На главную
 
Новая страница 1

Сеньковы

Людмила Чеккини-Корради

1932 - 2018

 

 

 



 


 

26 июня 2018 года исполняется 170 лет со дня рождения Сергея Ивановича Сенькова, одного из наиболее известных вязниковских фабрикантов, внесшего большой вклад в развитие местной льняной промышленности и культуры Вязниковского края.

Вначале 1920-х гг. Сергей Иванович принимает решение уехать из России - тогда, во время НЭПа, ненадолго открылись границы. Позднее к нему прибыли две дочери - Лидия и Людмила (Варвара осталась в Петербурге). С 22 января 1925 года он обосновался в Италии, где и прожил оставшиеся годы своей жизни. 26 февраля 1934 г бывший фабрикант-миллионер умер в Рапалло, формально оставаясь советским гражданином. ↓[22]

Его старшая дочь Лидия Сергеевна в 1927 г. вышла замуж за итальянского инженера-землеустроителя Гуидо Чеккини (Guido Cecchini). От этого брака на свет появились дочь Людмила (Генуя, июль, 1932 год), названная в честь своей тетки (Людмилы Сергеевны Шумиловской, урожденной Сеньковой) и сын Роберто. Эти дети остались единственными носителями русского языка в довольно многочисленном итальянском потомстве Сергея Ивановича.

С Роберто в детстве его мать разговаривала по-русски, но с приходом к власти Муссолини это стало небезопасным и уже дочь Людмила не знала языка матери до пожилого возраста.

 

Людмила Чеккини вышла замуж за врача-рентгенолога Ливио Корради (Livio Corradi), а в 1986 году овдовела. В Италии у нее две дочери - Елена (1955 г),  Марина (1958 г) и внук Филиппо (1988 г).

' Судьба и размышления Сергея Ивановича Сенькова предстали из небытия благодаря двум счастливым обстоятельствам: восстановлением памяти о нем занялась внучка Сенькова Людмила Чеккини-Корради, жительница Италии; кроме того, в семье сохранились его дневники, которые переписал другой его внук - Гераклит Максимилианович Сеньков, житель Минска' пишет историк Михаил Талалай в публикации Люди и судьбы Русского Зарубежья. М.: Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, ИВИ РАН, 2011 . С. 210-219.

В своей книге 'Сеньковы. История семьи', посвященной истории Сеньковых, Людмила пишет: 'Я никогда не старалась выучить русский язык, который был родным языком моей матери, до тех пор, пока не были восстановлены связи с русскими родственниками моего поколения, прерванные с 40-х годов прошлого века до 1989 года.

Только тогда, когда изменилась историческая ситуация, когда в нашей жизни появились русские родственники, надежда на встречу с которыми была давно похоронена, только тогда, вынужденная говорить с ними на английском языке, я поняла, как глупо было не стремиться выучить родной язык своей матери. И тогда я, наконец, решила взяться за изучение русского языка, начала заниматься историей бескрайней страны моих русских предков и их жизнью в ней'.

Уже в почтенном возрасте, решив получить высшее гуманитарное образование, Людмила поступила на филологический факультет Генуэзского университета и в возрасте 67 лет его окончила. Под руководством своего профессора, известной русистки Марии Додеро написала дипломную работу, удостоенную оценки 'отлично', о роде Сеньковых с воссозданием широкого исторического контекста. На защите присутствовал Е.М. Виноградов - в 1999 году он был главой города Вязники. Дипломнице было приятно от него узнать, что по решению горсовета часть улицы Советской в Вязниках переименована в улицу имени Сергея Ивановича Сенькова.

Этот труд 'I Sen"kov. Una storia di famiglia' Сеньковы.История семьи'] - в 2008 году опубликовало флорентийское издательство MEF-Firenze Libri В дальнейшем Людмила была намерена перевести ее на русский язык, но не успела.

 

Моя первая встреча с итальянцами (тетка Лидия Сергеевна, ее сын Роберто и дочь Людмила) состоялась в 1990 году в Петербурге (тогдашнем Ленинграде). Они приехали туда в качестве туристов с разрешением посетить также Москву. Эта встреча стала возможной благодаря моему приятелю, который уезжал на ПМЖ в США и путь его лежал через Италию. Я ему дал только фамилию тетки - Чеккини и название города - Рапалло. Как же я был потрясен услышав через месяц по телефону голос старой женщины, назвавшей меня своим племянником - сыном ее любимого брата. В Петербурге - они и я с женой навестили младшую сестру Лидии Сергеевны - Варвару Сергеевну Рушневскую. Впервые, после 66 лет разлуки сестры встретились в городе, где последний раз видели друг друга в 1924 году.

Потом была поездка в Москву и, наконец, нелегальное посещение Лидией Сергеевной Вязников - ее родины. Обо всем этом достаточно много написано в местных газетах, книге Милы. Самое забавное было устройство тетки в гостиницу в Вязниках. Паспорт ее был не советского образца, так что мне пришлось сочинить историю о забывчивой тетке, оставившей главный документ (паспорт) дома. Устранению недоразумений способствовала определенная купюра, забытая мною в моем паспорте. Роберто и Мила оставались в Москве.

 

С этого 1990 года начинается почти двадцатилетняя история наших встреч и путешествий. Общение с Роберто проходило на английском, так как он работал по контрактам в странах арабского Востока и хорошо владел этим языком (арабским тоже). Роберто считал, что мне нужнее английский, я не спорил, но самоучкой старался овладевать итальянским. Он с Милой были у нас в Минске в 1994 году, посетили памятник истории зверств фашистов - Хатынь. К сожалению, в 2000 году в возрасте 73 лет Роберто умер.

