комитете решала тесно сплоченная группа, остальные посещали заседания редко, избегали споров, боясь нажить себе врагов.


 
   
 
 
   
 


На учениях в г. Пскове, 1903 г. Четвертый слева - Е.И. Мартыно. Министр финансов граф Владимир Николаевич Коковцев

Министр финансов В. Н. Коковцев добился по этому поводу аудиенции у государя на второй день Пасхи. Он “сумел убедить его не поднимать шума на весь свет, мотивируя это тем, что сенаторская ревизия в Маньчжурии на глазах у иностранцев едва ли послужит укреплению международного престижа России”. (А. Крохмалюк. Жизнь — России, честь — никому // Пограничник. М., 1995. ? 7. С. 66.)

Вскоре после этих событий генерал Мартынов получил следующую телеграмму: “Государь император высочайше повелеть соизволил предоставить вам для пользы службы соответственное назначение по военному ведомству с освобождением от должности начальника Заамурского пограничного округа”. (М. С. Мартынова-Савченко. Наше наследие // Военно-исторический журнал. М., 1989. ? 8. С. 92.)

Е. И. Мартынов был переведен на должность начальника 35-й пехотной дивизии. Он выехал в Россию с твердым решением оставить службу. Приехав в Рязань на место нового назначения и вступив в командование дивизией, он в тот же день подал прошение об увольнении.
Но не такой человек был генерал-лейтенант Мартынов, чтобы оставить без последствий безобразия, обнаруженные им на Дальнем Востоке.


 
   
 

Группа офицеров. Псков, 1903 г. Третий слева - Е.И. Мартынов

После этого Мартыновым в издательстве В. М. Саблина в Москве были опубликованы две брошюры под общим названием 'Манчжурские порядки': 'Снабжение войск недоброкачественными продуктами' и 'Работа наших железнодорожных дельцов в Маньчжурии'. Одновременно с публикацией брошюр в газете 'Голос Москвы' (? 114) было помещено открытое письмо Мартынова В. Н. Коковцеву. .
В этой брошюре он назвал всё и всех своими именами. Коковцев подал на Мартынова в суд за публикацию в открытой печати “служебных документов, не подлежащих огласке”. (Какая знакомая картина! Как будто ничто не изменилось за последние девяносто лет.)

5 ноября 1913 г. особое присутствие военно-окружного суда вынесло приговор: “считать Е. И. Мартынова отставленным от службы с лишением пенсии и воспрещением в течение трех лет занимать должности на государственной и общественной службе”. (А. Крохмалюк. Жизнь — России, честь — никому // Пограничник. М., 1995. ? 7. С. 74—75.)

Евгений Иванович не отступился. Теперь он боролся еще и за свою честь. Он написал брошюру "За что я был предан суду" , в которой были изложены факты и их извращение на суде.
Генерал Мартынов разослал брошюру всем министрам, членам Государственной думы и Государственного совета, в редакции наиболее популярных газет.
Это возымело желаемое действие. Вопрос рассматривался в Государственной думе. По выяснении всех обстоятельств 21 марта 1914 г. Московский окружной суд постановил считать Е. И. Мартынова оправданным.
В Заамурский округ была послана комиссия для расследования всех неполадок на Китайской Восточной железной дороге. (М. С. Мартынова-Савченко. Наше наследие // Военно-исторический журнал. М., 1989. ? 8. С. 8-93.)
 
   
 
Через полгода началась 1-я мировая война, названная в то время Великой. Генерал Мартынов подал прошение о призыве в действующую армию. Он был восстановлен в звании генерал-майора и направлен на Юго-Западный фронт.

Вопрос об определении Мартынова на действительную военную службу, в "полевые" войска, был поставлен в зависимость от заключения Верховного Главнокомандующего великого князя Николая Николаевича.
6 августа 1914 г. со стороны последнего последовал отказ - "Верховный Главнокомандующий безусловно не признает возможным определение генерала Мартынова в службу" (телеграмма начальника штаба Ставки Н.Н. Янушкевича главнокомандующему Юго-Западным фронтом Н.И. Иванову).


Начало 1-й мировой войны оказалось для Е. И. Мартынова крайне несчастливым. Вместе с летчиком Александром Васильевым - одним из первых летчиков Российской Царской армии участвовал в воздушной разведке, и самолет, на борту которого он находился, был сбит. Евгений Иванович попал в руки противника.


  Первая мировая война круто изменила судьбы Васильева и его друга авиатора Кузьминского.
В начале августа 1914 года друзья прибыли в штаб Юго-Западного фронта в качестве летчиков-охотников (добровольцев). Авиаторов назначили в девятую армию. Первый боевой полёт стал для Васильева последним.  10 августа  1914 года он вместе с наблюдателем   генералом Мартыновым  производил по заданию Штаба фронта разведку Львова. Но осколки неприятельской шрапнели повредили мотор его 'Морана', вследствие чего пришлось совершить вынужденную посадку в неприятельском тылу, Васильев и генерал Мартынов попали в плен.


.. Шел десятый день Первой мировой войны.
Войска Юго-Западного фронта Российской императорской армии, разворачивавшиеся для наступления четырьмя армиями в австро-венгерской Галиции общим направлением на Львов, на правом фланге уже столкнулись с сильным контрударом противника у Красника (Люблинское направление)...
А на левом фланге, в секторе 3-й армии генерала Н.В.Рузского [16]

русские части только заканчивали сосредоточение для удара, а противостоящие им заслоны австрийцев лишь изредка давали о себе знать, высылая в поиск кавалерийские патрули. Стороны готовились к решающему сражению, и разведка позиций неприятеля была важной заботой штабов по обе стороны фронта.

- Стратегическое направление на Львов-Стрый словно завешено австрийскими гусарами! Казачкам не просочиться, а ведь нам там наступать, - посетовал Командарм-три, допивая утренний чай из солдатской кружки (столовый прибор безнадежно застрял в обозе). Затем повернулся к начальнику оперативного отдела и обманчиво мягким голосом приказал:
- Голубчик, распорядитесь выслать на разведку аэроплан. Лучшего летуна и толкового летнаба из штаб-офицеров. Пускай сверху рассмотрят что к чему и доложат по возвращении. С Богом!

Военная авиация, недавний актер на театрах войн Европы, в жанре "разведка" уже успела снискать признание военной публики.

ЗАРЯ РОССИЙСКОГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВОЕННО-ВОЗДУШНОГО ФЛОТА.
Российский императорский военно-воздушный флот по состоянию на начало Первой мировой по количественным показателям считался самым сильным в мире и, кроме того, имел довольно рациональную организацию. Курирующим и управляющим органом была Воздухоплавательная часть Генерального штаба (приказом по Военному министерству от 12.08.1912). В каждом из армейских корпусов предписывалось сформировать авиаотряд в составе 6 "летательных аппаратов тяжелее воздуха" (самолетов) со штатом в 7 пилотов ("летунов" в тогдашнем армейском обиходе), при чем пять вакансий летчиков были офицерскими, а две - для нижних чинов. В консервативной и упрямо державшейся сословных предрассудков империи авиация была весьма демократична. Неудивительно, ведь в ту пору она была символом неудержимого технического прогресса человечества  и преодоления всех пределов, в том числе и социальных!
По авиаотряду со штатом в 8 "аппаратов" и 10 "летунов" должно было существовать и во всех крупных крепостях империи. Всего на август 1914 г. Российская императорская армия имела 39 авиаотрядов, в т.ч. 8 крепостных, 1 полевой, 1 гвардейский и 3 Сибирских (фактически также корпусные).
Подготовка летных кадров велась в офицерских Воздухоплавательных школах в Гатчине и Севастополе, а также за рубежом - в союзнице по Антанте Франции, историко-культурные связи которой с Россией вообще сложно переоценить ;).
Традиционно хромало материально-техническое обеспечение военной авиации, представленное всего шестью авиационными ротами, территориально и организационно оторванными от авиаотрядов и подчиненными военным округам.

Чины 9-го корпусного авиаотряда Российской имп. армии у моноплана "Ньюпор" IV.


Российские императорские орлы (многие из них в будущем - отцы и наставники "красных соколов" СССР) вступали в Первую мировую на крыльях 263 аэропланов (Германия располагала 232 боеготовыми самолетами, Австро-Венгрия - всего несколькими десятками). В подавляющем чсисле преобладали "аппараты" французской постройки, хотя российская авиапромышленность уже осваивала собственные перспективные наработки конструкторов Д.П. Григоровича и И.И. Сикорского (ставшего впоследствии харизматической величиной мирового авиастроения), в т.ч. мощный четырехмоторный цельнодеревянный биплан С-22 "Илья Муромец", признанный гигант авиации того времени.

Несмотря на то, что условиями Гаагской конвенции 1907 г. правила воздушной войны по сути не были регламентированы (за исключением Декларации о запрещении метания : снарядов и взрывчатых веществ с воздушных шаров и при помощи иных подобных новых способов" не ратифицированной к тому же Германией), негласные "джентельменские правила", принятые между авиационными державами начала ХХ в., не предусматривали установки вооружения на "аппаратах тяжелее воздуха".

