На главную
 

Нажмите на картинку

Представляем вниманию уважаемых читателей и пользователей Интернета уникальное электронное издание Словаря русских иконописцев XI-XVII вв. Это электронная версия одноименной книги-энциклопедии, содержащей обширный биографический, библиографический и справочный материал о представителях иконописных родов средневековой России, сведения обо всех сохранившихся произведениях известных авторов, а также о произведениях, им приписываемых.

Словарь снабжен необходимыми пояснениями и справочниками, удобным поиском, сопровождается научными статьями и иллюстрациями творчества иконописцев. Электронный словарь рассчитан на широкий круг пользователей, интересующихся историей средневековой России, ее культурой, изобразительным искусством в целом и искусством иконописи в частности


Подписные иконы XVII - начала XX в.
в собрании Владимиро Суздальского

музея заповедника


На правах рукописи
Баранов Виктор Вячеславович
ИКОНОПИСЬ МСТЁРЫ: ИСТОРИЯ, СТРУКТУРА
ПРОМЫСЛА, ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ОСОБЕННОСТИ

Специальность 17. 00. 04 - изобразительное и декоративно
прикладное искусство и архитектура
Автореферат
http://www.referun.com/n/ikonopis-mstery-istoriya-struktura-promysla-hudozhestvennye-osobennosti

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Диссертация посвящена искусству одного из крупнейших центров иконописания Нового времени - Мстёре. В ней рассматриваются вопросы: истории возникновения этого населённого пункта, включая более ранний период формирования вотчинных владений на этой территории; генезиса и развития иконного дела в нём; конфессиональной обусловленности творчества местных иконописцев; структуры и характера промысла; классификации произведений; стилевой дифференциации и своеобразия приёмов исполнения всех типов мстёрских икон. Спектром этих проблем определяется общая направленность работы.
Актуальность темы. Позднее иконное дело (XVIII - начала XX в.) до недавнего времени оставалось практически нераскрытой страницей истории русского искусства. Устойчивый интерес к этому феномену стал формироваться среди профессиональных исследователей и любителей древней иконописи лишь с 1980 - х годов. Это вполне закономерная тенденция, естественным образом направленная на восполнение такой существенной лакуны. Назрела очевидная необходимость в том, чтобы иконописное искусство Нового времени заняло своё место в общей картине эволюции отечественной художественной культуры.
Первые попытки осмысления этого самобытного явления относятся к второй половине XIX столетия, то есть к периоду, когда возникла необходимость в планомерном изучении художественного наследия Древней Руси и в первую очередь древнерусской живописи. Уже в то время исследователи, и среди них известные учёные Н. П. Кондаков, В. Т. Георгиевский, а также Д. К. Тренёв , отмечали ведущую роль крупнейших центров Владимирского края, прежде всего, Мстёры и Палеха, в развитии позднего иконописания.
Однако наряду с этим к XIX в. огульно сложилось и довольно негативное отношение к профессиональной деятельности 'суздальских'
мастеров, как именовали иконописцев этих сёл, которое сформировалось, судя по всему, под впечатлением тиражирования некоторыми мастерскими большого количества дешёвых, 'расхожих' икон упрощённого письма. Пренебрежительное отношение к поздней иконописи в целом долго оставалось чрезвычайно инертным состоянием. В советскую эпоху оно оказалось созвучным с общей государственно - политической конъюнктурой. Такая противоречивая оценка дореволюционного искусства мастеров Мстёры , Палеха и в значительной мере Холуя требует современного переосмысления и высвобождения от поверхностных, однобоких и слабо аргументированных определений.
К настоящему времени назрела очевидная необходимость в полноценном изучении позднего иконного дела в целом и иконописного промысла каждого центра в отдельности. Несмотря на то, что не так давно появились первые опубликованные искусствоведческие работы по теме, их содержательная часть и выводы не представляются достаточными и бесспорными. Молодой раздел науки об иконописном искусстве Нового времени ещё довольно далёк от своего начального наполнения.
Иконописный промысел Богоявленской слободы Мстёры оказался весьма оригинальной частью 'суздальского' иконописания со своей уникальной историей, неповторимыми особенностями и своеобразием художественного языка. Актуальность изучения мстёрского иконного дела очевидна. Несколько современных публикаций по теме оказались значительно ограничены хронологическими рамками и глубиной анализа исследуемого материала. Капитального изучения, к которому практически никто не обращался, требуют также такие оригинальные виды деятельности мстёрских мастеров, как реставрационное дело и так называемая 'старинная' иконопись, то есть ремесло поддельщиков.

Тема данной диссертационной работы связана с научной и практической деятельностью её автора как реставратора, историка искусств, а также преподавателя реставрации и основ комплексного исследования
произведений иконописи. Содержание одной из глав стало результатом анализа и обобщения данных, полученных в ходе работы над моей научной темой 'Фальсификация икон как историко - культурный феномен' в рамках многолетней программы Государственного научно - исследовательского института реставрации (Москва).
Степень разработанности темы. В довольно большом на настоящем этапе списке литературных источников, посвящённых отечественному иконному делу Нового времени, иконопись крупнейших центров XIX - начала XX в. - Палеха, Мстёры и Холуя - рассмотрена, по мнению автора диссертации, в недостаточной мере. Первые публикации, касающиеся иконного промысла трёх сёл Владимирского края, относятся к 40 - 50 - м годам XIX столетия. Это краткие статистические очерки о кустарном 'производстве' образов. Среди них выделяются исследования К. Н. Тихонравова, В. А. Борисова, Н. Дубенского.

Во второй половине XIX - начале XX в. число публикаций статистиков увеличилось. Опираясь на предыдущие исследования, они оказались полнее и включали более углубленное описание структуры и характера промысла. Среди этих работ выделяются наиболее скрупулёзным анализом статьи П. Ф. Леонтьева и Л. Н. Майкова.
Наряду с подобными публикациями появился ряд исследований, где иконописный промысел стал предметом специального изучения в историческом аспекте. Среди них существенное значение имеют статьи Н. В. Малицкого и Н. Н. Ушакова, в которых были приведены новые документальные данные, и значительно расширился объём анализируемого материала. Наблюдения над иконописанием сёл Владимирского губернии в виде путевых заметок оставили представители некоторых других научных областей, которые путешествовали в этих краях. Это этнограф С. Максимов, экономист В. Безобразов , К. В. Мещерский, А. С. Пругавин , изучавший историю старообрядчества, а также географ А. Молчанов.
Наибольшую ценность из источников второй половины XIX в. представляют труды жителя Мстёры, иконописца, а в дальнейшем учёного - краеведа, этнографа, издателя И. А. Голышева. Его работы были впервые посвящены непосредственно истории Богоявленской слободы, вопросам развития в ней ремёсел и торговли, а также мстёрскому иконному промыслу. На труды И. А. Голышева опирались практически все последующие исследователи. Большое научное значение его работам придаёт ряд опубликованных документов XVII - XVIII в., часть которых до нашего времени, судя по всему, не сохранилась.
К середине XIX столетия оценки позднего отечественного иконописания впервые появились в трудах специалистов того времени - историков и археологов. В работах известных учёных И. С. Снегирёва и И. П. Сахарова содержатся упоминания о поздней 'суздальской школе'. Д. А. Ровинский в своём основополагающем исследовании по истории древнерусской живописи также отметил 'суздальские' образа и иконы 'палеховского производства'.
Следующим этапом было изучение учёными иконного промысла на месте, в самих иконописных сёлах Владимирского края. Уже в 1860 - е гг. Г. Д. Филимонов ездил в Палех, а В. Т. Георгиевский посетил все три села в 1894 г. Они оставили свои наблюдения в виде довольно ёмких статей, отличающихся от предыдущих публикаций более значительным погружением в исследуемый материал.
В 1900 году в Мстёре, Холуе и Палехе побывали учёные, члены созданного чуть позднее Комитета попечительства о русской иконописи, академик Н. П. Кондаков, В. Т. Георгиевский, а также граф С. Д. Шереметев. В результате появился ряд статей, характеризующихся более высоким качеством анализа иконного дела в европейской части России.

