На главную
 

Гостевая

глава города



Саблин, Михаил Алексеевич - Большая биографическая энциклопедия - Энциклопедии & Словари


Род Саблиных: вступление
Роспись поколений рода Саблиных: источники

Годы. События. Люди


Саблины
  

Глава из книги: Саблины. Годы. События. Люди


 

'Рано или поздно каждый человек задумывается о своих корнях.'


Осознавая свое место в связке Я-СЕМЬЯ-РОД-НАРОД, он восстанавливает чувство общности с исторической судьбой своего народа, нарушенную связь времен, воскрешает память об ушедших, воссоединяет семьи, члены которых потеряли друг друга во время потрясений, выпавших на долю нашего Отечества в XX веке'. С. Н. Романова, научный сотрудник Православного Свято-Тихоновского Богословского института

Каждый член большого родословного древа Саблиных имеет свой номер в 'Родословной росписи', чтобы легче было ориентироваться в родственных связях и представлять себе, о ком и о каком периоде идет речь в 'этюдах по генеалогии

Саблины. Годы. События. Люди


Вера Владимировна Саблина

Около двухсот лет, изученных документально, Саблины   служили  России на разных поприщах. В науке и культуре, в военном и морском деле, строительстве и лесоводстве, медицине и литературе - на всех направлениях деятельности они проявили себя достойными гражданами своей Отчизны. Об этом рассказали послужные списки, письма, воспоминания. Сохраненные старинные фотографии передали дух эпохи, уровень достатка разных семей, переплетения семейных уз, дружеское общение. Потомки рода, собрав информацию о своих предках, решили сделать ее доступной читателям, а красота старинных фотографий прекрасно дополняет описания Иллюстрации: " Саблины: Годы. События. Люди .  

'С чего все началось'

Новая Россия. Время пришло. Гласность, поток ин-формации, доступность архивов, рассекречивание документов, созда-ние новых организаций, о которых и подумать не могли, явилось тол-чком к началу исследования своего происхождения. { уже в прошлом. ..) Петербургские потомки старинного дворянского рода Саблиных начали изучение рода, вступив в Петербургское дворянское собрание в январе 1994 года. (Организация была создана в 1991 году под предводительством Андрея Петровича Гагарина, она является региональным отделением Российского Дворянского собрания, с 1997 года Предводителем яв-ляется Игорь Вадимович Доливо-Добровольский


_Саблинский съезд_

Афиша

 

'Случайность'
 
  1993 год. Телепередача, в которой один из участников (Владимир Саблин (1-80)
подробнее упомянул имя Виктора Леонидовича Саблина, - 1-16 подробнее
своего деда, а телезритель (Алина Петрик (1-67)) принадлежала к потомкам Николая Леонидовича Саблина. подробнее Телефонные звонки на телевидение, в службу 'Горсправка'... Так был установлен контакт,
утраченный в роду Саблиных в 1920-е годы.
 

 

Роспись поколений старинного дворянского рода Саблиных представлена на основании изученных архивных документов, сохранишихся семейных архивов, а также по информации наших современников, принадлежащих к роду.
Подтвержденные сведения уходят корнями в середину 18-го века, однако в энциклопедическом Словаре Брокгауза и Эфрона сказано, что род Саблиных восходит
к концу XVI века и впоследствии разделился на четыре ветви: Вологодскую, Олонецкую, С.Петербургскую и Новгородскую. Соответствующие записи, - указано в словаре, - произведены в родословных книгах этих губерний.

Достоверно известно, что имена Юрия, Игоря и Владимира Владимировичей Саблиных в 1915 году, а имя Тамары Васильевны Саблиной занесено в 1916 году в третью часть родословной книги Вологодской губернии  .

Тамара Васильевна Демидова (Саблина), одна из дочерей Вязниковского льнозаводчика Демидова Василия Васильевича была замужем за известным в царской России книгоиздателем Владимиром Михайловичем Саблиным.

' Биография одного московского дома".

Среди первого поколения жильцов дома оказался яркий издатель и переводчик Владимир Михайлович Саблин. подробнее


Саблин Владимир Михайлович

 

Годы существования: 1901 – 1912

Описание:

На фото: 1. Фотопортрет В.М.Саблина. 2, Современная фотография дома, где располагалось издательство В.М.Саблина.

.

Владимир Михайлович [6(18).XI.1872, Москва, — 21.IV(4.V).1916, Москва] — русский книгоиздатель, переводчик. Родился в семье соиздателя «Русских ведомостей» М. А. Саблина. Окончил медицинский факультет Юрьевского (в г. Тарту) университета (1896). С 1898 появляются его первые переводы из немецкой и скандинавской литературы (Г.Зудерман, Г.Гауптман, М.Метерлинк, Г.Ибсен). Пьесы в переводах В.М.Саблина составляли основной репертуар театра Ф.А.Корша (в 1898—1903) и шли на сцене Художественного театра.

В 1901 В.М.Саблин основал в Москве книгоиздательство с собственной типографией  (см. фото), здесь же был и книжный магазин издательства, а рядом располагались помещения типографии «Русского слова» Товарищества И. Д. Сытина. Издательство Саблина выпускало преимущественно сочинения западно-европейских писателей; работы, относящиеся к освободительному движению; официальные отчёты о политических процессах; детские книги. Наиболее значительные издания — сочинения А. Н. Радищева, Л. Н. Толстого, А. И. Герцена, А. Бебеля, М. Метерлинка, А. Франца, Б. Шоу, С. Пшибышевского, М. Штирнера,    П. Лоти, Г. Гауптмана, К. Гамсуна

Присутствовала также определенная ориентация на модернизм и популяризацию в России новейших имен, получивших известность в западноевропейских литературах. Стараясь быстро реагировать на менявшиеся запросы читателя, Саблин широко наладил выпуск в свет «полных» собраний сочинений Г. Д'Аннунцио, Г. Банга, О. Мирбо, Г. Манна и других известных писателей. Всего издано около 320 книг.

В 1905 предпринял издание ежедневной газеты «Жизнь», которая была запрещена цензурой за революционную направление и несколько раз меняла название («Путь», «Жизнь и свобода», «Парус» и др.). В 1912 году издательство было ликвидировано, а в 1916 Владимир Михайлович скончался.

В Москве Саблины жили на Новинском бульваре, в одном из 'домов Плевако' (Ф. Н. Плевако был приемным отцом Тамары Васильевны Демидовой-Саблиной (2-13)). В доме постоянно бывали и сестры Владимира Михайловича со своими детьми. У дочери Анны Михайловны Саблиной (2-19), Тамары Рубеновны Тер-Гевондян . оказался цепкий глаз
будущего художника и хорошая память. Это позволяет восста-новить некоторые черты саблинского домашнего уклада в 1900-е годы.
(2-37)

подробнее


Саблин, Михаил Алексеевич

Саблин, Михаил Алексеевич

— статистик и общественный деятель (1842—1898). Родился в Вологодской губ. в семье исправника, коллежского асессора Алексея Ивановича и Александры Михайловны (Скрипицыной) Саблиных. Братья:
Саблин, Александр Алексеевич
Саблин, Николай Алексеевич

Саблин, Иван Алексеевич - третий брат, впоследствии генерал от инфантерии.
.; по окончании курса в СПб. унив. был преподавателем географии в гимназиях и др. учебных заведениях Москвы. С 1868 г. состоял секретарем моск. губернского, а с 1869 г. одновременно и московского городского статистических комитетов. По его плану и под его руководством было произведено подворное описание селений Московской губ. через волостные правления при посредстве мировых посредников и духовенства; первый том этого исследования издан в 1873 г. под названием "Сведения о селениях и жителях Московской губернии. Богородский уезд". В 1871 г. под руководством С. произведена первая однодневная перепись Москвы ("Статистические сведения о жителях Москвы по переписи 12 декабря 1871 г.", М., 1872).

В 1872 С. собрал сведения о кустарных промыслах для Политехнической выставки в Москве; при его ближайшем содействии организован был и кустарный отдел на Всероссийской промышленно-художественной в Москве выставке в 1882 г. С. был председателем комиссии по осмотру фабрик и заводов Москвы (1876); часть трудов этой комиссии выполнена самим С. Труды эти дали богатый материал для последовавших за тем работ по русскому фабричному законодательству. Им же составлен "Сборник русских фабричных законов" ("Труды комиссии, учрежденной кн. Долгоруковым", М., 1883). В 1882 г. московским городским управлением было издано обширное исследование С. о пожарах Москвы за десятилетие 1870—79 гг. Вместе с известным земским статистиком В. И. Орловым (см.) С. способствовал учреждению статистического отделения при Московском юридическом обществе; отделение это, пока существовало общество, служило объединяющим центром русских земских статистических работ. Начиная с 1870-х годов С. сотрудничал в газете "Русские ведомости", а с 1883 г. вошел в состав издающего эту газету товарищества и принимал в издании газеты деятельное участие. В течение многих лет С. состоял гласным моск. городской думы и почти постоянно работал в комиссиях по обсуждению различных вопросов, касающихся экономических нужд столицы.

Д. Р.

{Брокгауз}

Большая биографическая энциклопедия 2009
Окончил медицинский факультет Юрьевского (в г. Тарту) университета (1896). С 1898 появляются его первые переводы из немецкой и скандинавской литературы (Г.Зудерман, Г.Гауптман, М.Метерлинк, Г.Ибсен). Пьесы в переводах В.М.Саблина составляли основной репертуар театра Ф.А.Корша (в 1898-1903) и шли на сцене Художественного театра. В 1901 В.М.Саблин основал в Москве книгоиздательство с собственной типографией (см. фото), здесь же был и книжный магазин издательства, а рядом располагались помещения типографии 'Русского слова' Товарищества И. Д. Сытина. Издательство Саблина выпускало преимущественно сочинения западно-европейских писателей; работы, относящиеся к освободительному движению; официальные отчёты о политических процессах; детские книги. Наиболее значительные издания - сочинения А. Н. Радищева, Л. Н. Толстого, А. И. Герцена, А. Бебеля, М. Метерлинка, А. Франца, Б. Шоу, С. Пшибышевского, М. Штирнера, П. Лоти, Г. Гауптмана, К. Гамсуна Присутствовала также определенная ориентация на модернизм и популяризацию в России новейших имен, получивших известность в западноевропейских литературах. Стараясь быстро реагировать на менявшиеся запросы читателя, Саблин широко наладил выпуск в свет 'полных' собраний сочинений Г. Д'Аннунцио, Г. Банга, О. Мирбо, Г. Манна и других известных писателей. Всего издано около 320 книг. В 1905 предпринял издание ежедневной газеты 'Жизнь', которая была запрещена цензурой за революционную направление и несколько раз меняла название ('Путь', 'Жизнь и свобода', 'Парус' и др.). В 1912 году издательство было ликвидировано, а в 1916 Владимир Михайлович скончался. ©borch (по материалам сети)
Cтатистик и общественный деятель (1842-1898); родился в помещичьей семье Вологодской губ





Саблин, Иван Алексеевич

Саблин Иван Алексеевич

 

8.08.1846 г. - 18.12.1900 г., г. Одесса.

Православный. Женат, дочь (на 1899)

Участвовал в русско-турецкой войне 1877-1878 гг.

 

Образование: 2-й Московский кадетский корпус (1864, 3-е военное Александровское училище), 3-е военное Александровское училище (1866, из юнкеров, подпоручиком в 4-й гренадерский Несвижский полк).

Чины: вступил в службу (12.06.1864), подпоручик (Выс. пр. 8.08.1866), поручик (ст. 2.06.1869), штабс-капитан (ст. 19.10.1872), капитан за отличие по службе со ст. 17.07.1874 (Выс. пр. 1874), переименован в штабс-капитаны гвардии (Выс. пр. 17.04.1875), переименован в майоры армии (ст. 17.04.1875), подполковник за отличие по службе со ст. 25.09.1879 (Выс. пр. 1879), полковник за отличие по службе со ст. 13.01.1885 (Выс. пр. 1885), генерал-майор за отличие по службе со ст. 21.11.1897 (Выс. пр. 1897).

Прохождение службы: в 4-м гренадерском Несвижском полку (8.08.1866-?), командир роты - 2 г. 2 м., командир батальона - 7 л. 5 м., командир 16-го стрелкового батальона (13.01.1885-1.01.1889), командир 16-го стрелкового полка (1.01.1889-26.07.1894), командир 58-го пехотного Прагского полка (26.07.1894-21.11.1897), генерал для особых поручений при командующем войсками Одесского военного округа (21.11.1897-после 1.05.1899).

Награды: С3 (Выс. пр. 1869), А3мб (Выс. пр. 1878), С2м (Выс. пр. 1878), А2 (Выс. пр. 1882), В4 (Выс. пр. 1889), В3 (Выс. пр. 1893), подарок по чину (Выс. пр. 1893)

Источники:

Список генералам по старшинству, 1.05.1899





Саблин, Николай Алексеевич

Родился в дворянской семье исправника , коллежского асессора Алексея Ивановича и Александры Михайловны (Скрипицыной) Саблиных. Братья: Александр Саблин — юрист, Саблин, Михаил Алексеевич — статистик, третий брат Иван впоследствии генерал от инфантерии.
Учился в Московском университете. В студенческом сообществе увлёкся народническими идеями. Вступил в московскую группу организации чайковцев.
Принимал участие в "хождении в народ". В 1874 году пытался вести пропаганду среди крестьян Ярославской губернии, после чего в ноябре 1874 года бежал за границу.
За границей стал членом 1-го Интернационала, редактировал газету "Работник".
При возвращении из-за границы 12 марта 1875 году был арестован и проходил по процессу 193-х. Тюремное предварительное заключение (почти 3 года), когда велось следствие и подготовка к процессу, было судом защитано, как мера наказания. Активный член подпольной организации революционеров «Народная Воля», член редколлегии "Рабочей газеты".

Владелец конспиративной квартиры на Тележной улице в Санкт-Петербурге, где находилась динамитная мастерская народовольцев. Когда происходили приготовления к покушению 1 марта 1881 года, Саблин настоятельно требовал у Исполнительного Комитета самой ответственной роли, но Комитет остановился на Рысакове, считая его вполне пригодным и вместе с тем желая сохранить Саблина.
После покушения на царя, состоявшегося 1 марта, 3 марта 1881 года в квартиру нагрянули жандармы для обыска и ареста. Однако, к тому времени, когда дверь была взломана, Саблин успел застрелиться, поэтому была арестована лишь его гражданская жена, народоволка Геся Гельфман.
Был популярным в революционных кругах 1870—80-х гг. поэтом. Его стихотворения опубликованы в сборнике "Вольная русская поэзия второй половины XIX в." (Л., 1959).


-----------------------------------------------------------------------------------------------------

'НИКОЛАЙ САБЛИН - ПОЭТ И РЕВОЛЮЦИОНЕР

'


Анастасия Лайкина, Вера Саблина
  

Глава из книги: Саблины. Годы. События. Люди

Анастасия Лайкина Вера Саблина

Все мы знаем из российской истории, что среди 'народовольцев' был Н. А. Саблин (2-8).

Генеалогические исследования этой части саблинской родослов-ной сообщают, что он происходил из семьи чиновников. Родился в Вологде, окончил экстерном гимназию в Москве в 1868 г., учился до 1874 г. на медицинском факультете Московского университета, но, включившись в революционную деятельность, оставил его. Участник 'хождения в народ'. Он и два его брата Александр (2-9) и Михаил (2-6) в период студенчества считались неблагонадежными, и 'отец, бывший под влиянием сыновей, мирволил политическим'
('Мои скитания', Владимир Гиляровский)
Исправником в Вологде был А. И. Саблин. Его дети были Михаил (впоследствии сотрудник «Русских ведомостей»), юрист Александр и Николай, застрелившийся в Тележной улице в Петербурге после «1го марта» в момент ареста. В то время все трое были студентами, числились неблагонадежными, и

отец , бывший под влиянием сыновей, мирволил политическим. Помощником исправника был П. В. Беляев, женатый на Анне Михайловне Васильевой, два брата которой, Николай и Александр, высланные в Вологду, ярые народники, с дубинами и в красных рубахах, и были, сперва один, а потом другой, моими репетиторами. Они жили у сестры, которая собирала у себя ссыльную молодежь и даже остриглась и надела синие очки, но проносила только один день — муж попросил снять.

.

Однажды в 2000 году после выступления В. Саблиной в Петер-бургском Дворянском собрании с рассказом о своем разветвленном роде, Галина Николаевна Фоменко решила поделиться воспомина-ниями своей бабушки из рода Скрыпицыных (старинное написание фамилии).

'У отца моей бабушки Николая Михайловича Скрыпицына (1816 г. рождения) была сестра Александра Михайловна (2-4) (1811-1901). Она была замужем за Алексеем Ивановичем Саблиным, надворным советником, и у них было пятеро детей: Надежда, Михаил (издатель), Николай (химик, поэт, народоволец), Александр (прокурор) и Иван (генерал). Александра Саблина была дама очень экзальтированная и любила шокировать публику - так могла, например, пройтись по Невскому проспекту со шваброй на плече. Николай Саблин состоял членом общества народовольцев и принимал участие в покушении на Александра II, т. к. он был химиком, ему было поручено изготов-ление бомбы. В 1881 г., год убийства Александра II, моей бабушке было 8 лет, и она помнила, что в этот период Николай Саблин часто бывал у них и много беседовал с ее отцом. Николай Михайлович уго-варивал Саблина выйти из общества народовольцев, т. к. убийство царя не решит всех государственных проблем. На что Николай Саб-лин отвечал, что он это прекрасно понимает, но уйти из общества он уже не имеет права, т. к. за ним следят и могут его убить. Несколько раз он прибегал к ним домой вечером, переодевался в платье няньки и ложился на ее кровать в детской. Детям это очень нравилось, т. к. он рассказывал им сказки, смешил их, но что он таким образом скрывается от полиции, они не понимали.

После убийства царя Николая Саблина должны были арестовать. Услышав, что за ним пришли, он застрелился - раньше, чем поли-цейские вошли в квартиру на Тележной улице. Расследовать его дело было поручено его брату прокурору Александру Саблину. Он отка-зывался вести это дело, но его заставили, сказав, что брат за брата не отвечает. Николай Саблин женат не был, но жил в гражданском браке с какой-то женщиной и якобы у нее было от него 2 дочери. Но после его смерти она с ними куда-то уехала, и след ее потерялся'.

Таковы скупые воспоминания, переходившие из поколения в по-коление и дошедшие до нас из XIX века.

А вот, что нам известно из воспоминаний современников Н. А. Саб-лина и соучастников революционно-террористической деятельности.

Революционная деятельность Николая началась с первых курсов университета, когда он вступил в Москве в группу народнического кружка 'чайковцев'. С 1874 года для пропаганды революционных идей в народе он с подвижниками поехал в Ярославскую губернию. Их пре-дал крестьянин, работавший в мастерской, созданной для прикрытия нелегальной деятельности. Пришлось бежать и скрываться в Москве, а затем уехать за границу, в Берн. Там им и Н. А. Морозовым был основан революционный журнал 'Работник'.

Через полгода жизни за границей, неудовлетворенный эмигрант-ской литературной деятельностью и тяготившийся оторванностью от Родины, Саблин выехал в Россию и был арестован при переходе границы.