Однако нет правил, нарушение которых не было бы желанно людям, превыкшим "переходить пределы": российские военные авиаторы накануне войны эксперементировали с применением ручных пулеметов "Льюиса" и ружей-пулеметов "Мадсена" на шкворневой установке, а также с бомбометанием. Существовали и весьма оригинальные проекты применения в воздушном бою "легких ружей для стрельбы с руки зарядами дроби". Достаточно перспективный, к слову, вариант, если предстваить кучное попадание картечин по хрупким и взаимосвязанным конструкциям "воздушных этажерок"...
Пулеметы систем "Льюиса" и "Мадсена".

К очевидным слабостям российской авиации следовало отнести изношенность значительной части авиационного парка, находившегося в эксплуатации по два и более лет (по тем временам - солидный срок) и затрудненность снабжения иностранной техники запчастями (особенно двигателями), которые в условиях военного времени предстояло доставлять из Франции. Не в последнюю очередь благодаря этому уже к 1915 г. преимущество Российской императорской армии в воздухе было безвозвратно утрачено...
Летный состав был достаточно неоднородным по качеству подготовки, но отличным по боевому духу: во все времена штурм неба был уделом отважных, а на заре авиации - тем более! В ранней истории авиации храбрость и способность к риску даже при недостаточных технических знаниях порою, вопреки логике, приносили плоды... А то и лавры! Именно таким людям, влюбленным в небо с всепоглащающей и почти самоубийственной страстью, посвящено забытое стихотворение кумира русской поэзии "Серебряного века" Александра Блока (кстати, также участника Первой мировойй) "Авиатор":

Его винты поют, как струны...
Смотри: недрогнувший пилот
К слепому солнцу над трибуной
Стремит свой винтовой полет...

Российская военная авиация не всегда успешно прокладывала себе дорогу в небо среди бюрократической косности штабов , однако передовые военные умы и командиры Российской императорской армии уже прекрасно сознавали ее огромный потенциал.
"Воздушный флот России должен быть сильнее воздушных флотов наших соседей. Это следует помнить каждому, кому дорога военная мощь нашей Родины", - написал еще в 1912 г. великий князь Александр Михайлович, один из основоположников российской военной авиации и высочайший шеф Императорского военно-воздушного флота.

ПЕРВАЯ БОЕВАЯ ПОТЕРЯ РОССИЙСКОЙ АВИАЦИИ.
Штаб российской 3-й армии с началом боевых действий в Гaлиции передислоцировался в Дубно, небольшой еврейско-польско-украинский городок на западной окраине империи, славный своими шляхетскими замками, вполне подходившими для размещения штабных служб и учреждений.
Полевому управлению штаба армии подчинялись корпусные авиаотряды XI и IX корпусов. Учитывая, что в районе Дубно разворачивались части ХI корпуса, можно предположить, что аэроплан, получивший 10 августа 1914 г. боевую задачу провести разведку стратегического направления на Львов-Стрый и вылетивший на задание из Дубно, принадлежал именно 11-му корпусному авиаотряду.
Это был двухместный моноплан "Morane-Saulnier G" французского производства, одна из моделей, применявшихся в российской военной авиации на начало Первой мировой войны, наряду с "Ньюпорами" и "Фарманами" (в основном учебными).

"Morane-Saulnier" c опознавательными знаками Российского императорского военно-воздушного флота. Современная реконструкция.

Поначалу российским "летунам" сопутствовал
успех. Опытный пилот уверенно набрал высоту и перелетел передовые позиции австро-венгерских войск, явно не ожидавших воздушного гостя.
Лтчик-наблюдатель (летнаб), перегнувшись из кабины, наметанным глазом кадрового офицера охватывал расположение неприятела и тотчас наносил их на карту.
Однако над австрийскими укреплениями в окрестностях Львова с земли был открыт огонь. Австрийские артиллеристы, задрав стволы орудий до максимального градуса подъема, били по аэроплану шрапнельными снарядами, выбрасывавшими при разрыве облако смертоносных сферических пуль... Меткость такой стрельбы на поверку была невелика, но в довоенные годы бытовало предположение, что с задачей пртотивоаэропланной борьбы справится скорострельная полевая артиллерия, и батареи честно расстреливали боезапас.
Под огнем отважные авиаторы продолжали выполнять боевую задачу. Быть может, в своей небесной вышыне они, еще не знакомые с воздушной войной, казались себе неуязвимыми... Напрасно!
Один из снарядов в конце концов разорвался в опасной близости от самолета. Австрийская шрапнель повредила двигатель "Морана", и пробитое сердце руковотрной птицы остановилось.
Теперь аэроплан мог только планировать, стремительно теряя высоту.
"Держитесь, иду на вынужденную!" - крикнул пилот, обернувшись к наблюдателю.
Используя воздушные потоки, поддерживавшие в воздухе легкую машину, он пытался увести ее подальше от расположения австрийских войск, где у экипажа был бы шанс уйти от преследования и попытаться перейти фронт... Разумеется, в случае удчной посадки.
Но на земле, сопровождая слабеющий полет смертельно раненого российского аэроплана, уже мчались галопом австрийские кавалеристы.
Как только "Моран" коснулся земли и тяжело запрыгал по полю, его окружили неприятельские всадники с карабинами наизготовку. Сопротивление было бесполезно. Пилот и летнаб, обреченно матерясь, вылезли из машины и тотчас были обезоружены и подвергнуты тщательному обыску.
Вскоре их допрашивали офицеры разведки "Императорской и Королевской " (К und K) австро-венгерской армии, внешняя деликатность которых, наверное, не могла ввести российских авиаторов в заблуждение относительно невеселых перспектив плена...
Сбитый австрийцами 10 августа 1914 г. "Моран" стал, вероятно, первой боевой потерей в истории российской военной авиации.

ВЫДАЮЩИЙСЯ ЭКИПАЖ ОБЫЧНОЙ ВОЗДУШНОЙ РАЗВЕДКИ.
Австрийцы имели все основания гордиться воздушной победой.
Экипаж, вылетевший на роковую воздушную разведку, был отнюдь не простым.
Эти люди по справедливости могли быть названы знаменитостями, пилот - российской авиации, а летнаб - российской военно-исторической мысли и фронтовой
журналистики. К тому же один из них носил не много ни мало звание генерал-лейтенанта!

Несчастливый "Моран" пилотировал один из первых дипломированных авиаторов России Александр Алексеевич Васильев, которого в близких к авиации кругах начала ХХ в. называли не иначе как "знаменитым", а некоторые (в основном экзальтированные дамочки-поклонницы) - даже "великим".


"Кто не летал, тот не может знать всей прелести и красоты пространства". Авиатор Васильев.

Происходивший из "разночинцев", как в обиходе Российской империи конца ХIХ называли получивших образование лиц недворянского происхождения, он родился в 1883 г. в деревне Преображенка Тамбовской губернии. Выбранная в юности юридическая стезя сулила блестящему выпускнику Казанского университета удачную карьеру в судах, когда судьба вдруг властно изменила его жизнь рокотом авиационного мотора, свистом ветра в вышине и роковым стремлением "все выше, и выше, и выше".
Начав штурм неба с модного среди образованной молодежи тех лет "спортивного" увлечения авиацией, Александр Васильев проявил завидное упорство и последовательность. Вложив все свои сбережения, он отправился во Францию в прославленную летную школу, которую окончил в 1910 г. Окончил с отличием, как ранее юридический факультет, и получил диплом пилота за номером 225. Более того, талантливого русского авиатора ждало  заманчивое предложение стать в этом авторитетнейшем авиационном училище инструктором. Некоторое время Васильев проработал у Блерио вместе со своим соотечественником пилотом Виссарионом Кебурия. Молодые "летуны" из России планировали заработать денег на покупку собственного "аппарата", чтобы вернуться в Россию и открыть там летные курсы.
Когда искомая сумма была накоплена и не один, а два новеньких аэроплана "Блерио" куплены и погружены на параход в Бресте, друзья вернулись в Россию. Там они стали соответственно семнадцатым и восемнадцатым "летунами" в стране, получившими разрешение на публичные полеты. Со своими самолетами они совершили захватывающее турне по империи, демонстрируя летное мастерство и популяризируя авиацию "в массах". Им восторженно апплодировали толпы, в них влюблялись женщины, а "золотая молодежь" наперебой приглашала модных авиаторов на свои роскошные оргии. На выступлении в Нижнем Новгороде Васильевым, сумевшим поднять свой аэроплан на высоту 1 000 метров, был установлен российский рекорд высоты.


Авиатор Васильев у своего аэроплана "Блерио". Фотокарточка с автографом.

Однако мечта о летной школе так и осталась не реализованной. "Мы стали летающим цирком", - не скрывая разочарования, говорил Васильев.
С 1911 г. он оставил "развлекательные авиашоу" только в качестве источника гонораров (Васильев никогда не был богат, а содержание аэроплана требовало денег) и с головой погрузился в иную сферу авиации того времени - авиационные соревнования.