 

Посмотреть изображение
Существенное значение в изучении отечественного иконописания начала XX в. имеют также работы Д. К. Тренёва . Он был одним из первых, кто посвятил свою статью непосредственно мстёрскому иконному
промыслу. Эта публикация, не считая отдельной главы в книге И. А. Голышева о Мстёре, стала практически единственным конкретным дореволюционным исследованием по данной теме.
Работами историков искусства в советский период был положен качественно новый этап в деле изучения поздней иконописи. Впервые в статьях А. В. Бакушинского и В. М. Василенко, которые относятся к 1930 - м гг., появился профессиональный анализ эволюции иконописного стиля мастеров Палеха и Мстёры.
В 1970 - е годы были опубликованы небольшие работы по проблемам стилистических и иконографических особенностей поздних расхожих икон, представленных как один из вариантов развития форм народного примитива. Это статьи В. Д. Королюка и Е. Каменской.
В 1980 - е годы в поле зрения исследователей попадают высококачественные произведения, подписанные известными мстёрскими мастерами. Это иконы, выполненные в мастерских выдающихся иконописцев М. И. Дикарева и И. С. Чирикова из собрания Государственного Эрмитажа, которые были рассмотрены в статье А. Г. Побединской и И. Н. Ухановой .
Примерно в это время поздняя иконопись в целом становится предметом тщательного, систематического исследования в трудах отечественных историков искусства. Большой вклад в дело изучения историко - философского и культурологического аспектов иконного дела Нового времени принадлежит О. Ю. Тарасову. Он один из первых авторов, который попытался подвести более стройную теоретическую базу для создания целостной картины развития позднего отечественного иконописания.
Важнейший шаг в деле изучения иконного промысла Мстёры был сделан сотрудником Государственного музея истории религии (Санкт - Петербург) М. В. Басовой . Она обследовала большую группу произведений мстёрских мастеров, которые хранятся в фондах этого музея (только икон
мастерских М. И. Дикарева и И. С. Чирикова около двухсот тридцати). Кандидатская диссертация Басовой оставалась до настоящего момента единственным специальным искусствоведческим исследованием мстёрской иконописи. Однако эта работа, несмотря на достаточно ёмкий справочный материал по истории иконного дела Мстёры, оказалась хронологически ограничена временем создания основной группы рассматриваемых произведений (конец XIX - начало XX в.).
В конце 1990 - х годов и в начале XXI в. появился ряд небольших статей по рассматриваемой теме сотрудников других государственных музеев, проявивших интерес к хранящимся в фондах произведениям мстёрских мастеров. Это работы И. В. Сосновцевой (Государственный Русский музей) и Т. Н. Меркуловой (Владимиро - Суздальский музей - заповедник). Особо отметим вклад последней исследовательницы. Она ввела в научной оборот некоторые неизвестные ранее документальные сведения об иконном промысле Мстёры из архива Владимирской области и составила перечень имён более двухсот иконописцев этого центра.
Автор данной диссертации посвятил ряд статей вопросам атрибуции и предварительной классификации произведений мстёрских мастеров, включая специальное исследование так называемой 'старинной' иконописи (изготовления подделок). В одной из статей опубликована автобиография известнейшего иконописца - реставратора, мстёрича по происхождению, Г. И. Чирикова. В другой довольно подробно проанализирована на основании документальных сведений ранняя история самой Богоявленской слободы Мстёры и рассмотрены вопросы генезиса иконного промысла в ней. Все эти публикации следует рассматривать как этапы подготовительной работы к данной диссертации.
Таким образом, отдельно иконопись Мстёры до настоящего исследования была представлена в научной литературе явно недостаточно, работами небольшой группы авторов (И. А. Голышевым, Д. К. Тренёвым, А. В. Бакушинским и В. М. Василенко, М. В. Басовой, И. В. Сосновцевой, Т. Н.
Меркуловой). Среди этих, большей частью кратких эссе, даже диссертация М. В. Басовой и довольно ёмкая совместная публикация А. В. Бакушинского и В. М. Василенко представляли собой первые, ограниченные хронологически либо фактологически, варианты систематизации материала, не обладающие необходимой широтой охвата темы.
Объектом данного диссертационного исследования является художественное наследие мастеров одного из центров поздней иконописи - Мстёры: иконы XVIII - начала XX в., а также интерьеры церквей Богоявленского монастыря, расположенного в этом селе. Предмет исследования - генезис, история развития, характер, структура и особенности иконного дела Мстёры; типология мстёрской иконописи, стилистика и характерные технико - технологические показатели произведений мастеров этого центра, а также ранняя история самой Богоявленской слободы Мстёры.
Хронологические рамки обусловлены объектом и предметом исследования и охватывают период с XVI века, с времени первого упоминания в исторических документах одного из монастырей, оказавшихся в черте будущей Богоявленской слободы, и до 20 - х годов XX столетия, к которым относятся последние свидетельства об иконописном промысле Мстёры.
Цель диссертационного исследования заключалась в том, чтобы как можно полнее воссоздать картину развития иконного дела Мстёры в хронологических рамках его реального существования; определить его характерные особенности; представить адекватную дифференциацию промысла, предложить и обосновать подробную классификацию мстёрской иконописи; уделить достаточное внимание проблеме идентификации её художественного стиля.
Были поставлены следующие основные задачи исследования. Необходимо выявить наиболее вероятную раннюю границу возникновения и особенности становления мстёрского иконописного дела, определить его
истоки и зафиксировать наиболее важные хронологические узлы его эволюции. В основных чертах охарактеризовать исторический фон генезиса иконописания в Богоявленской слободе. В работе необходимо было специально остановиться на совершенно неизученном периоде в истории иконного дела Мстёры, стадиально совпадающим с XVIII столетием. Требовалось провести углубленный анализ всевозможных литературных и документальных источников для подробного рассмотрения всех аспектов иконописного промысла в фазе его активного роста с середины XIX до третьего десятилетия XX в. Необходимо показать его конфессионально - эстетическую подоснову, как главный источник оригинальных особенностей художественного языка. Одна из важнейших задач - анализ всевозможных типовых разновидностей мстёрской иконописи. Необходимо также выявить стилистические особенности произведений мастеров этого центра. Надо было также специально остановиться и подробно проанализировать искусство мстёрских 'старинщиков', специалистов в подделке икон, а также рассмотреть характерные показатели техники и технологии качественных произведений мстёрской иконописи. Одной из задач исследования стало уточнение терминологических дефиниций и первичной систематизации понятий, определяющих особенности профессиональной деятельности иконописцев XIX - начала XX в.
Методика исследования. В основу работы положена комплексная методика изучения поздней иконописания, которая воплотилась в сочетании трёх основных видов анализа: историко - культурологического, технико - технологического и стилистического. Предметное исследование самих произведений иконописи включало в себя приборное изучение структуры и приёмов исполнения с применением бинокулярного микроскопа, физико - химический анализ материалов, специальные виды фотофиксации. Обследование не реставрированных икон предполагало проведение микропроб раскрытия подлинного изображения с параллельным изучением состояния сохранности. Методика исследования содержала элементы
иконографического анализа в разделах, где представлена классификации памятников мстёрской иконописи.
Научная новизна работы. Данная диссертация является первым в науке углубленным исследованием эволюции искусства одного из центров позднего русского иконописания. Её новизна заключается в многоаспектной характеристике иконного дела Мстёры, включающей помимо общепринятых видов искусствоведческого анализа методы специального изучения материально - структурного комплекса произведений. Это позволило значительно расширить научные представления о рассматриваемом явлении и показать неповторимое своеобразие искусства одного из крупнейших очагов иконописания Нового времени с учётом технико - технологических особенностей работы его мастеров. Помимо ранее использованных в научном обороте литературных источников в исследовании привлечены материалы малоизвестных публикаций, архивных документов, а также сведения из рукописных работ, которые вводятся впервые. Анализ всех этих данных позволил по - новому охарактеризовать исторический фон, который явился благодатной почвой для появления в Богоявленской слободе Мстёре иконного дела и формирования её как крупнейшего центра старообрядческого иконописания. В диссертации рассматривается абсолютно неизвестный до этого период в истории мстёрского иконного промысла - XVIII в. Подробно показаны исторические обстоятельства, повлиявшие на темпы роста иконного 'производства', детально описана его структура и особенности работы мастеров. Впервые в науке в данном исследовании предлагается обоснованная и, по мнению автора, вполне адекватная классификация иконописи Мстёры, которая естественным образом коррелирует с данными дореволюционных публикаций. Подробно рассматриваются все разновидности профессиональной деятельности иконописцев, включая изготовление 'расхожих' икон упрощённого письма. Данная диссертация остаётся пока единственной работой, в которой уделено значительное внимание такому уникальному и практически не
изученному явлению в искусстве отечественного иконописания, как 'старинная' иконопись, то есть ремеслу поддельщиков. Предлагается авторский взгляд на картину стилевого многообразия произведений мастеров этого центра. Важнейшим результатом работы следует считать подробное рассмотрение проблемы оригинального иконописного стиля Мстёры и анализ всех самых ярких его признаков. Впервые существенное внимание уделено сопоставлению искусства мстёрских иконописцев с художественными особенностями работ мастеров Палеха.
Практическое значение исследования состоит в том, что изложенные результаты и выводы могут быть использованы специалистами не только в дальнейшем изучении истории отечественного иконописания Нового времени. Данная работа может представлять интерес и как один из вариантов базовой методики исследования позднего иконного дела в целом, и каждого из центров в отдельности. Очень важным представляется также продолжение исследования иконописания других сёл Владимирского края - Палеха и Холуя - в сравнении с обобщённым в диссертации материалом по иконному промыслу Мстёры. Практическая ценность работы состоит также в том, что исторические сведения, проанализированные во второй и третьей главе, могут представлять интерес для профессиональных историков, изучающих вопросы формирования церковных и светских землевладений на этой территории в позднем средневековье. Большое значение для объективизации экспертизы произведений иконописи имеют результаты изучения мстёрских иконных фальшивок, суммированные в диссертации. Данные выводы можно считать базовыми при выяснении подлинности икон, которые находились в дореволюционных собраниях, так как теоретические возможности и арсенал практических приёмов поддельшиков того времени (главным образом мстёрских 'старинщиков') исследованы автором этих строк вполне достаточно на количественно значимой группе памятников (более тысячи икон). Объективные критерии, открытые автором диссертации, позволяют практически безошибочно
отличать иконные 'контрафакции' дореволюционной поры от подлинных произведений древнерусской иконописи. Некоторые факты и заключения, изложенные в данном исследовании, имеют существенное значение при изучении процесса формирования отечественной школы реставрации икон. Материалы диссертации, по мнению автора, могут быть использованы при создании общей картины истории отечественного иконописного искусства Нового времени в целом.
На защиту выносятся следующие положения.
1. Важнейшая роль в развитии отечественного иконного дела XIX - начала XX в. принадлежит трём центрам Владимирского края - Палеху, Мстёре и Холую. Среди них искусство Богоявленской слободы Мстеры имело оригинальные особенности, как одного из крупнейших центров старообрядческого иконописания. Иконопись этих сёл называли 'суздальской' потому, что до учреждения губерний (1778 г.) они находились в Суздальской епархии. 'Суздальский' иконный промысел XVII - начала XX в. не имел прямого отношения к древней владимиро - суздальской иконописной школе.
2. Богоявленская слобода была основана в конце XVI столетия в вотчинных землях князей Ромодановских. Эта местность чуть ранее входила в состав самостоятельного Стародубского княжества. Богоявленский монастырь Мстёры мог получить своё наименование от московской Богоявленской обители.
3. Иконописный промысел Мстёры зародился не в XVII веке, как было принято в научном обороте до настоящего исследования, а лишь в начале XVIII столетия.
4. Заимствовали мстёричи иконное ремесло, судя по всему, у жителей расположенного неподалёку Холуя. В свою очередь появление иконного промысла Холуя и Шуи связано с тем, что эти населённые пункты относились к подворьям Троице - Сергиевой лавры.
5. Иконописный промысел Богоявленской слободы Мстёры стал бурно
развиваться по ряду объективных причин (о которых подробно сообщается в диссертации) лишь с середины XIX века. Его апогей приходится на последнюю четверть XIX - 10 - е гг. XX века.
6. Оригинальной составляющей мстёрского иконного промысла была так называемая 'старинная' иконопись, то есть ремесло поддельщиков. Современники считали мстёричей практически единственными специалистами в изготовлении иконных 'контрафакций'. 'Подстаринные' образа, которые исследователи часто отождествляют со 'старинной' иконописью, относились к одной из разновидностей 'расхожих' икон.
7. При выполнении подделок того времени использовали ограниченный набор приёмов и красочные материалы, основная часть которых была синтезирована в Новое время. Среди синих красок - это берлинская лазурь, синий кобальт, искусственный ультрамарин и искусственное индиго. Значительный ряд пигментов, характерный для древнерусской иконописной традиции, не мог быть использован 'старинщиками' XIX - начала XX в.