С Милой мы говорили в какой-то степени по-русски с постепенным совершенствованием ее знаний этого языка. Я с женой (иногда c внучкой) путешествовали с Милой по Италии, гуляли по Петербургу, Москве, Хабаровску, Иркутску, Минску.

Мила всегда была невероятно мобильна и целеустремлена. Интерес к своим русским корням она сохранила на всю жизнь. Несколько раз была в Вязниках, собирала информацию о своих предках, что и легло в основу ее книги на итальянском языке. В ней она с благодарностью пишет: 'Решающую помощь в моей работе оказало исследование, проведенное по моей просьбе Риммой Григорьевной Гариной, специалистом-историком, старшим научным сотрудником историко-художественного музея Вязников'.

Кстати, благодаря сведениям, полученным от Риммы Григорьевны, я начал составлять некое подобие генеалогического древа Сеньковых с дополнениями по итальянской линии, полученными от Роберто. Все это использовано при образовании сайта http://senkov.sitecity.ru, созданного нашим родственником по линии общих предков - Сергеем Борисовичем Сеньковым. В настоящее время - это один из самых обширных подобных семейных сайтов в России.

Впервые Мила приехала в Вязники (вместе с нами) в 1992 году. Мы посетили старое Покровское кладбище, где еще сохранилась могила нашего прадедушки Ивана Осиповича. В 1994 году вместе с Людмилой в Вязники приезжал и Роберто. В последний раз на родине предков Людмила побывала в январе 1999года - в городе как раз проводился сбор денежных средств на строительство памятника вязниковцам-жертвам политических репрессий (под эгидой Юрия Александровича Васищева,

председателя правления Вязниковской ассоциации жертв политических репрессий ). Благодаря помощи итальянской гостьи памятник был благополучно достроен .

 

Каждое посещение города сопровождалось теплыми встречами с сотрудниками Музея, воспоминаниями о прошлом  вязниковских Сеньковых, совместными прогулками по городу. Во всем этом горячее участие принимал Донат Андреевич Обидин, местный краевед, горячий энтузиаст истории города и его именитых земляков, предводитель вязниковского уездного дворянства (к сожалению ныне покойный). О нем Мила пишет в своей книге: 'Для меня оказались также очень полезными статьи из вязниковской газеты 'Маяк', написанные местным историком и журналистом, профессором Донатом Андреевичем Обидиным'.

А через несколько лет Людмила принимала гостей из Вязников. Ими стали участница проходившего в Италии Международного детского конкурса песни Наируи Григорян и ее преподаватель Елена Волкова . Людмила спонсировала их поездку и встречала в аэропорту.

В Портофино находится студия известной художницы Лючианы Конти (Luciano Conti), подруги Милы. Ее специализация - акварели видов лигурийского побережья Италии (Генуя, Портофино, Санта Маргарита, Рапалло и др.). Кисти Лючианы принадлежит картина с видом побережья Рапалло, города, где нашел свой последний приют Сергей Иванович Cеньков. По рассказам Милы эта картина очень понравилась одному владельцу: то ли отеля, то ли ресторана на набережной Рапалло (объект изображен на полотне). Предлагалась приличная цена, но вмешалась Мила, перекупила и поручила нам отвезти картину в Музей Вязников, как память о месте, где жил Сергей Иванович в эмиграции. В 2003 году мы специально ездили в Вязники (после посещения Рапалло) и передали картину от Милы в дар Музею.

Самые интенсивные перемещения и события приходятся на период 1999 - 2000 годы. В октябре 1999 года Мила блестяще защищает диплом в университете Генуи. Новый 2000 год встречает в Москве на Красной площади, а в августе 2000 года летит в Сибирь (Иркутск, Байкал, Хабаровск, город Свободный).

Новый 2000 год мы встречали, проживая в ныне несуществующей, а тогда одной из именитых гостиниц Москвы с громким именем - Россия. Окна наших номеров выходили на Красную площадь - можно себе представить эмоции Милы! Потом, в канун Нового Года очередного столетия, пили шампанское в огромной толпе на центральной площади столицы России!!! Это было здорово !!!

Уже в августе того же года неугомонная Мила летит с нами в Иркутск, едем на Байкал, посещаем места, где жили декабристы С.Г.Волконский и С.П.Трубецкой, а потом - в Хабаровск, где на центральном городском кладбище могила нашего дяди - Ивана Сергеевича Сенькова. ↓[23] Из Хабаровска в город Свободный, печально известный своими лагерями 'врагов народа'. Здесь умер мой отец, дядя Милы -Максимилиан Сергеевич Сеньков . Его могилы нет. Как сказала женщина, председатель правления местной ассоциации жертв политических репрессий: 'А здесь весь город - могила!' ↓[24] Землю с могилы дяди Вани и города Свободный Мила увезла в Италию. Там, на кладбище Рапалло, на могиле нашего деда Сергея Ивановича Сенькова и его старшей дочери Лидии Сергеевны Чеккини, помещена эта земля. Установлена мраморная табличка с надписью

TERRA DI SIBERIA

IN MEMORIA DI

IVAN SERGEEVIC SENKOV

1898 - 1996

MAKSIMILIAN SERGEEVIC SENKOV

1901 - 1943

DEPORTATI

 

Наши путешествия по Италии трудно охарактеризовать обычным языком - это сказка, продолжавшаяся несколько лет. Мы бывали там иногда пару недель, иногда больше месяца. Посетили и не один раз почти все крупные города - Рим, Милан, Геную, Неаполь, незабываемые Венецию и Флоренцию. Были в Пизе, Вероне, Анконе, Урбино, Сан-Ремо, Помпеи и т.д., и т.п. Что можно еще добавить от впечатлений по визиту в La Scala, от оперы Джузеппе Верди Аида в античном римском амфитеатре в Вероне - все невозможно перечислить в нескольких фразах! Во всем этом основная заслуга Милы!!!

