На главную
 
Генеалогические чтения
История Владимирского и Суздальского краев - Страница 27 - "Форум


История крепостного "права в России
"Царская Россия в лицах
. 1860-1870-е: (30 фото)

Сколько стоил человек?

Более чем 150 лет назад, в 1860 году, в Российской империи полным ходом шла подготовка крестьянской реформы, которая предусматривала прежде всего освобождение крепостных. Именно поэтому процветавший всего годом ранее выкуп крестьян на волю практически прекратился - и тем самым в России фактически завершилась торговля людьми. Правила купли-продажи крепостных и их цена менялись много раз. В 1782 году, например, годовалая девочка оценивалась в 50 коп., что было дороже свиньи, но дешевле старой лошади. Дороже всего стоили повара, парикмахеры и иные мастера своего дела, а также те, кого продавали в рекруты. Так что торговля будущими солдатами превратилась в отдельный и самый доходный сегмент человеческого рынка.

Хотя торговля людьми в России к началу XIX века была делом обычным и обыденным, она вызывала у людей просвещенных чувство некоторой неловкости. Отказаться от крепостных, которые составляли главную движущую силу любого дворянского хозяйства, было решительно невозможно. Ведь не только состояние, но и вес человека в обществе оценивался не столько по чину и доходам от службы, сколько по десятинам земли и ревизским душам, которыми он владел. С другой стороны, владение христианами как скотом в глазах европейцев было архаической дикостью. И чтобы оправдать отечественные порядки, русские ученые мужи придумывали способы оправдания порядков крепостных.

К примеру, М. Грибовский, доктор обоих прав, как он подписывал свои сочинения, в трактате, посвященном любимцу императора Александра I, графу А. Аракчееву, предложил концепцию, позволяющую русскому благородному сословию избежать обвинений в дикости и работорговле. Он писал, что в Российской империи продаются не души и не люди. Предметом торга является обязанность крепостного человека служить своему господину, а его бессмертная христианская душа не имеет к этому решительно никакого отношения.

Любая семейная идиллия продолжалась до тех пор, пока помещик не решал продать эту семью в розницу

Кроме того, тот же Грибовский предложил еще одно объяснение для оправдания крепостного права. Он уподоблял крестьян малым детям, которым мудрый родитель до достижения расцвета сил и ума не дает воли совершать поступки по своему разумению. Так что в освобождении крестьян из их природного крепостного состояния не находилось решительно никакого смысла.

И в этой исконности и старости права на владение людьми и заключалась главная идея доктора обоих прав. Ведь то, что шло с дедовских времен, проверено и прочно, а любые попытки перемен могут привести к самым печальным последствиям. Грибовский исследовал летописи и рукописные источники русского права и обнаружил, что с древнейших времен на Руси велась торговля рабами, в число которых входили главным образом пленники и несостоятельные должники. В число последних, кстати, входили воры, которые не могли возместить стоимость украденного, а также вольнонаемные работники, которые бежали от хозяина и не могли компенсировать нанесенный побегом ущерб.

Если пленных превращали в рабов по праву победителей, то у банкротов существовал выбор, каким способом рассчитываться за невозвращенный долг. Можно было выговорить рабство на определенный срок, а можно было и трудиться на своего хозяина до тех пор, пока тот не решит, что долг полностью выплачен. Однако нередко несостоятельные должники пытались сторговаться и отдать в вечное рабство кого-то из членов семьи, чаще всего детей.

Число рабов в хозяйстве рачительных русичей умножалось как за счет их естественного размножения, так и путем правильного применения действующего законодательства. Так, любой человек, женившийся на рабыне без дозволения и выкупа ее у хозяина, сам превращался в раба.

 

В вопросе о цене человеческой жизни и работы торг всегда был уместен

Однако правила, распространявшиеся на рабов, которые стали именоваться холопами, не имели никакого отношения к крестьянству, закабаление которого произошло значительно позже. Еще много веков земледельцы могли сначала свободно, а затем и с ограничениями менять место жительства и тем самым землевладельца, на пашне которого они работали. Прикрепление крестьян к земле произошло лишь в царствование последнего Рюриковича - сына Ивана Грозного Федора Иоанновича.

'Прикрепление крестьян к земле,- писал профессор Московского университета И. Беляев,- последовало около 1591 г.: оно было принято как средство против излишнего отягощения крестьян казенными податями, но, в свою очередь, породило новую болезнь в русском обществе - крепостное состояние между крестьянами. Крестьяне, прикрепленные к земле, еще оставались самостоятельными членами русского общества, полноправными гражданскими лицами, и все различие их тогдашнего положения от прежнего состояло в том, что они потеряли право перехода с одной земли на другую и, как они сами выражались тогда, сделались бессменными жильцами и тяглецами раз занятой ими земли. Но это первоначальное, по-видимому, незначительное изменение в быте крестьян открыло путь к новым изменениям, которые и не замедлили развиться в продолжение XVII столетия к явному стеснению прежних крестьянских прав и распространению прав землевладельческих. Землевладельцы в течение этого времени мало-помалу приобрели сперва право переводить крестьян с одной своей земли на другую свою же землю, потом получили право переселять крестьян своей земли на земли других землевладельцев по договорам с ними, далее - право обращать крестьян в дворовые и, наконец, важнейшее право продавать крестьян без земли. Тем не менее закон еще резко отличал крестьян от холопов, и крестьяне, живя на владельческой земле, пользовались по закону правами личности и собственности'.

Безгранично зависимые

Полное закабаление крестьян произошло лишь в конце царствия Петра I, во время первой переписи населения - первой ревизии 1718-1727 годов.

'Болезнь крепостного состояния,- писал профессор Беляев,- медленно развивавшаяся с прикреплением крестьян к земле, наконец с первой ревизией быстро пошла вперед. Первою ревизией Петр Великий за один раз поравнял крестьян, членов русского общества, с полными холопами, составлявшими частную собственность своих господ. Нет сомнения, что Петр Великий этою важною решительною мерою не думал развивать рабство в России, а, напротив того, желал и бывших уже рабов из безгласной частной собственности поднять в финансовом отношении до значения членов русского общества: он повелел занести в ревизию в одни списки и холопов, и крестьян и обложил их одинаковою подушною податью и рекрутскою повинностью и, таким образом, составил один нераздельный класс податных членов русского общества. Но эта важная мера, в основании своем способная впоследствии излечить русское общество от болезни развивавшегося крепостного состояния, породила совсем противоположный результат: самый платеж подушной подати перенесен был на помещиков, так как с полных холопов, по закону не имевших собственности, и взять было нечего'.