8. Одним из объективных критериев, отличающих подлинные произведения древнерусской живописи от подделок XIX - начала XX в., является наличие в красочном слое древних икон такого пигмента, как натуральный азурит . 
 

 
9. Высококачественная иконопись мастеров Мстёры подразделяется нами на три основные группы: 'старинная', 'стильная' и 'эклектичная'. Отдельно, как самоценное в художественном отношении явление, следует рассматривать оригинальный иконный стиль Мстёры, который окончательно сложился в последней трети XIX столетия. 
Апробация работы. По теме диссертации автором был опубликован ряд статей в различных научных изданиях, подготовлен отчёт по научной работе 'Фальсификация икон как историко - культурный феномен' (архив Государственного научно - исследовательского института реставрации). Результаты проделанного исследования докладывались на научных 
конференциях: 'Поздняя икона. Феномен на рубеже средневековья и Нового времени' (Москва, РГГУ, 1995);

'Старообрядчество. История, культура, современность' (Москва, Российский Университет дружбы народов, 1996); 'Экспертиза и атрибуция произведений изобразительного искусства' (Москва, ГТГ, 1996 - 2005), 'Исследования в консервации культурного наследия' (Москва, ГосНИИР, 2007). Основные положения диссертации нашли отражение в программе преподавания основ комплексного исследования произведений иконописи, которая была составлена автором для специального курса в системе высшего гуманитарного образования. 