Открыть фотографии

 

 

Последняя поездка Людмилы в Россию была в 2010 году, ей очень хотелось увидеть Нижегородскую землю, по которой когда то ходил ее дед Сергей Иванович. Она посетила Нижегородские церкви и поставила свечи, осмотрела Кремль Нижнего Новгорода и даже поднялась по знаменитой Чкаловской лестнице. А на следующий год она пригласила в Италию внучку своего двоюродного брата Льва (сын Людмилы Сергеевны Шумиловской) который в 1925 году приехал в Италию со своей матерью, а в 1955 вернулся в Советский союз. Его история подробно описана в книге Милы 'I Sen"kovUna storia di famiglia'.

 

Наша последняя встреча с Милой состоялась в Минске, в сентябре 2011 года, когда она приезжала на свадьбу нашей внучки - Сашеньки. Мой приятель свозил нас в замок местных белорусских магнатов в город Несвиж. Мила уже ходила с палочкой - ей было 79 лет и это чувствовалось.

На поездки по Италии, с продолжительными прогулками по местным достопримечательностям, здоровья уже не хватало. Мы периодически перезванивались по телефону. Но чем дальше шло время, тем меньше Мила говорила со мной по-русски, ссылаясь на то, что я хорошо ее понимаю по-итальянски. Это было приятно слышать, но это было далеко не так.

Уже в этом году я не смог до нее дозвониться несколько раз. Наша внучка (она окончила лингвистический университет и знает французский, английский и итальянский языки) связалась с внуком Милы (они знакомы с 1991 года). Оказалось, что она находится в доме у своей дочери в селении Монтемарчиано, недалеко от ее дома в поселке Марцокка, рядом с городом Анкона на адриатическом побережье Италии. Мы немного поговорили. Голос у нее был слабый и чувствовалось, что она серьезно больна. Через неделю - 27 марта ее не стало.

Все остальные потомки Сергея Ивановича Сенькова, родившиеся в Италии не знают русский язык. Они с удовольствием разъезжают по всему миру, свободно владеют как минимум еще одним или более иностранными языками, но ни разу не были на родине русских предков и совершенно не стремятся к знакомству с этой страной и ее языком. Нам с женой 80 и 83 года - солидный возраст, не для путешествий. Смерть Милы окончательно поставила на этом жирную точку. Кончилось время, полное замечательных и незабываемых впечатлений от интересных поездок по чудесной стране - Италии и встреч с близкими и дальними родственниками! Для нас Мила стала частью нашей жизни, и, как теперь стало очевидно, - одной из лучших!.

С благодарностью и вечной памятью о русской итальянке

Людмиле Чеккини-Корради

 

Минские Сеньковы - Гераклит и две Александры.

Май 2018 год

 

 

 

Истории вязниковских семей

2008 год в России объявлен годом семьи. В июне 2008 года исполнилось 160 лет со дня рождения С.И. Сенькова, внесшего большой вклад в развитие местной льняной промышленности и культуры нашего края. Этим двум событиям мы посвящаем свою статью.

1.Неувядающее древо Сеньковых
Темы семьи, семейного быта, традиций, и другие всегда были и являются в настоящее время постоянными темами исследовательской работы сотрудников Вязниковского историко-художественного музея. Составляя родословные отдельных вязниковских семей, мы стараемся проследить историю семьи в длительный исторический период - с момента первого упоминания в документах и кончая ее современными представителями.

В течение нескольких лет я стараюсь проследить судьбы старых вязниковских фамилий, которые остались в нашем крае или, наоборот, в силу разных причин, уехали, покинули наши места навсегда. И, наконец, меня интересуют те вязниковские семьи, которые не так давно (в начале 20-го века, в переломную эпоху или в середине прошлого века, во время Великой Отечественной войны) появились и обосновались в нашем городе и районе, довольно прочно заняв место старых вязниковцев.
Сегодня я буду вести речь о нескольких вязниковских семьях. Работа над родословной одной из них - мещанах г. Вязники Пономаревых - ведется сейчас. Другие - старые купеческие семьи в нескольких поколениях, так называемые бывшие 'капиталисты' крестьяне, бывшие помещичьи крестьяне Богоявленской слободы (Мстеры), крепостные графов Паниных - Демидовы и Сеньковы.
В 1990 году наш город посетила гражданка Италии, дочь эмигранта первой волны С.И.Сенькова Лидия Сергеевна Сенькова - Чеккини. Она приехала в СССР, в Ленинград по приглашению своей младшей сестры Варвары Сергеевны Рушневской впервые с 1924года. Лидии Сергеевне было уже 87лет.
20-летней девушкой вместе с отцом она покинула Россию и уехала сначала в Германию, а затем в Италию. В 1990 году, побывав в Ленинграде, а затем в Москве, она буквально на один день вырвалась в Вязники. Ее встретил коллектив Вязниковского краеведческого музея во главе с директором Субботиной Татьяной Алексеевной.

Мы сопровождали ее по городу, по тем местам, где она жила в детские и юные годы. Маленького роста, худощавая, внешне похожая на своего отца, она бродила по родным местам, вспоминала, рассказала нам много интересного, показала расположение комнат в своем родном доме (ныне это бывший клуб фабрики).
С этой незабываемой встречи все и началось. Лидия Сергеевна мечтала вновь приехать в Вязники, но это не осуществилось. Она умерла в Италии, в городе, который стал ей родным, в Рапалло в 1997 году, в возрасте 94 лет. На нашей выставке 'Из истории семьи Сеньковых' есть письмо Л. С. Чеккини, написанное и присланное нам в 1993 году, в год ее 90-летия, которое она написала на русском языке и благодарила сотрудников музея за поздравление ее с юбилеем.