 

А.А. Васильев (средний в первом ряду) среди российских авиаторов, 1910..

Он стал победителем проводившегося 23-24 июля 1911 г. перелета Петербург-Москва , единственный из дюжины участников добравшись до финиша и установив сразу несколько рекордов: по времени пребывания в воздухе, по дальности перелета за сутки и по скорости преодоления дистанции.


Участники перелета Петербург-Москва, 1911. Васильев невооруженным взглядом не просматривается ;)

Импертор Николай II в высочайшей телеграмме передал знаменитому авиатору свои поздравления с победой, а его учитель Луи Блерио написал из Франции: "Я не сожалею о том, что вы не со мной, только потому, что авиаторы всего мира - большой клуб друзей и, в какой бы стране они не были, они служат
общему делу - покорению пространства". Если бы прекраснодушный француз знал, что пройдет всего три года, и бывшие члены "клуба друзей" превратят поднебесье в арену своих гладиаторских боев!
На подаренном Блерио Луи новом аэроплане Александр Васильев продолжал участвовать в авиационных мероприятиях в России. В частности, на "военных играх", организованных Московским обществом воздухоплавания и Московским военным округом на полигоне Ходынское поле, он взял приз за точное бомбометание с высоты. Так что русский новатор авиации не был далек от мыслей о ее военном применении..
Начало Первой мировой застало А.А.Васильева на должности летчика-испытателя петербургского завода Первого российского товарищества воздухоплавания, где он трудился с 1913 г.
Вместе с другом-авиатором Александром Кузьминским он отправился в штаб Юго-Западного фронта и предложил армии свои услуги в качестве "охотника", т.е. гражданского добровольца в составе вооруженных сил.
К сожалению, первое же боевое задание стало для прославленного авиатора последним....
Александру Васильеву принадлежат замечательные слова, которые актуальны в любую эпоху: "
Русскую авиацию ждет блестящее будущее. Необходим только опыт, нужна практика, чтобы наши природные качества, усиленные знаниями, создали могущественный воздушный флот, чтобы русская авиация заняла выдающееся место в кругу других держав".


Летчиком-наблюдателем в неудачной разведке 10 августа 1914 г. был генерал-лейтенант Евгений Иванович Мартынов, имевший широкую общественную популярность иного рода - как талантливый военный писатель и теоретик, а также смелый честный офицер, ради своих принципов не побоявшийся пойти под суд.
Мартытов Евгений Иванович происходил из потомственых военных (его прадед, простой солдат, получил дворянство за отличие в Альпийском походе Суворова) и родился в 1864 г. в российской крепости в Финском заливе Свеаборг.
Начало его военной карьеры было многообещающим..
После выпуска из Александровского военного училища подпоручик Мартынов служил в Санкт-Петербурге, в элитных частях, составлявших красу и гордость русской пехоты - в гренадерах и в лейб-гвардии.
Продемонстрировав блестящие способности, он в 1889 окончил Академию Генерального штаба по первому разряду и в последующие годы занимал ответственные штабные должности в различных соединениях и военных округах Российской императорской армии. Необходимый для производства годичный ценз командования ротой капитан Е.И.Мартынов "выслужил" в 124-м пех. Воронежском полку и снова вернулся к штабной работе.
Он представлял собою весьма распространенный в Российской империи тип офицера-интеллектуала. Отлично знал немецкий, французский, английский и сербский языки, увлекался военной историей и модной в ту пору ориенталистикой, в 1896 г. без отрыва от службы окончил Санкт-Петербургский археографический институт. Был назначен постоянным членом военно-исторической комиссии по описанию Русско-турецкой войны 1877-78 гг..
Е.И. Мартынов активно сотрудничал в военно-литературном журнале "Разведчик", вокруг которого в конце XIX - начале ХХ вв. группировались передовые и свободомыслящие представители российского офицерства. На страницах "Разведчика" Мартынов публиковал свои труды по российской военной истории и военной этике.

Портрет и биография полк. Мартынова из журнала " Разведчик , "..

17.09.1914 журнал "Развѣдчикъ" 1914 ? 1(1209), ? 2(1210), ? 3(1211), ? 4(1212), ? 5(1213), ? 6(1214), ? 7(1214), ? 7(1215)




Довелось полковнику Мартынову и услышать свист неприятельских пуль, ведя в бой свою часть. В Русско-Японскую войну он командовал 140-м пех. Зарайским полком. Командовал, согласно обственной скромной оценке, "не хуже других". За отличие в бою при Ляндясане был удостоен ордена Св. Георгоя 4-й степени и золотого Георгиевского оружия. В годы войны Е.И.Мартынов заслужил также эполеты генерал-майора.
Интересной страницей богатой приключениями и свершениями жизни Евгения Ивановича Мартынова стала его поездка в качестве военного корреспондента в 1913 г. в Сербию на театр второй Балканской войны (известной также как Межсоюзническая, в которой бышие партнеры по антитурецкой коалиции

первой Балканской

плюс примкнувшие Турция и Румыния пытались скопом отлупить Болгарию, а она отбивалась по чём зря).  Там он стал свидетелем поражения, нанесенного сербскими войсками одной из лучших болгарских дивизий - 7-й Рильской пехотной, и едва не погиб, когда группа остсупающих болгарских солдат застигла его, оторвавшегося от боевых линий сербов, и приняла за неприятельского офицера. По расказанной самим Евгением Ивановичем драматической истории, от уже занесенных штыков злых балканских парней его спасла прекрасная черноокая болгарская сестра милосердия, случайно оказавшаяся среди деморализованных пехотинцев. Она понимала по-русски, вняла его отчаянным мольбам: "Идиоты, я военный корреспондент, меня нельзя убивать!!!" и сумела остановить своих товарищей.
Верхней точкой карьеры Е.И. Мартынова стал чин генерал-лейтенанта и должность начальника Заамурского округа Отдельного корпуса пограничной стражи. На этой должности он не смог мириться с происходившими у него на глазах хищениями русских чиновников на Китайско-Восточной железной дороге (КВЖД) и пограничного начальства. "Обличая злодеев", Мартынов вступил в острый конфликт с начальником пограничной стражи империи генералом Пыхачовым и министром финансов крафом Коковцовым. Силы оказались неравны, и в 1913 г. слишком наблюдательного и честного генерал-лейтенанта "ушли" в отставку.
Глубоко оскорбленный, он описал ситуацию в гражданской прессе, при чем опубликовал ряд служебных документов, обличавших казнокрадов и коррупционеров. Военое руководство, не пожелавшее "сдавать своих", ответило судебным процессом против отставного генерала, закончившимся в ноябре 1913 г. лишением его пенсии и запретом занимать государственные должности. Однако широкая общественная кампания в защиту Е.И.Мартынова с привлечением депутатов Государственной Думы (в Российской империи периодически занимавшейся актуальными вопросами) заставила Московский военно-окружной суд пересмотреть его дело и весной 1914 г. вынести оправдательный вердикт. Военное начальство вновь не пожелало отступать от своей позиции и инициировало против генерала Мартынова новый процесс...
Из болота судебной волокиты его вырвало приближение Первой мировой, которое не могло оставить полного сил пятидесятилетнего ветерана Российской императорской армии равнодушным. Е.И.Мартынов вновь поступил на службу и был причислен к резерву чинов штаба Петроградского военного округа. В начале августа он был откомандирован на Юго-Западный фронт и стал тем самым "толковым летнабом из штаб-офицеров", который отправился в злополучную воздушную разведку 10 августа 1914 г.


ОРЛЫ ЗА КОЛЮЧЕЙ ПРОВОЛОКОЙ..
В австрийском плену летчику Васильеву и генералу Мартынову пришлось пройти через тяжелые испытания.
Разумеется, условия, в которых содержались российские военнопленные в Первую мировую войну, были лучше, чем у их сыновей в гитлеровских лагерях Второй мировой. Однако голод, инфекционные заболевания, жестокие наказания и высокая смертность были для русских пленных (как, впрочем, и французских, и бельгийских, и сербских, и почти всех остальных; в несколько лучшем положении находились только британцы и американцы) повседневной реальностью уже тогда.
Что же касается военнопленных русских офицеров, то за внешне корректным обращением с ними германских и автсрийских военных комендантов очень часто скрывалось стремление морально сломать и унизить этих людей.
В таких прискорбных условиях свободолюбивая натура "летуна" подсказывала единственное средство - побег.
Александр Васильев пытался бежать, по некоторым данным - несколько раз, подвергаясь за это жестоким карательным мерам, возможно - физического характера.
В конечном итоге непокорный пилот был помещен в один из лагерь усиленного режима содержания "двуединой К und К монархии". Предположительно это была имевшая печальную известность военная тюрьма в Которе (нынешняя Черногория), охранявшаяся "спешенными" австрийскими моряками с потопленного французской эскадрой легкого крейсера "Цента" , имевшими привычку жестоко мстить всем военнопленным без разбора национальности за гибель своих товарищей по экипажу. По воспоминаниям прошедшего через застенки Которской тюрьмы черногорского офицера Велько Хайдуковича, там "было лучше умереть сразу, чтобы не умирать много раз".