9. Высококачественная иконопись мастеров Мстёры подразделяется нами на три основные группы: 'старинная', 'стильная' и 'эклектичная'. Отдельно, как самоценное в художественном отношении явление, следует рассматривать оригинальный иконный стиль Мстёры, который окончательно сложился в последней трети XIX столетия.
Апробация работы. По теме диссертации автором был опубликован ряд статей в различных научных изданиях, подготовлен отчёт по научной работе 'Фальсификация икон как историко - культурный феномен' (архив Государственного научно - исследовательского института реставрации). Результаты проделанного исследования докладывались на научных
конференциях: 'Поздняя икона. Феномен на рубеже средневековья и Нового времени' (Москва, РГГУ, 1995); 'Старообрядчество. История, культура, современность' (Москва, Российский Университет дружбы народов, 1996); 'Экспертиза и атрибуция произведений изобразительного искусства' (Москва, ГТГ, 1996 - 2005), 'Исследования в консервации культурного наследия' (Москва, ГосНИИР, 2007). Основные положения диссертации нашли отражение в программе преподавания основ комплексного исследования произведений иконописи, которая была составлена автором для специального курса в системе высшего гуманитарного образования.
Структура исследования. Диссертация представлена в одном томе. Основной текст составляет 249 страниц (с постраничными примечаниями). Он состоит из введения, семи глав и заключения, снабжён списком литературы, архивных материалов и списком иллюстраций. Приложение представляет собой набор 47 чёрно - белых и цветных иллюстраций.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Введение. В этом разделе обоснована актуальность выбранной темы;
представлены объект и предмет исследования, а также методологическая основа; осуществлена постановка целей и задач работы; определены хронологические рамки, научная новизна и степень изученности темы диссертации; показано её практическое значение; представлена структура работы. Здесь же содержится предварительный обзор истории изучения русской иконописи Нового времени в целом и иконного дела Мстёры, в частности; кратко характеризуется база источников.
В первой главе диссертации - 'Историография' - даётся подробный историографический обзор по теме. Необходимость тщательного рассмотрения литературных источников, особенно XIX столетия определялась недостаточной степенью их изученности к настоящему моменту. В данной главе приведён анализ подавляющего большинства
печатных источников от малоизвестных статистических материалов XIX в. до работ современных искусствоведов. Все они по характеру и целям исследования были разделены на группы, что позволило более адекватно охарактеризовать эволюцию взглядов на проблему изучения иконного дела не только одной Мстёры, но и позднего русского иконописания в целом.
Время публикаций первой группы источников стадиально совпадает с начальным этапом изучения центров позднего иконописания Владимирского края (середина XIX в.) и включает в себя работы, связанные с исследованием кустарных народных ремёсел, к которым до конца XIX века относили и иконный промысел. В основном это работы членов Владимирского губернского статистического комитета и Владимирской учёной архивной комиссии ( К. Н. Тихонравова , В. А. Борисова и Н. П. Дубенского ). Главная их особенность - это преобладание количественных оценок современного им иконописного дела.
Во второй половине XIX - начале XX в. число публикаций статистиков увеличилось. Учитывая результаты исследований предшествующих авторов, они оказались полнее и включали в себя дополнительные сведения о технологии исполнения икон, о разделении и оплате труда в мастерских, о ценах на иконы, о закупке досок и кратко о типах 'продукции', а также о ремёслах, сопутствующих иконописанию. Среди этих работ отличаются наиболее полным отражением материала статьи Л. Н. Майкова и П. Ф. Леонтьева.
Наряду с подобными публикациями к началу XX в. появились работы, где иконописный промысел стал предметом специального исторического исследования. Среди них особое значение имеют статьи Н. В. Малицкого и Н. Н. Ушакова, в которых были приведены новые документальные данные, и значительно расширился объём анализируемого материала.
Наибольшую научную ценность из источников второй половины XIX столетия представляют труды жителя Мстёры, потомственного иконописца, учёного, издателя И. А. Голышева . Его работы по истории Богоявленской
слободы, в которых сообщается о развитии в ней ремёсел, торговли, а также о местном иконописании, являются основополагающими по теме и до сих пор не потеряли своей актуальности. Голышев один из первых исследователей, кто оставил довольно подробное описание мстёрского иконного дела. На его труды, как на надёжную исследовательскую базу, опирались практически все последующие авторы.
К середине XIX в. появились первые оценки позднего отечественного иконописания в трудах историков и археологов. В работах учёных И. С. Снегирёва, И. П. Сахарова и Д. А. Ровинского содержится краткая оценка 'суздальской школы', под которой они понимали иконный промысел Холуя, Палеха и Мстёры.
Следующий этап характеризуется изучением иконного промысла на месте. В Палехе побывал Г. Д. Филимонов, он оставил свои наблюдения в виде статьи (1863), в которой сообщил о некоторых отличительных чертах палехской иконописи от холуйской и мстёрской и описал крупнейшие мастерские села. Наиболее существенным погружением в материал выделяется среди публикаций конца XIX в. исследование историка искусства В. Т. Георгиевского, который посетил все три иконописных села и в статье 'Иконописцы - суздальцы' (1895) дал, довольно подробную характеристику иконного дела в этих центрах.
В 1900 году Мстёру, Холуй и Палех посетили исследователи, будущие члены созданного чуть позднее Комитета попечительства о русской иконописи С. Д. Шереметев, Н. П. Кондаков и опять В. Т. Георгиевский. В результате появилась весьма значительная по качеству анализа статья Кондакова 'Современное положение русской народной иконописи' (1901), в которой знаменитый учёный со свойственной ему обстоятельностью рассмотрел комплекс вопросов, связанных с состоянием и особенностями современного ему иконного промысла.
Существенное значение в изучении иконописания в России в начале XX в. имеют работы Д. К. Тренёва. Он первым из исследователей
посвятил отдельную специальную статью мстёрскому иконному делу, в которой кратко охарактеризовал особенности иконописи этого центра и рассказал о работе так называемых 'старинщиков', специалистов в подделке и реставрации древних икон.
Изучение поздней иконописи в советский период не имело сколько - нибудь заметного развития плоть до 1970 - х годов за исключением работ искусствоведов А. В. Бакушинского и В. М. Василенко. В статье Бакушинского 'Искусство Палеха' (1934) и в совместной работе этих авторов 'Искусство Мстёры' (1934) впервые появился профессиональный анализ эволюции иконописной манеры мастеров этих сёл и были выявлены некоторые черты художественного своеобразия стиля каждого из них.
Среди публикаций 60 - 70 - х годов прошлого столетия значительный интерес представляет статья Ф. А. Модорова 'Народные мастера Мстёры' (1968), бывшего иконописца, проработавшего с 1906 по 1910 г. в мастерских В. П. Гурьянова, М. И. Дикарева, М. И. и Г. И. Чириковых. В работах В. Д. Королюка (1971) и Е Каменской (1974), посвящённых расхожим иконам, как одному из вариантов народного примитива, были кратко затронуты проблемы их стилистических и иконографических особенностей.
Впервые произведения иконописи высокого художественного уровня, подписанные конкретными мстёрскими мастерами - подрядчиками, были рассмотрены в статье А. Г. Побединской и И. Н. Ухановой (1985). Это работы, выполненные в мастерских выдающихся иконников М. И. Дикарева и И. С. Чирикова (собрание Государственного Эрмитажа). Искусствоведы описали иконографические и некоторые стилистические признаки двадцати произведений и кратко охарактеризовали особенности работ, исполненных под руководством каждого из этих мастеров.