'Он содержался в большой камере один среди уголовных арестан-тов и чувствовал себя вполне бессильным изменить уклад тюремной жизни. В ней царил произвол и жестокое обращение с арестантами, которые отвечали на внешнее насилие тем, что нравственно опуска-лись все ниже и ниже. Быть свидетелем этой рабской жизни, полной

унижения человеческой личности, доставляло Николаю Алексеевичу глубокие страдания. Чтобы избавиться от душевных мук, которые становились непереносимыми, он прибег к самоубийству. Размешав в воде мелко истолченное стекло, он его выпил, и последствием яви-лось воспаление желудка. Николая Алексеевича еле живого унесли в больницу. Когда он оправился, его увезли в Петербург в Дом пред-варительного заключения. Здесь он попал в товарищескую среду и снова стал жизнерадостным юношей'.

В 1878 году Саблин с Морозовым были осуждены сенатским судом по делу 193 революционеров. Перед отправкой в ссылку им удалось скрыться, они поехали в Саратовскую губернию вместе с В. Фигнер и А. Соловьевым, чтобы продолжить нелегальную работу среди кре-стьян. Однако активизация революционных настроений привела их в Петербург в организацию 'Земля и воля', а потом 'Народная воля'.

С 1879 Николай - член 'Народной воли', агент ее Исполнитель-ного комитета. Весной 1880 г. Н. Саблину было поручено органи-зовать вместе с Софьей Перовской покушение на Александра II в Одессе . Однако покушение не состоялось. Было получено известие, что царь поедет в Ливадию другой дорогой, минуя Одессу. Уничто-жив все следы, Саблин и Перовская покинули Одессу.

'Человек с таким мягким, почти кротким характером, какой был у Николая Алексеевича, не родится борцом. По убеждениям и на-клонностям Саблин был пропагандист-народник. Его любовь к кре-стьянству и всему трудовому народу была глубокая и искренняя. Он обладал способностью сходиться с крестьянством и влиять на него. Его речь была образна и красива. Такой человек неизбежно тяжело переживал переход от чистого народничества к борьбе за политичес-кую свободу. Предстоявшая 'Народной воле' деятельность неизбеж-но отвлекала ее членов от работ в деревне и на фабриках. С этими условиями Николай Алексеевич мирился с трудом. В глубине его чувств сохранялось тяготение к деревне, а исход борьбы молодой партии казался ему гадательным и цели ее достижимыми лишь в отдаленном будущем. Отсюда колебания, полные драматизма, присо-единяться ли к 'Народной воле' или нет. Зато, когда сомнения кон-чились, и Николай Алексеевич предложил партии свои силы и свое сотрудничество, он жертвовал собой целиком, занимал часто самые опасные посты, взваливал на себя самые трудные обязанности'.

Николай Алексеевич принимал непосредственное участие в под-копе на Малой Садовой улице из сырной лавки Кобозевых, хозяином которой являлся его друг Ю. Н. Богданович. Петербургский подкоп осуществлялся по подобию подкопа в Одессе. Саблина не удовлет-воряла роль только хозяина конспиративной квартиры и участника подготовительных работ. В. Фигнер сообщает, что он настоятельно требовал 'самой ответственной роли и не его вина, что комитет ошибочно остановился на Рысакове, считая его вполне пригодным и вместе с тем, желая сохранить Саблина'.

'Он был очень мягкий, впечатлительный человек, художник по на-туре. Остроумный и талантливый, поэт в душе, он не обращал, однако, никакого внимания на эти свои способности. Он начинал много очень хороших стихов, большею частью поэм, но не кончил после блестяще-го начала ни одной: и время и условия его жизни были таковы, что и действительно ему некогда было культивировать свои таланты'.

Однако, выполняя ответственные поручения Исполнительного ко-митета 'Народной воли', он находил возможность также заниматься, хотя и урывками, литературным трудом. Стихи Николай начал писать с юношеских лет, а журналистские способности начали проявляться у него в начале 70-х годов.

Вера Фигнер так отзывается о поэтическом даровании Николая Саблина: 'Человек он был талантливый. Его поэма 'Малюта Ску-ратов' (получившая позднее название 'Поток'), которую он читал мне в рукописи за границей, была потом напечатана. Она производит сильное впечатление и носит печать недюженного дарования'.

По словам А. Прибылевой-Корба, 'Николай Алексеевич обладал поэтическим талантом, и его стихотворения печатались в сборниках 70-х гг. Самое большое из них по размерам носит название 'Поток'. В нем рисуется молодежь времен 'хождения в народ', расправа с пропагандистами и их муки по тюрьмам'. К сожалению, первая часть поэмы до сих пор неизвестна. О причинах этого сообщила народо-волка А. В. Якимова-Диковская: 'Мне помнится, что первая глава задуманной Саблиным работы и носила название 'Поток', изобража-ющий хождение в народ и т. п., но он почему-то был недоволен своей работой и, вероятно, не поспел ее исправить и напечатать'. В сбор-нике 'На родине' уже после смерти автора был опубликован только отрывок из этой поэмы - четвертая глава ее под названием 'Новь'. Николай Саблин посвятил этот отрывок поэмы соратнице по борьбе А. В. Якимовой, которая вспоминает: 'Саблин читал мне 'Новь' в 1881 г. в сырной лавке на Малой Садовой, и я настаивала, чтобы он напечатал ее. 'В таком случае она будет посвящена Вам' - сказал он мне'.

В этом же письме Якимова раскрывает секрет названия последней главы поэмы. 'Заглавие 'Новь', - пишет она, - относится только к четвертой главе и имеет в виду новые пытки'.

Талант поэта и журналиста Николай приложил к изданию прокла-маций и газеты 'Народная воля'. В 1880 году вместе с Желябовым,

Перовской и другими виднейшими народовольцами он активно учас-твовал в работе подпольной типографии. В листке 'Народной воли' ? 3 был помещен фельетон 'Дневник императора самодержца всея Руси', написанный Н. Саблиным совместно с

Ю. Н. Богдановичем . В нем очень зло высмеивались действительно ужасные дни самоде-ржца, приговоренного народовольцами к смерти. Авторы фельетона были совсем недалеки от истины, когда вот так передавали тогдаш-нее состояние монарха: 'Для блага любезного мне отечества, укупо-ренный в карете, я дрожу, лескочу зубами и, как старая баба, при раскатах грома, беспрепятственно повторяю: свят! свят! свят!'.

В октябре 1880 года народовольцы начали издавать 'Рабочую га* зету'. Редакцию этой газеты с ее ближайшими сотрудниками соста-вили А. И. Желябов, И. П. Каковский, А. А. Франжоли, А. С. Борей- ша и Н. А. Саблин. Саблин был привлечен в редакцию Желябовым как человек, хорошо знавший жизнь рабочих и умевший популярно писать. Уже в ? 1 была напечатана его статья 'Рабочее житье-бытье', из содержания которой видно, что Николай хорошо знал рабо-чую среду и ее нужды. Написана она была для рядовых рабочих с целью вовлечения их в революционную борьбу.

Вслед за статьей в газете было помещено стихотворение Саблина 'Недоразумение' (разговор рабочего с фабрикантом), гневно проте-стующее против издевательства капиталиста над рабочим, которого он выгоняет с фабрики, где тот был изувечен.

НЕДОРАЗУМЕНИЕ

Разговор рабочего с фабрикантом

'С чем, брат, предъявился?

Приплелся зачем?

Думал, что простился Я с тобой совсем!'

'Руку оторвало, -

Чай, помочь не грех,

Работал я немало Для твоих утех'.

'Малый ты не старый,

Чтоб с сумой ходить,

Мне же не пристало Даром вас кормить',

'На твоем заводе Я ведь рук лишен...

Чай, при всем народе...'


 

- 'Ты, брат, мне смешон,

Ты ведь был свободен,

Кто тянул тебя?

Сам пришел, был годен - ну, и принял я;

Руку оторвало -

Стал негож теперь,

Ну, вот - образ, малый,

А вот это - дверь!

У тебя землица,

Есть чем, значит, жить, Есть чем прокормиться - Стыдно зря просить!'

'Землю-то, позволь-ка,

Я в аренду сдал;

Чтоб приняли только Пять рублей отдал.

Ведь ее задаром Лишь дурак возьмет;

Хоть оброк-то барам С нас теперь нейдет,

Так в казну поборы - Чистый все разор, - Помирать, так впору...' - 'Мелешь, братец, вздор!

Я и так немало Извожу деньжат;

Сил моих не стало...

Мало вас лежат

Здесь в больнице нашей? Я ведь вас лечу,

Из-за лени вашей Лекарям плачу.

У меня здесь, слышал Двое докторов,

Из больницы вышел - Значит, ты здоров!

Не держу паспорта И расчет отдал,

Так какого черта Ты ко мне пристал?!'

<1880>

К сожалению, печатных произведений - стихов и статей - Ни-колая Саблина сохранилось немного. Дело в том, что в нелегальных и заграничных изданиях тех лет фамилии авторов в целях конспира-ции, как правило, не указывались. Кроме того, немало стихотворе-ний Н. Саблина осталось в рукописях. О некоторых из них мы узна-ем из воспоминаний его товарищей по революционной борьбе. Так,

A.  И. Иванчин-Писарев рассказывал, что когда в обстановке кресть-янских волнений царским правительством была создана комиссия из сенаторов для проведения ревизии в губерниях центральной чернозем-ной полосы и Поволжья, то ей было вменено в обязанность 'удостове-риться в настроении умов крестьянского населения'.

Это событие послужило поводом для написания, как пишет Иван- чин-Писарев, 'одного сатирического, очень яркого и остроумного по содержанию стихотворения Саблина 'В лаптях, с котомкой за спи-ной', которое он приводит в своей книге.

Стихотворный экспромт Н. Саблина 'Я вышел в поле' приводит в своих воспоминаниях Н. Морозов. Юмористические стихи 'Все фибры сердца ныли...' опубликованы в автобиографических очерках

B. 


Вера Николаевна Фигнер.

Свои поэмы и стихи Николай читал своим товарищам, в кругу студенческой молодежи и в рабочих кружках. По словам Эльциной- Зак, Саблин читал с умением и выразительно: 'По настоятельной нашей просьбе он прочитал-свою поэму 'Малюта Скуратов'... Читал он совершенно ровным, как будто однотонным голосом, без пафоса, конечно, но тем не менее так выразительно и проникновенно и про-изводил такое сильное впечатление, что помню еще и теперь, как у меня мороз пробегал по коже'.

'Он подкупал общительным, веселым характером, не дурак был выпить при случае, провести вечер за картишками, сыграть в люби-тельском спектакле в 'Секретаревке', подурачиться, поухаживать'.

'Это был человек среднего роста, крепкого сложения, красивой внешности, лет под тридцать, с правильными чертами лица, окладис-той русой бородой, большими серыми глазами, несколько навыкате'.

По воспоминаниям современников, он любил Прасковью Семенов-ну Ивановскую.

'В массивной, со склонностью к ожирению фигуре Прасковьи Семеновны, или 'Паши', как ее звали в наших кружках, никто бы не признал горячего, стойкого и бесстрашного фанатика. Блондинка с добрыми серыми глазами, веселая, любящая шутку, она скорее производила впечатление будущей хорошей хозяйки, чадолюбивой мамаши многочисленного потомства, подвижной, но ровной, с от-крытым мягким характером жены - из тех, от которых не сбегают мужья, отличной работницы, умеющей вносить всюду лад и мир и де-ржать семью в своих руках. Но ее наружность обманывала. 'Паша' была, прежде всего - гражданка: сильная и властная, твердая и решительная, ставившая общественную службу выше всего. Она не знала устали, заражала других энергией и порывом. Могучая нату-ра, с крепким мужицким костяком и здоровой кровью - в бурях и величайших опасностях находила удовлетворение своему кипучему здоровью и силам.

П. С. Ивановская оказалась причастной к делу 1 марта. Ее осуди-ли на 20 лет каторги, которую она вынесла, сохранив все силы духа, и вернулась в Россию бодрой и мстящей'.

Вот какие слова приписывали современники Н. А. Саблину: '- Мы были и останемся идеалистами, мечтателями, страстными художни-ками новой жизни. А сегодня нужны сеятели впрок. Как вот лес возводят за границей: дед насаждает, но не для себя и даже не для детей, а для внуков. Огромная культурная выдержка! Сегодня, может быть, нужнее просто учителя, а не наш брат - не поэты и пророки революции. Она невозможна, пока ради нее не двинутся массы, пока она не созреет. Надо иметь мужество в этом признаться! Надо само-му себе сказать: идеалы-то хороши, да не по времени. И ты сам пока никчемушный... А если силы есть, брось весь революционный багаж и становись просто учителем, пиши книжки, устраивай читальни, лекции, беседы - словом, расшевеливай мужицкую голову... Но ни-чего не навязывай! Это непрочно, ненадежно. Пусть сами доходят до всего своим умом. А ты только давай знания, материал...

А до настоящего революционного дела в деревне еще далеко... десятки лет пройдут. Прежде надо школы завести, грамоте обучить, книжку хорошую привить, мысль деревни заставить работать на по-литические темы... Тьма ведь у нас египетская!

Цеплялся, было, за мысль о личном благополучии, да нет - не могу: перестал бы себя уважать! Нелегальный и семья - ведь это черт знает что! Это тяжкое преступление с заранее обдуманным на-мерением...'.

И все-таки он пошел к террористам. 'Решаюсь, не веря в их дело, и ни на что не надеюсь'. Все необходимые приготовления к поку-шению были закончены утром I марта 1881 г. С. Перовская при-несла на квартиру Н. Саблина два изготовленных снаряда. Затем пришел Н. Кибальчич и метальщики. Здесь они получили подробный инструктаж. Квартира стала подлинным штабом 'Народной воли'... Александр II был убит. На судебном процессе первомартовцев проку-

pop в своей обвинительной речи включил Николая Саблина в число одиннадцати главных виновников смерти царя.

По доносу метальщика Н. Рысакова в ночь со 2 на 3 марта 1881 г. в дом на Тележной нагрянула полиция. Пока полицейские ломали дверь квартиры, Н. Саблин сделал шесть выстрелов из револьвера. Первые три - для предупреждения товарищей, последние - в себя. В. Фиг-нер утверждала, что самоубийство Н. Саблина 'не было мгновенным решением. Саблин, - пишет она, - обдумал и решил* это наперед, как я знаю от лиц, близко стоявших к нему в то время: он знал, что делал'.

Полиция долго не могла выяснить имя революционера, застрелив-шегося в доме на Тележной улице. Всюду были разосланы фотогра-фии Н. Саблина для опознания. И вот вскоре министр внутренних дел граф Лорис-Меликов докладывал царю Александру III, что под-полковник 1-го лейб-гренадерского Екатеринославского полка Иван Алексеевич Саблин (2-7) признал в застрелившемся своего родного брата. Прочитав доклад министра, царь Александр III на полях про-тив последних строк написал: 'Приятно иметь такого брата'. Нет сомнений в том, что если бы Николай Саблин был схвачен, то он, как хозяин конспиративной квартиры, где готовилось покушение на царя, разделил бы участь своих друзей-первомартовцев. .

'Так и умер Саблин, пройдя как бы мимоходом в революционной героической деятельности 70-80 годов XIX века, а между тем и по своему самоотвержению, и по товарищеским чувствам, и по актив-ному участию в самых ответственных и опасных предприятиях того времени - он играл не последнюю роль'.

В статье использованы цитаты из следующих книг:

А.  П. Прибылева-Корба. 'Народная воля'. Воспоминания о 1870-1880г. М., 1926;

Н. А. Морозов. '1-е марта 1881. Воспоминания участников и современ-ников';

М. Эльцина-Зак. 'Воспоминания', а также из материалов семейного ар-хива А. В. Саблина.





Саблин Александр Алексеевич

Родился в семье исправника, коллежского асессора Алексея Ивановича и Александры Михайловны (Скрипицыной) Саблиных. Брат Михаил — известный впоследствии педагог, статистик, один из редакторов газеты «Русские ведомости», общественный деятель либерального направления. Второй брат Николай — известный революционер-народник. Третий брат Иван — впоследствии, генерал от инфантерии.

В 1863 году семья из своей усадьбы в Чёбсаре Вологодской губернии переехала в Москву и поселилась во Власьевском переулке на Арбате. В 1869 году Александр окончил 3-ю московскую гимназию.

На квартире у его братьев 15 апреля 1869 года был произведён обыск в связи с арестами по «нечаевскому делу», а в 1872 году А. А. Саблина подчинили негласному надзору полиции за участие, по агентурным сведениям, в организованном В. Н. Плевако тайном юридическом обществе, «ставившем целью распространение социалистических теорий, устройство артельных мастерских и т. п.».

После окончания юридического факультета Московского университета со степенью кандидата права (1873), Саблин приехал в Вологду и, после открытия 1.06.1874, Вологодского окружного суда, служил при нём частным поверенным с 07.08.1874.

Вскоре переехал в Москву. Осуществлял защиту дворянина Н. П. Калустова в деле о «Клубе червонных валетов» в Московском окружном суде в 1877 году. Защищал Мышакова в известном деле по обвинению генерала Л. Н. Гартунга в Московском окружном суде с 7 по 14.10.1877.

Как сообщала газета «Новое время» в 1895 году: «В 1881 году он занял должность товарища прокурора Санкт — Петербургского окружного суда, вскоре был переведён товарищем же прокурора в Москву. Здоровье покойного не позволяло ему продолжать свою деятельность на юридическом поприще. Он перешёл на службу в министерство финансов и с 1893 г. управлял ярославской казённой палатой. Умер он 46 лет».

Последнее место его работы — управляющий казённой палатой в Тифлисе.

Был женат на Наталье Григорьевне Способиной. От этого брака имелся сын: Владимир (1884).

 






Саблин Алексей Иванович

.

Алексей Иванович Саблин *11.09.1807 Вологодская губ., (2) 1878, = Москва, Новодевичий монастырь. Надворный советник (7 кл.), Вологодский земский исправник. Учился в Ярославском Демидовском училище высших наук. Не окончил полного курса. В службу вступил в 1828 в Вологодскую Казенную палату, с 1838 непременный заседатель Вологодского Земского суда. Из дворян. Родовые имения в Вологодской и Новгородской губ.58 душ мужского пола (по ревизии 1858). В 1852 внесен в Дворянскую родословную книгу Вологодской губ. в 3 часть, в 1863 переехал с семьей в Москву. //Александра Михайловна Скрипицина *28.06.1811, f 13.09. 1901, = Москва, Новодевичий монастырь. Из старинного дво┐рянского рода.




Саблин, Всеволод Владимирович

Саблин Всеволод Владимирович [9(22).VIII.1913, Москва, — 20.V.1952, там же] — рус. сов. писатель. Сын издателя и переводчика В. М. " Саблина. Окончил Лит. ин-т им. М. Горького (1937). В 1932 стихи С. были опубл. в коллективном сб. «Наша заявка», под ред. Э. Багрицкого. Первая книга — «Чрезвычайный комиссар» (1938, совм. с З. Фазиным), посв. С. Орджоникидзе, выдержала 12 изд., переведена на мн. языки народов СССР, а также на англ. и нем. языки. Участник Великой Отечеств. войны, в 1943—44 — корреспондент Минского партиз. соединения. На основе пережитого создал документ. повесть «Батька Минай» (изд. 1959; первонач. назв. — «Сын народа», 1948) о Герое Сов. Союза партиз. командире М. Ф. Шмыреве. В 1950 опубл. повесть о шахтерах Мосбасса «Глубоко под землей».