Процесс продолжила дочь Петра I - императрица Елизавета Петровна:

'Вследствие этого по второй ревизии при Елизавете Петровне положено было правилом, чтобы всех вольных людей, не имевших возможности записаться в цех или гильдию, записывать за кого-либо в крепость единственно из платежа подушной подати,- продолжает профессор Беляев.- Таким образом, крепостное состояние развилось в огромных размерах и не ограничивалось припискою к одним землевладельцам, а напротив, каждый дворянин, хотя бы вовсе не имел собственной земли, мог иметь крепостных людей, только бы принимал платеж за них подушной подати. Впрочем, и в царствование Елизаветы Петровны крепостное состояние было еще не в полном развитии, ибо владение крепостными людьми и землею тогда еще условливалось службою владельцев государству и владелец-дворянин, уклоняющийся от службы, терял право на владение: его имение отбиралось в казну'.

 

Крестьянская лошадь выигрывала у пахаря в силе, но сильно проигрывала ему в цене

Елизавета Петровна внесла и другие новшества в законодательство о владении и торговле людьми. Так, с давних времен русским оружейникам, числившимся за Оружейной канцелярией, разрешалось покупать до пяти крепостных каждому. Эта мера помогала решить проблему кадров на оборонном производстве. Оружейных заводов в современном смысле этого слова не существовало, и каждый мастер, к примеру, в Туле изготовлял свои части пистолетов или ружей в своей домашней мастерской. Крепостных им разрешалось покупать потому, что иного способа снабдить их дармовыми подмастерьями не существовало. Мастера же использовали ситуацию в свою пользу. Подготовив из купленного юноши себе замену, они сдавали его для дальнейшей работы вместо себя в оружейное ведомство, а сами, получив освобождение от казенных работ, могли записаться в купцы. В 1760 году подобные вольности были запрещены. Но настоящий человеческий рынок в Российской империи сложился лишь после кончины дщери Петровой. Профессор Беляев констатировал:

'Полное развитие крепостного права и совершенное обращение крестьян и вообще крепостных людей в безграничную, безгласную частную собственность последовало при Петре III-м и Екатерине II-й вследствие манифеста от 18-го февраля 1762 года и жалованной дворянству грамоты от 21-го апреля 1785 года, по которым дворяне освобождены от непременной службы государству и с тем вместе получили подтверждение права приобретать недвижимые населенные имения и крепостных людей на праве полной собственности. К тому же некоторыми указами Екатерининского времени крепостные люди поставлены были в такую полную и безграничную зависимость от помещиков, что даже потеряли право приносить жалобы на владельческие притеснения: закон как бы вовсе отступился от крепостных людей и предоставил их совершенному и безграничному произволу владельцев'.

 

Сколько же стоили в ту пору люди? 

'В царствование Екатерины,- писал академик В. Ключевский,- еще больше прежнего развилась торговля крепостными душами с землей и без земли; установились цены на них - указные, или казенные, и вольные, или дворянские. В начале царствования Екатерины при покупке целыми деревнями крестьянская душа с землей обыкновенно ценилась в 30 руб., с учреждением заемного банка в 1786 г. цена души возвысилась до 80 руб., хотя банк принимал дворянские имения в залог только по 40 руб. за душу. В конце царствования Екатерины вообще трудно было купить имение дешевле 100 руб. за душу. При розничной продаже здоровый работник, покупавшийся в рекруты, ценился в 120 руб. в начале царствования и в 400 руб.- в конце его'.

Эти приблизительные оценки сделаны Ключевским веком позже - по всей видимости, на основе газетных объявлений и мемуаров. Однако сохранились и точные сведения о цене крестьян в екатерининскую эпоху. В 1782 году по требованию капитана второго ранга Петра Андреевича Борноволокова была произведена опись имущества его несостоятельного должника - капитана Ивана Ивановича Зиновьева. Чиновники скрупулезно записали и оценили все - от ветхого помещичьего дома до утвари, живности и крестьян.
'В Чухломской округе в волости Великой Пустыне в половине усадьбы Мальцовой:

В оном дворе скота: мерин рыжий, летами взрослый, по оценке 2 рубля, мерин пегий 12 лет, по оц. 1 руб. 80 коп., мерин чалый 9 лет - 2 руб. 25 коп., мерин рыжий 5 лет - 3 руб. 50 коп., кобыла вороная, летами взрослая - 75 копеек; кобыла чалая, летами взрослая - 95 копеек. Рогатого: 6 коров, каждая корова по 2 рубля 10 коп., по оценке на 12 руб. 60 к., 7 подтелков, каждый по 25 копеек, по оценке 1 руб. 75 коп.; 10 овец, каждая по 40 к., по оценке на 4 руб.; 9 свиней, каждая по 20 коп., на 1 руб. 80 к. Птиц: гусей 3, по оценке 75 коп.; кур индейских 2, петух 1, по цене 75 коп., уток 2, селезень 1, каждая по 7 копеек; кур русских 15, петухов два, каждые по 2 коп. с половиною, на 45,5 коп.

На том дворе амбар хлебный, крыт по бересту драницами, по оценке 1 руб. 50 коп.; в нем разных родов хлеба: ржи 5 четвертей, по оценке 4 руб. 80 коп., пшеницы 1 четверть - 2 руб., овса 6 четвертей - 4 руб. 80 коп.'.