Среди современных исследователей большая заслуга в деле изучения историко - философского и культурологического аспектов иконного дела Нового времени принадлежит О. Ю. Тарасову. Это один из первых авторов,
который попытался подвести стройную теоретическую базу для создания более целостной картины развития позднего отечественного иконописания. Им впервые была предпринята попытка распределения русской народной иконы на наиболее характерные типы. Большое научное значение имеет монография О. Ю. Тарасова 'Икона и благочестие' . Очерки иконного дела в императорской России' (1995), которая является пока единственным исследованием, претендующим на хронологическую и географическую полноту охвата рассматриваемого материала .
Важный шаг в деле изучения иконописи Мстёры был сделан историком искусства М. В. Басовой. Ряд её публикаций явился результатом исследования, главным образом, большой группы подписных работ крупнейших мстёрских мастеров И. С. Чирикова и М. И. Дикарева (собрание Государственного музея истории религии). Исследовательница предложила свой вариант классификации памятников иконописи и церковной живописи XIX - начала XX в.
Единственным специальным современным исследованием мстёрской иконописи была до последнего момента кандидатская диссертация М. В. Басовой. В ней автор не только характеризует промысел в целом, но стремиться определить место мстёрского иконного дела в общем русле развития позднего иконописания. Значительный интерес представляют разделы, где рассмотрены так называемые стильные и 'бесстильные' иконы, и дана их характеристика.
Существенное значение имеют также статьи сотрудника Владимиро - Суздальского музея - заповедника Т. Н. Меркуловой, которая ввела в научной оборот неизвестные ранее документальные сведения о мстёрском иконном промысле из архива Владимирской области.
Иконописание Нового времени является основным вектором научных интересов М. М. Красилина. Исследователь приложил немало усилий, чтобы этот пласт художественной культуры стал прочно ассоциироваться с определённым этапом развития русского искусства. Он впервые ввёл в
научный оборот ряд памятников из немузейных собраний. Красилин стал также организатором первой научной конференции, посвящённой проблемам изучения поздней русской иконописи (1995).
Единственный современный специалист, который довольно подробно остановился на вопросах коммерческой реставрации и изготовления дореволюционных подделок, это историк искусства и реставратор Ю. Г. Бобров . В одной из глав своей книги 'История реставрации древнерусской живописи' (1987) он характеризует различные варианты коммерческого 'возобновления' икон, описывает некоторые имитационные приёмы, сообщает о специализации иконописцев - реставраторов различных центров.
В последнее время некоторые другие исследователи затрагивали эту непростую тему, останавливаясь на технической стороне изготовления разного рода подделок дореволюционной поры. Среди них заметно выделяется верным методологическим подходом работа сотрудника Государственного исторического музея, историка искусства И. Л. Кызласовой . Исследовательница впервые инициировала проведение химического анализа материалов красочного слоя некоторых икон - 'подделков' и копий XIX - начала XX в. из музейного фонда.
В ряде статей автора данной диссертации рассматриваются вопросы атрибуции и предварительной классификации произведений мстёрских мастеров. В одной из них отдельно проанализирован феномен 'старинной' иконописи и показаны исторически обусловленные факторы его локализации в этом центре. В данных работах описаны также наиболее распространённые среди 'подфурников' Мстёры приёмы исполнения подделок; намечены основные вехи в создании методологической основы изучения иконных фальшивок того времени. В одной из статей опубликована автобиография известнейшего иконописца - реставратора Г. И. Чирикова . Все эти публикации можно рассматривать как этапы подготовительной работы к данному диссертационному исследованию.
Вторая глава диссертации - 'Ранняя история Богоявленской
слободы Мстёры. Старообрядчество и его роль в жизни села' - посвящена наиболее раннему периоду в истории Богоявленской слободы Мстёры. Основные узловые события были определены в ходе анализа архивных материалов и других документальных источников XVI - XVIII веков. Изучение формирования церковных и светских владений на этой территории в XVI - начале XVII в. позволило вплотную подойти к вопросу о возникновении здесь двух монастырей, как культурно - духовного центра, вокруг которого возникло большое поселение. Здесь же приведены сведения, связанные с перестройкой старых соборов и возведением новых церквей. В данной главе специально рассмотрен вопрос о появлении староверов в этих местах, а также выделена особая роль старообрядчества в жизни Богоявленской слободы: в развитии торговли, ремёсел, а, главное, в формировании особого характера местного иконного дела.
Земли, на которых расположено село Мстёра, с XIII столетия входили в состав самостоятельного Стародубского княжества. В XV веке это княжество окончательно раздробилось на уделы. Родоначальник князей Ромодановских Василий (по прозвищу Ромодан), один из сыновей Фёдора Андреевича Стародубского, получил в вотчинное владение территорию, которая включала земли по рекам Мстёре и Таре.
Первое упоминание в документах о Богоявленской слободе (так называли изначально населённый пункт на реке Мстёре) относится к 1609/ 1610 г. Она находилась до 1628/ 1629 г. во владении Григория Петровича Ромодановского, куда входило также близлежащее село Старое Татарово и некоторые другие поселения. Затем слобода оказалась совместной собственностью семи его сыновей.
Анализ духовной грамоты князя Ивана Васильевича Ромодановского (1521/ 1522 г.) и некоторых других источников XVI в. позволяет предположить с большой долей вероятности, что Богоявленская слобода могла быть основана самое раннее в конце XVI столетия. Возникла она,
судя по всему, на погосте рядом с 'монастырьком' Иоанна Милостивого (упоминается в завещании князя Ивана Васильевича). Своё название слобода и церковь в ней могли получить от московской Богоявленской обители (что было весьма распространённым явлением в то время).
К началу XVIII столетия в слободе на реке Мстёре помимо мужского Богоявленского монастыря, ставшего родовой усыпальницей Ромодановских, сформировалась женская обитель в стенах старого Иоаннова 'монастырька'. В 1680 - е гг. был перестроен Богоявленский храм . В местный ряд нового собора (переделанного позднее, в 1764 году, в пятиглавый) поместили старинные иконы из первоначальной церкви.
До сих пор остаются не совсем ясными обстоятельства, при которых среди жителей Богоявленской слободы оказались старообрядцы. Первые документальные сведения о староверах в этом населённом пункте относятся к 1722 году.
Положение старообрядцев упрочилось после того, как в 1764 году были упразднены мстёрские монастыри в связи с государственной политикой секуляризации церковных владений. Таким образом, сложилась благоприятная историческая обстановка для существования в этом населённом пункте старообрядческих общин. Староверы играли решающую роль в становлении иконного промысла Мстёры. Являясь в дальнейшем хозяевами большинства самых крупных мастерских, а зачастую и исполнителями работ, старообрядцы предопределили стилистическую направленность, типологию и особенности иконографии мстёрской иконописи . В их руках также оставался особый род профессиональной деятельности по подделке и 'починке' старинных икон.