 

Соч.: Мстители. Стихи и песни, издано Рудненским подпольным РК КП(б), 1944; Из партизанского дневника (совм. с Т. Мазур), в кн.: Лит. наследство, т. 78, кн. 2, М., 1966.

Лит.: Берёзов П., «Чрезвычайный комиссар». [Рец.], «Новый мир», 1938, ? 8.

Саблин Всеволод Владимирович [9(22).VIII.1913, Москва, — 20.V.1952, там же] — рус. сов. писатель. Сын издателя и переводчика В. М. Саблина

Младший сын издателя, Всеволод Саблин (2-29) (1913-1952), пи-сатель, стал после войны первым летописцем саблинского семейства. Главным увлечением его постепенно стала роль рода Саблиных в исто-рии русской культуры. Урывая время от профессиональных занятий и от забот о малолетних детях, Всеволод Владимирович жадно рас-спрашивал свою мать Тамару Васильевну, уцелевших теток Елизавету Михайловну и Анну Михайловну, собирал документы и фотографии родственников, искал подтверждения своим выводам в архивах и библио-теках, хотя надежд на публикации не было никаких. Всеволод Влади-мирович прожил после войны всего 7 лет (дала себя знать полученная в бою тяжелая травма позвоночника), но успел сделать очень многое. Дело Всеволода Саблина продолжает его сын Андрей Всеволодович (2-55), кандидат исторических наук, руководитель информационно-ис-следовательского отдела Гостелерадиофонда.

Потомки 'дедушки Саблина' - внуки, правнуки и праправнуки его дочерей Надежды, Марии, Анны и Елизаветы, сыновей Бориса и

Владимира - живут в Москве. На выставке художницы Т. Р. Тер- Гевондян (внучки М. А. Саблина и племянницы В. М. Саблина) и ее покойного мужа, кинооператора, Заслуженного деятеля искусств РСФСР, профессора ГИКа J1. В. Косматова (2-37) в Музее кино в 1993 году среди прочих экспонатов демонстрировалось генеалогичес-кое древо рода Саблиных


САБЛИНЫ В XX ВЕКЕ

'ЛЕТОПИСЕЦ ПАРТИЗАНСКОЙ БОРЬБЫ (ВСЕВОЛОД САБЛИН)'


Андрей Саблин, Анастасия Лайкина
  

Глава из книги: Саблины. Годы. События. Люди

Андрей Саблин, Анастасия Лайкина

Всеволод Владимирович Саблин (2-29) (1913-1952) происходил из семьи, оставившей заметный след в истории русской общественной жизни. Его дед М. А. Саблин (2-6) был видным статистиком и обще-ственным деятелем своего времени. С начала 1870-х годов он - один из редакторов газеты 'Русские ведомости'. Родной брат М. А. Саблина, Николай Алексеевич (2-8), был революционером, членом 'Народ-ной воли'. В 1881 г. он участвовал в подготовке террористического акта - казни Александра II. Когда его должны были арестовать, он застрелился. Отец Всеволода Саблина Владимир Михайлович (2-13) был известен как издатель и переводчик.

Литературная деятельность В. В. Саблина началась в 1931 г. на страницах ежедневной газеты -'Мотор' московского завода 'Дина-мо', где он работал слесарем. С этого времени его стихи и очерки регулярно печатались в журналах 'Смена', 'Рост', в газетах 'Комсо-мольская правда', 'Труд' и др. В сборнике 'Наша заявка', вышедшем под редакцией Э. Багрицкого ('Федерация', 1932), были опубликова-ны стихотворения Саблина 'Обязательство' и 'Первый рапорт'.

С 1933 по 1937 гг. Саблин - студент вечернего отделения Лите-ратурного института им. А. М. Горького. В 1935 г. в составе бригады молодых поэтов он был направлен на Северный Кавказ в творчес-кую командировку для сбора материалов по истории гражданской войны, а в следующем году вновь отправился туда - на этот раз с целью собрать материалы о жизни и деятельности Серго Орджони-кидзе. Итогом последней поездки явилась повесть 'Чрезвычайный комиссар', написанная в соавторстве с 3. Фазиным (изд. 'История гражданской войны', 1938). Эта книга в последствии выдержала 12 изданий, была переведена на многие языки народов СССР, а также на английский и немецкий. Затем то же издательство выпустило за-писанную Саблиным книгу воспоминаний 3. Г. Орджоникидзе 'Путь и бумагу и браться за пистолет и автомат. 19 апреля 1944 г. Саблин приводит в дневнике свои
большевика' (1938). Уже в послевоенные годы Саблин написал кни-гу для детей о юности Орджоникидзе ('Сын народа', Детгиз, 1948), также тепло встреченную критикой и читателями.

С первых дней Великой Отечественной войны Саблин работает на радио, а в начале июля 1941 г. вступает в народное ополчение Моск-вы, в 4-ю Куйбышевскую дивизию. Вскоре он становится бойцом-пулеметчиком истребительного батальона НКВД г. Москвы. С января 1942 года Саблин воюет на Калининском фронте и является военным корреспондентом газеты 37 армии 'За отчизну'. В апреле 1942 года тяжело контуженный в голову писатель попал в плен. В его очерке 'Побег', сохранившемся в рукописи, подробно описано пребывание в лагерях для военнопленных. Саблин вспоминает: 'Пытался бежать несколько раз, но все неудачно. Однажды выдала своя русская жен-щина, и я получил двадцать пять - знаменитых 'фюнф унд цван- циг', которые так хорошо знакомы каждому военнопленному. Другой раз я пытался уйти, захватив с собой немецкую трехверстную карту. На ней была намечена линия фронта под Ржевом. Меня поймали в землянке обер-лейтенанта в тот момент, когда я только что сорвал карту с гвоздя... Я сделал третью попытку и в третий раз был пойман немцами. Меня посадили в гестапо'. Лишь случайность и помощь товарищей спасли его тогда от расстрела.

Весной 1943 года немецкое командование решило срочно строить аэродром под Бобруйском. Из разных лагерей отбирались пленные для работы на стройке. '7 мая 43-го года мы прибыли в Бобруйск,- пишет в том же очерке Саблин. - Нам приказали выгружаться, построили по три и погнали на восток от города - в сторону аэродрома'. Новый лагерь пока был 'неустроен', бараки не были обнесены проволокой. Вместе с несколькими товарищами Саблин разработал план побега, и с помощью двух русских женщин - работниц соседнего кирпичного завода - в ночь на 4 июля бежал из лагеря. 'Заветный лес, спаси-тельный лес! Я давно стремился к тебе. Не раз мерещился ты мне, мой спаситель, в дни тяжелых испытаний - на каторжных работах в плену, в мрачных подвалах гестапо. И вот, наконец, ты принимаешь меня в свои суровые объятья',- пишет Саблин в цитированных вос-поминаниях о побеге и о поисках встречи с партизанами.

Партизанское движение в Белоруссии возникло еще летом 1941 году. Одним из крупных соединений, объединявших несколько отрядов, была 1 Белорусская партизанская бригада. Над книгой о ее командире М. Ф. Шмыреве Саблин работал в послевоенные годы. После смерти писателя эта документальная повесть под названием 'Батька Минай' была опубликована.


82



Боевые действия белорусских партизан вынуждали фашистов раз-мещать свои гарнизоны в городах и крупных населенных пунктах. Большая часть Белоруссии находилась под контролем партизан. Характеризуя партизанскую зону на страницах дневника, Саблин пишет: 'Мы часто любим говорить, причем говорить с гордостью, о нашей партизанской зоне. И правда, нам есть чем гордиться. Немцы ни в коей степени не являются хозяевами нашей белорусской земли. Все их гарнизоны окружены отрядами мстителей, и если когда-либо по окончании войны будет составляться карта оккупированной Белоруссии, то, по всей вероятности, немецкие гарнизоны будут казаться маленькими островками, затерянными в бушующем море партизанс-кого движения'.
Настойчивое стремление Саблина стать участником партизанской борьбы увенчалось успехом. Вскоре после побега он становится бой-цом бригады им. Пархоменко (командир А. В. Львов, комиссар Н. В. Храпко; входила в состав Минского партизанского соединения). Саблин был назначен в диверсионную группу М. Ш. Шульмана, с кото┐рым его сразу связала крепкая боевая дружба. В августе 1943 года он участвует в подрыве крупного железнодорожного моста в районе ст. Дятловичи, а в ноябре того же года - в борьбе против карательных экспедиций противника в Глусском районе. В боевой характеристи┐ке, выданной ему секретарем Минского подпольного обкома партии И. А. Вельским, отмечено: 'На своем личном боевом счету имеет 25 убитых немецких солдат и офицеров, 13 раненых, 12 взятых в плен и одного полицейского, подорвал 13 железнодорожных рельсов, 1 желез-нодорожный мост, 1 вражескую автомашину и 1 вражеский танк'.
С первых дней пребывания в отряде Саблин уделяет время и пи-сательской работе: начинает вести дневник, пишет очерки, стихи. В ноябре 1943 года И. А. Вельский предложил Саблину шире позна-комиться с жизнью всего партизанского соединения. Саблина назна-чают 'военно-партизанским корреспондентом'; он объезжает отряды и бригады, участвует в проводимых ими боевых операциях, проводит беседы с партизанами, читает им свои произведения. Именно в это время становится особенно интенсивной и плодотворной творческая работа писателя, опиравшаяся на более широкий опыт, чем это имело место раньше, когда он был связан только со своей группой, со своим отрядом. По мере накопления опыта, планы литературной работы Саблина все более расширялись. Кроме большой 'партизанской по-вести', написать которую он мечтал, он задумывает несколько сбор-ников очерков и рассказов, намечает план стихотворного сборника. Но суровая жизнь бойца-партизана не позволяла ему осуществить все, что было задумано: слишком часто надо было откладывать перо


83

творческие замыслы, а далее заключает: 'Но это - чисто литературные мечтания. Кроме этого, есть самое основное - война. Нужно быть солдатом. А это неминуемо вносит коррективы во все литературные планы'.

Последние месяцы своей партизанской жизни, с февраля 1944 глда, Саблин провел, главным образом, в бригаде 'Буревестник', ко-торой руководил М. Г. Мармулев - смелый, инициативный коман-дир, в совершенстве овладевший трудным искусством партизанской войны, удостоенный впоследствии звания Героя Советского Союза. Вместе с этой бригадой, которая славилась как лучшая во всем со-единении, писатель участвует в засадах против гитлеровцев, в на-падениях на фашистские гарнизоны. Вместе с ней он переживает и трудную весну 1944 года, когда немецкое командование, выполняя приказ Гитлера об уничтожении белорусских партизан, бросило на борьбу с ними несколько дивизий, полицейские и охранные баталь-оны, много артиллерии и авиации. Минские партизаны устояли в этом тяжелом испытании и, несмотря на подавляющее превосходство противника, сохранили свою боеспособность, свои основные силы. Летом 1944 г. они соединились с наступающими частями Советской Армии и вместе с ними вошли в освобожденный Минск.

Вскоре после этого командующий соединениями минских пар-тизанских отрядов генерал-майор В. И. Козлов предложил Саблину принять на себя обязанности организатора и научного руководителя вновь создаваемого Музея Великой Отечественной войны в Минс-ке. Став заместителем директора музея по научной части, Саблин, вместе со многими своими соратниками провел большую работу по собиранию материалов по истории партизанского движения в Бело-руссии.

В июле 1945 года Саблин возвращается в Москву и отдается це-ликом литературной работе. Он много ездит по Советскому Союзу, пишет очерки о возрожденной Белоруссии ('Огни Белгрэса' - 'Ого-нек', 1946, ? 33-36), о шахтерах Караганды, Подмосковья. В эти же годы он обрабатывает свой дневник, на основе которого должна была быть создана большая партизанская повесть.

20 мая 1952 года неожиданная смерть оборвала этот труд писа-теля.

Далее даются четыре стихотворения из сборника 'Мстители', на-печатанного весной 1944 года в подпольной типографии Руденского райкома КП (б)Б. Два экземпляра 'Мстителей' сохранились в архи-ве В. В. Саблина. Кроме того, один экземпляр этого сборника был им передан в 1950 году в отдел редких книг Государственной библиоте-


84-85

ки СССР им. В. И. Ленина. Вместе с книжкой в библиотеку было пе-редано письмо, в котором автор рассказывал, как было осуществлено это издание: 'О книжке 'Мстители' могу добавить следующее: В ту пору у нас не было вовсе бумаги и мне пришлось посылать нашего агента в Минск с двумя золотыми десятками (которые я добыл в бою в феврале 1944 года под г. Уздой Минской обл.). Агент привез под сеном немного бумаги, часть из которой и была использована для издания этой брошюры. Тираж ее был очень ограничен: экземпляров 20 заслали во вражеские гарнизоны - для разложения полицейских, экземпляров 20 - в оккупированный в то время Минск, штук 30 распространили среди партизан. Рисунок сделан мной, а клише - на куске березы - изготовил один партизан, член редакции Руденской подпольной газеты (фамилии не помню).

P. S. Среди партизан особой популярностью пользовалась песня 'Мы - вестники бури'. Ее обычно пели и в походе бойцы бригады 'Буревестник'.

ИЗ СБОРНИКА 'МСТИТЕЛИ'

В РУЖЬЕ, НАРОД!

Народ в ярме, земля в плену...

Позор и стыд молчать!

Твой долг - спасать детей, жену,

Отечество спасать!

Твой долг - с вГинтовкой за плечом Скорей идти в леса,

И биться с немцем-палачом До смерти, до конца.

Народ, в ружье! Нельзя терпеть,

Нельзя рабами быть!

Уж лучше стоя умереть,

Чем на коленях жить.

МЕЧТА ЗАКЛЮЧЕННОГО

Все сметено. Мне нечего терять:

Нет ни жены, ни сына и ни брата...

В глухих стенах сырого каземата Я буду медленно, но верно погибать.

Один... совсем один...

Лишь ржавый звук ключа И немца подлого шипящий

злобный голос...

А где-то лес шумит, а где-то зреет колос И друг мой - партизан склонился у ручья.


 

Далекий милый друг!

Услышь меня, приди. Душою, сердцем всем тебя я ожидаю.

Я каждый день терплю,

под пытками страдаю И верю лишь в тебя.

Приди, мой друг, приди

МЫ - ВЕСТНИКИ БУРИ

Отряд 'Буревестник'

Под Минском стоит,

Отряд 'Буревестник'

Фашистов громит.

Мы - вестники бури И мести святой,

И водит нас в бой Мармулев удалой.

Из темного леса И топких болот Мы ночью выходим В далекий поход.

Мы видим пожары.

Коричневый гнус Терзает и мучит Мою Беларусь.

За кровь и за слезы Сестер, матерей Веди нас на бой,

Командир, поскорей.

Пусть мина летает И пуля свистит Отряд 'Буревестник'

Врагов победит

Захватит трофеи И снова назад,

Где только деревья Листвою шумят.

Мы - вестники бури И мести святой,

И водит нас в бой Мармулев удалой.


86

ПИСЬМО ЖЕНЕ

Я знаю, не легко тебе:

Два долгих года ты не знаешь Хотя бы слова обо мне И от неведенья страдаешь.

Ты думаешь, что я погиб В бою или в стенах гестапо,

И часто сыну говоришь,

Что не вернется больше папа.

Но я живу. Но я - борюсь В тылу глубоком с немчурою.

И часто лиходейка-грусть С моею шепчется душою.

Я вспоминаю про тебя...

Твой взгляд тоскливый и глубокий. О, я стремлюсь, врага разя,

Конца войны приблизить сроки!

Как я мечтаю услыхать Москвы салют победоносный И сына на руки поднять,

Чтоб видел он народ наш грозный.

Мой сын! Он вырастет большой, Отца, конечно, не узнает И скажет: 'Дяденька чужой Меня на руки подымает'.

Мои родные, с вами я!

За вас борюсь, за вас страдаю.

О, Русь! О, Родина моя!

Нет силы продолжать. Кончаю.

Использованы материалы из книги:

'Советские писатели на фронтах Великой Отечественной Войны' Литературное наследство. Т. 78. Книга вторая. М.: Наука, 1966.









Игорь Владимирович Саблин 18.12.1898 Москва, +27.10.1979

Среди тех, кто освобождал черноморские города, были анархист из Москвы Игорь Саблин ( родной брат видного левого эсера, а затем крупного советского военачальника Юрия Саблина и одного из основоположников белорусского кинематографа Владимира Корша-Саблина)

Журналист, переводчик. Около 25 лет находился в тюрьме в ссылке. Активный участник революции и Гражданской войны. Его воспоминания о работе в тылу Врангеля напечатаны в сборнике 'Ярость благородная' и др. Жены: 1. Марина Семеновна Богуславская *1900- 1951, 2. Ольга Ивановна Подымова 1910-2003, Москва. Учительница
Игорь Владимирович Саблин с внуками Андреем и Мариной






'ТРЕТЬ ЖИЗНИ - В ЗАСТЕНКАХ'


Марина Саблина
  

Глава из книги: Саблины. Годы. События. Люди

Игорь Владимирович Саблин (1898-1979) (2-25) родился 18 (31 по новому стилю) декабря 1898 года в семье врача и литератора, впос-ледствии книгоиздателя, Владимира Михайловича Саблина и Варва

ры Федоровны Саблиной (Корш). Дочь Федора Адамовича Корша, совладельца Московского драматического театра Корша, руководила в этом театре художественной частью и работала переводчиком в разных издательствах.

В 1902 году родители разошлись, и отец женился на Тамаре Ва-сильевне Демидовой, падчерице адвоката Ф. Н. Плевако. Дети - Игорь, его старший брат Юрий и младший Владимир, - жили и воспитывались в семье отца. От второго брака у Владимира Михай-ловича родились дочери Наталья и Татьяна и сын Всеволод.

Детство Игоря проходило в атмосфере 1-й русской революции (1905-1906). Его отец - Владимир Михайлович начал свою изда-тельскую деятельность с текстов конституций, программ разных пар-тий, отчетов о судебных процессах, книг о женском равноправии. Издававшаяся им газета часто меняла название, запрещалась цен-зурой, а сам В. М. Саблин с детьми скрывался у знакомых от арес-та. Будучи очевидцем 'кровавого воскресенья' в Петербурге, отец в дни декабрьского восстания 1905 г. оборудовал в Москве в своей квартире лазарет для раненых дружинников, защищавших баррикаду недалеко от дома. Впечатления от тревожной обстановки того вре-мени, дополненные рассказами отца о дяде - народовольце Николае Алексеевиче Саблине, а также встречи с революционерами, прихо-дившими к отцу, оказали большое влияние на мальчиков.

В реальном училище И. И. Александрова, куда Игорь поступил в 1911 году, он учился в одном классе со старшим братом Юрием. В последних классах они организовали нелегальный кружок - изу-чали историю революционных движений. В 1913-1914 годах, увлек-шись толстовским учением и решив начать самостоятельную жизнь, Игорь уехал на Кавказ с паспортом своего школьного товарища, но отец вскоре разыскал его и уговорил вернуться, чтобы закончить среднюю школу, а потом уже решать, что делать дальше. В 1915 году, окончив училище, с разрешения Министерства просвещения Игорь (ему было только 16 лет) поступил на сельскохозяйственное отделение Рижского политехнического института, перебравшегося из прифронтовой Риги в Москву. Война, нарастающие волны народного недовольства быстро развеяли его увлечение толстовскими идеями. Однако в среде студенчества, резко отличавшегося от московского своими корпоративными, обывательскими настроениями, Игорь откли-ка своим революционным идеям не нашел.