Мы подарили Лидии Сергеевне фотографию ее матери Марии Васильевны Балясовой, найденную нами в Вязниках, но которой у Сеньковых в Италии не было.

В 1990-2000-е годы музей посещали дети Лидии Сергеевны - Людмила и Роберто Чеккини и ее племянник Сеньков Гераклит Максимилианович (ныне живет в Минске). Младшие Сеньковы обратились к работникам музея с просьбой о составлении родословной Сеньковых. В имеющихся в архиве нашего музея 'Выписках из синодика Сеньковых', сделанных еще в 1930-м году известным вязниковским краеведом С.И.Змиевым, указано, что Сеньковы не были коренными жителями нашего края: 'быв будто предки наши города Вышнего Волочка Новогородской губернии поселены в Богоявленской слободе, Мстере тож Вязниковского уезда. В какое время перешли из Вышнего Волочка, может тогда, когда было военное время, были за графом Петром Ивановичем Паниным, потом 1797г. в приданстве за Паниной к Тутолмину'1. В приложении (Писцовые книги слободы Мстеры) Голышева И.А. 'Богоявленская слобода Мстера. История ея, древности, статистика и этнография' высказано мнение, что впервые Сеньковы упоминаются как жители Мстеры в 1628 году. Видимо, они появились в нашем крае во время польско-шведской интервенции, как это было неоднократно в те годы. Возможно, здесь уместен лингвистический подход. Ведь известно, что, например, фамилия Смирновых в Вязниках связана с притоком рабочих из Ярославской губернии на наши льняные фабрики. Постепенно, в ходе работы с метрическими книгами вязниковского Казанского собора и документами архива Вязниковского загса, копиями и выписками из документов Владимирского областного архива, переданными в музей краеведом Тельчаровым А.Д., сделанными им при написании книги 'Вязники' в 1990-е гг., встреч с Сеньковыми, передавшими нам дневник С.И.Сенькова и фотографии, было составлено родословное древо. Работа, видимо, будет продолжена.
В начале апреля в музей вновь позвонили из Москвы. На сей раз - очень дальний родственник Сеньковых, представившийся как правнук племянницы жены С.И. Сенькова Ольги Андреевны. Что из этого получится, мы еще не знаем сами.

:Производственная деятельность, предпринимательство и торговля- это, конечно, основа их жизни и деятельности. Но нас интересовала и до сих пор интересуют многие скрытые стороны характера и деятельности Сеньковых. Уже сейчас ясно, что Сергей Иванович не был ординарной личностью, он был талантлив во всем. Оставшись 18-летним юношей без отца, который погиб в 1866 году в возрасте 45 лет во время строительства нового корпуса фабрики и похоронен на Покровском кладбище г. Вязники, Сергей Иванович смог твердо встать на ноги, заменить отца в предпринимательской деятельности, успешно продолжить его дело. Он известен как разносторонне развитый человек, имевший большую прекрасную библиотеку, в т.ч. книги на французском, немецком, финском языках (часть их хранится в библиотеке нашего музея ). Он единственный из вязниковских предпринимателей имел картинную галерею, 'вязниковскую Третьяковку'.
Сеньков С.И. во многом был первым, единственным в своем роде, уникальным. Одним из первых в нашем крае в 1873 году он открыл фабричное начальное училище для рабочих3, первый во Владимирской губернии в 1888 году открыл фабричную библиотеку4, сделав ее доступной не только для рабочих фабрики и членов их семей, но, что особенно важно, для вязниковцев за 11лет до открытия городской бесплатной читальни и 12 лет - городской общественной библиотеки. В 1918году С.И.Сеньков обратился в 
Главмузей в отдел по охране памятников искусства и художественных собраний старины при комиссариате народного просвещения с заявлением: 'Прошу выдать охранную грамоту на мое собрание картин (35 картин)'5 и далее : 'Просьба моя вызвана необходимостью охранять в порядке от порчи и гибели мое собрание, чтобы оно было 1-ым камнем Вязниковского музея'. Таким образом, его картины стали первыми и, без преувеличения можно сказать, главными экспонатами нашего музея. Впоследствии они были дополнены другими картинами его коллекции в последующие годы после отъезда Сергея Ивановича за границу.
В 1924 году Сеньков, не уезжавший из Советской России в надежде на падение Советской власти, все-таки покинул родину навсегда. В 1918 году в одном из домов Сенькова разместился уездный исполком. Было предложено взять в будущий музей мебель, фарфор и другие предметы обихода в фонды будущего музея. Они и сейчас являются украшением нашей коллекции.
Семья Сеньковых распалась. Остались на родине сыновья Сергея Ивановича Иван и Максимилиан, дочь Варвара. Максимилиан стал офицером РККА, но в 1936г. был репрессирован и впоследствии расстрелян. В новую историческую реальность дети Сенькова вписаться не смогли. В 1926 году в Италию уехала старшая дочь Сенькова Людмила с сыном Львом.

Семье Сеньковых было присуще чувство патриотизма. В годы второй мировой войны, как вспоминают Сеньковы, внук Сергея Ивановича Лев отказался вступать в армию Муссолини, когда была объявлена мобилизация. Своим Лев сказал, что он русский и воевать против России не будет, ушел в Сопротивление, стал членом КПИ. После войны вместе с матерью мечтал вернуться на родину, но по совету друзей в 1949 году уехал в ГДР и лишь в середине 1950-х гг. вернулся на родину.
Поселиться в Вязниках Людмиле Сергеевне и Льву Николаевичу не разрешили, они вынуждены были уехать в Самарканд, прожили там до 1963 года. Людмила Сергеевна мечтала вернуться в родные места. В 1960-е гг. им разрешили приехать сюда, но дали возможность проживать не в Вязниках, а в 12 км от Вязников, в деревне Бурино.