В третьей главе - 'Истоки и развитие иконного дела Мстёры до середины XIX века' - представлено исследование о возникновении иконописания в Богоявленской слободе. На основании анализа исторических фактов предлагается авторская версия о причинах появления и истоках иконного промысла Мстёры, рассматривается его становление до середины
XIХ в. В этой главе содержится также характеристика стилевых особенностей некоторых произведений мстёрской иконописи XVIII в., проиллюстрированная конкретными примерами.
Иконный промысел не сразу стал доминирующим в хозяйственно - производственной деятельности жителей села. Среди немалого количества сохранившихся документов XVII столетия, часть которых содержит подробное описание ремёсел и специальностей населения Богоявленской слободы, он не упоминается. Укоренившаяся в науке версия о появлении иконописания в Мстёре в XVII веке оказалась, как показало наше исследование, неверной. Впервые иконописец, проживающий здесь, был упомянут в раздельной книге по слободе, датированной 1710 г. В 1718 году в одном из старинных актов названы имена уже трёх мастеров. К середине XVIII столетия число их возросло до 40 человек. Из всего этого следует, что иконописное ремесло появилось в Богоявленской слободе Мстёре, вероятнее всего, в начале XVIII века.
На вопрос о происхождении мстёрской иконописи до сих пор нет строго доказанного ответа. Предшествующие исследователи предлагали два варианта: 1) иконописное 'художество' перешло к поселянам от местных монастырских иноков, 2) 'пересадка' иконного промысла произошла, по - видимому, из Москвы. Результаты данного диссертационного исследования показывают, что эти предположения не имеют никаких серьёзных оснований. Наиболее убедительным автору этих строк представляется другое объяснение, которое встретилось впервые в одной из статей И. А. Голышева. Скорее всего, мстёричи заимствовали иконописное ремесло у жителей Холуя, находящегося всего в 22 км.
Значительное затруднение представляет изучение местного иконного стиля XVIII в. в связи с ничтожным количеством сохранившихся памятников мстёрской иконописи этого времени. В художественном музее Мстёры и в действующем храме Владимирской Богоматери хранятся несколько произведений XVIII века, которые находились до революции,
скорее всего, в местных монастырях или церквях. Анализ их стилистических особенностей, а также техники письма является основанием для определения некоторых закономерностей в эволюции мстёрской иконописи этого периода. По - видимому, в ней в какой - то мере отражались все характерные тенденции, свойственные отечественной художественной культуре рассматриваемой эпохи. Основной особенностью того времени было сосуществование глубокой архаизирующей традиции и новых тенденций, усвоенных от эстетической системы 'фрязи' и искусства барокко. Оригинальной чертой мстёрской иконописи уже в то время было, по - видимому, заметное влияние старообрядческого заказа.
В четвёртой главе - 'Развитие и особенности иконописного промысла Мстёры во второй половине XIX - начале XX в.' - приводится подробный анализ статистических материалов и сведений из других малоизвестных источников, наиболее адекватно отражающих особенности развития иконного дела в Палехе, Холуе и Мстёре во второй половине XIX - начала XX в. Рассмотрены вопросы регионального распространения 'продукции' каждого из сёл, а также изменения соотношений доли каждого из них в общем иконном 'товарообороте'. В этой главе содержится также подробное описание структуры самого промысла, особенностей трудового процесса и системы обучения ремеслу. Дана характеристика различным категориям иконописцев. Приведены также сведения о ситуации с традиционным иконописным делом в Москве.
С середины XIX столетия иконный промысел в Богоявленской слободе стал развиваться бурными темпами. Этому способствовал ряд обстоятельств, которые существенно изменили внутреннюю жизнь Мстёры, в том числе приоритеты в профессиональной деятельности её жителей.
Динамика и масштабы развития иконного промысла трёх крупнейших центров Владимирской губернии во второй половине XIX в. довольно чётко определяются, прежде всего, по материалам статистических изданий.
И. А. Голышев отмечал, что в Мстёре в 1865 г. насчитывалось 449
иконников при общем числе жителей 2620 человек. Дополнительно промысел обслуживали 29 чеканщиков и 19 сусальщиков.
Согласно статистическим исследованиям последнего десятилетия XIX в. в Богоявленской слободе в то время к 'производству' святых образов было привлечено свыше 2 тысяч человек, в Палехской волости до 450, в Холуе до 300 человек. Причём это 'производство' включало в себя несколько ремёсел: иконописное, ризочеканное, фольгоуборочное, ризоштамповочное и изготовление киотов.
Иконное дело Мстёры, ранее составлявшее менее значительную часть 'суздальского' иконописания, к началу XX столетия вышло на лидирующие позиции. П. Ф. Леонтьев, изучавший в начале XX в. промыслы населения Владимирской губернии, отмечал, что Мстёра, занимавшая ранее последнее место в иконном деле, 'ныне играет главную роль'.
В начале XX в. в Мстёре находилось помимо 14 иконописных мастерских, 24 фольгоуборочных и 10 ризочеканных. Женщины также были вовлечены в иконный промысел. Они изготовляли шитые ризы и цветы для икон, покрывали их фольгой, полировали ризы.
Перед Первой мировой войной иконное дело во Владимирской губернии достигло своего наивысшего расцвета. Помимо трёх основных центров - Мстёры, Палеха и Холуя - в него было дополнительно вовлечено население ещё семи соседних волостей в радиусе до ста километров. В одной только Мстёре насчитывалось около 20 иконописных мастерских.
В последней трети XIX в. некоторые предприимчивые мстёрские мастера перебрались в Москву, основывая там свои иконописные 'фирмы'. Работать в них обычно приглашали земляков. Заказы предпочитали брать на изготовление крупных серий икон, целых иконостасов, на настенную роспись храмов, а также на реставрацию древних произведений. В истории позднего иконописания яркий след оставили мстёрские иконники, объединённые московскими 'предприятиями' В. П. Гурьянова, М. И.
Дикарева, И. С. Чирикова с сыновьями, И. В. Тюлина и др.
В пятой главе - 'Производство расхожих икон в Мстёре' - рассмотрены особенности 'производства' недорогих расхожих образов, которое представляло в позднем иконном деле наиболее количественно значимую его составную часть. На основании сведений о закупке досок для икон показаны в общих чертах масштабы данного вида работ. В этой главе представлена также характеристика самого процесса массового исполнения дешёвых икон. На основании предложенной И. А. Голышевым классификации расхожей иконописи по самым узнаваемым типам, автором диссертации дан доработанный и более чётко систематизированный её вариант, подкреплённый конкретными примерами.
До середины XIX столетия в Богоявленской слободе Мстёре преобладало изготовление дешёвых икон для социальных низов общества, о чём с уверенностью сообщал И. А. Голышев.
Довольно адекватное представление о масштабах 'производства' расхожих икон можно получить по оценке количества закупаемых иконописцами досок, основная часть которых употреблялась для изготовления именно недорогих образов. Всего, при самых скромных подсчётах, в Мстёре, Холуе и Палехе в течение одной зимы продавали не менее 1200000 досок на сумму около 12 тыс. рублей.
Скорость работы в мастерских расхожей иконописи, где существовало разделение труда по разным видам специализации, доходила до невообразимых показателей. За 11 - 12 часов одного рабочего дня 'личник' или 'доличник' вырабатывали до пятидесяти икон - десятериков (7 х 5,5 вершков). Большинство иконописцев могли выполнять лишь ту отдельную часть технологической цепочки исполнения образов, на которой они специализировались. Так, почти всегда, 'доличник' не умел писать личное и наоборот. По Голышеву процесс выполнения икон 'простого письма' включал в себя не менее 38 различных операций - приёмов.