В начале 1916 года И. Саблин устроился санитаром в поезд Крас-ного Креста, курсировавший между Москвой и западным фронтом Тяжелая болезнь отца, Владимира Михайловича, заставила его вер нуться в Москву. После его смерти Игорь решил жить самостоя тельно. Зарабатывал переводами с английского и частными уроками, участвовал в экспедиции 'партии изысканий и орошения в северном Семиречье' в качестве регистратора-статистика (вел обследования для сельскохозяйственной переписи).

После перехода осенью 1916 года на экономическое отделение Московского коммерческого Московского коммерческого института Игорь окунулся в гущу ре-волюционной деятельности - участвовал в работе подпольных ти-пографий, нелегальных собраний, в организации Красной гвардии, в военном обучении и непосредственно в боевых действиях в Замоск-воречье.

В ноябре 1918 года Игорь Саблин был командирован на подпольную работу сначала на Украину, в Киев, а затем, в апреле 1919 года - на Кавказ, куда добирался с большими 'приключениями' в течение ме-сяца через Украину, занятую националистическими бандами различ-ных 'батьков' и 'атаманов'. До начала 1922 года И. Саблин работал в городах черноморского побережья Кавказа - Сухуми, Сочи, Гагры, Батуми, Туапсе, Новороссийске. В составе группы он организовывал партизанское движение, объединял повстанческие силы в единую Краснопартизанскую армию для помощи регулярным частям РККА и для скорейшего соединения с этими частями. Об этих годах неле-гальной и подрывной (часто в буквальном смысле слова) работы, о боевых товарищах И. В. Саблин оставил много воспоминаний, издан-ных в 50-60-е годы.

Весной 1922 года Игорь был демобилизован и направлен на работу в журнал 'Под знаменем марксизма', секретарем которого состоял до 1924 года Затем он заведовал издательством 'Недра', был там же редактором иностранного отдела. С октября 1925 по май 1927 года работал политредактором агитбюро Наркомфина СССР, сотрудничал как автор, переводчик, редактор и рецензент в московских издатель-ствах, в газетах, в журнале 'Смена'. В этом журнале в 1924 году вышел написанный им совместно с Марком Пратусевичем роман о революционных приключениях 'Дело Эрбе и К'.

Летом 1922 года Игорь Владимирович Саблин женился на Ма-рине Семеновне Богуславской, студентке. Впоследствии она рабо-тала корректором в издательствах и учительницей средней школы. В 1923 году у них родились девочки-близнецы Майя (2-52) и Ингрит (2-51), а в 1927 году - дочь Индиана (2-5^).

В эти годы печатались в его переводе с английского романы Дж-Д. Бересфорда "Революция"и Джемса Уэлша "Мерлоки", а также в переводах, сделанных совместно с матерью В. Ф. Корш-Джон Рид "Вдоль фронта"и Лоуренс Г. Десберри "Тайна Флоренции".

В мае 1928 года И. В. Саблин был арестован ОГПУ и по ложному обвинению- "по подозрению в попытке создания антисоветского анархического кружка" -осужден на три года ссылки с последующей высылкой на тот же срок. В эти годы он работал в Усть-Сысольске, Кзыл-Орде, Уфе, Рыбинске чертежником и экономистом. С 1934 года жил в Москве, сотрудничал в газетах и журналах, работал литературным и техническим редактором издательства "Физкультура и туризм".

В феврале 1938 года И. Саблина снова арестовали и по аналогичному обвинению приговорили к 10 годам лишения свободы.

До июля 1940 года Игорь отбывал срок в Орловской тюрьме, затем, на основании общего правительственного решения о переводе людей с тюремным приговором на работы, вся тюрьма была отправлена в отдаленные лагеря (Норильск). До навигации 1943 года И. Саблин отбывал срок в Норильске, а с лета 1943 года до конца срока-в Тайшетлаге. Там он тяжело заболел, попал в больницу, где приобрел некоторые медицинские знания и опыт, позволившие до окончания срока работать фельдшером в больницах и медпунктах лагеря. Помогла и встреча с давним хороши м знакомым отца -Владимира Михайловича Саблина-врачом, оказавшимся там же в тех же печальных обстоятельствах.

В феврале 1948 года срок заключения окончился, но свобода длилась всего 8 месяцев. В конце 1948 года Игорь в третий раз был арестован и на основании предыдущих дел осужден к ссылке на поселение "навечно". Отбывая ссылку в Дубровинском совхозе Новосибирской области, работал разнорабочим, лесорубом, заведующим нефтехозяйством.

После возвращения из ссылки в 1954 году, не имея права проживать в Москве, И. В. Саблин обосновался в Клину Московской области, работал лаборантом Клинской санитарно-эпидемиологической станции.

В Москву Игорь Владимирович вернулся после реабилитации в 1956 году (после XX съезда КПСС, взявшего курс на преодоление культа личности Сталина). Жены уже не застал: она скончалась в 1951 году. Майя закончила ГИТИС и работала в редакции газеты "Советская Россия", Ингрит-географический факультет МГУ, и, так же, как и младшая-Индиана-посвятила себя геологии.

В 1961 году И. В. Саблин женился на вдове своего боевого товарища Ольге Ивановне Подымовой, преподавательнице русского языка и литературы. С 1956 по 1970 годы воспоминания, статьи и очерки И. В. Саблина были напечатаны в сборниках "Октябрь в Замоскворечье" "Ярость благородная", "Против Деникина", а также впериодической печати городов Клина, Сухуми, Батуми и др. Он с удовольствием встречался с друзьями молодости, товарищами (из тех, что уцелели), пытался осмыслить происходящие со страной и с людьми перемены.

Удивительная сила духа этого человека, прожившего такую непростую жизнь, позволила ему, отсидевшему в застенках почти треть жизни, не растерять благородства души, любви к людям и даже чувства юмора, что присуще истинному интеллигенту. Таким помнят его дети и внуки, таким знает по рассказам старших правнучка Ксения





Саблин Юрий Владимирович (1900-19.06.1937)

Юрий Владимирович Саблин

Саблин Юрий Владимирович (1897, Юрьев - 1937) - советский военный деятель. Родился в семье книгоиздателя В.М. Саблина. Образование получил в Моск. коммерческом ин-те. В 1916 ушел на фронт добровольцем. В 1917 окончил школу прапорщиков. После Февральской рев. 1917 вошел в число членов ЦИК и был активным участником Моск. вооруженного восстания. Назначенный командиром 1-го моек. рев. отряда, воевал против А.М. Каледина. В 1918 был командующим 4-й армией Украинского фронта, затем комиссаром Моск. района Зап. завесы и членом ВЦИК. 6 - 7 июля 1918 года в Москве стал одним из военных руководителей выступления левых эсеров против Советского правительства, заключившего Брестский мир. После подавления левоэсеровского мятежа Саблин был осужден на 1 год, но за былые революционные заслуги амнистирован ВЦИК. Разойдясь с левыми эсерами, командовал отрядом, полком, дивизией, бригадой, проявив отчаянную храбрость во время боев против А.И. Деникина и П.Н. Врангеля. В 1919 вступил в РКП(б) и, будучи делегатом Х съезда партии, участвовал в подавлении Кронштадтского мятежа. В 1923 окончил Военную академию и Высшие академические курсы. В 1925 учился в школе летчиков. В 1927 занимался на курсах усовершенствования комсостава. С 1931 служил начальником управления военно-строительных работ и являлся комендантом укрепрайона. В 1935 произведен в комдивы. Был репрессирован во время "большого террора". Реабилитирован посмертно.

Использованы материалы кн.: Шикман А.П. Деятели отечественной истории. Биографический справочник. Москва, 1997 г.


Саблин Юрий Владимирович. Комдив (1935). Русский. Член ВКП(б) с мая 1919 г. (в 1915-1918 гг. состоял в партии эсеров и левых эсеров).

Родился в ноябре 1897 г. в г. Юрьеве (Тарту) в семье известного книгоиздателя В. М. Саблина. Окончил гимназию и учился в Московском коммерческом институте. Одновременно вольнослушателем посещал занятия в Московском университете. После первого курса института летом 1916 г. отправился добровольцем на фронт в качестве вольноопределяющегося. Участник Первой мировой войны. Воевал в частях артиллерии на Юго-Западном и Румынском фронтах (младшим фейерверкером артиллерийской батареи). Был отравлен газами. После излечения направлен во 2-ю Московскую школу прапорщиков, которую окончил в мае 1917 г. и затем служил младшим офицером роты в 56-м запасном пехотном полку. Последний чин в старой армии — прапорщик. В 1917 г. избран в состав Московского военно-революционного комитета (ВРК). Делегат 2-го Всероссийского съезда Советов, провозгласившего советскую власть в России. На съезде избран членом ВЦИК. Член штаба Московского ВРК. В дни октябрьских боев в Москве командовал красногвардейцами у Никитских ворот. После установления советской власти в Москве — член президиума Моссовета. В конце 1917 г. убыл на Украину, где во главе 1-го Московского революционного отряда сражался с войсками Центральной рады.

В Красной армии с февраля 1918 г. Участник Гражданской войны. В начале 1918     г. командовал войсками северного участка фронта по борьбе с донской контрреволюцией. В марте — апреле 1918 г. — командующий 4-й армией. С апреля  1918 г. — военный комиссар Московского района Западной завесы. Участник левоэсеровского мятежа в Москве в июле 1918 г., за что Ревтрибунал при ВЦИК 27 ноября 1918 г. приговорил его к одному году лишения свободы. С учетом боевых заслуг перед революцией президиумом ВЦИК 29 ноября 1918 г. был амнистирован. С декабря 1918 г. командовал повстанческими войсками на Харьковщине. Затем занимал должности в РККА: командира 11-го Украинского советского полка, командующего Северо-Донецкой группой войск, командира 3-й бригады 41-й стрелковой дивизии, командующего группой войск 14-й армии (октябрь — ноябрь 1919 г.), начальника 41-й (ноябрь 1919 г. — январь 1920 г.), Эстонской (февраль — март 1920 г.), 46-й (апрель — июнь 1920 г.) стрелковых дивизий. Из приказа Реввоенсовета Республики ? 226 от 31 июля 1921 г.: «Награждается вторично орденом Красного Знамени бывший начальник 46-й стрелковой дивизии тов. Саблин Юрий Владимирович за то, что в упорной борьбе с врагами рабоче-крестьянской власти на Украине в 1920 году он неизменно проявлял мужество и храбрость, способствуя своей выдающейся боевой деятельностью уничтожению южной контрреволюции. В боях с десантным отрядом армии Врангеля, юго-восточнее города Мелитополь, с 15 по 17 апреля 1920 года тов. Саблин, умело и энергично руководя боевой работой дивизии, сломил упорство врага и отбросил его к морю, где отряд противника был частью потоплен, частью взят в плен...» В июле — августе 1920 г. — командующий Правобережной группой войск 13-й армии, начальник 52-й стрелковой дивизии. В августе — сентябре 1920 г. — начальник сводной кавалерийской дивизии. В октябре — ноябре 1920 г. — командир отдельной кавалерийской бригады 6-й армии. В декабре 1920 г. — апреле 1921 г. — начальник 16-й кавалерийской дивизии. При подавлении Кронштадтского мятежа в марте 1921 г. исполнял обязанности помощника командующего Южной группой войск.

После Гражданской войны на ответственных должностях в войсках и центральном аппарате РККА. В 1921— 1923 гг. — слушатель основного факультета Военной академии РККА. Во время учебы был ответственным секретарем президиума Военно-научного общества академии и заведующим военным отделом газеты «Известия». После окончания академии — в ВВС РККА. Будучи назначен начальником штаба тренировочной авиационной эскадрильи, проходит там практическое обучение, а в июле 1924 г. сдает экзамен за летную школу. После окончания в марте 1925 г. курса усовершенствования Высшей школы летчиков-наблюдателей был назначен начальником штаба ВВС Туркестанского фронта. В том же году окончил КУВНАС при Военной академии РККА. С января 1926 г. в распоряжении Главного управления РККА. С ноября того же года — командир и военком 99-й стрелковой дивизии. Из аттестации за 1927-1928 гг. на Ю. В. Саблина, подписанной командиром 17-го стрелкового корпуса К. А. Нейманом и его помощником по политической части Э. А. Рахья: «...Хорошо развит, подготовлен всесторонне. Общественной жизнью интересуется и принимает в ней активное участие. Пользуется авторитетом среди подчиненных... Дисциплинирован, полученные приказы хорошо продумывает. Быстро выполняет, учитывая конкретную обстановку, имея богатую инициативу и твердость характера... Можно ожидать от тов. Саблина в бою хорошую работу. Дивизия в хорошем состоянии... В стрелковом отношении дивизия переваливает через удовлетворительный уровень... Подлежит продвижению в очередном порядке на должность командира и комиссара корпуса». С июля 1930 г. — заместитель начальника КУВНАС РККА (он же начальник учебного отдела курсов). В феврале — мае 1931 г. — помощник инспектора пехоты РККА. Одновременно являлся главным руководителем военного обучения в Коммунистическом университете трудящихся Востока. С мая 1931 г. — начальник 52-го управления военно-строительных работ (УНР-52) и комендант Летического укрепленного района. Из аттестации за 1932 г. на Ю. В. Саблина, подписанной командующим войсками Украинского военного округа И. Э. Якиром: «Работает много и хорошо. Результаты его работы весьма значительны...» С февраля 1936 г. — командир и военком 97-й стрелковой дивизии.

Награжден двумя орденами Красного Знамени (оба в 1921 г.).

Арестован 25 сентября 1936 г. Военной коллегией Верховного суда СССР 19 июня 1937 г. по обвинению в принадлежности к антисоветской организации приговорен к расстрелу . Приговор приведен в исполнение в тот же день. Определением Военной коллегии от 12 декабря 1956 г. реабилитирован.

Черушев Н.С., Черушев Ю.Н. Расстрелянная элита РККА (командармы 1-го и 2-го рангов, комкоры, комдивы и им равные). 1937-1941. Биографический словарь. М., 2012, с. 272-274.


Отзывы современников

И. А. Бунин писал о назначении Саблина военным комиссаром Московского района[2]:

Юрка Саблин, — командующий войсками! Двадцатилетний мальчишка, специалист по кэкуоку, конфектно-хорошенький…
(запись в дневнике, 25 февраля 1918)

Упоминается в «Хождении по мукам» А. Н. Толстого:

Со стороны Страстной площади наседал с большевиками Саблин. Рощин знал его по Москве ещё гимназистом с голубыми глазами и застенчивым румянцем. Было дико сопоставить юношу из интеллигентной старомосковской семьи и этого остервенелого большевика или левого эсера, — чёрт их там разберёт, — в длинной шинели, с винтовкой.

Отзыв коменданта московского Кремля Павла Малькова[3]:

…Вообще-то говоря, Саблин был по натуре неплохим парнем — пылким, непосредственным, хотя и ввязался в левоэсеровскую авантюру и даже играл активную роль в мятеже. Ему было всего 25—26 лет, не больше. Он потом пересмотрел свои позиции и перешёл к нам. В годы гражданской войны сражался в рядах Красной Армии, был красным командиром. Рассказывали, вроде воевал неплохо.

Александр Вертинский о роли Саблина в харьковских событиях 1-3 января 1919 года[4]:

… Однажды вечером в Доме артистов появился заросший бородой Юрка Саблин — левый эсер. Оказалось, что он «взял» Харьков! Именно «взял» — как берут со стола серебряную ложку и прячут в карман. Ибо Харькова, по-моему, никто не защищал. Боев никаких не было… <…> Он был преисполнен важности и делал загадочное лицо. Нам, во всяком случае, он был не страшен. Его отряд вскоре ушёл куда-то дальше. В городе утвердилась советская власть.

Саблин Юрий Владимирович (1897, Юрьев - 1937) - советский военный деятель. Родился в семье книгоиздателя В.М. Саблина.
67

'ОРДЕН ПОД НОМЕРОМ 5 (ЮРИЙ САБЛИН)'

Андрей Саблин, Анастасия Лайкина
Глава из книги: Саблины. Годы. События. Люди

Он не дожил до сорока лет. Но тот короткий отрезок времени, ко-торый отвела ему суровая судьба, по насыщенности и накалу, страст-ности и богатству событиями равен многим и многим десятилетиям обычной жизни.

'Баснословно храбрый и решительный', - так, подводя итоги боев против Деникина, аттестовал Юрия Саблина (2-24) Реввоен-совет 14-й.армии Южного фронта. 'Хороший товарищ, безумно храбрый человек', - писал о нем член Реввоенсовета 13-й армии Юго-Западного фронта В. П. Затонский. Отметим, что столь высокие оценки давались во времена массового героизма, когда отвага и му-жество были, так сказать, обычным, рядовым делом, делом, от кото-рого зависело спасение революции и Советской власти.

С самых первых дней революции Юрий Саблин почти непрерывно участвовал в боевых действиях против контрреволюции. Проголо-совав 25 октября 1917 года вместе с делегатами II Всероссийского съезда Советов за установление Советской власти, избранный в со-став Всероссийского Центрального исполнительного комитета, член Московского Исполкома Ю. Саблин вернулся в Москву и немед-ленно включился в борьбу за установление власти Советов в городе. В ожесточенных боях на улицах Москвы он командовал специаль-ным отрядом красногвардейцев и солдат-двинцев. Отряд, успешно выполняя задание Военно-революционного комитета, захватил зда-ние градоначальства на Тверском бульваре. 31 октября в бою у Ни-китских во£от Ю. Саблин был ранен. Те, кто недавно перечитыва-ли 'Хождение по мукам', вероятно, помнят один из приведенных А. Толстым драматических эпизодов боев на московских улицах в октябре 1917 года. Читатели видят его глазами Вадима Рощина - в ту пору контрреволюционного офицера, возглавившего роту юнке-ров, которая залегла у Никитских ворот. 'Со стороны Страстной площади, - вспоминает Рощин, - наседал с большевиками Саблин.
68

Рощин знал его по Москве еще гимназистиком, ангельски хорошень-ким мальчиком с голубыми глазами и застенчивым румянцем. Было дико сопоставить юношу из интеллектуальной старомосковской се-мьи и этого остервенелого большевика и левого эсера, - черт их там разберет, - в длинной шинели с винтовкой, перебегающего за липами того самого, воспетого Пушкиным, Тверского бульвара, где совсем еще так недавно добропорядочный гимназистик прогуливался с грамматикой под мышкой... Рощин сам залег за пулеметом... и ког-да опять выскочила из-за дерева тонкая фигура в длинной шинели, полил ее свинцом. Саблин уронил винтовку и сел, схватившись за ляжку около паха'.

Едва оправившись от ранения, в декабре 1917 года Ю. Саблин во главе красногвардейского отряда в две тысячи бойцов отправился на Дон, где генерал-лейтенант Каледин начал военные действия против молодой Советской республики, развязав гражданскую войну.