Там мать и сын с семьей прожили оставшиеся годы жизни. Жена Льва Николаевича Наталья Арсентьевна, пока она была жива, посещала их могилы, ухаживала за ними. Как-то в разговоре с Донатом Андреевичем я (Л. Аносов) упомянул, что в Козлове на УКП Нововязниковской вечерней школы, где я был директором, учится какая-то Сенькова. 
Ее отец, прежде работавший в колхозе, покончил с жизнью. Обидин заинтересовался и уговорил меня и Бориса Симонова поехать с ним в Бурино, где вместе со снохой проживала Людмила Сергеевна Сенькова. 
Автобус довез нас до Козлова, до поселка Бурино шли пешком. Дорога была хорошая, но мы шныряли по кустам обочин, собирая грибы и набивая рты ягодами.
Встреча с Людмилой Сергеевной, любимой дочерью Сергея Ивановича, произвела удручающее впечатление: пожилая, одутловатая женщина, в неубранной грязной комнате, одетая в какое-то рванье. 
В этой же комнате стояли широкая постель с разбросанным одеялом, пыльный комод, небольшой стол с парой табуретов, на стене висело простенькое зеркальце.
Надо представить себе те одноэтажные деревянные дома - квадратные, с несколькими крыльцами-входами в так называемые комнаты-квартиры с печным отоплением, построенные еще военнопленными, как говорили, немцами, которые добывали здесь торф. 
Людмила, как оказалась, была в полном здравии, хотя внешне выглядела как опустившаяся женщина. Она была рада нашему приходу, очень долго рассказывала о своей семье, жизни в Италии, о своем сыне Льве, его участии в итальянском сопротивлении.
Расспрашивал ее Донат Андреевич, которому она подарила несколько фамильных фотографий из семейных альбомов. На этих фотографиях были изображены и Сергей Иванович, и Лева с винтовкой. Некоторые из фотографий Донат Андреевич размножил и подарил мне. Мы попрощались и оставили у нее все, что собрали по дороге:
Вскоре мы узнали, что она умерла, а сноха переехала в город. Позже мы навестили сноху, и она передала Донату Андреевичу некоторые альбомы.
Мне кажется, что автор (статья работника Вязниковского музея Р.Г. Гариной 'История Вязниковских семей', опубликованная в газете 'Маяк') в своей интересной, но далеко не полной статье о Сергее Ивановиче Сенькове, его судьбе, не совсем права, утверждая, что его отъезд за границу связан с рухнувшей надеждой на падение советской власти. Наоборот, Сергей Иванович с ней сотрудничал, но позже разочаровался, что в ту пору было присуще многим - например, Зюзиным, бывшим владельцам фабрики имени Розы Люксембург, Демидовым, не говоря уже о деятелях культуры.

.. .В Италию за Сергеем Сеньковым последовали две дочери - Лидия и Людмила. Лидия Сергеевна в 1927 г. вышла замуж за землемера Гвидо Чеккини, и от этого брака на свет появилась Людмила (Мила), названная в честь своей тети. 
Особая судьба ждала дочь фабриканта Людмилу Сергеевну и ее сына Льва.После революции она вышла замуж за Николая Николаевича Шумиловского .

Впоследствии Шумиловский - советский академик; он организовал и возглавил в системе Академии наук прикладной институт промышленной автоматики. Дочь фабриканта уехала было к мужу, который был, кстати, сыном священника, в Ленинград. Но брак не заладился, и она отправилась с маленьким сыном Львом в Италию, - к отцу, опять-таки легально, ради 'воссоединения семейства'. Мать и сын тоже сохранили советское гражданство. 
С началом войны Италии с Советским Союзом юный Лёва Шумиловский, как и другие граждане 'враждебных' государств, был отправлен в ссылку в глухую провинцию, в местечко Азоло .

Оттуда ушел в горы, примкнув к партизанам красных гарибальдийских бригад. Шумиловский вступает в итальянскую компартию, ведет активную политическую пропаганду. Вероятно, это были самые счастливые годы Льва - ему 20 лет, он и физически и идейно представляет могучую страну-победительницу, Советский Союз.

По окончании войны Лев Шумиловский все более чувствовал себя советским гражданином и отказывается идти на военную службу в Италии.

 

Перед ним ставят альтернативу - либо итальянская армия, либо репатриация. Он выбирает второе... Однако одних просоветских убеждений было недостаточно для счастливой жизни на отчизне. Сначала его держат в фильтрационном пространстве в ГДР, а при приезде в СССР в 1955 г. отсылают в Азию, в Самарканд. Оттуда он пытается поддерживать связи с итальянскими родными, но неосторожно просит прислать ему свежие журналы - переписку обрывают. Нелегально пробирается в Вязники, на родину Сеньковых, но у него нет прописки и работу ему не дают. Бывший красный партизан умирает в возрасте 50 лет в пригородных бараках . По печальной иронии истории в тех же бараках, где он жил и скончался, во время Великой Отечественной войны содержали 
итальянских военнопленных..
Людмила Чеккини [Ludmila Cecchini], в замужестве Корради [Corradi], уже в почтенном возрасте решив получить высшее гуманитарное образование, поступила на очное отделение филфака Генуэзского университета и написала дипломную работу о роде Сеньковых с воссозданием широкого исторического контекста. На защите диплома в 1999 г. присутствовали многочисленные представители династии Сеньковых и мэр города Вязники. Эту работу - 'I Sen'kov. Una storia di famiglia' [' Сеньковы . История семьи'] - в 2008 году опубликовало флорентийское издательство MEF-Firenze Libri. 
Сенькова (Рушневская) Варвара Сергеевна, (р.1905), дочь С . И . Сенькова и М.В.Балясовой. родилась в Вязниках, жила в Ленинграде. 
Сенькова Лидия Сергеевна (1903-1997), дочь С . И . Сенькова и М.В.Балясовой, родилась в Вязниках, жила рядом с отцом в Италии , похоронена в Рапалло . 
Сенькова (Шумиловская) Людмила Сергеевна (1898-1984), дочь С . И . Сенькова и М.В.Балясовой, родилась в Вязниках. Жила в Италии , возвратилась в СССР, последние годы жила в поселке Бурино Вязниковского района, там и похоронена. 
Сеньковы , династия: из Мстёры переезжают в Вязники, и в 1825-1829 открывают полотняную фабрику Осипа Сенькова . В советское время - фабрика им. Парижской коммуны, ныне - 'Сеньковская мануфактура'. Сенькова Авдотья Осиповна, дочь Осипа Михайловича, станет женой Василия Федоровича Демидова. Сеньковы Осип Осипович и Иван Осипович, сыновья Осипа Михайловича Сенькова , к которым в 1850 переходит владение предриятием