Подробнейше оценили и всех крепостных капитана Зиновьева:

'Во оном дворе дворовых людей: Леонтий Никитин 40 лет, по оценке 30 р. У него жена Марина Степанова 25 лет, по оценке 10 рублей. Ефим Осипов 23 лет, по оценке 40 р. У него жена Марина Дементьева 30 лет, по оценке 8 рублей. У них дети - сын Гурьян 4 лет, 5 рублей, дочери девки Василиса 9 лет, по оценке 3 р., Матрена одного году, по оценке 50 к. Федор 20 лет по оценке 45 руб. Кузьма, холост, 17 лет, по оценке 36 рублей. Дементьевы дети. У Федора жена Ксенья Фомина 20 лет, по оценке 11 рублей, у них дочь девка Катерина двух лет, по оценке 1 руб. 10 к. Да перевезенный из Вологодского уезда из усадьбы Ерофейкова Иван Фомин, холост, 20 лет, по оценке 48 рублей. Девка Прасковья Афанасьева 17 лет, по оценке 9 рублей.

Во оной усадьбе Мальцове крестьян: во дворе Июда Матвеев 34 лет, по оценке 24 руб. 50 коп. У него жена Авдотья Иванова 40 лет, по оценке 4 руб. 25 коп. У них сын Лаврентий 4 лет, 1 руб. 60 коп. Дочери: девка Дарья 13 лет, по оценке 4 рубля, Татьяна 9 лет, 3 руб. 70 коп. Да перевезенный из Белозерского уезда из деревни монастырской, во дворе, Василий Степанов 25 лет, крив, по оценке 18 руб. 40 коп. У него жена Наталья Матвеева 40 лет, по оценке 3 руб. 50 коп. У них дети, сыновья: Григорий 9 лет, по оценке 11 руб. 80 коп., Федор 7 лет, по оценке 7 руб. 90 коп. Да оставшийся после умершего крестьянина Никиты Никифорова сын Григорий 13 лет, по оценке 12 руб. 25 коп.'.

Столь низкие цены, возможно, объяснялись тем, что волость была захолустной, а деревня - захудалой. Но очевидно, что такой порядок цен существовал во всей российской глубинке. В столицах и крупных городах, где оборачивались крупные капиталы, цены на крепостные души стояли гораздо выше. Причем цена крепостного зависела от рыночной ситуации и потребительских качеств товара.

Так, очень дорого, в несколько тысяч рублей, ценились искусные повара. За опытного куафера, парикмахера, запрашивали не менее тысячи. Особой статьей были крепостные, склонные к торговле. Владельцы обкладывали их значительным оброком, и некоторые из этих торговых мужиков приносили дохода не меньше, чем большое поместье. Один из таких молодцев вспоминал, что крепостное состояние его не только не тяготило, но и помогало в делах. Знатный барин с большими связями служил неплохим прикрытием от набегов мелкого чиновничества. Но когда оброк стал непомерно отягощать его, отнимая оборотные средства и разрушая торговлю, он решил выкупиться и предложил за свою свободу 5 тыс. руб. На что получил ответ: 'И думать забудь'.
История отечественной коммерции знала случаи, когда крепостные торговцы выкупали себя с семьями за умопомрачительные суммы - 25 тыс. руб. и выше. За эти деньги можно было купить весьма значительное по количеству душ имение. Так, крепостной С. Пурлевский в воспоминаниях писал, что в конце царствования Екатерины II испытывавший нужду в деньгах владелец его родного села " князь Репнин предложил крестьянам отпустить всех на волю с землей, если они соберут по 25 руб. за каждого живущего в селе человека. Крестьяне подумали и отказались. А потом горько сожалели об этом. Четверть века спустя один из следующих владельцев запросил с крестьян разом в обмен на отмену податей на десять лет 200 тыс. руб. Таких денег у крестьян не было уже точно, и барин получил деньги в Дворянской опеке, заложив село. Как оказалось, душу оценили в 250 руб., а после полного расчета вышло, что каждый крестьянин в погашение долга должен за те же десять лет помимо податей выплатить по 350 руб. А еще через три десятилетия Пурлевскому за выкуп на свободу сына пришлось заплатить 2,5 тыс. руб.

Мемуаристы вспоминали, что способы продажи людей разделялись на домашние и ярмарочные. В первом случае покупатель сам приезжал в дом или имение продавца и на месте решал все вопросы купли-продажи, которая затем регистрировалась в соответствующих государственных канцеляриях с выплатой пошлины в несколько рублей за каждого проданного. Если же продажа осуществлялась оптом или покупателей по объявлению не находилось, приглашался специальный маклер, отправлявшийся с товаром на рынок или, если хотел получить больший барыш, на ярмарку, нередко на Нижегородскую.

Только с воцарением Александра I на торговлю людьми начали накладывать некоторые ограничения. Так, в 1801 году император запретил публиковать в газетах объявления о продаже людей. Но рекламоносители и рекламодатели тут же нашли выход: в объявлениях стали писать о сдаче крепостных в аренду. А в 1808 году прекратились продажи людей на ярмарках.

Дальнейшие ограничения пришлись на эпоху Николая I. В 1833 году было запрещено разлучать при продаже семьи. Затем покупку крестьян запретили безземельным дворянам. А в 1847 году крестьяне получили право покупать себе волю, если их владелец обанкротился.

Покупные служилые

Однако, как бы ни менялась ситуация и какие бы ни происходили изменения цен и законодательства о продаже людей, в одном сегменте русского человеческого рынка наблюдался неизменный и высокий спрос на живой товар. Причем периоды всплеска спроса совпадали с очередным рекрутским набором новобранцев в армию. Русский военный теоретик и историк генерал А. Свечин так описывал этот процесс:

'В годы мира набор рекрут достигал в среднем 80 тыс. человек. Возраст рекрут должен был быть между 21 и 30 годами. Из семи крестьян, достигавших призывного возраста, на военную службу в среднем попадал один; так как срок военной службы достигал 25 лет, то одна седьмая мужского крестьянского населения безвозвратно пропадала для мирного труда и гражданской жизни. Чтобы реже беспокоить население глубоко волновавшими его рекрутскими наборами, Россия была разделена на восточную и западную половины, поставлявшие, чередуясь, всю годовую потребность в рекрутах. Набор рекрут происходил в устрашающей обстановке и сопровождался злоупотреблениями. Принятым рекрутам для затруднения побега брились лбы или затылки, как каторжникам; на каждого взятого рекрута брался еще один подставной, т. е. заместитель на случай побега рекрута или браковки его военным начальством; рекруты и подставные отправлялись с таким же конвоем, как арестанты'.