Главнокомандующим войсками по борьбе с контрреволюцией на юге России Совнарком назначил одного из руководителей Ок-тябрьского вооруженного восстания в Петрограде В. А. Антонова- Овсеенко. В. И. Ленин, придавая первостепенное значение военным действиям против калединцев, требовал ежедневных сообщений о подборе командного состава войск, о ходе военных операций. В фев-рале 1918 года Антонов-Овсеенко докладывал Ленину: 'Мною на-значен тов. Саблин командующим всеми революционными силами Северного участка Донского фронта. Армия Саблина в 25 верстах от Новочеркасска. Все успехи на этом участке одержаны этой армией, нанесшей фланговый удар калединцам'. Красногвардейские отряды, руководимые 20-летним прапорщиком Ю. Саблиным и 24-летним пра-порщиком Р. Сиверсом под общим командованием бывшего подпору-чика Антонова-Овсеенко, нанесли решающее поражение офицерским и белоказачьим частям, во главе которых стояли опытные царские генералы Каледин, Алексеев, Корнилов. Разгром белых частей поз-волил восстановить Советскую власть в Ростове и Новочеркасске. Генерал Каледин застрелился. Все эти события красочно переданы М. Шолоховым в романе 'Тихий Дон', где не раз упоминается и имя Ю. Саблина.

В 1919-1920 годах Ю. Саблин участвовал в разгроме войск Дени-кина и Врангеля вначале как командир 41-й, а затем 46-й стрелковых дивизий. Войска, руководимые Ю. Саблиным, освободили Харьков, а затем вышли к Крымскому полуострову, где после длительных и ожесточенных боев было нанесено решающее поражение Врангелю, а вместе с ним и белогвардейщине.


69

В феврале 1920 года Ю. Саблин принял под свое командование сражающуюся против Врангеля Эстонскую дивизию. Так своеобраз-но состоялась его вторая встреча с Эстонией. А первая?

В 1896 году молодая супружеская пара Саблиных - Владимир Михайлович и Варвара Федоровна Корш (2-13) - приехала из Москвы в Тарту. Переезд был не добровольным, а вынужденным. Департамент полиции выслал студента университета из Москвы как 'неблагонадежного' в связи с приближающейся коронацией Нико-лая II. Он был замешан в антиправительственной агитации среди студентов, и полиция сочла необходимым отправить 'подозрительное лицо' подальше. Юрьевский университет Владимир Саблин выбрал как место, где можно было завершить свое медицинское образова-ние. Успешно сдав необходимые экзамены, он был 'удостоен степени лекаря'. А 24 ноября 1897 года в семье появился первенец Юрий - будущий красный командир. В Тарту семья прожила два года, после чего вернулась в Москву, где В. Саблин основал издательство, ко-торое быстро приобрело известность своими прогрессивными, ради-кальными и даже революционными изданиями.

Нелишне отметить, что в семье Саблиных свято чтили память дяди отца - Николая Саблина - известного народовольца, кото-рый активно участвовал в подготовке покушения на Александра II, и 3 марта 1881 года застрелился в осажденной полицией квартире. Таким образом, домашняя обстановка в значительной мере предопре-делила выбор Юрия Саблина. Уже в 1915 году восемнадцатилетним юношей он активно включается в революционное движение, став ле-вым эсером.

Ошибочность политической линии левых эсеров осознал Ю. Саб-лин после левоэсеровского мятежа 1918 года. Как один из военных руководителей этого мятежа он был предан суду, приговорен с уче-том революционных заслуг к одному году тюрьмы, но на следующий день после суда был амнистирован ВЦИК и отправлен на фронт. На Украине в качестве командира повстанческих отрядов он вел борьбу против Петлюры, а в мае 1919-го вступил в ряды большевистской партии.

В 1921 году делегат X съезда партии Ю. В. Саблин вместе со своими товарищами был направлен на подавление Кронштадтского мятежа, назначен помощником командующего южной группой войск и непосредственно руководил боевыми действиями. 'За подвиги лич-ной храбрости, самоотверженность и искусное управление частями войск, проявленные при штурме крепости Кронштадт и взятии горо-да Кронштадт' Ю. В Саблина наградили орденом Красного Знамени.


70

Второй орден Красного Знамени он получил за боевые действия про-тив Врангеля.

...Как вспоминал А. Е. Крученых, В. Маяковский в полемике был совершенно непобедим, но единственный человек, который ставил его в тупик - был Велимир Хлебников. Однажды сидели за столом Маяковский, Хлебников и Ю. В. Саблин, военачальник, герой граж-данской войны. Саблин сказал, что награжден боевым орденом, на котором - пятый номер. И шутливо добавил: - Таких, как я, во всей стране только пять. Маяковский возразил: - А таких, как я, - толь-ко один. Хлебников задумчиво сказал: - А таких, как я, и вовсе нет.

...Гражданская война закончилась. Началось время упорной уче-бы. Ю. В. Саблин - слушатель военной академии, затем и сам преподаватель. Служит в войсках, занимая высокие военные долж-ности. В 1930-1931 годах помощник инспектора пехоты РККА Ю. В. Саблин в то же время преподает военное дело в Коммунистиче-ском университете народов Востока, ведет занятия на английском и немецком языках. Много времени посвящает обобщению опыта гражданской войны, обсуждая различные ее аспекты в многочислен-ных статьях.

Жадный ко всему новому, Ю. В. Саблин становится активным пропагандистом авиации. Будучи командиром дивизии, он в 1925 году окончил школу летчиков. Он же - один из инициаторов созда-ния Общества друзей воздушного флота (позднее Осоавиахим, те-перь ДОСААФ). В ноябре 1935 года Ю. В. Саблину было присвоено воинское звание комдива, в 1937 был арестован. Он стал жертвой злостной клеветы. Лишь позднее стало известно, что 19 июня 1939 года Юрий Владимирович был расстрелян. В 1956-м - посмертно ре-абилитирован. Его мать, Варвара Федоровна, мучительно переживав-шая арест сына, умерла в 1955, не дождавшись его реабилитации.





САБЛИН Андрей Всеволодович






 

Владимир Владимирович Корш-Саблин

Открыть

'САБЛИНЫ И ИХ ОКРУЖЕНИЕ В XIX ВЕКЕ'
ДЕДУШКА САБЛИН И ЕГО СЕМЬЯ


Наталья Вагапова
  

Глава из книги: Саблины. Годы. События. Люди

В Полном (академическом) собрании сочинений А. П. Чехова фа-милия Саблин упоминается в 'Письмах' множество раз. Речь идет либо о Михаиле Алексеевиче Саблине (2-6) (1842-1898), либо о его сыне Владимире Михайловиче Саблине (2-13) (1872-1916). Из комментариев к сочинениям Антона Павловича и к рассказам о его жизни известно, что М. А. Саблин, создатель газеты 'Русские ве-домости', был не только одним из первых редакторов, державшим в руках рассказы Чехова, но и его старшим другом. Дружба между 'дедушкой Саблиным' (о происхождении этого прозвища мы расска-жем позже) и Антоном Павловичем была тесной, искренней, отноше-ния между ними сложились теплые, почти семейные и продолжались вплоть до кончины Михаила Алексеевича. ' Мария Павловна Чехова в письме к Всеволоду Владимировичу Саблину (1913-1952), внуку Михаила Алексеевича и сыну Владимира Михайловича, писала: 'Как известно, отношения М. А. и А. П. были теплые и дружеские. Я лич-но очень уважала дедушку Саблина'[I]. Имя Михаила Алексеевича то и дело возникает, например, в переписке А. П. и М. П. Чеховых за 1894 г.: Антон Павлович пишет сестре: 'Кланяйся нашим, Гольцеву, Лике и Дедушке' (6 или 7 марта 1894 г. П., 5, 276); 'Мой адрес: Арбат, Б. Власьевский пер., д. Офросимовой, кв. Саблина. Живу в одной квартире с Потапенко' (28 июля 1894 г. П., 5, 308); 'Кроме Гольцева и Саблина, мне никого не хотелось бы видеть' (6/18 ок-тября 1894 г. П., 5, 326), 'Потапенко был в Москве и уехал. Я и он преподнесли Дедушке серебряный портсигар' (25 декабря 1894 г. П., 5, 349).

Младшим другом Антона Павловича был сын Михаила Алексее-вича Владимир, переводчик на русский язык драматургии и прозы немецких, французских, итальянских писателей, первый в России

  пропагандист скандинавской литературы. В 1901 г. он основал 'Из-дательство В. М. Саблина' - одно из самых интересных культурных начинаний в России накануне Первой мировой войны.

Семья Михаила Алексеевича Саблина и его жены Александры Генриховны, урожденной й Грейлих, была одной из самых колорит-ных и заметных в литературной Москве. Дворянский род Саблиных, согласно сообщению Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона , официально восходит к концу XVI в.
Сохранилась фа-мильная печать с надписью 'С. Чепсары. Отчины гг. Саблиныхъ' вологодской ветви саблинского весьма обширного рода. Отец Ми-хаила Алексеевича, Алексей Иванович (2-4) (1806-1878), надворный советник, был в Вологодской губернии исправником, т. е. выбранным от дворянства начальником полицейского управления. Должность свою он понимал своеобразно. Об этом свидетельствует В. А. Гиляровский, чья молодость прошла в Вологде. Сыновья Алексея Ивановича - студенты Михаил (2-6) и Николай (2-8) - числились неблагона дёжными, а отец под их влиянием покровительствовал сосланным в Вологду революционерам.

Два других брата, генерал от инфантерии Иван Алексеевич (2-7) (1851-1900), командир Екатеринославского шефа Его Император-ского Величества пехотного полка, и прокурор, служивший в Ярос-лавле и Тифлисе, затем председатель казенной палаты Александр Алексеевич (2-9) (1850-1895), были верными слугами престола. По рассказам младшей дочери М. А. Саблина, Елизаветы Михайловны (2-20), Иван Алексеевич Саблин был как-то представлен императору
Александру III. Император обратился к нему с вопро-сом, кем ему доводится цареубийца Николай Саблин (2-8). 'Родной брат, Ваше Императорское Величество', - отвечал Иван Алексеевич.

 


Трудно поверить, но репрессий никаких не последовало.

Иван Саблин спокойно продолжал свое продвижение по служебной лестнице. 

 

Михаил Алексеевич (1842-1898), окончив юридический факуль-тет Санкт-Петербургского университета, вскоре переехал в Москву, ('начала он преподавал в гимназии географию. Затем прочно опреде-лились два его постоянных пристрастия. Это, во-первых, статистика, дисциплина тогда для России достаточно новая. И, во-вторых, жур-налистика, вернее, редакторское дело, которому он отдавался с не-меньшим пылом. В. А. Гиляровский рассказывает в книге 'Москва газетная' о том, что, когда редакция 'Русских ведомостей' перееха в новое помещение, прежний 'крохотный флигелек был уступлен М. А. Саблину, куда он и перевел статистическое управление при канцелярии генерал-губернатора, заведующим которого он состоял'[II].

 

[I] Письмо М. П. Чеховой Всеволоду Владимировичу Саблину (сыну изда-теля), датируемое 1951 г. Семейный архив А. В. Саблина.

16

[II] Гиляровский В. А. Собр. соч.: в 4 т. М., 1967. Т. 3. С. 16.


 


 

Владимир Алексеевич Гиляровский (26 ноября (8 декабря) 1855, имение графа Олсуфьева, Вологодский уезд, Вологодская губерния - 1 октября 1935, Москва) - русский писатель, журналист, бытописатель Москвы.
 

В 1871 г. под руководством М. А. Саблина была проведена первая од-нодневная перепись жителей Москвы. Труды его по статистике были хорошо известны специалистам. Некоторые из них до сих пор сохранили свое значение. Позднее, будучи избран гласным Московской городской Думы, статский советник М. А. Саблин работал в комиссиях, касавших-ся экономических нужд столицы. Он был секретарем московского отдела Совета торговли и мануфактур.

Что же касается деятельности в 'Русских ведомостях' , то лучше все-го описывает обстановку в редакции и роль М. А. Саблина все тот же Гиляровский: подробнее

Какие встречи! Кто-кто не работал в газете! Писали те, о кото-рых даже не догадывались читатели, не воображала цензура. Только мы, очень немногие, далеко даже не все постоянные сотрудники, зна-ли, что работали в газете П. J1. Лавров и Н. Г. Чернышевский, помес-тивший в 1885 году свой первый фельетон за подписью 'Андреев', и другие революционные демократы.

-   Кто этот Андреев? - спросили М. А. Саблина в цензуре.

Кто Андреев? Да актер Андреев-Бурлак!
Тем и успокоилось на-чальство'[1].

А вообще, по мнению Гиляровского и других газетчиков, 1880-е годы были временем расцвета 'Русских ведомостей'. На страницах этой газеты можно было найти имена JI. Н. Толстого, М. Е. Салтыкова-Щедрина , Д. Н. Мамина-Сибиряка, К. М. Станюковича, А. П. Чехова. Статьи по театру писал В. И. Немировича- Данченко, а музы-кальные фельетоны - П. И. Чайковский .

Антон Павлович любил бывать по субботам в доме Саблиных на Арбате, во Власьевском переулке, где собирались В. А. Гиляровский, Андреев-Бурлак! , В. М. Гаршин Мамин-Сибиряк Дмитрий Наркисович, Златовратский, Николай Николаевич Успенский Глеб Иванович, и другие известные литераторы.

За обеденным столом у М. А. Саблина, по свидетельству его млад-шей дочери Елизаветы Михайловны, собиралось ежедневно не менее 20 человек. Помимо детей Михаила Алексеевича и
(2-6) (а их было девять), к обеду приходили родные, друзья. Александра Генриховна (1848-1902), дочь Генриха Ивановича Грейлиха, начальника учебного округа из Прибалтики, известна была своей красотой, хорошим вкусом и строгостью характера. Дети ее обожа-ли и побаивались. Сохранилась фотография юного Владимира, будуще-го издателя, в гимназической форме, с надписью: 'Дорогой и милой маме на память от крепко-крепко любящего ее сына Владимира, кото-рый будет стараться совсем не огорчать своих родителей. 17.1.1888'.

Братья Саблины, Владимир (2-13) и Борис (2-15), о которых не раз упоминает в своих рассказах о старой Москве Гиляровский, были порядочные повесы. Бытует рассказ о том, как они выкрали у няньки свою младшую сестрицу, запеленутую в одеяльце, и, хорошенько обвя-зав крепкой веревкой, стали спускать и поднимать этот живой сверток в пролет лестницы двухэтажной квартиры. На здоровье Елизаветы Ми-хайловны (1887-1953), к счастью, это не отразилось.

В такой большой семье, естественно, были и внучки, почти ровес-ницы младших детей. Заметной персоной оказалась Леля Блинова, впоследствии Елена Андреевна Кнорре (2-22) (1891-1953). Ее ро-дителями были Татьяна Львовна Щепкина-Куперник старшая дочь Саблиных Надежда Михайловна (2-11) (1868-1902) и Андрей Андреевич Блинов (1863-1916), присяжный поверенный, впоследствии депутат Государственной думы третьего со-зыва. Маленькая Леля часто заходила с няней к дедушке в редакцию 'Русских ведомостей'. Позже Елена Андреевна любила рассказывать своим детям, как ее угощали в редакции чаем. Во время этих чаепитий ей случалось сидеть на коленях у Чехова, который серьезнейшим обра-зом 'ухаживал' за юной гостьей.

Именно Леле был обязан Михаил Алексеевич тем, что компания ближайших друзей, к числу которых принадлежал Антон Павлович, , ее подруга актриса Лидия Явор-ская, Виктор Александрович Гольцев , Лидия Стахиевна Мизинова, В. М. Соболевский и М. П. Чехова, прозвали его 'дедушкой'. Михаил Алексеевич как-то заявил в разговоре с Татьяной Львовной, что хоть она и 'маститая писательница' (прозвище это было ей дано Антоном Павловичем), но для него, Саблина, она все равно что его внучка Леля[2]. Прозвище 'де-душка' подхватили все члены 'Авелановской эскадры', т. е. кружка че-ховских знакомых-москвичей, которые во время приездов Антона Пав-ловича из Мелихова в Москву начинали его усиленно 'чествовать'. Это дало повод прозвать Чехова 'Авеланом', как писала в своих воспо-минаниях, переданных Вс. В. Саблину (2-29), Мария Павловна - 'по имени адмирала Ф. К. Авелана , который командовал русской эскадрой, посланной в 1893 г. в Тулон по случаю заключения франко-русского союза, и которого в связи с этим много раз чествовали и во Франции, и в России'. 'Свои посещения театров, ресторанов и пр. они называли 'плаванием'... М. А. был постоянным участником так называемых 'авелановских плаваний'[3], - заключает М. П. Чехова.

Общение в этой компании было живым и непринужденным, хотя временами принимало драматический оборот. В декабре 1893 г. Чехов


 

[1] Там же. С. 22

[2]  См.: Саблиин В. Неизвестное письмо А. П. Чехова / / Огонек. 1982. ? 18. С. 21.

[3]  По письму из семейного архива А. В. Саблина.

-------------
20-21 пишет из Мелихова В. А. Гольцеву Ах, мой рассказ в 'Русских ведо-мостях' постригли так усердно... Ты Саблину ничего не говори* (II., 5, 256). Зато в августе 1894 г. снова Гольцеву 'Ждем тебя и Мелихове 15 августа. Непременно приезжай вместе с Михаилом Алексеевичем.

Потапенко, солнце и луна потонули в блаженстве. Будь здоров!!![1]*.

А вот еще одно письмо, подлинник которого был обнаружен сравни-тельно недавно, в 1982 г., в бумагах Елены Андреевны Кнорре. Оно свидетельствует о какой-то временной размолвке между Чеховым и Саблиным, скорее всего связанной с литературными делами и обязатель-ствами. Письмо адресовано Михаилу Алексеевичу Саблину.

'97-6-П. Лопасня Моск. губ.



...у нас в Лопасне есть уже почтовое отделение в театре Корша.. подробнее

'Каждому Иванову и Иванову будет интересно узнать, что такое про него Чехов написал', - возражал Градов-Соколов бенефицианту, которому не нравилось название.

...Когда начался разъезд после спектакля, только и слышалось у подъезда:

-   Карету Иванова!

-   Одиночку Иванова!

-   Лихач от Большой Московской с Ивановым!

-   Кучер полковника Иванова!'[2].

Исполнялись у Корша и пьесы в переводах В. М. Саблина: 'Сказ-ка (Старая песня)' и 'Вечная любовь' А. Шницлера, 'Извозчик Геншель' Г. Гауптмана, 'Огни Ивановой ночи' Г. Зудермана. Другие пьесы в его переводах (Владимир Михайлович начал переводить пьесы и печатать корреспонденции в газетах во время свадебного путешест-вия в Вену) позже пошли в императорских театрах Москвы и Петер-бурга (например, 'У царских врат' К. Гамсуна, 'Забава (Без любви)' А. Шницлера, 'Мигаэль Крамер' Г. Гауптмана и многие другие).



Государственный центральный театральный музей им. А. А. Бахрушина - крупнейшее в России собрание материалов по истории отечественного и зарубежного театра, Отдел фото-негативных документов.
Заведует отделом фото-негативных документов Евгения Юрьевна Недзвецкая (тел. 8 (495) 690-59-20).
Адрес отдела: Тверской бульвар, д.11 стр. 2. (м. 'Тверская', 'Пушкинская', 'Чеховская').
фотографии актеров с автографами и дарственными надписями!