Составив родословное древо Сеньковых, мы получили благодарность семьи Сеньковых, внуков С.И. Сенькова.

Все они неоднократно приезжали в Вязники. В один из таких приездов в Вязники Людмила Чеккини, обозревая с Венца, панораму города, говорила, что ее всегда тянуло к реке, хотя Рапалло стоит на море. Это потому, что мама (Лидия Сергеевна) в Италии всегда рассказывала ей о Клязьме.

В 60 с лишним лет она стала студенткой Генуэзского университета, в 1998 году его окончила, защитила диплом на тему 'История одной семьи: Сеньковы', использовав материалы нашего музея. Вязниковцы были приглашены в Италию и присутствовали на защите диплома.
Современные Сеньковы вновь и вновь приезжают в Вязники, в те места, где многие годы жили их предки. В память о том, что картины С.И.Сенькова легли в основу Вязниковского краеведческого музея, в преддверии выставки художественного отдела уже много лет существует выставка 'Из истории семьи Сеньковых'. В 2004 году она пополнилась картиной итальянской художницы Лучаны Конти, написанной ей в Рапалло, городе, ставшем последним прибежищем С.И.Сенькова. На ней набережная, на которой Сергей Иванович любил бывать, отдыхал в последние годы жизни (умер в 1934году). Здесь он похоронен, фотографию надгробного памятника нам передала Л. Чеккини. Там же, рядом с Сергеем Ивановичем, похоронена ее мать, Лидия Сергеевна Сенькова-Чеккини.

2. Известные фамилии

Когда говорят и пишут о купцах, владельцах наших крупнейших фабрик второй половины 19-го-начала 20-го веков Сеньковых-Демидовых-Елизаровых, прежде всего и больше всего отмечают их большую роль в превращении Вязников и Вязниковского уезда в один из центров льноткачества в России. Признанием роли льнопромышленности и вязниковских промышленников, в частности, стало в условиях военной разрухи и для спасения этой отрасли учреждение Товарищества на паях 'Лен' в марте 1917 года. В примечании к Уставу его было указано: 'Учредители Товарищества: мануфактур советник Александр Васильевич Демидов и потомственный почетный гражданин Андрей Васильевич Демидов' Это были последние представители рода Демидовых, которые в течение почти столетия были самыми значительными из вязниковских фабрикантов, владельцами трех крупнейших фабрик в нашем крае в 19-20-х столетиях.
Выходцы из мстерских крепостных крестьян графов Паниных они во многом повторили, а впоследствии и разделили судьбу Сеньковых, с которыми состояли в родстве.
В отличие от Сеньковых Демидовы, по-видимому, - коренные жители Богоявленской слободы и с 17-го в. были сторонниками старой веры, отвергшими церковные преобразования Никона. Метрическая церковная книга Мстерской Троицкой единоверческой церкви за 1855год сообщает о переходе Василия Федоровича Демидова и членов его семьи из поморской секты в православие, в число прихожан Мстерской Троицкой единоверческой церкви.

Вязниковские Демидовы не имели ничего общего со знаменитыми уральскими заводчиками Демидовыми. Род Демидовых происходил из помещичьих крестьян слободы Мстёры. В1828 г. мстёрский крестьянин Федор Петрович Демидов выкупился на волю у помещицы Тутолминой и приобрел у вязниковского купца Водовозова фабрику и дом в 4-м квартале города Вязников.

Прежний владелец долгое время считался самым богатым человеком в Вязниках. Говорили, что тяжеловесные медные деньги чеканки Екатерины II и Александра I на двор Водовозова возили целыми обозами.

Когда в конце XVII века мстерский крепостной крестьянин Федор Петрович Демидов взял в аренду у помещицы Тутомлиной полотняную фабричку, ни о какой индустриальной революции в России еще никто и слыхом не слыхивал. Больше двадцати лет он со своей семьей поднимал в Мстере местную льняную промышленность и поднял ее до такой степени, что уже в 1825 году смог выкупиться на волю, заплатив помещице совершенно нереальную для крестьянина сумму в 100 000 рублей.