К сожалению, о пребывании Александра Васильева в плену известно очень немного. Российскому обществу, переживавшему в годы войны глубочайшие потрясения, очень скоро стало не до предвоенной знаменитости. Тем не менее, попытки обменять его на пленных австро-венгерских офицеров несколько раз предпринимались, и каждый раз безуспешно.
А герой российского неба в это время мучительно угасал в неволе.
Последнее документальное упоминание о судьбе несчастного пилота относится к 31 декабря 1917 г., когда австрийская сторона уведомила уже советское правительство, что "военнопленный Васильев Александр признан неспособным к военной службе и будет отправлен в Россию с поездом инвалидов". Проще говоря, доблестная "К und К" косвенно признавалась, что за три года плена сделала из молодого 32-летнего мужчины инвалида...
Александр Васильев так и не увидел Родины. В прибывшем транспорте инвалидов его не было. Считается, что он скончался в плену в начале 1918 г. Место его последнего земного пристанища неизвестно..
Это не важно.
Погибшие пилоты навсегда остаются в небе.

Генералу Мартынову в плену повезло больше. Он содержался австрийцами вместе с другими пленными старшими офицерами в замке Лек в Венгрии
Плен для генерала в те годы сегодня может показаться чуть ли не курортом. Неплохое питание, медицинский уход, возможность пользоваться услугами денщика, делать покупки.
В принципе можно было бы и вовсе получить свободу, дав подписку о дальнейшем неучастии в боевых действиях.
:Замок Лека был очень хорошо охраняем. Вместе с Корниловым [8] в нем находился и возвратившийся на службу с началом войны генерал Е. И. Мартынов, разведывательный планер которого был сбит противником над Львовом.
Пленных генералов периодически посещали главнокомандующий венгерской армией эрцгерцог Иосиф и другие высшие чины Венгерской армии, которые считали своим долгом лично познакомиться с русскими генералами и высказать им свое уважение, как мужественным солдатам.
Едва оправившись от ран, генералы Корнилов и Мартынов решили бежать. План был и прост, и сложен. Решили вместе с находившимся в плену русским военным авиатором Васильевым захватить стоявший в поле недалеко от селения аэроплан и на нем совершить побег.
Благо в дневное время в селение им разрешалось выходить без охраны, а стоявший в поле аэроплан охранялся одним солдатом из инвалидной команды. Но эта попытка не удалась по той причине, что о ней стало известно и другим русским офицерам, содержавшимся в замке, и кто-то из них сообщил об этом австрийскому командованию.
Весной 1916 года пленники снова задумали бежать, но теперь уже пешим порядком. Для безопасного передвижения по стране нужны были документы. Решили подкупить кастеляна замка. Однако тот доложил обо всем своему начальнику. Австрийский полковник произвел дознание и конфисковал найденный в комнате Мартынова штатский костюм.
Корнилов же остался в стороне, благодаря тому, что его имя при разговоре с кастеляном не упоминалось. После этого инцидента охрана была усилена. Побег из замка Лека стал практически невозможным.

20 февраля 1918 г. Мартынов Е. И. был освобожден.
После возвращения на Родину генерал вступил в Красную армию и вплоть до 1928 года занимался в ней военно-преподавательской и военно-научной деятельностью.
По выходу в отставку Е.И.Мартынов проживал в Москве. Как человек подлинно энциклопедических знаний, он сотрудничал в редакции Большой советской энциклопедии, преподавал военное дело в Московском университете и занимался переводами военной литературы. Был дважды женат и имел шестерых детей.
Впрочем, генеральские эполеты царской армии все время висели над ним дамокловым мечом.
В 1931 году Е.И.Мартынов был первый раз арестован и осужден по пресловутой 58-й статье на 5 лет с высылкой на Север. Год спустя постановлением коллегии ОГПУ его дело было пересмотрено и старый генерал был оправдан. В жизни ему явно везло на оправдательные приговоры! Впрочем, справедливости ради надо отметить, что советское правосудие даже в самые мрачные годы репрессий выдавало по политическим процессам около 15% таковых.
Вернувшись в Москву он прожил еще пять лет с семьей, пока в 1937 г. не был вновь схвачен "органами" по обвинению в "контрреволюционной агитации". На допросах 63-летний старик нашел силы не признать себя виновным, но


Зачем ты в небе был, отважный,,
В свой первый и последний раз?
Чтоб львице светской и продажной
Поднять к тебе фиалки глаз?
(...)
Иль отравил твой мозг несчастный
Грядущих войн ужасный вид:
Ночной летун, во мгле ненастной
Земле несущий динамит?

Хотелось бы от всей души пожелать российским летчикам, чтобы число взлетов у них всегда равнялось числу посадок!
Михаил Кожемякин.


Генерал Мартынов после трёх с половиной лет плена летом 1918 года вернулся в Москву. Васильев оставался в плену всю войну. Совершил попытку побега, после которой был заключён в лагерь строгого режима. Делались неоднократные попытки обмена его на пленных австрийских офицеров. В последнем документе от  31 декабря 1917 года  австрийская сторона вторично сообщила, что пленный авиатор 'признан неспособным к военной службе и будет отправлен в Россию с поездом инвалидов'. Но этого не произошло. Умер в плену. Где его могила, никто не знает, но имя героя навечно вписано в историю русской авиации.

Пророчески звучат слова, сказанные Александром Алексеевичем Васильевым на заре русской авиации:

Русской авиации принадлежит блестящее будущее. Необходим только опыт, нужна практика, чтобы наши природные качества, усиленные знаниями, создали могущественный воздушный флот, чтобы русская авиация заняла выдающееся место в кругу других держав.


 
Более полно от Сергея Жебровского, одного из авторов книги
Ф. А. Гущин, С. С. Жебровский Пленные генералы Российской императорской армии 1914-1917 [1]

с. 255-262.





Пленные генералы Российской императорской армии 1914-1917

ID 5669650

Автор: Ф. А. Гущин, С. С. Жебровский

Языки: Русский

Издательство: Русский путь

ISBN 978-5-85887-364-8; 2010 г.

Переплет
Твердый переплет
Плен
. В Лекском замке находилось несколько десятков пленных русских генералов, среди которых оказался и Е.И. Мартынов, бывший начальник Корнилова по Заамурскому округу пограничной стражи, где Лавр Георгиевич служил незадолго до войны.
В своё время по указанию Мартынова Корнилов проводил дознание о систематическом снабжении расположенных в Маньчжурии войск недоброкачественными продуктами.
Проведя расследование, Лавр Георгиевич установил не только факты такого снабжения, но и факты порчи продуктов в результате халатности чиновников, а также взяточничество. Дело было передано военному следователю, деятели хозяйственного управления, включая помощника начальника округа Сивицкого, были привлечены к следствию, были вскрыты факты тотального воровства, но начальник пограничной стражи и по совместительству министр финансов В.Н. Коковцев добился высочайшего повеления о прекращении дела, бросающего тень на работу его ведомства.
После этого Сивицкий с подельниками стали писать в Петербург письма, обвиняя в них Мартынова и Корнилова в преступной предвзятости, подтасовке фактов и травле чинов управления снабжения по личным мотивам. Возмущённый Мартынов подал в отставку и опубликовал часть следственных материалов, за что оказался под судом. Корнилов же по собственному прошению был переведён из Пограничной стражи обратно в Военное ведомство:
И, вот, теперь судьба снова свела генералов в Лекском замке, куда Мартынов попал после того, как в начале войны аэроплан, на котором он с лётчиком А.А. Васильевым вылетел на разведку, был сбит противником. Корнилов вновь решает готовить побег.
Мартынов обращается к корыстолюбивому кастеляну замка, обещая ему 20 тысяч крон золотом, если тот поможет в организации побега. Но кастелян обо всём донёс начальству, и план сорвался. При этом Корнилов остался в стороне, так как его имя не фигурировало в переговорах с кастеляном. После этой неудачи охрана пленных была усилена, а надзор за пытавшимися бежать генералами стал особенно строгим.

В июле 1916, при помощи чеха-фельдшера, Корнилов бежал.

Побег Корнилова произвел сенсацию; он был единственным генералом, сумевшим бежать из плена. Он был награжден орденом Св. Георгия 3-й степени за бои в Карпатах, хотя многие считали его виновником разгрома дивизии. Осенью 1916 года Корнилов был назначен командиром 25-го пехотного корпуса 8-й армии Юго-Западного фронта

 

После Февральской революции началась головокружительная карьера Лавра Георгиевича Корнилова, который за пять с половиной месяцев прошел путь от командира корпуса до Верховного Главнокомандующего. 2 марта 1917 по просьбе председателя Государственной думы Михаила Владимировича Родзянко Николай II одновременно с отречением от престола назначил Корнилова, популярного генерала 'простого' происхождения, командующим Петроградским военным округом.