При этом все подпадавшие под рекрутский набор, несмотря на уровень состоятельности, пытались откупиться от него - купить вскладчину рекрутский билет, освобождавший от воинской повинности, или человека, готового идти на службу вместо тех, кому предстояло тянуть жребий. И то и другое обходилось весьма недешево. И некоторые полководцы и вельможи предлагали разнообразные проекты для изменения ситуации.

'В 1732 году,- писал историк С. Соловьев,- подано было в Кабинет мнение, как видно от Миниха, о порядке сбора рекрут. Автор записки говорит, что в настоящее время набор делается таким образом: велено, например, набрать 16 000 человек; эти 16 000 разделяются на провинции и губернии по пропорции душ мужского пола, и приходится на 320 душ поставить одного рекрута; 320 человек крестьян соглашаются кого-нибудь покупать в рекруты, чтоб никому из них своего брата или сына не поставить; собирается для этого с каждого двора по три или по четыре гривны, и на каждого рекрута придется от 100 до 120 рублей, а с другими подмогами - от 170 до 180 рублей, и, взявши среднее число - 150 рублей, со всех крестьян, обязанных ставить рекрут, придется от двух до трех миллионов. Такими великими деньгами (каких не дается во всей Европе, где крестьяне побогаче русских) нанимается бобыль, ни к чему не годный, часто пьяница, больной или увечный; если же такого нет, то крестьяне ищут какого-нибудь беглого мужика или бурлака. Таким образом деньги отнимаются у лучших крестьян и отдаются негодным бурлакам, армия, флот и артиллерия снабжаются самыми дурными рекрутами; в других европейских государствах годному и добровольному человеку дают задатку по 3, 4 или по 5 рублей, а в России от 150 до 200 дают негодяям, которыми безопасность империи и спокойствие народа охранены быть не могут'.

 


Однако на протяжении десятилетий ситуация оставалась неизменной.

'Несмотря на то что рекрутская повинность охватывала только беднейшие податные классы населения,- писал генерал Свечин,- ввиду ее тяжести до 15% рекрут откупалось от воинской повинности путем выставления заместителей или покупки рекрутских квитанций; цена такой квитанции была довольно значительна (в 1869 г. рекрутская квитанция расценивалась в 570 рублей). В большинстве случаев от поставки рекрут откупалось мещанское или крепостное общество в целом. В зажиточной Московской губернии число заместителей доходило до 40% набора'.

Дело было настолько выгодным, что находились ловкие дворяне, покупавшие захудалое поместье, где было хотя бы несколько мужиков, пригодных в рекруты, вслед за чем все эти годные сдавались в армию, а полученные рекрутские билеты с выгодой продавались. Как после этого могла жить деревня, где не осталось взрослых мужиков, оборотистых ребят не волновало, ведь убыток от последующей продажи деревни с лихвой покрывался выручкой от рекрутских билетов. Те же, кто не мог позволить себе подобных трюков, осваивали особую профессию - отдатчик рекрутов.

'В прежнее время,- вспоминал московский сыщик М. Максимов,- торг рекрутами приносил отдатчикам значительное обогащение: это был торг свободный и самый выгодный. Отдатчики держали рекрутов у себя безбоязненно по нескольку человек, показывали их каждому нуждающемуся и сами брали на себя поставку рекрута и доставление квитанции. В настоящее время действия их строго преследуются, и они теперь делают все скрытно: охотников держат на квартирах у своих знакомых, а не у себя, под видом нахлебников'.

 

Крепостные, добившиеся успеха в торговле, свободу могли выторговать только за очень большие деньги

В команде отдатчиков существовало строгое разделение труда:

'Отдатчики,- писал Максимов,- имеют у себя агентов, которые называются у них дядьками. Обязанность дядек заключается, во-первых, в наблюдении за целостностью охотника; во-вторых, дядька должен неотлучно находиться при охотнике, ходить с ним по разным заведениям и оберегать его от таких действий, которые могут вовлечь его в ответственность. На дядек возлагается и поиск охотников, для чего они и бродят по разным торговым заведениям, высматривая промотавшихся гуляк или доведенных бильярдными и картежными играми до крайности. Гуляку они тотчас напоят пьяным, выспросят у него о его семействе и потом, если найдут подходящего для себя человека, уговорят и обольстят деньгами, так что тот охотно поступит в рекруты за какое-нибудь семейство. С другим же они улаживают через любовниц, но во всяком случае пьянство играет у них главную роль. А потому они всех охотников всегда держат в беспрестанном опьянении, для того чтобы они не передумали. На всякий случай имеются у них старухи, называющиеся матерями охотников, которые и подписывают согласие. Главное в торговле рекрутами зависит от искусства дядек, которых вознаграждают большим жалованьем. Хозяева же квартир, где проживают охотники, получают от отдатчиков за пищу по рублю и по два рубля в сутки, а за одежду и обувь охотнику им платится особо'.

Бизнес отдатчиков не умер даже после отмены крепостного права, поставившей крест на торговле людьми. Они продолжали торговать рекрутами вплоть до введения всеобщей воинской повинности в 1874 году.

Журнал 'Коммерсантъ Деньги', ?5 (762), 08.02.2010

источник


аватарка
PS. Ревизские сказки - перепись населения в имениях, составлявшаяся на основе опроса ('по сказке') или письменного отчёта, сверявшаяся со сведениями предыдущей ревизии; ревизии с целью определения подушной подати, которой облагалось всё мужское население независимо от возраста, были введены при Петре I, всего с 1719 по 1858гг. было проведено 10 ревизий. "Писцовые книги

Переписи населения

В период татаро-монгольского ига в 1245, 1257, 1259 и 1273, по требованию татарских ханов для определения размеров дани был произведен учет населения некоторых русских княжеств. Учитывались для обложения данью дома, или "дымы". Летописи древнейшего периода подчеркивают, что хотя татары и "изочтоша всю русскую землю", однако "не чтоша попов, черицев и кто служил святым церквам", т.е. ту категорию населения, которая была освобождена от взимания дани. В 1275 князь Василий Ярославский сам отвез дань в орду, татарские "численники" перестали приезжать на Русь для переписей населения, и учитывать население стали сами русские князья.