  Нельзя сказать, что Демидов был самым удачливым во Владимирской губернии предпринимателем, напротив, конкурентов у него было хоть отбавляй. Были Сеньковы, были Елизаровы. Был, наконец, один из крупнейших в России льнопромышленников купец первой гильдии Василий Водовозов , державший фабрики в Вязниках и Ярославле и имевший крупные склады в Москве, Киеве, Харькове и Питере. 
Демидов В.Ф. (1817-1882гг.), вязниковский городской голова 1860-1870 гг

Из-за последних он и погорел. Во время наводнения питерские склады были затоплены, а в них 'изопрело' огромное количество первостатейного полотна. 
Ущерб был так велик, что купец вынужден был продать в 1828 году всю свою вязьниковскую недвижимость, включая дом и фабрику, Демидовым. 
Но долго пользоваться всем этим богатством Федору Петровичу не пришлось. В 1832-м он умер, оставив хозяйство на попечение шестнадцатилетнего сына Василия.
Василий взялся за дело лихо. К отцовской фабрике он докупил еще две и выкупил все окрестные дома, сады и огороды. К концу тридцатых годов ему полностью принадлежал уже целый городской квартал, обозначавшийся на плане цифрой IV, а в простонародье, естественно, называвшийся 'демидовским'.
Посмотрите "Главный дом усадьбы Демидовых в Вязниках"

Рядом располагался примерно такой же по размерам 'Сеньковский'.

Тогда же, в конце тридцатых, в главный офис братьев Осипа и Ивана Сеньковых были засланы сваты и после обряда венчания Василия и их сестры Авдотьи объединенный клан Демидовых -- Сеньковых установил контроль над большей половиной города .

Уже через год Авдотья принесла мужу первенца: румяную Анастасию. А в 1842 на свет появился и главный наследник -- Василий Васильевич.

 

В 1838 г. на фабрике Демидовых работало уже более 700 мастеровых. Всеми делами руководил наследник и сын Федора Демидова - Василий.

В 1833 г. его полотно на Всероссийской мануфактурной выставке в Петербурге получило серебряную медаль.

Чтобы упрочить свое дело, Василий Федорович Демидов женился на сестре других крупных вязниковских фабрикантов Сеньковых Евдокии Осиповне. На полученное богатое приданое он купил имение в сельце Ярцево в 2-х верстах от тогдашней границы Вязников.

К1860 г. там заработала новая бумагопрядильная фабрика Демидова, через несколько лет преобразованная в льнопрядильную. В1861 г фабричные помещения уже состояли из трех каменных двухэтажных корпусов, одном каменном одноэтажном корпусе и 10- ти других деревянных строений. Число рабочих уже тогда достигало двух тысяч человек. В середине 1860-х гг. эта фабрика была полностью механизирована.

В конце 1874 г. В. Ф. Демидов ввел в эксплуатацию писчебумажную фабрику. Вязниковская полотняно-ткацкая фабрика получала сырье с Ярцевской льнопрядильной фабрики и, в свой черед, снабжала сырьем писчебумажное производство. Таким образом, Василий Демидов впервые в Вязниках сделал попытку наладить безотходное производство.

Хозяин столь впечатляющей промышленной империи получил за заслуги в развитии отечественной промышленности и обширную

благотворительность высшие купеческие награды: - золотые шейные медали на лентах орденов св. Анны, св. Владимира и св. Алек-сандра Невского. Указом императора Александра II Василию Демидову было присвоено почетное звание коммерции советника.

 

Памятником щедрости Демидова являются, например, городские торговые ряды, на устройство которых Василий Федорович еще в 1832 г. пожертвовал городу 6 тысяч руб., а позднее изрядно добавил к первоначальной сумме. Последней наградой В. Ф. Демидова стала присвоенная его продукции золотая медаль на Всероссийской промышленно-художественной выставке в 1882 г.

После смерти патриарха вязниковской легкой промышленности в том же году, его фабрики перешли во владение к сыну и двум дочерям Василия Федоровича. По соглашению между наследниками в 1883 г. было образовано 'Товарищество льнопрядильных и полотняной фабрик коммерции советника Василия Федоровича Демидова'. Все демидовские предприятия остались в нераздельном владении, а руководить семейным бизнесом стал сын Василий Васильевич Демидов. Общая сумма наследства оценивалась в 3 миллиона рублей - фантастическую сумму по тем временам, когда зарплата владимирского губернатора, например, не превышала 10 тысяч руб. в год.

В. В. Демидов большую часть времени проводил в Москве, хотя являлся одним из крупнейших владельцев недвижимости в Вязниках. Ему принадлежал целый квартал в центре города. Главной демидовской резиденцией считался трехэтажный каменный дом с балконом, обращенным к Благовещенскому монастырю. Танцевальный зал с лепным потолком, обделанный дубовыми панелями кабинет, литые из чугуна печные камины делали особняк Демидовых одним из самых роскошных для уездных Вязников. На стене дома рядом с парадным крыльцом висел большой (более метра) градусник, заполненный подсиненной ртутью. Это был первый городской общественный термометр.
Для обеспечения фабрик топливом, главным образом - дровами, Демидовы скупили у разорявшихся помещиков огромные лесные угодья в Вязниковском, Гороховецком и Ковровском уездах - всего более 8 тысяч десятин земли. На них были устроены лесные сторожки и целая служба лесников, которые следили за неприкосновенностью частных лесов господ Демидовых. Плановые порубки в этих лесных дачах обеспечивали почти дармовыми дровами все вязниковские фабрики Товарищества.

 

 

 

В1901 г. к руководству семейной фирмой пришел Александр Васильевич Демидов, внук Василия Федоровича. В это время несмотря на все изменения рыночной конъюнктуры, предприятия Товарищества ежегодно выпускала продукции более, чем на миллион рубей. Значительная часть из этого количества поставлялась по казенным подрядам, в том числе для военного министерства. В1905 г. число рабочих на демидовских фабриках до-стигло уже 3270 человек, выпускавших льняную пряжу, нитки и полотно различных видов. Эта продукция продавалась по всей России.