Утром 13 апреля (31 марта по ст. ст.) 1918 года,  Корнилов погиб под Екатеринодаром от взрыва единственного снаряда, влетевшего в помещение штаба. Труп Корнилова был впоследствии извлечен красными из могилы, подвергнут публичному глумлению и сожжен. (О. В. Будницкий)

Около года они провели вместе в "генеральской тюрьме" замка Лека в Венгрии. Жили в смежных комнатах. Е. И. Мартынов и раньше знал Корнилова, который служил под его началом в Харбине в 1911-1913 гг. Тогда Мартынов дал ему характеристику: "Исключительно честен".
На основе личных впечатлений и воспоминаний в 20-е гг. Е. И. Мартынов написал книгу "Корнилов".
После Октябрьской революции Е. И. Мартынов вернулся в Россию, хотя мог остаться в эмиграции. С 1918 по 1928 г. генерал-лейтенант Мартынов служил в Красной Армии, занимал сначала пост главного начальника Управления снабжения РКК, затем преподавал в Военной академии Генерального штаба, занимал ряд других должностей.

Большевистский террор не обошел стороной и русское офицерство. Знаменитая демобилизация армии декабря 1917 - января 1918 г. выбросила массы русских офицеров на улицу без всяких пенсий и средств существования.
В январе - апреле 1918 г. в различных областях и городах европейской России прошли массовые избиения офицеров, санкционированные большевиками. Только в ноябре 1917 - феврале 1918 г., до подсчетам автора, в различных городах европейской России было убито 4644 офицера. Уже в первой половине 1918 г. количество арестованных служило важным показателем деятельности местных большевистских властей.
Причем Ленин откровенно 'подстегивал' их репрессивную деятельность. Сразу же после покушения на Ленина (30 августа 1918 г.) по всей России прокатилась особенно мощная волна массовых расстрелов и взятия заложников. Согласно сводке секретного отдела ВЧК ? 1, предназначенной дня Ленина, по 32 губерниям за 1918 г. было арестовано всего 42 254 человека.
В то же время уже к октябрю 1918 г. в большевистских тюрьмах и концлагерях скопилось не менее 8 тыс. заложников только из офицеров, арестованных после объявления Красного террора.
Парадоксально на первый взгляд, но факт, что 'лица Генштаба' в сферу действия большевистской политики террора фактически не попали:
Этот факт может быть объяснен в значительной мере большевистским прагматизмом по отношению к элите офицерского корпуса старой армии.

Каминский В. В.
"Некоторые особенности политики большевиков по отношению к 'лицам Генштаба'" (конец 1917 - 1918 гг.). - СПб.: Нестор, 2000. - 35 с.

Можно утверждать, что мастерство высших военных специалистов - выпускников АГШ большевики сумели использовать к концу 1918 г. как нельзя лучше.
Приглашения на службу, с которыми большевики обращались к выпускникам АГШ в первой половине 1918 г., были чрезвычайно вежливы, конфликты 'лиц Генштаба' с комиссарами, как правило, не отражались на карьере генштабистов, вплоть до начала октября 1918 г. большевики старались привлекать 'лиц Генштаба' на свою службу, не прибегая к методам насильственной мобилизации.
Даже арестная практика ВЧК среди 'лиц Генштаба' в 1918 г. была пока что весьма мягкой.
За весь год было арестовано только 3,2% от общего количества 'лиц Генштаба', служивших в РККА в 1918 г. (571 человек), и лишь 0,2% от общего количества офицеров, взятых заложниками после объявления красного террора (8000 человек). Причем, как правило, после 1-2-месячного заключения 'лица Генштаба' продолжали служить в РККА на достаточно высоких должностях.

Мастерское использование большевиками 'лиц Генштаба' в 1918 г. несомненно явилось важнейшим фактором как для создания боеспособной Красной армии, так и обеспечения победы над Колчаком к осени 1919 г.

Сергей Войтиков - Высшие кадры Красной Армии 1917-1921

Центральный аппарат снабжения армии  Главначснаб был громоздок и потому исполнял стоявшие перед ним задачи неповоротливо. Военспецы - руководители ЦУС - подвергались постоянным нападкам со стороны своих политических комиссаров.

 Летом 1918 г. в документах отложилась целая серия машинописных копий жалоб друг на друга военных специалистов  и  комиссаров ЦУС:

 первые Главначснабы А.А. Маниковский и Е . И .  Мартынов  жаловались на некомпетентность  и  ненависть вторых;

 военные комиссары П. Е . Лазимир, Я.И. Весник указывали на контрреволюционность генералов и бюрократизацию центрального аппарата  снабжений  под их руководством.

 

7 сентября сменивший Маниковского на посту ГНС  Е . И .  Мартынов  направил телеграмму Э.М. Склянскому.

 Главначснаб просил зампреда РВСР оградить главные довольствующие управления от нападок другого члена коллегии Наркомвоена - М.С. Кедрова.

  Последний отправил из штаба Северо-Восточного фронта телеграмму  Е . И .  Мартынову , в которой указал, что

"все довольствующие управления работают крайне плохо, наряды исполняются возмутительно медленно  и  рекомендуется принять самые суровые меры, чтобы заставить эти управления прекратить саботаж".

  Мартынов  констатировал:

 "неисполнение, а вернее - доставка всего требуемого, совершается возмутительно медленно, но нужно же разобраться в причинах  и  обвинить тех, кто этого заслуживает, а не довольствующие управления только потому, что к ним были предъявлены требования".

  Главначснаб объяснял причины несвоевременного исполнения распоряжений главных довольствующих управлений  и  местными условиями. В деле  снабжения  продовольствием, - констатировал  Е . И .  Мартынов , - ГВХУ "находится в полной зависимости от возможностей" Наркомпрода исполнять требования управления. Более того - о мерах, которые, быть может, могли бы облегчить продовольственный кризис":  Мартынов , как он сообщил Склянскому, "неоднократно" входил с представлениями к наркому Л.Д.  Троцкому  и  в малый продовольственный комитет

(РГВА. Ф. 37. Оп. 1. Д. 3. Л. 221–222 об. Копия. Подлинник подписали: Е.И. Мартынов, военком ЦУС Э.В. Рожен, постоянный член Технического комитета ЦУС К.Е. Горецкий.)

Несмотря на предоставление больших прав,  Мартынов  не мог справиться с поставленными перед ним задачами. К тому же центральный аппарат  снабжения  рос значительно быстрее интенсивности своей работы.

 Это стало причиной смены генерал-лейтенанта  Е . И .  Мартынова  большевиком  И .И. Межлауком на посту Главначснаба 21 декабря (Приказом РВСР ? 448. (Там же. Ф. 4. Оп. 3. Д. 48. Л. 273).



В 1928 г. он был уволен в отставку по возрасту. В качестве военного специалиста в 1927-1931 гг. Е. И. Мартынов являлся сотрудником Большой Советской Энциклопедии.
 
   
 

Евгений Иванович был женат дважды.
Первая жена — Елена Леонидовна Ухтомская. Дети от первого брака: Наталия, Борис.
Мартынов Борис Евгеньевич.
Жизненный путь

Вторая жена — дочь купца Демидова Василия Васильевича - Антонина Васильевна Демидова. Дети от второго брака: Георгий, Сергей, Кирилл и Владимир.

 
   
 

Отчимом ее был знаменитый адвокат Федор Никифорович Плевако.
(Плевако Федор Никифорович (11.04.1842ст.ст.-23.12.1908 ст.ст.) - юрист, адвокат, выступал защитником на крупных политических процессах.
Когда Плевако умер, газеты писали: "Умер для России Плевако, для Москвы Федор Никифорович. Могучий богатырь слова, давно стяжавший себе всероссийскую славу.
Он был детищем Москвы. Он состоял в числе ее гордостей, наряду с Царь-пушкой, Царь-колоколом, Третьяковской галереей или собором Василия Блаженного. В Москве никто не говорил о покойном Плевако.
Все знали, что на всю Москву есть только Федор Никифорович, и любой извозчик от вокзала вез прямо к нему, на Новинский бульвар" . (М. С. Мартынова-Савченко.
Честь имею // Московская правда, 23 сентября, 1990 г.)
Мартыновы жили в одном доме с семьей Плевако на Новинском бульваре (д. ? 16).
Когда кладбище, где был захоронен Ф. Н. Плевако, разоряли, останки его перенесли на Ваганьковское.
Е. И. Мартынов поставил дубовый крест на могиле отчима жены.
В 1929 г. кладбище у Скорбященского монастыря стало сжиматься, как шагреневая кожа. Родственники покоящихся там людей спешно переносили останки близких на другие погосты. Поздним осенним вечером сын и внук Марии Андреевны Демидовой бывший царский генерал Евгений Иванович и инженер Сергей Евгеньевич Мартыновы извлекли из могилы гробы с останками Марии Андреевны Демидовой и Федора Никифоровича Плевако, погрузили на подводу, перевезли на Ваганьковское кладбище и захоронили вновь.