С конца 15 века сначала в Новгородской земле, а затем в повсюду в Московском государстве получает распространение новый вид учета - так называемое, сошное письмо. - это систематизированный свод сведений с указанием наличия на описываемых землях дворов и живущих в них людей по их состояниям. Этот вид учета оставил множество документов, древнейшим из которых являются Новгородские писцовые книги (конец 15 века). Писцовые описания выявляли только владельцев дворов. Единицей налогового обложения был земельный участок, производительно использовавшийся в хозяйстве, и учет населения носил поземельный характер.

Подворные переписи

В ХVII в. с развитием ремесел и торговли единицей налогообложения вместо земельного участка стал двор (т.е. хозяйство), и "переписи" превратились из поземельных в подворные. Они учитывали главным образом тягловое (платившее налоги) население. Подворный учет существовал в России чуть более полувека. Всего известно 4 подворных переписи.

Первая была проведена Алексеем Михайловичем Романовым в 1646-1647 гг., последняя, так называемая Ландартская перепись, - Петром I в 1715-1717 гг. Правительственный наказ ясно определил цели переписи 1646. "Как крестьян и бобылей и дворы их перепишут, - говорилось в нем, - по тем переписным книгам крестьяне и бобыли, и их дети, и братья, и племянники будут крепки и без урочных лет... А которые люди, после той переписки, учнут беглых крестьян принимать и за собой держать, а вотчинники и помещики тех крестьян, по суду и по сыску и по тем переписным книгам, отдавать...". Перепись 1646 года в отличие предыдущих писцовых описаний была прежде всего учетом населения. Переписчики записывали всех облагаемых податями лиц мужского пола, включая детей (последних - с указанием возраста). Результаты переписи сослужили тогда двойную службу - стали юридической основой для еще большего закрепощения крестьян и базой для взимания налогов.

Вторая перепись была проведена в 1676-1678 годах. Для проведения переписи в том или ином уезде туда направлялся писец и несколько его помощников - подьячих. Писец снабжался наказом - инструкцией о том, как проводить перепись. Кроме того, ему вручались "приправочные книги" - копии материалов предыдущих описаний местности, в которую направлялся писец. В качестве "приправочных" во время переписи 1676-1678 использовались, например, переписные книги 1646. Местный воевода обязан был содействовать переписчикам, прибывшим в его уезд, назначить им помощников из числа местного населения и обеспечить всем необходимым, начиная с продовольствия. В 20-е годы XVII века переписной комиссии полагалось, например, выдавать "по туше бараньей, по куренку, да луку, чесноку, яиц и масла в скоромный день, а в постный... где какая рыба лучится". Непосредственная работа переписчиков начиналась с того, что, приехав в станы и волости, в монастырские вотчины и поместья, они должны были "в тех вотчинах и поместьях... государев указ (о переписи) вычитать... чтоб дворяне и дети боярские и их приказчики и старосты и целовальники приносили к ним сказки...". "Сказками" в данном случае называли отчеты о численности крестьян в крепостнической вотчине или посадских людей на тяглом дворе. Тяглое население, разумеется, пыталось уменьшить размер податей, которыми оно облагалось на основе результатов переписи. Для обмана переписчиков существовали различные способы, и они были хорошо известны, перечислялись в наказах писцам, но это мало помогало. Самый простой способ, позволявший "дворы жилые писать пустыми", заключался в том, что посадские люди на период переписи просто уходили к своим родственникам или вообще на время уезжали из города, оставляя двор пустым. Часто крестьян "из многих дворов в один переводили", огораживали два двора одной изгородью, а иногда просто скрывали дворы от переписчиков.

Перепись 1710 г., произведенная при Петре, носила черты подворной переписи, но была сделана попытка записывать оба пола. Получилось. что от переписи 1678 до переписи 1710 численность податных хозяйств сократилась на 19,5%.

Петр отверг результаты переписи 1710, приказал принимать подати по книгам 1678 и произвести новую перепись в течение 1716 и 1717. О переписи 1710 есть сайт. Особенно информативна перепись 1716 года. Сказано, кто и когда умер, кто нетрудоспособен, где находятся члены семьи в момент переписи. Кроме того, данные сопоставляются с переписями 1678 и 1710 годов. Сама перепись предопределяла резко отрицательное отношение со стороны населения и даже жесточайшие наказания за утайку не давали правительству желаемых результатов. Множество ошибок происходило из-за невежества и небрежности переписчиков, а также из-за взяток переписчикам за пропущенные дворы. С другой стороны, за недачу взятки пустые дворы записывались как жилые, были случаи пропусков целых деревень или одно и тоже село переписывалось дважды. Ревизии (подушные переписи). В начале ХVШ в. налоговая система претерпела новые изменения. Вводилось подушное обложение, единицей которого стала мужская душа. В соответствии с новой системой налогообложения была принята и новая форма учета населения - так называемые ревизии ("подушные переписи").

Ревизии

Всего в России было проведено 10 ревизий. Указ о проведении 1 ревизии издал Петр I 26 ноября 1718. Она началась после опубликования указа Сената от 22 января 1719 г. и продолжалась до 1727 г. Были переписаны не только русские, но и большинство других народов. И все же ряд народов (башкиры, часть татар и др.) не был учтен. Кроме того, первоначально ревизия не распространялась на Прибалтику, Малороссию, Слободскую Украину, а также на украинцев, живших в русских губерниях. Правда, позже на всех этих территориях были проведены местные ревизии населения или осуществлены другие формы учета населения (например, в Малороссии - "переписи", учитывавшие численность дворов и служащего казачества).