Вопрос о типах и разновидностях мстёрской иконописи до сих пор
вызывает наибольшие затруднения у исследователей позднего иконного промысла. И. А. Голышев, на сообщения которого можно с уверенностью опираться, утверждал, что образа 'простого письма' подразделялись иконописцами и офенями на несколько категорий. Причём в его классификации явно прослеживаются векторы основных характеристик: 1) по размерам ('полномерный', 'маломерок', 'десятерик', 'осмерик', 'листоушка'); 2) по иконографическим типам ('людница', 'одиночка' или 'розница', 'седмица', 'полница', 'трёхрядница', 'в четвертях'); 3) по стилистическим особенностям и технико - технологическим показателям письма ('живописные', 'цветные', 'подстаринные', 'красные', 'подризные', 'подфолежные').
Шестая глава - ''Старинная' иконопись Мстёры. Технико - технологические особенности имитаций XIX - начала XX в. - посвящена уникальной разновидности позднего иконного дела - изготовлению подделок. В ней рассматриваются исторические обстоятельства генезиса данного феномена. Показана особая роль старообрядчества в деле сохранения 'дониконовых писем' и в процессе становления ремесла иконописцев - 'старинщиков'. В шестой главе анализируются также различные источники XIX в., в которых раскрываются причины локализации данного ремесла в Богоявленской слободе Мстёре. Здесь приводится также углубленный анализ публикаций (с XVIII в.) по вопросам технологии произведений поздней иконописи. Даётся характеристика всевозможных приёмов создания подделок, а также рассматривается ряд материалов, которые могли использовать в своей работе и рядовые мастера, и 'старинщики' того времени. Технико - технологические особенности мстёрской 'старинной' иконописи показаны на примере конкретных произведений. В этой главе представлен ряд объективных экспертных показателей, полученных в результате аналитической работы автора диссертации, которые являются точными определителями при выявлении дореволюционных подделок.
О мстёричах, как о единственных в своём роде специалистах в подделывании произведений иконописи сообщали многие исследователи (А. Доброхотов, И. А. Голышев, В. Т. Георгиевский и др.). В свою очередь Г. Д. Филимонов, прекрасно знавший искусство палешан, утверждал, что в Палехе 'подделкой древности' не занимаются.
'Старинщики' Мстёры специализировались помимо изготовления 'подделков' или имитаций 'дониконовых писем' также на выполнении икон - стилизаций, копий и на реставрации древних памятников. Мастеров этого села по праву можно считать основателями отечественной реставрационной школы. В основном именно мстёрских 'старинщиков' приглашали для раскрытия памятников древнерусской живописи, а также в качестве консультантов при формировании иконных собраний.
Очень распространённым способом похищения древней живописи было спиливание лицевой части иконы с изображением и помещение этого 'спилка' на другую основу. Основным признаком древнего произведения является сеть естественно образованного кракелюра. Поэтому иконописцы - 'старинщики' особое внимание уделяли наведению трещин в грунте и красочном слое фальшивки. На иконных 'контрафакциях' рассматриваемого периода было выявлено четыре различных типа искусственно полученного кракелюра: 1) грунтовой, 2) образованный в верхних слоях красочного слоя и лака, 3) нарисованный, 4) процарапанный острым металлическим инструментом. Грунтовой имитационный кракелюр делали тремя основными способами: механическим, термическим и примесным.
Для создания иллюзии древности на иконах - подделках имитировали также заделанные выпады грунта, потёртости и мелкие 'выкрошки' красочного слоя, прописи и т. п. Мелкие псевдоутраты представляли собой набрызг краской и короткие насечки, процарапанные острым инструментом. Фальшивки покрывали чаще всего олифой, к которой примешивали тёмные пигменты. Использовали также и потемневшую олифу, которую
'старинщики' собирали во время раскрытия древних произведений. Доски для имитаций выбирали старые. Других особенных приёмов создания иконных подделок XIX - начала XX в. выявлено не было.
Анализ всевозможных публикаций XVIII - начала XX веков, в которых сообщалось о красках, применяемых в художественных работах, показал, что иконописцы XIX - начала XX в. практически ничего не знали о пигментах, используемых в средневековье. Результаты непосредственного химического анализа материалов значительного количества поздних стилизаций, имитаций и подделок (к настоящему моменту пришлось ограничиться только синими красками) позволяют сделать определённые выводы.
К второй половине XVII в. вышел из употребления натуральный азурит, который не обнаружен пока ни на одной из изученных автором диссертации (за последние двадцать лет) икон, выполненных до середины
XX в. По - видимому, ещё раньше перестали работать с натуральным ультрамарином. С середины XVII столетия иконописцы стали использовать новый пигмент - искусственный азурит . Но продолжали пользоваться смальтой и индиго. Где - то со второй четверти XVIII века в их палитре появляется новый пигмент. Берлинская лазурь, полученная в 1704 году, быстро вытеснила азурит и вместе с ним, судя по всему, другие синие пигменты, которые бытовали в средневековье. В XIX столетии были синтезированы также синий кобальт (1804), искусственный ультрамарин (1827) и искусственное индиго (1880). На поздних иконах, включая и подделки того времени, были выявлены только эти четыре синих пигмента.
Самый важный вывод, который вытекает из результатов данного исследования, это то, что натуральный азурит практически наверняка не мог быть использован в поздней иконописи и в подделках того времени тоже! Таким образом, был открыт очень точный объективный критерий, который позволяет чётко различать иконные подделки, стилизации Нового времени и произведения древнерусской живописи.
В седьмой главе - 'Стилистические особенности произведений середины XIX - начала XX в. Иконописный стиль Мстёры' - рассматриваются вопросы художественного своеобразия иконописи Мстёры. В ней затрагиваются аспекты, характеризующие произведения высокого художественного уровня, дающие представления о лучших проявлениях таланта мастеров этого села. Здесь также показаны основные тенденции в общем русле творческих предпочтений работников различных иконописных 'фирм' Москвы, в которых ретроспективное направление задавали 'суздальские' иконники. Большое внимание уделено в этой главе дифференцированному анализу художественной стилистики качественных произведений иконописцев Мстёры. Рассмотрены различные типы мастерских, специализирующихся на разных видах иконного письма. Выявлены основные стилевые разновидности произведений мстёрских мастеров. Автором диссертации представлен свой вариант их классификации, которая проиллюстрирована конкретными примерами. В этой главе дана также развёрнутая характеристика оригинального иконописного стиля Мстёры.
В ходе данного диссертационного исследования было установлено, что среди всего массива явных и 'смягчённых' мстёрских стилизаций обнаруживаются два основных художественных направления. При создании первой группы произведений намеренно пытались воспроизвести стилистические особенности какой - то одной средневековой 'школы'. Стилистика другой части мстёрских икон аппелировала как минимум к двум древнерусским 'пошибам'. Последнее обстоятельство привело к появлению весьма своеобразного синтезированного 'письма' с явными признаками эклектичности. Эти течения оказались теми векторами, взаимодействие которых привело в конечном итоге к образованию самостоятельного иконописного стиля Мстёры.
Результаты данного исследования легли в основу авторской классификации качественной мстёрской иконописи. Основное её деление