пр. 07.12.1910
ст. 07.12.1910
1889 (1 р.)
1883
06.12.1902
13.02.1905
05.05.1905
03.09.1905
06.12.1910

Награды: ордена Св. Владимира 4-й ст. (06.12.1902); Св. Георгия 4-й ст. (ВП 13.02.1905); Св. Владимира 3-й ст. с мечами (05.05.1905); Св. Станислава 1-й ст. с мечами (03.09.1905); Св. Анны 1-й ст. (06.12.1910).






МАРТЫНОВ Евгений Иванович , (1864-1937) , профессор Военной Академии им. Фрунзе, старший руководитель курса стратегии Академии, в старой армии Генштаба генерал-лейтенант.


Будущий генерал-лейтенант Е. И. Мартынов родился '22' сентября (4 октября по н.ст.) 1864 г. в городе-крепости Свеаборге, где служил в то время его отец.
Затем семья переехала в Москву. Е. И. Мартынов получил на редкость блестящее образование; он окончил 1-ю московскую гимназию, затем 1-й московский кадетский корпус, 3-е Александровское военное училище, Академию Генерального штаба; кроме того, он получил еще два высших гражданских образования - окончил Археологический институт и прослушал курс юридического факультета Московского университета.
Евгений Иванович знал немецкий, английский и французский языки, мог также изъясняться на японском и китайском. Последнее было связано не только с тем, что он долго служил на Востоке, но и с его увлечением восточной культурой. Всестороннее образование позволило Е. И. Мартынову стать автором фундаментальных трудов по теории военного искусства и военной истории, о воспитании чувства патриотизма у молодежи.
Его работы - плод глубоких раздумий об армии и защите Отечества. И все же, в первую очередь, Е. И. Мартынов был профессиональным военным, а не кабинетным ученым.
Годы его военной службы охватывают период с 1883 по 1913 г. В его послужном списке числится: Гренадерский полк, затем лейб-гвардии Литовский полк, должности в штабах 1, 10-го и 12-го армейских корпусов, 8-й Кавалерийской дивизии. С 1904 г. Мартынов - участник русско-японской войны.

Аттестации на Евгения Мартынова



За победу его 140-го пехотного Зарайского полка под Ляояном и другие боевые заслуги Е. И. Мартынов был произведен в генерал-майоры и награжден золотым оружием и орденом Георгия IV степени.
После войны в 1905 г. генерал Мартынов был назначен начальником штаба 3-го Сибирского армейского корпуса, в 1908 г. - начальником 1-й стрелковой бригады.
В 1913 Мартынов был уволен в запас за критику в печати существующих в армии порядков. В начале 1-й мировой войны 1914- 1918
Вылетел 10 августа 1914 из Дубно на самолёте с летчиком А. Васильевым с целью провести стратегическую разведку на Львов и Стрый, над Львовом аэроплан был подбит, совершил вынужденную посадку.
Мартынов и лётчик попали в плен. Некоторое время Мартынов содержался в тюрьме в замке Лек в Венгрии вместе с генералом Л. Г. Корниловым. Освобожден из плена в феврале 1918.
В июле 1918 - вернулся в Россию, добровольно вступил в РККА .
Занимал должности Главного начальника снабжений (14.08.-21.12.1918).
Приказом Реввоенсовета ?448 от 21.12.1918 назначен сотрудником-составителем военно-исторического отдела Организационного управления Всероглавштаба.
С 29.03. 1919 штатный преподаватель Академии Генштаба РККА и заведующий обучающимися в академии слушателями. Сотрудник военно-исторической комиссии. член Военно-законодательной совещания при РВСР (с окт. 1920);
С 06.04.1921 специальный лектор академии.
С 01.10.1922 ст. руководитель курса стратегии в академии; штатный преподаватель Военной академии РККА (1924) для особо важных поручений военно-исторического отдела Штаба РККА (с окт. 1924); преподаватель по стратегии и военной истории Военной академии РККА (с 1925); для особы: поручений научно-уставного отдела Штаба РККА (с сент. 1926).
С 01.10.1924 для особых поручений 1-го разряда в Военно-Историческом отделе штаба РККА . С 10.02.1925 служил в Управлении по исследованию и использованию опыта войн штаба РККА , а с 22.07.1926 в научно-уставном отделе штаба РККА .
Уволен из рядов РККА "в долгосрочный отпуск за невозможностью соответствующего использования" с 01.07.1928.
Работал в редакции Большой Советской Энциклопедии. Преподавал военное дело в 1-м Московском университете.
с 1928 - в отставке, получал персональную пенсию. Соредактор Большой и Малой энциклопедий.

Первым браком женат на Елене Леонидовне
Мартыновой, урожд. Ухтомской, в семье - дочь Наталия и Вторым браком женат на Антонине Васильевне Мартыновой, урожд. Демидовой, в семье - четверо сыновей


В 1931 г. был арестован, осужден по 58 статье и выслан вместе с семьей на 5 лет в Северный край. Проживал в Котласе , работал истопником.
В июле 1932 г. дело было пересмотрено, и приговор отменен.

Отмене приговора помогло обращение в Правозащитную организацию Политический Красный Крест, позже - 'Помполит'





Весной 1931 МАРТЫНОВ Евгений Иванович арестован по обвинению в шпионаже,
15 июня приговорен к 5 годам ИТЛ с заменой высылкой на тот же срок и отправлен в Котлас; поселился в Великом Устюге3.
В сентябре 1931 - обратился за помощью в организация с названием 'Помощь политическим заключенным "ПомПолит" , к Екатерине Павловне Пешковой. Источники отмечают, что история ряда организаций под общим названием 'Политический Красный Крест' восходит к 70-80 годам ХIХ века.
Они оказывали помощь политическим заключенным в Российской империи, Советской России и СССР, что было своего рода феноменом советской истории.

В 1922 году Екатерина Пешкова (жена Горького) создала новую организацию. 'Политический Красный Крест', а затем организация с названием 'Помощь политическим заключенным (кратко эту структуру называли 'ПОМПОЛИТ') начал свою работу в Москве в 1918 г.
В одном из объявлений провозглашалось, что организация 'преследует задачи всех видов помощи заключенным, испытывающим большой недостаток в материальных средствах'.
Руководство 'Политическим Красным Крестом' (ПКК) осуществлялось небольшой группой, в которую входили Е.Пешкова (председатель), М.Винавер (зампред) бывший меньшевик, адвокат, старший товарищ Дзержинского по гимназии ,
Н.Муравьев, Н.Малянтович. Почетным председателем была Вера Фигнер. Организация располагалась в доме номер 16 на улице Кузнецкий Мост, рядом с приемной ОГПУ. Московский комитет Политического Красного Креста поручил Пешковой важнейший участок работы - посещение тюрем. Была уверенность, что ей, носящей фамилию 'буревестника революции' большевики не решатся отказать. До 1926 года деятельность этой организации стала возможной с согласия тогдашнего главы ЧК Ф.Дзержинского.
В 1938 году Помполит был закрыт по приказу Ежова

Отмечая деятельность 'ПОМПОЛИТА', Лев Разгон в 'Непридуманном' писал:
'Это было явление странное и чужеродное всей нашей системе до такой степени, что после войны почтенные майоры и подполковники отказывались верить рассказам... о том, что совершенно легально почти два десятка лет существовал этот странный, кажущийся нам теперь совершенно немыслимым Политический Красный Крест, ныне...

Не только я, но и профессиональные охранители ничего про него не знали. И для них это было нечто нереальное, мифическое!


Обращение МАРТЫНОВА Е. И. К ПЕШКОВОЙ Е. П.


'11 сентября 1931
Глубокоуважаемая Екатерина Павловна!
Постановлением Коллегии от 15 июня мне было назначено 5 лет концентрационного лагеря с заменой ссылкой в район Котласа, на тот же срок и с конфискацией имущества.
26 июня я был у Вас и передал Вам заявление в ОГПУ, в котором просил о снятии конфискации.
Мотивы были приведены следующие: до ссылки я был соредактором Малой энциклопедий и сотрудником Отдела словарей; в ссылке мне, очевидно, невозможно заниматься привычным литературным трудом; найти же какое-либо иное занятие в 68 лет трудно;
на моем иждивении состоят больная жена (56 лет) и нетрудоспособный, вследствие нервной болезни, сын.
При таких условиях продажа уцелевших вещей является для меня единственным средством существования.
О своем прошлом я указал в заявлении, что во время Февральской и октябрьской революций я находился за границей (19 августа 14 г взят в плен ев подбитом аэроплане), вернулся в Россию добровольно в июле 1918 года> и тотчас же поступил на советскую службу, будучи назначен главным начальником снабжения Красной армии, а затем старшим руководителем Военной> Академии.
В 1928 году я вышел в отставку с персональной пенсией.