 2 ревизия была произведена после опубликования указа от 16 декабря 1743: началась в 1744 г. и закончилась в 1747 г. Она, как и 1 ревизия, вновь не коснулась ряда народов (башкир, части татар, сибирских племен, лопарей). Не проводилась 2 ревизия и на территории Малороссии. Тем не менее 2 ревизия охватила некоторые категории населения, которые не были охвачены 1 ревизией. В частности, были учтены жители Ингерманландии (населенная финнами часть нынешней Ленинградской области), украинцы на русских землях и в Слободских полках, а также и иностранцы, принявшие православие. Сенатским указом от 22 марта 1746 предусматривалось, что отдельно должна регистрироваться этническая принадлежность учитываемого ревизией населения, при этом разрешалось при учете крещеных инородцев не указывать их этническую принадлежность.

Через 17 лет после начала второй ревизии было решено провести третью ревизию. На этот раз правительство пришло к выводу о включении в ревизские сказки также и всех лиц женского пола. До этого их численность определялась путем удвоения числа, лиц мужского пола. Третья ревизия началась в 1762 г. и в основном завершилась к середине 1764 г. С учетом всех пропусков и "беглых душ" общая численность населения России к 1763 году составила 23200 тыс. чел. Однако ревизия недоучла значительную часть населения, и позже, уже в ходе следующей, 4, ревизии было обнаружено большое число недоучтенных 3 ревизией приписных душ. К началу 3 ревизии был окончательно установлен список категорий населения, подлежащих ревизскому учету, и разработана форма документов, составляемых во время ревизий. С 3 ревизии вводится единая печатная форма ревизской сказки, просуществовавшая практически без изменений до 10 ревизии. Начиная с 3 ревизии, в сказки вносились сведения обо всех лицах мужского женского пола (фамилия, имя, отчество, возраст, сословная принадлежность, место жительства).

В 1781-1783 гг. проходила 4 ревизия. В отличие от всех предыдущих она распространилась на всю территорию России, охватив и те окраинные районы, где до этого проводились лишь свои местные исчисления. Она указывала этническую принадлежность не только "некрещеных иноверцев", но и "новокрещеных", т.е. принявших православие в 30-50-х годах XVIII в. Не выделялись давно принявшие христианство этнические общности: белорусов, поляков (кроме живших в Риге), латышей, эстонцев, ижорцев, карел, финнов, коми, коми-пермяков и др.

23 июня 1794 г. был издан именной указ о проведении следующей, 5, ревизии, которая должна быть завершена к началу 1796 г. Формуляры документов остались такими же, как и во время Четвертой ревизии. По ее итогам в России уже насчитывалось 28300 тыс. человек.

Последующие ревизии - 6, 7, 8, 9 и 10 начали проводиться соответственно в 1811, 1815, 1833, 1850, 1857 гг.. В формуляр сказки 7 ревизии для некоторых категорий населения вносятся сведения о специальности; сведения о женском поле выделены и составили правую часть сказки. Ревизии не охватывали полностью все население, большинство из них не покрывало всей территории страны, и были растянуты во времени (хотя сроки их проведения постепенно уменьшались). На протяжении почти полутора столетий ревизии фактически являлись единственной достаточно широкой формой учета населения страны, лишь в некоторых районах помимо них проводились местные исчисления. Ревизские сказки позволяют установить следующие сведения: сословную принадлежность лица, подающего сказку; возраст, фамилию (если была), имя, отчество и место рождения; место постоянного жительства; наличие детей мужского и женского пола (кроме 1-2 и 6 ревизий) с указанием времени и места их рождения; родственников и "работных людей" с указанием фамилий, имен, возраста и сословной принадлежности; размеры податей, уплачиваемых казне; имущественное положение подающего сказку (не всегда); в ряде случаев по 1-5 ревизиям - национальность; по 1 ревизии - физические недостатки ("увечен", "слеп"). Установить можно именно возраст на момент переписи, а не год рождения, поэтому подсчитанный год рождения по разным ревизиям как правило различается. Категории населения, перечисленные в ревизских сказках тех времен: мещане, церковнослужители, солдаты, цеховые, из купечества, крестьяне. Последняя категория включала в себя следующие группы: вольные хлебопашцы, однодворцы, бобыли, черносошные, дворовые, экономические, удельные и т. д. В "переписные листы" вносилось гражданское состояние каждого из переписываемых абонентов на настоящую и прошлую ревизию. Например, воинская служба имела следующие варианты: сдан в рекруты, сдан в ратники, в ополчении, отдан в арестантские роты. Важной считалась информация по перемещениям населения, где были такие варианты, как: переселен, самостоятельно переселились, переведен, пришли неизвестно откуда, в неизвестной отлучке, в бегах, вольноотпущенные. Однако даже последние ревизии были очень далеки от всеобщей переписи, так как не включали в себя огромную группу, освобожденную от учета. От учета были освобождены: 1) дворяне, 2) гос. служащие, 3) домашние учителя, 4) нижние воинские чины (донские, черноморские и иные казаки), 5) почетные граждане, 6) лица, принадлежащие к почтовому и театральному ведомствам, 7) все лица получившие ученые, медицинские, академические степени, 8) мастера казенных заводов и т.д. Не все ревизские сказки сохранились. Не все сохранившиеся описаны (то есть попали в описи), то есть, даже если они и есть, вам скажут, что их нет. Сохранившиеся не всегда даются исследователям - для этого они должны быть прошиты, пронумерованы и в хорошем состоянии.А вообще-то они хранятся в федеральных архивах - фонды ландратских книг и ревизских сказок, Коллегии экономии (РГАДА); Сената, Департамента разных податей и сборов министерства финансов (РГИА) - и в региональных архивах - фонды наместнических правлений, казенных палат, мещанских старост, уездных временных ревизских комиссий Всероссийских народных переписей, личные фонды.


Ревизские сказки 1858 год.
Нажмите на фотографии
















Нажмите на фотографии
Ревизские сказки 1850 год.