представляют три группы произведений ретроспективного направления: так называемая 'старинная' иконопись, а также 'стильная' и 'эклектичная'. Отдельно следует рассматривать как самостоятельное в художественном отношении явление оригинальный иконописный стиль Мстёры. Он сформировался в последней трети XIX в. в результате синтеза наиболее значительных течений в мстёрском искусстве и переработки сложившихся традиций, а также под влиянием в некоторой степени стилистики отдельных видов светского искусства. Он характеризуется комплексом своеобразных черт, которые вышли за границы чисто ретроспективных художественных установок.
В Заключении суммируются итоги диссертационного исследования и приводятся общие выводы.
Важнейшая роль в эволюции иконописного дела Нового времени, особенно XIX - начала XX в., принадлежит трём сёлам Владимирского края - Холую, Палеху и Мстёре. Необходимость исследования дореволюционного искусства Мстеры, как одной из самых оригинальных составляющих 'суздальского' иконного дела, подчёркивается ещё тем обстоятельством, что промысел этого села оказался гораздо менее изученным, чем, например, иконопись Палеха. Практически неисследованными оставались реставрационное дело Мстёры и так называемая 'старинная' иконопись, то есть искусство изготовления имитаций и подделок.
Богоявленская слобода была основана в конце XVI столетия на вотчинных землях князей Ромодановских, ранее входивших в состав Стародубского княжества. В XVII в. в Мстёре сформировались два монастыря, вокруг которых концентрировалось слободское население. Уже с 20 - х годов XVIII века в Богоявленской слободе появились старообрядцы, которые в дальнейшем стали играть руководящую роль в хозяйственно - торговой жизни села.
Иконописный промысел далеко не сразу стал доминирующим в хозяйственно - производственной деятельности жителей Мстёры. Первые упоминания об иконописцах Богоявленской слободы относятся к 1710 г. Заимствовали мстёричи иконное ремесло, скорее всего, у жителей расположенного неподалёку Холуя, где промысел зародился раньше.
Главной особенностью мстёрской иконописи XVIII века было сосуществование глубокой архаизирующей традиции и новых тенденций, усвоенных от эстетической системы 'фрязи' и искусства барокко.
С середины XIX века иконописный промысел в Богоявленской слободе стал быстро развиваться. В начале XX столетия он вышел на лидирующие позиции в иконном деле России. До середины XIX в. в Мстёре преобладало изготовление дешёвых расхожих икон, которые выполняли для социальных низов общества.
Самой оригинальной составляющей иконописного промысла Богоявленской слободы была так называемая 'старинная' иконопись. Современники считали мстёричей единственными специалистами в подделке икон . При выполнении фальшивок того времени использовали ограниченный набор приёмов и пигменты, синтезированные в Новое время.
Дорогая качественная мстёрская иконопись ретроспективного направления подразделяется на три основные группы: 'старинная', а также 'стильная' и 'эклектичная'. Самостоятельный иконный стиль Мстёры окончательно сложился в последней трети XIX столетия. Он обладает рядом выразительных черт и в совокупности с общепризнанным высоким профессиональным уровнем мстёрских мастеров определяет художественный облик одного из самых значительных направлений позднего иконописания.
Результаты проведённого диссертационного исследования являются основанием для того, чтобы рассматривать иконопись Мстёры как одну из ярких страниц в истории русского искусства Нового времени.
По теме диссертации опубликованы следующие работы:
1. Старообрядческий иконный заказ во 2 - й половине XIX - начале XX в. // Тезисы докладов научной конференции 'Старообрядчество: история, культура, современность'. 24 - 25 апреля 1996. Москва. - М., 1996. - С. 170 - 171.
2. Некоторые проблемы атрибуции поздней иконописи // Экспертиза и атрибуция произведений изобразительного искусства. Материалы II научной конференции. 27 мая - 31 мая 1996, Москва. - М., 1998. - С. 29 - 33.
3. 'Старинная' иконопись Мстёры. Исторический аспект феномена, задачи и проблемы экспертизы // Экспертиза и атрибуция произведений изобразительного искусства. Материалы III научной конференции. 25 ноября - 27 ноября 1997, Москва. - М., 1998. - С. 12 - 17.
4. Исследование иконы 'Николай Чудотворец' письма Назария Истомина. Проблемы атрибуции (к вопросу о необходимости комплексной экспертизы икон) // Экспертиза и атрибуция произведений изобразительного искусства. Материалы IV научной конференции. 24 ноября - 26 ноября 1998, Москва. - М., 2000. - С. 20 - 25.
5. Г. О. Чириков. Автобиография , 1926 год // Художественное наследие. Хранение, исследование, реставрация. - М., 2000. - Вып. 18. - С. 121 - 124.
6. К вопросу атрибуции мстёрских 'писем' // Русская поздняя икона от XVII до начала XX столетия. Сборник статей. - М., 2001. - С. 243 - 252.
7. Стилистические ориентиры заказных старообрядческих икон XIX - начала ХХ в. Опыт научной систематизации // Экспертиза и атрибуция произведений изобразительного искусства. Материалы V научной конференции. 22 ноября - 26 ноября 1999, Москва. - М., 2001. - С. 32 - 37.
8. К вопросу о копировании икон в XIX - начале ХХ в. // Экспертиза и атрибуция произведений изобразительного искусства. Материалы VI научной конференции. 27 ноября - 30 ноября 2000, Москва. - М., 2002. - С. 43 - 50.
9. Сравнительное изучение техники и технологии древней и поздней иконописи. Новый подход в экспертизе // Художественное наследие. Хранение, исследования, реставрация. - М., 2002. - Вып. 20. - С. 82 - 87.
10. Об одной существенной составляющей технологии древнерусской живописи // Экспертиза и атрибуция произведений изобразительного искусства. Материалы VII научной конференции. 26 ноября - 29 ноября 2001, Москва. - М., 2003. - С. 25 - 31.
11. Нетрадиционный, актуальный порядок проведения экспертизы икон // Экспертиза и атрибуция произведений изобразительного искусства. Материалы IX научной конференции. 26 ноября - 28 ноября 2003, Москва. - М., 2005. - С. 14 - 20.
12. Некоторые проблемы экспертизы икон на современном этапе // Экспертиза и атрибуция произведений изобразительного искусства. Материалы X научной конференции. 10 ноября - 12 ноября 2004, Москва. - М., 2006. - С. 22 - 27.
13. Практика реставрации икон в мастерской С. П. Рябушинского // Художественное наследие. Хранение, исследования, реставрация. М., 2006. - Вып. 23 (53). - С. 35 - 47. (Статья написана совместно с И. А. Кочетковым).
14. Некоторые принципиальные отличия иконных имитаций XIX - начала XX в. и современных подделок. // Материалы международной научно - методической конференции 'Исследования в консервации культурного наследия', посвящённой 50 - летнему юбилею ГосНИИР. 11 - 13 декабря 2007 года, Москва. В печати.
15. Ранняя история Богоявленской слободы Мстёры. Генезис мстёрского иконописного промысла // Вестник Костромского государственного университета им. Н. А. Некрасова. - Кострома, 2008. - Специальный выпуск ? 1. - С. 229 - 234. (рекомендован ВАК).

 



Скачать Подписные иконы XVII - начала XX
 
 

Анимация Разные надписи, картинки Разные надписи бесплатноГостеваяАнимация Разные надписи, картинки Разные надписи бесплатно

В приложении (Писцовые книги слободы Мстеры) Голышева И.А. 'Богоявленская слобода Мстера. История ея, древности, статистика и этнография' высказано мнение, что впервые Сеньковы упоминаются как жители Мстеры в 1628 году. '...быв будто предки наши города Вышнего Волочка Новогородской губернии поселены в Богоявленской слободе, Мстере тож Вязниковского уезда. В какое время перешли из Вышнего Волочка, может тогда, когда было военное время, были за графом Петром Ивановичем Паниным, потом 1797г. в приданстве за Паниной к Тутолмину.

https://ok.ru/video/1759596843372