Просмотрев мое заявление, Вы сказали, что конфискация будет, вероятно, отменена как по указанным мотивам, так и потому, что она вообще теперь применяется редко.
Названное заявление было тогда же передано Вами зампреду товарищу Михаилу Львовичу Винаверу, с указанием, чтобы он предоставил его в ближайшем же заседании, которое предполагалось на следующий день.
Между тем, уже через 3 дня на мою квартиру явились агенты ОГПУ, которые конфисковали и вывезли лучшие предметы мебели, а также сохранившиеся немногие золотые и бриллиантовые вещи моей жены.
Не застав вас на Кузнецком, я написал второе заявление в ОГПУ, которое моя жена передала товарищу Винаверу, сам же я должен был выехать в Котлас.
Со времени всего этого прошло почти 3 месяца, а между тем никакого решения пока не последовало.
Неужели вещи нужно считать потерянными? Ведь у всех военных, даже присужденных к высшей мере наказания, конфискация была снята! Очень прошу Вас исправить это дело, имеющее для меня решающее значение.
Затем прошу указать, не следует ли мне подать заявление о пересмотре всего моего дела или хотя бы о замене ссылки высылкой минус шесть. Искренне уважающий Вас Евгений Мартынов.
Мой адрес: Великий Устюг, улица Равенства, 3. Евгению Ивановичу Мартынову

Постановлением коллегии ОГПУ от 14.07.1932 года, дело было пересмотрено, приговор отменён и Мартынову было разрешено свободное проживание по СССР.
Жил в Москве по адресу Новинский бульвар, д. 16, кв. 23

 


Директива ЦК ВКП(б) ? 863
ШИФРОМ
СЕКРЕТАРЯМ ОБКОМОВ, КРАЙКОМОВ и ЦК НАЦКОМПАРИЙ
Замечено, что большая часть бывших кулаков и уголовников, высланных одно время из разных областей в северные и сибирские районы, а потом по истечении срока высылки, вернувшихся в свои области, — являются главными зачинщиками всякого рода антисоветских и диверсионных преступлений, как в колхозах и совхозах, так и на транспорте и в некоторых отраслях промышленности.
ЦК ВКП(б) предлагает всем секретарям областных и краевых организаций и всем областным, краевым и республиканским представителям НКВД взять на учет всех возвратившихся на родину кулаков и уголовников с тем, чтобы наиболее враждебные из них были немедленно арестованы и были расстреляны в порядке административного проведения их дел через тройки, а остальные менее активные, но все же враждебные элементы были бы переписаны и высланы в районы по указанию НКВД.
ЦК ВКП(б) предлагает в пятидневный срок представить в ЦК состав троек, а также количество подлежащих расстрелу, равно как и количество подлежащих высылке. Нр. 7/с, 863/ш.

СЕКРЕТАРЬ ЦК СТАЛИН

РГАСПИ. Ф. 17. ОП. 167. Д. 53. Л. 97. Подлинник, машинописный текст .

  СЕКРЕТАРЯМ ОБКОМОВ, КРАЙКОМОВ и ЦК НАЦКОМПАРИЙ   Замечено, что большая часть бывших кулаков и уголовников, высланных одно время из разных областей в северные и сибирские районы, а потом по истечении срока высылки, вернувшихся в свои области, - являются главными зачинщиками всякого рода антисоветских и диверсионных преступлений, как в колхозах и совхозах, так и на транспорте и в некоторых отраслях промышленности. ЦК ВКП(б) предлагает всем секретарям областных и краевых организаций и всем областным, краевым и республиканским представителям НКВД взять на учет всех возвратившихся на родину кулаков и уголовников с тем, чтобы наиболее враждебные из них были немедленно арестованы и были расстреляны в порядке административного проведения их дел через тройки, а остальные менее активные, но все же враждебные элементы были бы переписаны и высланы в районы по указанию НКВД. ЦК ВКП(б) предлагает в пятидневный срок представить в ЦК состав троек, а также количество подлежащих расстрелу, равно как и количество подлежащих высылке. Нр. 7/с, 863/ш.   СЕКРЕТАРЬ ЦК СТАЛИН   РГАСПИ. Ф. 17. ОП. 167. Д. 53. Л. 97. Подлинник, машинописный текст.

Приказ НКВД ? 00447 (Оперативный приказ народного комиссара внутренних дел СССР ? 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов») — секретный приказ НКВД от 30 июля 1937 года.


Людоедский приказ был принят к исполнению!

23 сентября 1937 года
снова арестован, помещен в Таганскую тюрьму. Обвинялся по статье 58-10 в контрреволюционной агитации. Во время двух допросов виновным себя не признал. 29 ноября 1937 года осужден тройкой при УНКВД СССР по Московской области, по обвинению в контрреволюционной агитации.
Был арестован и сосед по квартире, некто Смирнов, в его комнату въехали три брата - сотрудники НКВД.

В следственном деле, в протоколе обыска Е. И. Мартынова значится, что при аресте были конфискованы документы, "одна шашка и одна шпага, разная переписка" . Но ничего не говорится о книгах. Меж тем у Мартыновых хранилась прекрасная библиотека, завещанная Евгению Ивановичу Федором Никифоровичем Плевако.

Во время обыска чекисты срывали с окон шторы и заворачивали в них бесценные книги. Хорошо, что семейные фотоальбомы хранились хоть и в том же доме, но в квартире родственников.
После ареста Е. И. Мартынов был доставлен в Таганскую тюрьму. Во время двух допросов виновным в контрреволюционной агитации он себя не признал. Четверо свидетелей, соседи по квартире и дому, говорили, что Мартынов был необщителен и избегал всяких разговоров с ними.
Свидетель Розенкампф показывал: "Мне кажется (?!. - Авт.), что Мартынов был настроен антисоветски, ибо за все время я от него ни разу не слыхал каких-либо положительных отзывов о мероприятиях партии и правительства". (ГА РФ. Ф.10035. Оп. 1. Д. П-29540. Л. 21.)
Свидетель Слуцкий, который в 1937 г. показал, что "Мартынов настроен антисоветски" , в 1956 г. сообщил, что "разговоров на политические темы с Мартыновым не вел и не мог сказать, что тот занимался какой-то антисоветской работой
" . Но тогда, в 1937 г., подобных "свидетельств" оказалось достаточно, чтобы приговорить заслуженного боевого генерала, историка, ученого и писателя - к смертной казни.


 
   
 

Е. И. Мартынов (тюремная фотография, сделана накануне казни).

Евгения Ивановича Мартынова расстреляли на Бутовском полигоне
11 декабря 1937 г.



Нажмите на картинку
В музее Федеральной Пограничной Службы в Москве есть стенд, посвященный генерал-лейтенанту Е.И. Мартынову.

Центральный пограничный музей ФСБ России
Телефон: (495) 917-3104

Адрес: 109028, Москва, Яузский бульвар, 13

Проезд: От ст. м. "Китай-город", тролл. 45, 63, авт. 158, ст. м. "Таганская", тролл. 63, ост. "Яузский бульвар"

Режим работы:* Ежедневно с 9.00 до 17.45, кроме понедельника и последнего вторника каждого месяца Внимание:
только экскурсионное обслуживание по предварительной договоренности

Входная плата:* Полный - 20 р., школьники - 10 руб., студенты - 10 р., иностранные гр. - 50 р., военнослужащие РФ - бесплатно.

М. С. Мартынова-Савченко, внучка Е. И. Мартынова, пишет о своем деде: "Его реабилитировали через 20 лет после гибели. Естественно, мы, его семья, никогда не верили в его вину.
Мы всегда любили его, чтили его память, помнили и читали его книги". (Судьба четырех сыновей Евгения Ивановича сложилась тоже непросто. Один, Георгий, подвергся аресту в 1937 г., и о нем до сих пор ничего не известно.
Пропали следы и другого, Кирилла, оказавшегося в эмиграции. Младший, Владимир, умер во время войны.
Пожалуй, самую благополучную и долгую жизнь прожил старший сын генерала Е. И. Мартынова - Сергей Евгеньевич. Он получил высшее образование, прошел всю Отечественную, имел награды. (М. С. Мартынова-Савченко.


Наше наследие // Военно-исторический журнал. М., 1989. ? 8. С. 88.))


Мартынов Борис Евгеньевич (1890 - 1978)




Сын от первого брака Мартынова Евгения Ивановича и Ухтомской Елены Леонидовны


Баронесса З . В . Фредерикс (баронесса Зоя Владимировна (1886, Варшава -- 1970, Монтерей, Калифорния, США) была замужем с 1911 за Борисом Евгеньевичем Мартыновым ( 1890 , Подольская губ . — 1978 , Сильвер Спринг , Мэриленд, США), дворянином Самарской губ .
Он был сыном генерал-лейтенанта Евгения Ивановича Мартынова (1864-1937), российского военного теоретика и историка, и его первой супруги княжны Елены Леонидовны Ухтомской, дочери контр-адмирала Ухтомского Леонида Алексеевич Родился род. 1890 г. Окончил Одесский кадетский корпус и Николаевское кавалерийское училище в Петербурге.
Офицер лейб-гвардии уланского Е.В. полка. Участник Первой мировой войны. Полковник. Награжден Георгиевским оружием. В Гражданскую войну служил в Добровольческой армии на Юге России.
При Врангеле был военным комендантом г. Ялта. Затем эмигрировал в США. Проживал в США с 1924 г. Активный член прихода храма Христа Спасителя, позже - председателем правления этого прихода. Председатель Союза русских дворян.
Скончался 6 янв. 1978 г. в старческом доме в г. Сильвер-Спринг (шт. Мэриленд, США) в возрасте 87 лет. Прах перевезен 9 янв. 1978 г. в Нью-Йорк и похоронен на кладбище в Ново-Дивееве.