Нажмите на фотографии
- 1850г. (ф.301, оп.5, д.587, лл.682,716об.,717)
за 1858г. было: (ф.301, оп.5, д.737, лл.87,150об.,151)
лист 682 234 Под(ано) 20 октября 1850 года Ревижская скаска тысяча восемь сот пятидесятаго года октября дватцатаго дня Владимирской губернии Вязниковскаго уезда слободы Мстеры вотчины Его Сиятельства Министра Юстиций, Его Императорскаго Величества Статс Секретаря Тайнаго Советника и Кавалера Графа Виктора Никитича Панина о состоящих мужеска и женска пола дворовых людях и крестьянех. 175 По описи и ведомости 182 лист 716об. Ревизская сказка 1850 года октября 20 дня, Владимирской губернии Вязниковскаго уезда слободы Мстеры (графки таблицы: - семьи; -мужеский пол,крестьяне; -по последней ревизии состояло и после оной прибыло,лета; -из того числа выбыло, когда именно; -ныне на лицо,лета 119 Василий Петров Сеньков, было 28 лет, умер в 1849 году Василья Петрова сын Петр, было 3 (на 1834г.), ныне 19 лет Василья Петрова брат Павел, было 20 лет, отдан в рекруты в 1840 году Павла Петрова сын Михайла, новорожденный, ныне 11 лет лист 717 Ревизская сказка 1850 года октября 20 дня, Владимирской губернии Вязниковскаго уезда слободы Мстеры (графки таблицы: - семьи; -женский пол,крестьянки; -во временно отлучке, с котораго времени; -ныне на лицо,лета) 119 Василья Петрова жена Анна Иванова, - , ныне 40 лет.

Нажмите на фотографии
Ревизские сказки 1834 год.

1834г. (ф.301, оп.5, д.450, лл.709,750об.,751)
















Нажмите на фотографии
Ревизские сказки 1816 год.

1816г. (ф.301, оп.5, д.336, лл.1312,1344об.,1245)
















Нажмите на фотографии
Ревизские сказки 1811 год.

1811г. (ф.301, оп.5, д.266, лл.328,1345)















Нажмите на фотографии
Ревизские сказки 1795 год.

1795г. (ф.301, оп.5, д.198, лл.668,710об.,711) Общий предок
Иван Васильевич Сеньков (1729-1798), у которого было два сына:
Ваш предок Борис (1765-1806) и его родной брат Михаил (1751-1813) с сыном Осипом 1792г.р Мои пояснения.
На первой странице просто "шапка" о переписи 1782г. по крестьянам села Богоявленской слободы "вотчины генерал аншефа сенатора и разных орденов кавалера Его Сиятельства Графа Петра Ивановича Панина"... На 2-й стр.:
-Василей Игнатьев сын Сеньков, было 69 лет (на прежнюю ревизию 1862г.), умре в (1)772 году.
У него сын написанной в последнюю пред сей ревизию Иван, было 34 года (на 1762г.), ныне на лицо 53 года.
У него жена Авдотья Алексеева стариннаго того села, было 30, ныне 49 лет.
У них дети написанные в последнюю сей ревизию:
- Михайла, было 12 лет (на 1762г.), ныне 31 год
- Настасья, было 2 года, ныне 21 года.
Рожденной после ревизии сын Борис, ныне 17 лет.
Михаила жена Матрена Михайлова старинная того села, ныне 29 лет
У них дочь, рожденная после ревизии, Катерина ныне 7 лет.
У него ж Ивана сестра родная девка Катерина, было 20, ныне 39 лет.
У него ж внука рожденная после ревизии Елена, полугоду ныне.
У него ж Ивана Сенькова рожденный после ревизии Логин Дмитрев, ныне 17
лет, куплен у господина капитана Ивана Андреева сына Арсеньева.
Как видите, старший предок Петр Борисович (Сеньков) жил в 1789-1823гг. И у него был брат Иван.
Связь с линией Осипа (купеческая линия) найдена в записях ревизской сказки 1811 года:
Источник: ГАВО, ф. 301, оп. 5, д. 266
Лист 328
Подана 9 ноября 1811 г.
Ревижская скаска ? 268.
...? 152
Иван Васильев Сеньков, было 60 лет, умре в 1798 году
Ивановы дети - Михайла, 44 и 60
- Борис, было 30, умре в 1806 году
Михайловы дети - Иван, 7 и 23
- Осип, 3 и 19 (!!! - прим. С.К.)...
Нажмите на фотографии
Ревизские сказки 1782 год.

фонд 301, оп. 5, д. 107, лл. 1554, 1565.
















Нажмите на фотографии
Ревизские сказки 1762 год.

Архивная справка по родословию Сеньковых.

 

 

1.

Поиск производился в Российском Государственном архиве Древних Актов

(РГАДА)

 

Фонд 350, опись 2, дело 3420

Сказки о помещичьих крестьянах Стародубского стана Суздальского уезда,

1719 год, на 259 листах.

(это 1-я ревизская сказка ( перепись) в России, к сожалению, рукопись даже после реставрации находится в очень плохой сохранности - прим. С.К.)

 

Лист 228

1719 году маия 29 по Указу Великаго Государя Царя и Великаго Князя Петра Алексеевича Всея Великая и Малыя и Белыя России Самодержца и по Приказу из Губернской Канцелярии Ближняго Кравчего и Московскаго Губернатора Кирилла Алексеевича Нарышкина с товарыщы перед Господином Лантратом Иваном Васильевичем Полонским Ближняго Стольника Князя Ивана Федоровича Ромодановскаго Суздальской его вотчины Стародубскаго стану дву третей Боголюбской слободы прикащик Никита Станиславский да староста Василий Герасимов да выборный крестьянен Никифор Иванов сказали вышесказанной вотчины в дву третей в Богоявленской слободе крестьяне мужеска полу все на лицо не отходя от стараго до самаго последняго младенца и кто ис крестьян мужеска полу в бегах с летами писаны имена в сей скаске особой росписью ниже сего, а буде они прикащик и староста и выборныя крестьяне в сей скаске сказали ложно или утаили мужескаго полу, а после явится

Лист 228об.

в душах крестьянских утайка и за то Великий Государь указал смертью казнить.