К 1917 г. капитал семейства Демидовых оценивался в 4,5 млн. рублей. Дальнейшему росту их богатства помешала революция. Вскоре все их имущество было национализировано. Фабрики получили новые, революционные названия, о которых мы уже упоминали выше. В хозяйском особняке разместился клуб, а потом профилакторий льнокомбината.Богатство Демидовых составилось не только за счет предпринимательских талантов хозяев, но и благодаря безжалостной эксплуатации рабочих. Мастеровой на фабрике получал не более 14 руб. в месяц. Женщинам платили еще меньше. Пенсий и больничных пособий как правило не предусматривалось. Вместе с тем, для многих вязниковцев демидовские фабрики, как и предприятия их родственников Сеньковых, являлись един-ственным местом, где они могли получить гарантированную и своевременно оплачиваемую работу. Но не случайно, что именно на демидовской фабрике в 1880-е гг. прошла первая в вязниковской истории рабочая забастовка.Но как бы не относиться к фабрикантам Демидовым их роль в создании и развитии вязниковской промышленности не может быть переоценена. Благодаря таким людям, со всеми присущими им амбициями и жаждой к наживе, Вязники превратились в крупный центр фабричного производства. И. ФРОЛОВ


Потомки этого рода, проживающие в Москве, обратились в Вязниковский музей с просьбой помочь им в составлении родословной. В Вязники неоднократно приезжали племянники Александра, Николая и Андрея Демидовых Марина Сергеевна Мартынова-Савченко и Всеволод Саблин. Результатом нашей совместной работы мы можем считать книгу московского тележурналиста М.С.Мартыновой- Савченко 'Осколки времени. Из истории одной семьи'. Учитывая ту роль, которую когда-то Демидовы играли в нашей истории, мы сделали выставку о Демидовых, которую вязниковцы посещали в течение целого года.
В 1999году в нашем музее была открыта еще одна подобная выставка, также явившаяся итогом длительной исследовательской работы музея и вязниковца-потомка многочисленного в нашем крае рода священнослужителей-учителей-врачей Скипетровых-Авроровых-Вигилянских-Нарбековых. Потомок этого рода, проживающий в нашем городе, Лев Валерьянович Вигилянский, с которым мы работали совместно, был экскурсоводом при открытии выставки. А потом в музей позвонили из Владимира Антоновы-потомки Михаила Ивановича Скипетрова, которые независимо от нас два года занимались изучением истории этого рода.
В настоящее время сотрудники Вязниковского историко-художественного музея ведут большую работу по составлению родословной старой вязниковской мещанской семьи Пономаревых. В 2007году в Вязники из Пятигорска приехал потомок старой вязниковской семьи Пономаревых, офицер ФСБ, Манджеголадзе Павел Евгеньевич. Он сделал это по просьбе своей матери Марии Михайловны Пономаревой-Манджеголадзе, ныне проживающей в Ставропольском крае, в конце 1920-х годов покинувшей Вязники со своей матерью, братьями и сестрами после смерти их отца Пономарева Михаила Ивановича. Все эти годы Мария Михайловна помнила о своей малой родине, о Вязниках, об улице Городецкие Дворики, которая ныне называется Профессиональный переулок. Мы, побывав на этой улице, не смогли найти их дома и сфотографировать его, чтобы фото послать в письме в Пятигорск. Причина в том, что нет не только этого дома, но и целой стороны бывшей улицы Городецкие Дворики. В конце 1920-х-1930-е г г. строившаяся фабрика 'Свободный пролетарий' поглотила эту территорию.
Причину отъезда семьи Пономаревых нам еще предстоит выяснить. Фамилию Пономаревых в 20-м столетии носили многие вязниковцы, и все они состояли в близком или дальнем родстве. Почти год мы работаем над составлением родословного древа Пономаревых, появляются все новые его ветви и веточки. Мы исследовали материалы метрических книг вязниковских Троицкой и Введенской церквей с 1880-х гг, хранившихся в архиве нашего загса, документы вязниковского загса 1920-1960-х гг., обывательские книги из фондов музея и библиотеки музея. В настоящий момент начинаем работу с метрическими книгами вязниковских церквей во Владимирском областном архиве. Мы прошли с фотоаппаратом по улицам нашего города, по тем адресам проживания Пономаревых, которые упоминаются в документах 1920-1960-х гг. Мы установили, что, фактически, Пономаревых почти не осталось в нашем городе. Многие из них или умерли, или уехали из города.
Просмотрев 'Книгу Памяти', т.4, мы нашли, что там упоминается о трех Пономаревых, призванных в армию в 1941г. и погибших при защите Ленинграда в 1942г. и там же похороненном Пономареве Александре Михайловиче(1923-1942гг.); Пономареве Сергее Алексеевиче (1899-1942гг.), погибшем при защите Сталинграда в бою в октябре 1942г. и похороненном в балке Солдатской Сталинградской области, и Пономареве Алексее Сергеевиче, рядовом, погибшем в июле 1942г и похороненном в деревне Касимовка Смоленской области. В ходе исследования составляются картотека и родословная. Неоднократно мы пересылали эти материалы в Пятигорск. Поиск продолжается. Исследования истории отдельных вязниковских семей важен для нас тем, что делает историю края более понятной, осязаемой, конкретной.

Р. ГАРИНА.
главный специалист музея.

 
 

Анимация Разные надписи, картинки Разные надписи бесплатноГостеваяАнимация Разные надписи, картинки Разные надписи бесплатно

В приложении (Писцовые книги слободы Мстеры) Голышева И.А. 'Богоявленская слобода Мстера. История ея, древности, статистика и этнография' высказано мнение, что впервые Сеньковы упоминаются как жители Мстеры в 1628 году. '...быв будто предки наши города Вышнего Волочка Новогородской губернии поселены в Богоявленской слободе, Мстере тож Вязниковского уезда. В какое время перешли из Вышнего Волочка, может тогда, когда было военное время, были за графом Петром Ивановичем Паниным, потом 1797г. в приданстве за Паниной к Тутолмину.

https://ok.ru/video/1759596843372