В 1907 по окончании курса в Одесском кадетском корпусе был зачислен юнкером в Елисаветградское кавалерийское училище. По окончании его в 1909 произведен в корнеты Лейб- гвардии уланского его величества полка и зачислен младшим офицером 3-го эскадрона, (95) в 1913 произведен в поручики, в 1916 — в штабс-ротмистры, числится в пулеметной команде полка.
За участие в военных действиях награжден орденами, а высочайшим приказом от 1915 — Георгиевским оружием, (96) участник 1-ой мировой войны, георгиевский кавалер, полковник, в гражданскую войну отличился в Добровольческой армии на Юге России.
При Врангеле был военным комендантом Ялты. С 1924 года жил в США. Сразу же стал деятельным членом прихода храма Христа Спасителя в Нью-Йорке, позже — председателем правления этого прихода. Председатель Союза русских дворян (97).
Мартыновы жили до революции вместе с Готтлундами в Уфе и вместе с ними уехали в Финляндию, а затем — в США.

Скончался 6 янв. 1978 г. в старческом доме в г. Сильвер-Спринг (шт. Мэриленд, США) в возрасте 87 лет. Прах перевезен 9 янв. 1978 г. в Нью-Йорк и похоронен на кладбище в Ново-Дивееве ( К сожалению в списке не найден)
Жена Надежда Александровна (8 нояб. 1888 - 15 янв. 1972 в Вашингтоне), сын Сергей (21 авг. 1912 - 1 мая 2003 там же; его жена Екатерина фон Розендаль, 17 фев. 1924 - 12 авг. 2002 там же) .


Городской голова Одессы Г.Г. Маразли (1831-1907) и его родственное окружение




 
Составлено по источникам:
 
  • Незабытые могилы . Т. 4. Л-М. - М.: Пашков дом, 2004.
  • Новое русское слово. - Нью-Йорк, 1978, 14 янв.
  • Часовой. - Париж - Брюссель, 1978, ? 611.


  •  

    ↑[132] Читать публикацию " Пленные генералы императорской армии

    Политика и стратегия

    • Политика и стратегия, Е. И. Мартынов

    Авторы: Е. И. Мартынов

    Издательство: Финансовый контроль

    ISBN: 5902048257

    Год: 2003

    В сборник, избранных трудов Е.И.Мартынова вошли его статья "Обязанности политики по отношению к стратегии", работы о русско-японской войне, февральской революции 1917 года и корниловском мятеже, публикующиеся в открытой печати впервые.

    Для широкого круга читателей. Обо всём этом и не только в книге Политика и стратегия (Е. И. Мартынов)

    Мартынов, Евгений Иванович - Царская армия в февральском перевороте [Текст]
    Рецензии. Е. И. МАРТЫНОВ. ЦАРСКАЯ АРМИЯ В ФЕВРАЛЬСКОМ ПЕРЕВОРОТЕ смотрите здесь :

    Генерального штаба генерал-майор Е.И. Мартынов  

    ИЗ ПЕЧАЛЬНОГО ОПЫТА РУССКО - ЯПОНСКОЙ ВОЙНЫ

    ОГЛАВЛЕНИЕ

    Предисловие  
      В чем сила Японии и слабость России?
    Глава I Характерные черты нашей стратегии
    Глава II Влияние действий флота на ход сухопутной войны
    Глава III Высший командный состав
    Глава IV Офицеры
    Глава V  Солдат
    Глава VI Тактика
    Глава VII Академия генерального штаба
    Глава VIII Генеральный штаб
    Глава IX  Награды
    Глава X Мираж числа. Штабы и тыл. Пышность главных квартир. Клевета на строевых офицеров. Об интендантстве и злоупотреблениях
    Глава XI Наше отношение к японцам. Сбор сведений во время войны. Корреспонденты. Военные агенты
    Глава XII Дух и настроение обеих армий
    Глава XIII Неудачное оправдание

     


     


    Мартынов (Serge B. Martinoff) Сергей Б. - ветеран Армии США, сержант.
    В 1948 году служил в Берлине.
    Ист. Pantuhoff Oleg -1976
     
     
      Напишите нам Гостевая

       

     





    В приложении (Писцовые книги слободы Мстёры) Голышева И.А. 'Богоявленская слобода Мстера. История ея, древности, статистика и этнография высказано мнение, что впервые Сеньковы упоминаются как жители Мстёры в 1628 году. '...быв будто предки наши города Вышнего Волочка Новогородской губернии поселены в Богоявленской слободе, Мстёре тож Вязниковского уезда. В какое время перешли из Вышнего Волочка, может тогда, когда было военное время, были за графом Петром Ивановичем Паниным, потом 1797г. в приданстве за Паниной к Тутолмину.

    русские, туристы, юмор
    -

    гороскоп

    centrecentre


    До сих пор почти ни чего не было известно об одной из самых интересных работ в коллекции картин С.И. Сенькова , находящейся в Вязниковском историко-художественном краеведческом музее, - картине "Неизвестная"
        Проходим по залам Вязниковского музея- очень красиво, отличная коллекция выставки быта и жизни .
    Нажмите на картинки




    Анимация Разные надписи, картинки Разные надписи бесплатно

    В приложении (Писцовые книги слободы Мстеры) Голышева И.А. 'Богоявленская слобода Мстера. История ея, древности, статистика и этнография' высказано мнение, что впервые Сеньковы упоминаются как жители Мстеры в 1628 году. '...быв будто предки наши города Вышнего Волочка Новогородской губернии поселены в Богоявленской слободе, Мстере тож Вязниковского уезда. В какое время перешли из Вышнего Волочка, может тогда, когда было военное время, были за графом Петром Ивановичем Паниным, потом 1797г. в приданстве за Паниной к Тутолмину.



    МАСТЕРСКАЯ ЕЛЕНЫ ДМИТРИЕВОЙ

    Нажмите на фотографию.
    Участники проекта рассказывают о фотографиях, хранящихся в семейных альбомах.
    Героями этого выпуска стали Клавдия Петровна Коровякова - известный в Вязниках учитель русского языка
    и литературы и её внучка Елена Дмитриева



    https://img-fotki.yandex.ru/get/3110/dkartasheva.e/0_7878_329dd506_M.gif

    Цыплев Владимир Рэмович

     

     

     

     "Деловой Мир России" - МК АИФ
    ИНОСМИ Уроки истории 20 века rufact.org | Главная Генеалогия Генеалогия Краеведческое общество Ополье Московские зарисовки Похудела ОЧЕНЬ сильно, сразу -20кг с помощью этого напитка. Жир больше не греет! савва. Рисунки Васи Ложкина. савва. савва. АДМЕ. 20 хитростей, которые сэкономят кучу времени при уборке Саша Черный Газеты 1913 года Древо Жизни - компьютерная программа для построения родословной 'ПРАВОСЛАВНЫЙ СОЦИАЛИЗМ' - РЕЛИГИЯ АНТИХРИСТА

    Кольцо Патриотических Ресурсов Сайт-архив эмигрантской прессы Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет Георгиевская страница от Jus'a

    История на фоне войн. Некоммерческий Фонд ПАМЯТЬ ЧЕСТИ Русский Обще-Воинский Союз Русская военная эмиграция. 1920-1940 гг. Красноярское общество Мемориал Краеведческий сборник

    MilitariaWebring.com POISK COINSS - Кладоискательство, военная археология, экипировка РККА, Оружие Ркка, Фотогалерея, Полезная информация, Магазин, ссылкигерои первой мировой Книга Памяти Украины Баннер.Бессмертный барак о защитниках Отечества, погибших и пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны, а также в послевоенный период (ОБД Мемориал).Главная цель проекта - дать возможность миллионам граждан Баннер. Газета.ру Vojnik — Национальное Возрождение России История на фоне войн. АРХИВЫ.


    Фотографии Цыплева В.Р.
    Вязники
    Центральный архив Министерства Обороны РФ Мемориал Подвиг народа Календарь победы 1943-1945
    https://www.ok.ru/video/237712249124
    военно-технические журналы XIX - начала XX вв. из фондов библиотеки http://www.nounb.sci-nnov.ru/vExp/23.php
    http://www.nounb.sci-nnov.ru/vExp/23photo/20.jpg