 

Роспись вотчины ближняго Стольника Князя Ивана Федоровича Ромодановскаго дву третей Богоявленской слободы крестьян мужеска полу от стараго до самаго последняго младенца с летами писаны и имена ниже сего:

крестьяне:(листы 228об.-238)

 

Лист 239

1719 году маия :Суздальскаго уезду Стародубскаго стану вотчины Князя Бориса Михайловича Черкасскаго Богоявленской слободы одной трети крестьяне :

 

Лист 240

Роспись : вотчины Князя Бориса Михайловича Черкасскаго одной трети Богоявленской слободы :крестьян (лл. 240-244об.)

:

Лист 241об.

:Василей Игнатьев дватцати семи, Иван

Лист 242

дватцати пети лет, у них же брат двоюродной Иван Лукоянов(?) дватцати двух лет.

 

(сделаны только архивные выписки, фотокопии сделать не удалось - прим. С.К.)

2.

Выявлены материалы ревизской переписи за 1762г. по Богоявленской слободе

(смотрите приложения на 3-х листах)

 

ГАВО,

Фонд 301, опись 5, дело 47

Ревизская сказка 1762г. по помещичьим крестьянам Суздальского уезда.

 

 

Лист 782

'1762 года маия дня вотчины Генерал порутчика Действительнаго камергера и кавалера при Швецком Дворе Чрезвычайнаго посланника и полномочнаго Министра Никиты да генерал порутчика и орденов Святаго Александр Невскаго ковалера Петра Ивановичев Паниных Суздальскаго уезду Стародубскаго стану села Богоявленской слободы :крестьяне...'

 

Лист 816

- Василей Игнатьев сын Сеньков, вдов, было 52 года (на 1745г.), ныне 69 лет.

У него дети:

сын, написанной в последнюю ревизию:

- Иван, было 17, ныне 34 года

- дочь девка Катерина 20 лет

У Ивана жена Овдотья Алексеева тритцати лет, старинная того села Богоявленской слободы.

 

Лист 816об.

У них дети вновь рожденныя после ревизии:

- Михайло, ныне 12 лет

- дочь Настасья, ныне двух лет.

 

Иван Игнатьев, было 50, умре в (1)756 году.

 

 

Выводы:

- Прослежена история семьи Сеньковых из Богоявленской слободы на протяжении всего XVIII века (по ревизским сказкам за 1719 и 1762гг.). и это очень хороший результат для крестьянской семьи. К сожалению, новой информации мало - состав семьи был небольшой, но искомые переписи тем не менее выявлены.

- при Петре I Богоявленской слободой владели князья Ромодановские и Черкасские, а во 2-й половине века графы Панины

- дальнейший поиск весьма трудоемок и требует дополнительных затрат времени и средств. Его перспективы пока не ясны.


-------------
 
 

Гостевая



В приложении (Писцовые книги слободы Мстёры) Голышева И.А. 'Богоявленская слобода Мстера. История ея, древности, статистика и этнография высказано мнение, что впервые Сеньковы упоминаются как жители Мстёры в 1628 году. '...быв будто предки наши города Вышнего Волочка Новогородской губернии поселены в Богоявленской слободе, Мстёре тож Вязниковского уезда. В какое время перешли из Вышнего Волочка, может тогда, когда было военное время, были за графом Петром Ивановичем Паниным, потом 1797г. в приданстве за Паниной к Тутолмину.

русские, туристы, юмор
-

гороскоп

centrecentre


До сих пор почти ни чего не было известно об одной из самых интересных работ в коллекции картин С.И. Сенькова , находящейся в Вязниковском историко-художественном краеведческом музее, - картине "Неизвестная"
    Проходим по залам Вязниковского музея- очень красиво, отличная коллекция выставки быта и жизни .
Нажмите на картинки




Анимация Разные надписи, картинки Разные надписи бесплатно

В приложении (Писцовые книги слободы Мстеры) Голышева И.А. 'Богоявленская слобода Мстера. История ея, древности, статистика и этнография' высказано мнение, что впервые Сеньковы упоминаются как жители Мстеры в 1628 году. '...быв будто предки наши города Вышнего Волочка Новогородской губернии поселены в Богоявленской слободе, Мстере тож Вязниковского уезда. В какое время перешли из Вышнего Волочка, может тогда, когда было военное время, были за графом Петром Ивановичем Паниным, потом 1797г. в приданстве за Паниной к Тутолмину.



МАСТЕРСКАЯ ЕЛЕНЫ ДМИТРИЕВОЙ

Нажмите на фотографию.
Участники проекта рассказывают о фотографиях, хранящихся в семейных альбомах.
Героями этого выпуска стали Клавдия Петровна Коровякова - известный в Вязниках учитель русского языка
и литературы и её внучка Елена Дмитриева



https://img-fotki.yandex.ru/get/3110/dkartasheva.e/0_7878_329dd506_M.gif

Цыплев Владимир Рэмович

 

 

 

 "Деловой Мир России" - МК АИФ
ИНОСМИ Уроки истории 20 века rufact.org | Главная Генеалогия Генеалогия Краеведческое общество Ополье Московские зарисовки Похудела ОЧЕНЬ сильно, сразу -20кг с помощью этого напитка. Жир больше не греет! савва. Рисунки Васи Ложкина. савва. савва. АДМЕ. 20 хитростей, которые сэкономят кучу времени при уборке Саша Черный Газеты 1913 года Древо Жизни - компьютерная программа для построения родословной 'ПРАВОСЛАВНЫЙ СОЦИАЛИЗМ' - РЕЛИГИЯ АНТИХРИСТА

Кольцо Патриотических Ресурсов Сайт-архив эмигрантской прессы Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет Георгиевская страница от Jus'a

История на фоне войн. Некоммерческий Фонд ПАМЯТЬ ЧЕСТИ Русский Обще-Воинский Союз Русская военная эмиграция. 1920-1940 гг. Красноярское общество

MilitariaWebring.com POISK COINSS - Кладоискательство, военная археология, экипировка РККА, Оружие Ркка, Фотогалерея, Полезная информация, Магазин, ссылкигерои первой мировой Книга Памяти Украины Баннер.Бессмертный барак Оренбургское казачье войско СкР Баннер. Газета.ру Vojnik — Национальное Возрождение России История на фоне войн.


Фотографии Цыплева В.Р.
Вязники



 




 

.
 

.
 

.