----------------

Антон Павлович Чехов принимал деятельное участие в литератур-ной судьбе молодого человека, который постоянно обращался к нему за советами, делился своими планами. '...Хотелось бы выработаться в порядочного корреспондента', - пишет Саблин Чехову из Вены, а, получив ответ, который, к сожалению, не сохранился, пишет в Моск-ву: 'Большое Вам спасибо за письмо, дорогой Антон Павлович. За Вас, конечно, страшно рад, что хоть из клиники выписались, на вольном воздухе сумеете увеличить свой вес, а тогда и Вашу газету начнете. Меня этот вопрос еще более интересует, так как тогда и в московской прессе должны произойти большие перемены' (П., 6, 695).

Год спустя, однако, становится ясно, что призвание Саблина - не корреспондентская работа, а переводы и пропаганда современной литературы. Чехов рекомендует А. С. Суворину для его театра выпол-ненный Владимиром Михайловичем перевод тогдашней новинки, пьесы Г. Гауптмана 'Извозчик Геншель'. Эта пьеса не была принята театром, хотя издавалась, но позднее Суворин ставил в саблинских переводах 'Сказку' А. Шницлера и 'Микаэля Крамера' Гауптмана.

Переводы Владимира Михайловича были добротны, верно пере-давали 'дух и букву' той или иной пьесы, и, что очень важно, он умел выбирать драмы, пользовавшиеся популярностью в Европе и отвечавшие настроениям русского общества, такие, как 'Дикая утка' Ибсена или 'Перед восходом солнца' Г. Гауптмана. Часто бывая в Берлине, в Вене, Владимир Михайлович обычно приобретал права на перевод сразу же после появления оригинала. В переписке Чехова с Мейерхольдом упоминается перевод пьесы Г. Гауптмана 'Перед восходом солнца', сделанный Саблиным и вошедший во второй том собрания сочинений Гауптмана под редакцией К. Бальмонта (та же пьеса была переведена и самим Мейерхольдом под названием 'До восхода солнца'), В одном из писем Мейерхольда Чехову за 1901 год читаем: 'Вышел 'Красный петух' Гауптмана. Превосходная пьеса'[3]. Речь идет о совместном переводе В. М. Саблина и Юргиса Балтру-шайтиса . Кстати, Мейерхольд познакомился с Балтрушайтисом в доме


 

[1]  Семейный архив А. В. Саблина.

[2]  Гиляровский В. А. Указ. соч. Т. 3. С. 292.

[3] Литературное наследство: Чехов. М., 1960. Т. 68. С. 444.


Вера Саблина, Владимир Саблин

Глава из книги: Саблины. Годы. События. Люди

24-25

В. М. Саблина и его второй жены Тамары Васильевны. Венцом пере-водческой деятельности Владимира Михайлонича Саблина, связанной с театром, были, конечно, постановки на сцене МХТ 'Микаэля Кра-мера' его любимого автора Герхарда Гауптмана, трех пьес М. Метер-линка ('Вторжение', 'Слепые', 'Там, внутри*), шедших в один вечер, и 'У царских врат' Кнута Гамсуна , драмы, державшейся в репертуаре долго - с 1906 по 1909 годы.

Распространение в России новейшей драматургии и прозы было первоначальной задачей Саблина, когда он организовал свое издатель-ство. Редакция и типография помещались на Петровке, 26, в доме Обидиной. Скоро этот адрес стал хорошо известен читателям, прежде всего интеллигенции. В издании Саблина, часто в его переводах, были опубликованы собрания сочинений М. Метерлинка, , К. Тетмайера, С. Лагерлеф, Герхардта Гауптмана , избранные произведе-ния А. Франса, Г. Д' Аннунцио, Б. Шоу, О. Уайльда, А. Стриндберга, В. Реймонта. Многие из этих авторов вошли в обиход русской куль-туры именно благодаря саблинским изданиям. С. Пшибышевского Более двухсот книжек в зеленоватых коленкоровых переплетах с изящным золотым тисне-нием в стиле модерн. Их объединяет название, придуманное самим Владимиром Михайловичем, - 'Библиотека классиков современной мысли'.

Издательская деятельность Саблина до сих пор освещена недоста-точно, Хотя есть несколько достойных публикаций, носящих по необхо-димости краткий характер[I].

Все, кто занимался анализом саблинских изданий, ставят на второе место вслед за 'Библиотекой...' серию, посвященную истории освободительного движения в России.


 

[I] См., например: Юниверг Р., Л. Издательство В. М. Саблина: 80 лет// Памятные книжные даты. М., 1981. С. 244-246.

подробнее

[II] См. об этом подробнее: Тер-Гевондян Т. Р. Загадка потухшего 'Маяка' Пензенская правда. 1981. 7 июня. С. 3.


26-27
.

В 1910 году Саблины купили имение Уварово недалеко от Крекшина по Киевской железной дороге, бывшую барскую усадьбу с помещичьим домом , парком, конным заводом и земельными угодья-ми.
Деревня располагается в окружении разновеликих по размеру поселений. В 5-х километровой зоне от деревни располагаются посёлок Птичное, деревни: Пятовское, Рожново, Поповка, Горчаково, Верховье, Рогозинино.
Наиболее близкий к деревне населённый пункт - дер. Горчаково.
На фоне перечисленных самое заселённое - пос. Птичное (насчитывает 4689 проживающих). Районный центр - город Наро-Фоминск, находится в 31,9 км к западу от деревни Уварово.

Но отнюдь не для того, чтобы превратить ее в дачные участки и сдавать, как хотел поступить Лопахин с имением Раневской. Хозяйс-тво велось по английскому образцу. Были закуплены за рубежом косилки, веялки и другие механизмы, симментальские коровы , куры- леггорны , индюки и прочая птица. В парке жили павлины и ручные лани, которых дети кормили во время прогулок. Строились новые хо-зяйственные помещения.
Конный завод Т. В. Саблиной (1880-1960), страстной лошадницы, был занесен в российские каталоги.
Лошади были не только для хозяйства и выездов, держали даже какую-то малорослую кобылку, на которой разрешалось кататься детям. Ухаживал за ней конюх Василий. Управляющий и все, кто работал в имении, не воровали, не дерзили, но работали на совесть.
Обращались ко всем работникам на 'вы'.
Сестры с детьми жили в имении каждое лето вплоть до 1918 г:
В 1918 года все движимое и недвижимое помещичье имущество было конфисковано, и хозяином стал волостной исполнительный комитет совета депутатов.
В начале 1918 года руководство Красно-Пахорской волости Подольского уезда Московской губернии предложили крестьянам деревень Рожново, Горчаково и Уварово взять для обработки 200 десятин пахотных земель, принадлежавших С.В.Глинскому. Однако крестьяне отказались взять эту землю ввиду отсутствия средств для ее обработки. Земля, здания и прочие ценности помещика в последствии были переданы организованному совхозу 'Красное поле', который стал специализироваться на выращивании овощей и лекарственных трав.
Первым управляющим совхоза был Петр Иванович Цауне (бывший управляющий у помещика С.В.Глинского). В 1925-1927 гг. его сменил Ипполит Каземирович Родевальд, латыш по национальности.
В целях создания образцового показательного птицеводческого хозяйства 'Птицевод-союзом' в марте 1928 года был арендован у МОЗО совхоз 'Красное поле', переименованный потом в племхоз 'Птичное' в Красно-Пахорской волости Подольского уезда Мос-ковской губернии. Днем рождения совхоза 'Птичное' считать 26 июля 1928 года.

[24] На Саблинском участке совхоза ' Птичное ' (дер.Уварово)...



Словом, вся эта картина, нарисованная по воспоминаниям очевидцев (сестры с детьми жили в имении каждое лето вплоть до 1918 г.), ничуть не напоминала ни жалоб чеховского Иванова на разоренное хозяйство, ни классической реплики Сорина из 3-го действия 'Чайки': Сорин: (Смеется).
Всю мою пенсию заби-рает управляющий и тратит на земледелие, скотоводство, пчеловодс-тво, и деньги мои пропадают даром. Пчелы дохнут, коровы дохнут, лошадей мне никогда не дают' (С, 13, 36).

Ничего подобного в Уварове не происходило. Более того, конный за-вод Т. В. Саблиной (1880-1960), страстной лошадницы, был занесен в российские каталоги.
Лошади были не только для хозяйства и выездов, держали даже какую-то малорослую кобылку, на которой разреша-лось кататься детям. Ухаживал за ней конюх Василий. Управляющий и все, кто работал в имении, не воровали, не дерзили, но работали на совесть.
Обращались ко всем работникам на 'вы'. Словом, Владимир Михайлович Саблин, как, впрочем, и сам Антон Павлович Чехов, являл собой пример того, как можно быть 'чеховским интеллигентом' и при этом работать, вести денежные дела, заботиться о близких и даже по-лучать от жизни некоторое удовольствие.

В отношениях с А. П. Чеховым у В. М. Саблина во второй половине его жизни наступил явный кризис. Эти отношения не просто стали прохладными, они как бы прекратились.
Это был своего рода молчаливый разрыв. Причину разрыва в семье Саблиных было принято связывать с мужским соперничеством Владимира Михайловича и Антона Павло-вича из-за Лидии Борисовны Яворской.
Владимир Михайлович оказался более удач-лив. Семейная легенда гласит, что Лидия Борисовна была матерью его ребенка, но до брака дело не дошло.

Так или иначе, В. М. Саблин, судя по сохранившимся катало-гам, никогда не издавал сочинений Чехова.
А Чехов, в свою очередь, держал в своей библиотеке одну-единственную книгу в издании Сабли-на - сочинения рабочего поэта Г. Чулкова. .

Судьба распорядилась так, что в 1912 году, когда издательство Саб-лина по праву стало упоминаться среди ведущих книгоиздательских домов России, у Владимира Михайловича обнаружились признаки тя-желого неизлечимого заболевания. Будучи врачом, он трезво оценил ситуацию.
В 1913 году он уступил издательство и книжный склад с нераспроданными изданиями товариществу 'Культура', оставив за со-бой типографию, которая оставалась собственностью семьи Саблиных до национализации в 1917 году. После смерти В. М. Саблина в 1916 г. было подсчитано, что за 13 лет издательской деятельности он успел подготовить и выпустить в свет около 600 названий книг и брошюр.

О том, что еще в 20-е годы имя Саблина было широко извест-но, говорит строка из фельетона А. Аверченко 'Эволюция русской книги'. Желая охарактеризовать своего героя как книжного сноба, фельетонист вложил в его уста следующую реплику: '...Есть у вас 'Любовь к природе' Белыпе? - Чье издание, Сытина? - Нет, я хотел бы саблинское'.
Понятие 'саблинская книга' и сегодня означает для знатоков продуманный выбор авторов, хороший вкус, изысканность оформления.

С семьей Саблиных жизнь обошлась неласково. Вдова издателя Тамара Васильевна доживала свой век в половине перегороженной комнаты огромной, со всевозможными коридорами и закоулками ком-мунальной квартиры в доме ? 3 по Тверской улице, примыкавшем к гостинице 'Националь'.


Впрочем, она оставалась все той же жизне-любивой, общительной, элегантной дамой, какой ее помнили родные. Старший сын Владимира Михайловича, Юрий Саблин (2-24) (1897- 1937), активист движения левых эсеров, принял участие в Октябрь-ской революции, примкнув к большевикам, и стал комдивом Красной Армия, членом ВЦИК.
Но ни личная храбрость и обаяние, ни знание поенного дела не спасли Ю. В. Саблина от ареста в 1937 г. и рас-стрела без суда и следствия.
Его сын Леонид (2-50) был отторгнут от семьи и воспитывался в детском доме. Посмертная реабилитация Юрия Владимировича Саблина позволила спокойно дожить последние годы его брату Игорю Владимировичу (2-25) (1898-1979), тоже активному участнику революционных событий, высокообразованному человеку, способному журналисту, в течение 25 лет непрерывно подвергавшемуся репресси-ям и ссылкам.
Он приложил немало сил для восстановления доброго имени Юрия Саблина и сбора материала по истории своих предков.

Судьба Владимира Владимировича Корша-Саблина (2-26) (1900- 1974) оказалась более благополучной.
Известный кинорежиссер, секре-тарь правления Союза кинематографистов, народный артист СССР, он внес большой вклад в становление художественного и документаль-ного кинематографа в Белоруссии.
Зрителям памятны его художествен-ные фильмы 'Искатели счастья', 'Моя любовь', 'Константин Засло-нов', 'Красные листья', 'Крушение империи' и др.


Младший сын издателя, Всеволод Саблин (2-29) (1913-1952), пи-сатель, стал после войны первым летописцем саблинского семейства. Главным увлечением его постепенно стала роль рода Саблиных в исто-рии русской культуры.
Урывая время от профессиональных занятий и от забот о малолетних детях, Всеволод Владимирович жадно рас-спрашивал свою мать Тамару Васильевну, уцелевших теток Елизавету Михайловну и Анну Михайловну, собирал документы и фотографии родственников, искал подтверждения своим выводам в архивах и библио-теках, хотя надежд на публикации не было никаких.
Всеволод Влади-мирович прожил после войны всего 7 лет (дала себя знать полученная в бою тяжелая травма позвоночника), но успел сделать очень многое. Дело Всеволода Саблина продолжает его сын Андрей Всеволодович (2-55), кандидат исторических наук, руководитель информационно-ис-следовательского отдела Гостелерадиофонда.

Потомки 'дедушки Саблина' - внуки, правнуки и праправнуки его дочерей Надежды, Марии, Анны и Елизаветы, сыновей Бориса и Владимира - живут в Москве.
На выставке художницы Т. Р. Тер-Гевондян (внучки М. А. Саблина и племянницы В. М. Саблина

и ее покойного мужа, кинооператора, Заслуженного деятеля искусств РСФСР, профессора ГИКа J1. В. Косматова (2-37) в Музее кино в 1993 году среди прочих экспонатов демонстрировалось генеалогичес-кое древо рода Саблиных.



 


'Виктор Леонидович Саблин:
характер и судьба в документах и мемуарах.'




САБЛИН ВИКТОР ЛЕОНИДОВИЧ

Саблин Виктор Леонидович 1872
Не погибает ничто
Герб рода Саблиных
Семья Саблиных, 1926 год (Виктор Леонидович - крайний справа, рядом с ним Нина Саблина)
Наталья ИВАНОВА
В НОМЕРЕ от 1 мар-та 'Новости Недели. ЭЛЕКТРОСТАЛЬСКАЯ ГОРОДСКАЯ ГАЗЕТА' открыли цикл публикаций, посвященных 75-ле-тию Электростали.
В рубрике 'Имена' мы познакомили читателя с канвой биографии перво-го директора заво-да 'Электросталь' Виктора Леонидо-вича Саблина.
Про-должаем тему.
По словам Владимира Михайловича Саблина, внука первого дирек-тора, от периода работы его деда в Электростали (1916--1922 годы) в их семье осталось не так много свидетельств.
В частности, фотографии от-носятся преимущественно к более раннему или позднему периодам. Это и неудивитель-но: время было военное, рево-люционное, а условия жизни на промплощадке строящегося завода - весьма суровые. По-тому столь драгоценны вос-поминания старшей из детей Саблиных, Нины.

Виктор Леонидович Саблин *26.12.1872 с. Большой Двор Лодейнопольского уезда Вологодской губ ., 17.04.1933 Москва, кремирован, перезахоронен Ленинград Красненькое кладбище
САБЛИН Виктор Леонидович.
. .

Родился в 1872 в селе Большой Двор Белозерского уезда Новгородской губ (отец, дворянин, служил мировым посредником). Окончил гимназию в Вологде, в 1896 - Технологический институт в Петербурге. Работал приемщиком локомотивов и мостов для Восточно-Китайской железной дороги, в 1899 - на вагонном заводе в Твери, с 1902 - руководителем паровозного и вагонного производства на Путиловском заводе, с 1915 - возглавил строительство электрометаллургического завода в Электростали, пустил его и возглавил действующее производство, с 1922 - директор машиностроительного завода им Ленина в Москве. С 1923 - технический директор завода "Красный Путиловец" в Петрограде. 22 мая 1930 - арестован по групповому делу. 3 апреля 1931 - приговорен к 10 годам ИТЛ. 30 апреля приговор решено считать условным, 8 июля освобожден. Работал главным механиком завода "Красное Сормово". В 1933 - скончался в Ленинграде.

Сведения предоставлены Саблиной Верой Владимировной.

.
.
Реабилитирован (1993).

. Лариса Петровна Саблина (ур. Орфанова) *24.01.1884 ст. ст. Тверь -"1942 Ленинград, братская могила в блокадном Ленинградеде.
Отец -Петр Орфанов *13.06.1855 ст. ст. Муром t 08.04.1930 Тверь. Врач- ЛОР, дом, лечебница ул. Козьмодемиановская д.30.

Его отец - Александр Иоаннович *1827 Муром 1899 Муром, протоиерей Муромского Богородицкого собора. Мать Ларисы - Надежда Аменицкая *1856 Муром |после 1928. Ее отец - Александр Георгиевич Аменицкий *21.10.1822 ст. ст. Владимир |28.04.1904 Муром, протоиерей, настоятель Предтеченской церкви (1853-1902), благочинный (1861-1902).


В семье Виктора Леонидо-вича Саблина и его жены Ларисы Петровны, урож-денной Орфановой, было пять детей: Нина (1903 г.р.), Всево-лод (1904), Юрий (1906), Вла-димир (1910), Михаил (1917). В год приезда семьи Саблиных в Затишье Нине Саблиной ис-полнилось тринадцать.


. Из воспоминаний Нины Викторовны Саблиной: 'Се-мья сначала жила в Москве, но вскоре из-за начавшихся рево-люционных мятежей это стало опасно, и отец срочно увез нас на площадку строящегося за-вода. Нетронутое место: леса, поля, совершенно нежилые места. Это были очень голод-ные, очень трудные годы. Особенно тяжело приходилось отцу, потому что он был во главе строительства, а потом - первым директором завода.
Возглавить техническое руководство строительством завода и в дальнейшем работать на нем было предложено Н. Беляеву. Первым директором "Электростали" стал петроградский инженер-металлург Виктор Леонидович Саблин, который приехал в Затишье с Путиловского завода.
В числе первых из местных жителей пришел на строительство и проработал на "Электростали" до ухода на заслуженный отдых С. Романов (позднее на заводе работали его дочь и зять).
На долю первопроходцев выпала очень тяжелая работа: валить лес, корчевать пни и кустарники в болотной, зловонной жиже, потом строить дощатые бараки. Рабочий день длился от утренней зари до вечерней, по 12-14 часов. Мобилизованным на строительство из военнообязанных было еще тяжелее, так как именно им приходилось жить в бараках.
Для инженерно-технических работников и служащих возводились двух-трехэтажные дома на "Карпатах". Так называли улицу бывшие фронтовики, которым приходилось штурмовать далекие горы в Австро-Венгрии. А официально эта первая улица получила имя Максима Горького.
Строительство завода началось в августе 1916 года. А 17 ноября 1917-го вспыхнули в заводском цеху рукотворные зарницы плавки - пошла первая советская сталь. Первая годовая продукция, 13 тонн металла, была отправлена из Затишья в Москву в декабре 1918 года. Пятисотую плавку, посвященную Х съезду партии, завод выдал в марте 1921-го.

 

История возникновения города Элетросталь.

 

Во время I мировой войны русские купцы совершили настоящий патриотический подвиг, создав новые отрасли промышленности.

В царской России отсутствовала такая важная отрасль промышленности, как качественная металлургия. Ведь до войны многие виды промышленной продукции завозили в Россию с Запада.

. Зависимость от иностранного капитала сдерживала развитие русской экономики. Это хорошо понимали передовые ученые Николай Иванович Беляев и Владимир Ефимович Грум-Гржимайло .

Им принадлежит мысль о создании специального завода по выработке стали высоких сортов. Однако, предложение выдающихся металлургов не нашло поддержки. И во время войны мы остались без высококачественных металлов, без красителей и многого другого.

Нашим ситцевым фабрикантам пришлось строить сотни новых заводов. И во главе многих дел оказался Н. А. Второв – человек предприимчивый, энергичный, широко, по - государственному мыслящий. Так вот именно Н. А. Второв – крупнейший промышленный и финансовый магнат России решил использовать предложения ученых.

Николай Александрович Второв

Надо отдать должное Н. А. Второву - размах стройки, комплектование будущего завода кадрами, все это было на самом высоком для России уровне.

В разгар строительства - в мае 1916 года, приехал Н. И. Беляев и сразу стал собирать вокруг себя опытных металлургов. Большинство привлеченных инженеров были воспитанниками знаменитого Политехнического института в Петрограде.

На должность начальника сталеплавильного цеха был назначен К. П. Григорович, мастерами цеха стали П. К. Алексеев, Н. Б. Родзевич, М. И. Заседателев. Кузнечную мастерскую возглавил П. П. Микельсон, а ее мастерами стали: А. А. Расторгуев, Д. К. Осипов, А. А. Прохоров. ¹
Почти все они прошли практическую выучку на Петроградском Путиловском заводе . Преподавал в Политехничке и исследовал стали на Путиловском будущий руководитель лаборатории завода Б. В. Старк.

Все специалисты, уже имевшие солидную школу сталеварения, пришли на новый завод , привлеченные перспективой участвовать в создании первого в стране электрометаллургического завода и новых, еще неизведанных сортов высоколегированных сталей


7 мая 1916 года Второв обратился с письмом к инженеру-технологу Виктору Леонидовичу Саблину , представителю видной дворянской семьи, в котором предлагал ему занять должность ответственного директора завода 'Электросталь'.

Предложение Саблиным было принято. На 'Электросталь' он перешел с Путиловского завода, где заведовал вагонным отделением

Саблину пришлось строить за-вод во время военного комму-низма и гражданской войны. Как он доставал материалы , где добывал все необходимое для строительства - мы этого еще не понимали, слишком малы были.

При нас на заводе было три дома для служащих, баня и бараки для рабочих. У нас - квартира в четыре комнаты, жили пять человек детей, папа и мама, а потом у нас девушка была, она еще в Москве маме помогала.

Папа не только работой на заводе занимался, но и о большой семье заботился. Наверное, при заводе была пекарня. Другие продукты - всё своё.

Мяса вообще не было. Организовывали поездки от организаций и заводов закупать продукты - люди с документами (мешочники их называли) от-правлялись туда, где с продук-тами было получше. Всеволод ездил так в Курскую губернию.
.
Между домами отвели уча-сток для огорода. Кроме того, на некотором расстоянии от завода кусок земли расчис-тили и дали работникам. Отец посадил там картофель и овес. Из овса варили кашу. Сначала завели козу (младший из детей, Михаил, родился уже во время работы отца на заводе - Н.И.), а потом в какой-то момент купили корову. Причем для того чтобы ее купить, надо было бриллиан-товое кольцо продать. В Москве на Сухаревском рынке кольцо было продано и куплена коро-ва. Доили мама и Всеволод, я - иногда.

20-й год. Мне 17 лет, а Все-володу - 16, мы с ним вместе сеном занимались. За километр ходили, там косили, сушили сено. Его приходилось много запасать, потому что корова огромная была - 400 кг. Холо-дильников тогда не существо-вало - был погреб, куда зимой закладывали лед, и он держал-ся все лето. На льду держали молоко и другие продукты.

Дети старшего школьного возраста учились в школе Богородска, куда ходили пешком по шпалам'.

С годами работы Саблина на заводе 'Электро-сталь' связано следу-ющее свидетельство, харак-теризующее личность первого директора: рабочие и инжене-ры ценили в Саблине прямоту и принципиальность, знания и организаторские способности. Его азарт в работе подбадри-вал помощников. Он был очень демократичен в общении, скро-мен и весьма немногословен.
.
В 1922-м, когда завод стал на ноги, более того - был признан образцо-во-показательным, Саблина перевели в Москву - дирек-тором машиностроительного завода им. Ильича, а спустя год он вернулся в Петербург на 'Красный путиловец', тех-ническим директором которого проработал вплоть до ареста в 1930-м.

По воспоминаниям коллег, Виктор Леонидович знал до мелочей положение во всех мастерских завода и отличался строгостью. Подчи-ненные трепетали перед ним: прежде чем войти в его каби-нет, по нескольку раз брались за ручку, не решаясь открыть дверь. Степень профессио-нальной добросовестности и принципиальности Саблина ярко характеризует следую-щий эпизод.


- Брать обязательство вы-полнить 12 тысяч было бы не-разумно. Это сделать нельзя при всем желании рабочих, - заключил он и, глубоко вздох-нув, пошел на место.
Спустя полтора года по-сле этого совещания Саблин вместе с дру-гими инженерно-техническими работниками Ленинградского машиностроительного треста был арестован и обвинен во вредительстве. Наступили времена, когда добросовест-ность, опыт и профессиона-лизм воспитанных еще при старом режиме инженеров стали входить в диссонанс с заявляемыми темпами инду-стриализации.
Из газеты ' Красный пу-тиловец' от 19 июня 1930 года: 'Саблин вместе с 32 другими руко-водителями учинил вреди-тельские акты на заводе 'Красный путиловец', как- то:

ликвидация снарядного производства, уменьшение пушечного производства, задержка темпов развития тракторостроения и метал-лургии, ликвидация парово-зостроения, задержка рекон-струкции завода, закупка за рубежом заведомо негодного и не соответствующего на-значению оборудования'.
Что же было на самом деле:
Другие оборонные отрасли: К 1 января 1930 года был изготовлен и испытан 76-мм миномет. Заводы "Красный Путиловец" и ММЗ разработали рабочие чертежи 152-мм миномета. В связи с тем, что три этих миномета не вошли в систему вооружения 1929-1932 годы работы над ними были прекращены. Ведущую роль в проектировании минометов играла группа Д Газодинамической лаборатории. Ее руководителем был Н. А. Доровлев, отсюда и индекс лаборатории. В состав группы входили инженеры Иванов, Игнатенко, Мартынов и Рашков (3861). К 1 января 1930 г. 76-мм миномет был изготовлен и испытан. Заводы «Красный Путиловец» и Московский механический разработали рабочие чертежи 152-мм миномета. В связи с тем, что три этих миномета не вошли в систему вооружения 1929–1932 гг., работы над ними были прекращены (12705).
---------------------------------------
Арест Виктора Леонидовича стал полной неожиданностью для семьи: он был чрезвычай-но сдержан и рабочие дела в домашнем кругу не обсуждал.
.
Из воспоминаний Нины Са-блиной: 'Старые рабочие при-ехали на дачу, где я жила с двухмесячным сыном, чтобы выразить сочувствие и дать по-нять, что не верят в обвинение'.
... Менее чем год спустя по-сле ареста Саблин, осужден-ный к расстрелу, замененному затем 10-летним заключением в концлагере, был освобожден из- под стражи.
Из материалов следствен-ного дела: 'В основу обви-нения положены собственно-ручные показания, носящие неконкретный поверхностный характер, свидетельствую-щие, что отдельные неполад-ки на заводе были вызваны объективными трудностями периода восстановления про-мышленного производства'.
Из показаний Саблина: ' В 1922-м на заводе был скон-струирован единственный в СССР уникальный мощный паровоз серии 'М', и до 1927 года завод был главной базой в стране по их выпуску. В 1927-м правительственная комиссия приняла решение о прекращении выпуска парово-зов на Путиловском (согласно публикации в 'Красном путиловце' ликвидация паро-возостроения - это один из совершенных Саблиным 'вре-дительских актов' - Н.И.).
Из воспоминаний Нины Саблиной: 'В 1931-м отец вернулся из заключения тя-жело больным, ничего дома о пребывании в тюрьме не рассказывал. Только сказал, что вынужден был подписать на следствии то, чего не было, под угрозой ареста трех его взрослых сыновей'.
.
Потомственный дворянский род Саблиных имел свой герб. Девиз на гербе гласит: 'Всё меняется, не погибает ничто' . Так, в новом XXI столетии имя Виктора Леонидовича Саблина вернулось к нам и заняло достойное место в летописи Электростали.
93 .

'ДОРОГА ЧЕРЕЗ КРЕСТЫ'


Вера Саблина, Владимир Саблин

Глава из книги: Саблины. Годы. События. Люди

В 1930 году в Ленинграде к окошку легендарного СИЗО 'Кресты' подошла Евгения Александровна Рожнова. Подошла, чтобы оставить передачу для арестованного мужа. И вдруг она слышит:

- Примите, пожалуйста, передачу для Виктора Леонидовича Саблина (1-16).

Услышав знакомое имя, Евгения Александровна обернулась. Фа-милию 'Саблин' она впервые услышала недавно от своей дочери Шуры: та познакомилась и подружилась с Владимиром Саблиным, сыном видного инженера, технического директора бывшего Пути- ловского завода. Она знала, что отец Владимира (1-41) - Виктор Леонидович арестован. И вот, на тебе - такая встреча! С передачей своему мужу пришла жена Саблина Лариса Петровна (1-16).

Две женщины, соединенные общей бедой, подружились. А через три года, на свадьбе Володи и Шуры, они стали родственницами.

...Суровые, страшные и непонятные годы репрессий не обошли стороной и потомков саблинского рода. Изучая историю семьи, мы приоткрываем страницы тех лет, и не все нам бывает ясно и по-нятно. Еще не все архивные документы доступны исследователям, а порой даже страшно к ним обратиться. Предоставим же право суждения об этом периоде специалистам, а мы попытаемся собрать сведения о своих предках, чьи судьбы были исковерканы.

Так случилось, что каток сталинских репрессий прокатился по нашей ветви семьи наиболее широко. Виктор Леонидович Саблин

<94> родился в селе Большой двор Белозерского уезда Вологодской гу-бернии в 1872 году. То было пореформенное время, пора, когда вво-дившиеся в стране нововведения давали надежду на лучшее всем сословиям.

Родился на землях Никановых - родителей его матери, Елены Федоровны (1-8). Отец Виктора проходил службу в Вологде. Вик-тор - один из шестерых детей Леонида Николаевича (1-8).

После окончания Вологодской мужской гимназии в 1890 году он поступил в Петербургский практический технологический институт на меха-ническое отделение. Это был один из первых в стране технических вузов, идея создания которого в 1828 году принадлежала министру финансов Е. Канкрину. Юношу увлекли машины: ведь то было время промышленного расцвета России. Росли заводы и фабрики, прокла-дывались железные дороги: Николаевская, Финляндская, Транссиб.

Первые годы после института - поиск объекта приложения сво-их знаний. Ему довелось занимать должность технического инспек-тора в области сельскохозяйственных машин, конструктора мостов, механика завода военно-врачебных заготовлений. Работал он и в Ревельских железнодорожных мастерских, ездил во Францию как приемщик паровозов для России. Широкое образование позволяло молодому инженеру профессионально заниматься машинами и обо-рудованием самого разного назначения. В 190-1902 годах он служил на Тверском вагонном заводе, стремительно пройдя здесь путь до главного инженера. Для молодого инженера, пять лет назад окончив-шего институт, это - успешное начало.

В Твери он женился. Виктор вернулсяся в Петербург с молодой женой, чтобы трудиться на Путиловском заводе.

.

История этого старинного металлургического и машиностроитель-ного предприятия началась в 1801 году: предприятие было создано Павлом I для производства пушечных ядер. В 1894 году на заводе был выпущен первый паровоз. Развивалось производство вагонов конной железной дороги, вагонов трамвая. К 1902 году там работало 12000 рабочих, были производства металлургическое, вагонопарово-зостроительное, судостроительное, артиллерийское. Именно в этом году на Путиловском появилась всемирно известная трехдюймовая пушка, которая превзошла орудия Шнейдера и Круппа.

Саблина поставили во главе вагонной мастерской - это был пе-риод развития трамвая, грузового железнодорожного транспорта, увеличения перевозок в связи с Первой мировой войной. Он стал видным инженером, членом правления АО 'Общество Путиловских заводов'.


95

Накануне Первой мировой войны Путиловский завод по своим техническим возможностям являлся наиболее мощным заводом Рос-сии , крупнейшим арсеналом армии и флота. Завод строил паровые котлы и турбины, артиллерийские башни для линкоров и крейсеров, торпедные аппараты для крейсеров, эскадренных миноносцев и под-водных лодок, много других механизмов. В разгар войны в 1916 году Саблина перевели на строительство первого в России электрометал-лургического завода в Подмосковье. Он стал первым директором это-го предприятия. На его глазах рос поселок, ставший впоследствии городом Электросталь.

Справка об этом периоде, сохранившаяся в семейном архиве, со-общает: '...инженер Саблин с 20 мая 1916 года по 1 мая 1922 года состоял беспрерывно директором завода, который был им В. J1. Саблиным, построен, оборудован и пущен в работу... Все революционное время завод работал непрерывно, строился и оборудовался. При сво-ем уходе с завода В. J1. Саблин оставил завод в стадии нормальной работы'.

После ввода завода в действие и первой плавки, в 1922 году Вик-тора Леонидовича, как прекрасного организатора, перебросили на объекты социалистического строительства - на Машиностроитель-ный завод имени Владимира Ильича, затем на Шатурскую ГЭС - первенецСОЭЛРО.

В 1923 году он вернулся в город на Неве, на свой завод, который получил название 'Красный путиловец', - уже техническим дирек-тором.

После революции и гражданской войны производство, хотя и с тру-дом, но возрождалось. Поначалу наладили ремонт паровозов. В 1923 году на заводе началось изготовление металлоконструкций для Вол-ховской ГЭС, а через год на первомайской демонстрации в колонне завода прошел первый трактор 'Фордзон-путиловец'. В 1927 году был выпущен опытный паровоз серии 'М' - самый мощный паровоз того времени мощностью 2200 л. с. Он мог везти 24 пассажирских вагона со скоростью 75 верст в час - невиданной по тем временам скоростью. Предприятие стало главной базой по выпуску мощных локомотивов.

После решения правительственной комиссии во главе с С. В. Ко-сиором о прекращении выпуска паровозов Виктор Леонидович пос-тавил вопрос о налаживании на освободившихся площадях произ-водства турбин большой мощности. В 1929 году решение о выпуске турбин было утверждено ВСНХ.

Рабочие и инженеры ценили в нем прямоту и принципиальность, знания, организаторские способности. Он был демократичен в обще-


96

нии, скромен и немногословен, а дома скорее скрытен. Его жена Ла-риса была прекрасной матерью, хозяйкой дома, но никогда не была другом, с которым можно обсудить служебные проблемы, пережива-ния, тревоги и опасения. Поэтому его арест летом 1930 года стал для родных столь неожиданным.

В те годы директором завода назначался партийный функционер, а производством занимался технический директор. Директора меня-лись, а Саблин оставался на своем посту. Он знал до мелочей все производства, был строг и требователен.

С его приходом в 1923 году завод менял свой профиль. Сворачи-валось пушечное производство, набирало обороты тракторостроение, турбиностроение - для нужд нового народного хозяйства, брались нереальные обязательства по выполнению очередного годового пла-на. Отстаивая задачи достижения не только количества, но и качес-тва продукции, Саблин переоборудовал мастерские, освободившиеся от артиллерийских заказов, под литейное отделение. На одном из со-вещаний в присутствии 1-го секретаря Ленинградского губкома ВКП (б) С. М. Кирова Саблин, как честный специалист и руководитель, встал и сказал:

- Брать обязательство выполнить 12 тысяч [тракторов] было бы неразумно. Это сделать нельзя при всем желании рабочих.

В 1930 году партком завода осудил 'линию тех. директора Саб- лина и нач. тракторной конторы Иванова на получение важнейших деталей из-за границы'. Его действия были расценены как вредитель-ство, и в числе 33-х ведущих специалистов предприятий Ленингра-да он был арестован по делу Ленинградского Машиностроительного треста. Провалы и неудачи социально-экономической политики ВКП (б) в конце 1920-х гг. вынудили партийное руководство переложить вину за срывы темпов индустриализации и коллективизации на 'вре-дителей' из числа 'классовых врагов', на техническую интеллиген-цию. Было сфабриковано шахтинское дело, дело 'Промпартии'.

Заводские газеты 1930-х годов пестрели заголовками: 'Пути вре-дителей', 'Вредительства - проявление классовой борьбы', 'Оскол-ки Саблиновщины' и т. п. В них писали: '...замедлялось выполнение намеченного выпуска и разрабатывались несоответствующие назна-чению конструкции паровозов...';

'...планы вредителей были составлены с расчетом поражения на-шей страны в самое сердце... это дело в достаточной степени им выполнить не удалось, благодаря деятельности и контролю рабочих и профсоюзных организаций...';

'Во главе вредительских организаций стоят люди, которые были вскормлены и воспитывались буржуазией...Они получили приказ от


97 . своих хозяев-капиталистов всеми способами препятствовать разви-тию хозяйства Советского Союза...'.

Статьи приводят слова Саблина 'из показаний':

'...Расходовать как можно больше средств и как можно меньше давать...' или '...С начала 1929 года тракторное производство было взято под такой надзор рабочей общественности и коммунистической части треста, что проведение в нем вредительства стало возможным только на отдельных участках...'.

В обвинительном заключении по материалам уголовного дела звучали такие слова: '...Саблин учинил вредительские акты на заво-де... как то:

Ликвидация снарядного производства,

Уменьшение пушечного производства,

Задержка темпов развития тракторостроения,

Задержка реконструкции завода' и т. д.

Третьего апреля 1931 года Виктор Леонидович был осужден по статье 'вредительство' с заменой расстрела 10 годами заключения в концлагере. Год он провел под следствием в 'Крестах', где, как он вспоминал, применяли '...недозволенные методы допросов', и он согласился и подписал все, что требовали, под страхом ареста трех его взрослых сыновей...

Через месяц после завершения следствия он был освобожден с формулировкой 'обвинение считать условным', и направлен в луч-шие санатории для поправки здоровья, после чего получил назна-чение главным механиком на машиностроительный завод 'Красное Сормово'. Через год умер. Ему было шестьдесят лет. В 1992 году В. Л. Саблин был реабилитирован.

Старший сын Виктора Леонидовича Всеволод (1-39), уехал в на-чале 30-х годов на Колыму и, возможно, этим спас себя. Механик по образованию, он был на золотодобыче. Два средних сына - Юрий (1-40) и Владимир (1-41), имели сложности в получении высшего образования - дети 'врага народа' не могли учиться там, где хоте-ли. Владимир в 1940-м году уехал на Колыму и как специалист по шахтам был на добыче угля и золота в годы войны. Юрий с началом войны ушел в ополчение, попал в окружение, в плен, затем отбывал срок. Вернулся в 1947-м. В 1951 году был снова арестован.

В домах детей, внуков, правнуков Виктора Леонидовича сохрани-лись памятные вещи семьи, мебель, фотографии и очень интересные дневники и письма Юрия Викторовича, прошедшего плен и лагеря. Он был талантлив и энергичен, спортивен, жилист и, несмотря на лишения жизни, сохранил оптимизм, интерес ко всему новому, к


98

искусству, к людям. Порой он был тяжел в общении, резок, катего-ричен, хотел во всем правды. Таких сотрудников-'правдоискателей' не любят, потому у него, имевшего, к тому же, за спиной страшные годы, с устройством на работу были сложности.

Вот отрывки из его дневников и писем:

'Норильск, 28 апреля 1947 года... Молодчина, брат, ты! Один я подкачал, ну да ведь от судьбы и тюрьмы не уйдешь! Такой уж би-лет несчастливый выпал. Жив остался, и здоровье сохранилось в основном, и это счастье!.. На счет моей бодрости не сомневайся, хватит ее. Если бывают минутки слабости, то ведь все мы человеки. И потом эти минутки не от физических нехваток или временных неудобств, а главным образом от тоски по всем вам. Физические недостатки я переживаю с легкостью опытного закаленного суровой жизнью старого волка... Прими во внимание мои старые чудачества и отношение к трудностям вообще и тебе станет ясным основа моей бодрости.... С утра был на базаре. Наш базар довольно интересен и колоритен. Сегодня приехали три упряжки с местными 'самоедами'. Я было разлетелся еще купить оленьего мяса, но не было возможнос-ти пробиться через народ. Их окружили и из рук рвали. Несмотря на влияние цивилизации, они до сих пор остаются детьми снежной пустыни прямодушными и доверчивыми... Пока определенного ниче-го нет, кроме большой надежды на навигацию...'

'13 марта 1951 года осужден по ст. 58-1 Б на 10 лет лет лишения свободы. Освобожден 11 нояб. 1955 со снятием судимости... Почти 5

лет я не был дома...Много нового увидел, что в повседневных буд-нях не замечают...Так встретил меня Ленинград. Прошло несколько дней. Острие первых впечатлений уже сгладилось... Основное - рез-кое общее изменение в сторону улучшения... Порядок и чистота на улицах, очень много автобусов и троллейбусов. Улицы вечером ос-вещены громадным количеством ламп. В магазинах разнообразный ассортимент всевозможных товаров. Все качественное вкусное и без очереди...Скандалов на улицах не наблюдал. Правда, пьяные встреча-ются, но держатся прилично. Много милиционеров...

Постепенно вхожу в быт... Был долгое время изолирован... и вот теперь вплотную сталкиваюсь и многое становится ясным только пос-тепенно... По приезде произведена оценка ценностей кто чего стоит...

В магазинах прилично одетые нищие собирают на полу картошку или просят деньги. В чем дело? Почему? Обязательно выяснить... Спросят, а тебе какое дело? Мне до всего дело, потому что я хочу, чтобы всем хватало в соответствии с потребностью...

Был в Мурманске. Работал в порту. Работал хорошо. С людьми


99

получилось плохо. Уверен, потому, что люди плохие и не хотят улуч-шаться...

Может быть, есть где-либо терпеливые люди. Но я знаю самого терпеливого из них Макаренко, но и он оказывается бил морду ...Мое присутствие, одно только оно раздражительно действует на них...

Я плачу по своему счету и сейчас, ежедневно, ежечасно. И спа-сибо партии и народу, который научил меня находить в себе силы и выдержку выстоять в дни трудные, дни невзгоды... Я знаю, что при-дет время, люди поймут истину...

...Люди разделяются на два лагеря. Все резче грань. Но отличить, кто куда пойдет, пока еще трудно. Наступит решительный момент, и это произойдет...

...Как все странно. Нужно осознать, быть скромным, выдержан-ным и не помнить прошлого...

Общее здоровье возросло, благодаря систематическим занятиям спортом. Увеличилась уравновешенность. Свободно становлюсь на руки и, замерев, остаюсь в таком положении сколько хочу...

...27. 10. 1958 - поступил на работу! Как трудно стало поступать на работу!...

...О, ракета! 2 января 1959 года запущена космическая ракета!... Это начало новой эры!...

...Человек не должен думать о смерти. Если возникает мысль о смерти, нужно ее гнать прочь. Человек должен жить вечно. Смерти нет, есть старость, болезнь. Старость будет вылечена, и человек бу-дет жить, сколько захочет....

...Как сильно изменилась картина по сравнению с прежним. Жизнь иная. Молодежи завоевано счастье, и они им пользуются. Что ждет их впереди? Какие испытания и устремления? Им поко-рять пространства Космоса и устраивать все на Земле и мы вместе с ними!' (1955-1959).

Остается добавить, что младший брат Виктора Леонидовича - Бо-рис Леонидович Саблин (1-17) был сослан в 1935 году на 10 лет. Его жена выхлопотала сокращение срока до 5 лет. Он уже возвращался домой, но заразился тифом, умер, и был похоронен под Томском. Потрясения века прошли через судьбы Саблиных, но не затронули сердцевины характера. Духовный стержень, нравственные принципы, культуру удалось сохранить в роду и передать потомкам.

Спустя годы мы начинаем понимать, почему оказались даже не-знакомы двоюродные братья и сестры, жившие в 1930-е годы. Так, Владимир Викторович (1-41) не встречался с Елизаветой Николаев-ной (1-36), а другие братья не были знакомы с Борисом Леонидови-чем (1-17), хотя они были близкими родственниками. А виной этому


100 .

послужили репрессии в семьях и страх за родственников. Встречи наши, уже следующих поколений, сейчас обнаруживают скрытые временем истории разных семей...

Вспоминаются рассказы предков, когда встреча на улице близких людей могла закончиться плачевно. Тогда быстро проходили мимо, тихо процедив сквозь зубы: 'К нам нельзя, у нас аресты'.

Порой чья-то семейная история становится интересной и значи-мой для широкого круга людей, даже вовсе незнакомых, но занимаю-щихся большой российской историей или какой-то ее ветвью.

В 2003 году потомки Саблиных, вологодской ветви, предоставили все имеющиеся документы, фотографии, рассказы, воспоминания о репрессиях, которым был подвергнут В. Л. Саблин, в Северо-Западную региональную организацию 'Возвращенные имена'. Эти мате-риалы войдут в очередной том Матрикула репрессированных начала 1930-х годов. Благодаря сотрудникам этой организации семейные легенды нашли документальные подтверждения, а наши сведения по-полнили их архив.




Жизнь Нины Викторовны Саблиной (1-38) (1903-2002) охватила весь XX век. Сколько событий она вместила! Сколько радости было!

Мать Нины Лариса Петровна (1-16) (1884-1942) - из семьи тверского врача Петра Александровича Орфанова и его жены Надеж-ды Александровны Аменицкой. То были выходцы из семей муромских протоиереев с крепким семейным укладом и патриархальным бытом.

Отец Виктор Леонидович Саблин (1-16) (1872-1933) в 1901-1902 годах работал главным инженером на Тверском вагоностроительном


103

заводе. Он выбрал себе в жены девушку из семьи, которую посещал. Она была на 12 лет младше его. В выборе он не ошибся: Лариса вела хозяйство, воспитывала, образовывала детей, была заботливой, любящей.

Первенец Нина родилась в 1902 году, когда молодая семья пере-ехала из Твери на Путиловский завод


В 1873 г. на базе С.-Петербургского чугунолитейного завода было создано Общество Путиловских заводов, которое учредил Николай Путилов



Саблин Виктор Леонидович

был заме-чательным специалистом, организатором, пользовался авторитетом, был демократичен в общении, немногословен.

На глазах Саблиных выросла заводская http://s019.radikal.ru/i603/1410/4e/8c9e0aa7b12a.jpg церковь на 2000 человек, которая была построена на отчисления от зарплаты и названа в наро-де 'копейка'. В 1910 году в ней крестили третьего сына Владимира. Нина Викторовна вспоминала, как семья инженера, нарядно одетая, стоит на паперти, а чуть ниже море молящихся рабочих в сером. У Нины осталось ощущение неловкости от своего привилегирован-ного положения.

Вот что она вспоминала о годах детства и молодости в последний отрезок жизни, сидя в кресле, повернувшись лицом к стене, на ко-торой развешаны семейные фотографии. Глаза Нины Викторовны их уже не видели - она была практически слепой.

- В начале 1900-х, когда отец поступил на Путиловский завод, мы стали жить на даче Обоковского в Автово, на некотором расстоянии от завода. Папа был заведующим вагонным, потом паровозным отде-лом. К заводу примыкал парк, отделенный от заводской территории оградой. В нем чужие не гуляли. В парке стояла главная контора, где папа и работал, и два жилых каменных двухэтажных дома для руко-водителей мастерских. Мы переехали в один из двух казенных домов. Между домами располагался садик, там мы гуляли, когда были малень-кими. В парке еще было множество всяких канавок, канав, цветников, большой пруд. От Петергофского шоссе парк отделялся больничным двором и зданием, где размещалась медслужба. Там жили Аловы.

Из города до завода ехать надо было на трамвае до Нарвских ворот, далее на конке. Вдоль шоссе стояли одноэтажные деревянные дома, редко - двухэтажные или кирпичные. У Кировской площади, там, где сейчас Сад 9 января, была огромная свалка.

В парке стояло Путиловское коммерческое училище, в него при-нимали с восьми лет. Там мы учились. [Здесь работал преподавате-лем математик В. М. Брадис , автор четырехзначных математичес-ких таблиц] Преподавателем (в дальнейшем директором) был уче-ный-естественник В. А. Герд [один из основателей Педагогического общества в России, крупный реформатор школьного дела в начале XX века]. Помню его учебник 'Естествознание'. В училище была очень широкая программа, кроме рисования была у нас и лепка.


. 104

Большое место занимала физкультура. На перемене, несмотря на погоду, нас без пальто выгоняли на открытый воздух и заставляли бегать вокруг школы. Также была гимнастика и другие предметы, которые отсутствовали в обычных школах. Со стороны преподава-телей не было начальственного тона - отношения были простые, товарищеские. Всем в училище было интересно. Вход в училище был с Шелкова переулка [ныне ул. Газа], отдельный выход шел в парк, где мы бегали на переменах. Я проучилась в училище три года. А вот все инженеры, жившие в заводских домах, отдавали своих детей в городские школы - Петершуле, Аннашуле - считая, что образова-ние там лучше.

На Пасху, Рождество, а также на лето меня отправляли на ка-никулы к маминым родителям в Тверь. Дом на Козьмодемьяновской улице, двухэтажный на каменных подвалах. Квартира о семи окнах по фасаду занимала весь второй этаж. Внизу - кухня, комнаты при-слуги, а еще четыре квартиры, которые сдавали внаем. Вдоль всего второго этажа шла крытая веранда, туда из всех комнат выходили двери. За домом - большой-большой сад. Улица в обе стороны кон-чалась церквями.

Оттуда километров 20 ехали до станции Кулицкая, далее в село Пречистый Бор, что на реке Тверце. С одной стороны село окаймляет река, а с другой - великолепный сосновый бор. На другом конце деревни - церковь . На каждой улице - куры, петухи, гуси, коровы, телята. Топятся бани. На реке паром ходит, бабы полощут белье.

За грибами шли всей семьей. У каждого была маленькая корзиноч-ка, а сзади шла няня, кто-нибудь из прислуги нес большую бельевую корзину с ручками с двух сторон. Туда и пересыпали грибы, и в конце две женщины выходили из леса с полной корзиной белых грибов.

После войны, когда дедушка и бабушка уже умерли, в конце 1950-х осенью я поехала посмотреть, что в Пречистом Бору сохранилось. И пожалела. Церковь разрушена, захоронения вокруг тоже. Бывший бор пересекли дороги. В изобилии вокруг стояли пионерлагеря, не-которые в деревенских домах, которые им сдавали местные. Но дети уже разъехались. Поразила безжизненность деревни, пустые дома. И вот произошла такая встреча. Я подхожу к нашему дому - он был крайним к полю, сохранился в великолепном состоянии. Вижу, у дома стоит женщина средних лет. Спрашиваю, мол, когда мы здесь жили на даче, здесь жила такая-то хозяйка. 'А это моя мама' Я же очень дружила с дочкой хозяйки. Мне в те далекие годы было лет 8, а той - 13. 'Это вы?' - 'Да, я. Мама умерла, дом мне перешел. Живу в комнатке, на лето сдаю лагерю. А постоянно - в Твери'...


. 105

-    Отца перевели в 1915 году на строительство электрометаллур-гического завода под Москвой, на полустанке Затишье. Семья пере-ехала в Москву в 1916 году. Мальчики пошли в гимназию, старший брат Всеволод - в кадетский корпус. В 1917 году после революции в городе началась стрельба, и отец срочно перевез семью

на строи-тельство. . Для рабочих при строительстве было построено несколько бара-ков, для служащих - три многоквартирных дома.

Богородск находится в 9 километрах от Затишья. Когда мы учи-лись в школе, первые 4 класса занятия шли на заводской террито-рии. Старшие классы были в Богородске, и нам приходилось эти девять километров туда и обратно шагать по шпалам. Надевали то, что было: невероятные одежды, рваненькие пальтишки, дырявые ва-ленки. Учились в холодной неотапливаемой школе.

В школе образовался драматический кружок, в котором я прини-мала большое участие. Играли пьесы Гоголя, Чехова. Потом ездили со спектаклями по подмосковным городам - Орехово-Зуево, Ивано-во-Вознесенск и другие. Выступали за хлеб и сахарин.

Затишье - это нетронутое, нежилое место, леса, поля.
Строите-ли расчистили лес , построили дома. По другую сторону железной до-роги стоял построенный несколько раньше снаряжательный завод.

Отцу приходилось очень трудно: он был директором строящегося в пору гражданской войны и военного коммунизма завода. Как он доставал материалы? Как добывал все необходимое для строитель-ства? .
Невероятно трудно было. Мы были молодые и этого еще не понимали.

Моя мама Лариса Петровна, когда ждала младшего сына (Ми-хаила), переехала к своим родителям в Тверь. Потом с младенцем пожила в Москве. И тут произошла Октябрьская революция и у нее кончилось молоко. С козой и Мишей мама переехала в Затишье. Стало нас семеро с папой и мамой.

У нас была квартира в четыре комнаты. Между домами служащих был огороженный участок под огород. Наша домработница, которая помогала еще в Москве, вышла замуж за инженера, и мы стали уп-равляться самостоятельно. Папа заботился и о заводе, и о большой семье. На некотором расстоянии от завода расчистили кусок земли и раздали огороды. Отец посадил там картофель и овес, из которого варили кашу. По осени, когда копали картошку, таскала пудовые мешки до дому. Ни лошадей, ни тележек - все на себе. Позже про-дали на Сухаревском рынке бриллиантовое кольцо матушки и купили корову. Она каждый год приносила по два теленка. Удой был 30 лит-ров молока в день. Мама молоко продавала или меняла на продукты.
106

Доили мама, я и старший из братьев Всеволод. Ему в 1920-м было 16 лет, а мне 17. Вместе с братом мы запасали сено: косили, сушили. Холодильников тогда не было. Был погреб, зимой в него закладыва-ли лед, и лед держался все лето. На льду хранили молоко и другие запасы. Мяса в ту пору вообще не было. Были организованы от за-вода поездки за продуктами туда, где их было много. Мешочниками называли таких людей. Брат Всеволод таким путем ездил в Курскую губернию, привез рожь. Из нее мы варили кашу.

А я вместе с несколькими людьми от завода ездила за капустой на станцию Перерва. Меня нагрузили - мешок сзади, мешок спере-ди, всего пуда три. Отправляемся назад, подходит поезд, буквально увешенный людьми. Вот-вот - и он тронется! Я протянула руки, ухватилась за поручни, и оказалась с этими мешками на ступеньках последнего вагона. Меня стиснули, как-то поддерживали. Было такое состояние: вот-вот сейчас упаду от тяжести, которая тянула меня назад. Да и холодно было. С отекшими руками и ногами все-таки доехала.

Дом сотрудников стоял у леса, а вдоль железной дороги были бараки. Один отвели под клуб. Там у нас и репетиции были, и спек-такли, и танцы.

Там же нас принимали в комсомол. Стоял стол, на нем лежал лист бумаги, карандаш, и кто хотел, записывался. Никаких проверок, испытаний. Но чаще всего в клубе танцевали. Народу бывало много, дети служащих, рабочих. Какая музыка? Под гребенку. Ни патефона, ни гармошки, ни радио не было...

Остается удивляться, как дворянские, городские дети, выросшие в обеспеченной семье, смогли приспособиться к жизни, полной ли-шений. И при этом сохранить веру в будущее, передав ее, как и любовь к людям, следующим поколениям.

Нина Викторовна продолжает.

- В парке Путиловского завода стоял особняк Н. Путилова. Ког-да мы вернулись в Петроград и папа в 1923 году стал директором завода, ему предложили занять этот дом, но он ответил: 'Не такое сейчас время, чтобы жить в особняке', - и отказался. Мы посели-лись в казенном доме, в 9-комнатной квартире, а в особняке сдела-ли клуб молодежи. В те же годы папа вместе с рядом инженеров, которые также жили в казенных домах, вступил в жилищный коо-ператив 'Инжкоопстрой'. Кооператив перестроил особняк графини М. Э. Клейнмихель на ул. Чайковского, 33, под жилой дом. [ Мария Эдуардовна Клейнмихель (1846-1931) - вдова генерал-майора Ни-колая Петровича Клейнмихеля, сына Петра Андреевича Клейнмихе-ля, главноуправляющего путями сообщения и публичными зданиями,


 

107

руководившего постройкой железной дороги Петербург-Москва. Подробнее



В со-седнем доме тоже поселились сотрудники Путиловского завода. Пос-ле 9 комнат эти четыре мне показались такими маленькими.

Переселились на ул. Чайковского в 1928 году. Дом сильно не пе-рестраивался. Нам дали квартиру в бельэтаже, где ранее находились покои графини. На втором и третьем этажах жили слуги. При выборе планировки квартиры, которая раньше представляла из себя один большой зал, пара вырезал квадратиками каждую единицу мебели, все расставил по комнатам - и отдал строителям. При перестройке в нашей квартире печи сняли, а в квартире напротив оставили, и они очень помогли во время войны.

Отец был неразговорчив. Знал французский язык: ведь в молодос-ти ездил во Францию на приемку паровозов. На столе в его кабинете всегда лежали книги на французском, он их читал перед сном в постели...'

С 1923 по 1928 год Нина Викторовна училась в Ленинградском институте гражданских инженеров (позднее инженерно-строитель- ный институт) по специальности 'архитектура'. После его оконча-ния с 1931 года, то есть с самого основания организации, работала в проектном институте 'Ленпромстройпроект'. И до выхода на пен-сию. Была главным архитектором проектов больших металлургичес-ких, обогатительных, алюминиевых заводов.

Вспоминает ее сын Олег Игоревич Янушевский (1-74).

- Ленпромстройпроект находился в довоенные годы на Садовой улице, недалеко от Сенной площади. В лето 1941 года я был отправлен в пионерлагерь, находившийся в поселке Сиверская. Через два-три дня после начала войны мать приехала за мной, и мы вернулись в Ленинград. Немцы наступали, становилось ясно, что впереди тяжелые времена. Вера Андреевна, жена Всеволода Викторовича и мать Киры Саблиной, решила выехать в Вологду и поселиться у одной дальней родственницы. Меня отправили с ними, а родители остались в Ленин-граде.
 

108

К тому времени правительством было принято решение о строи-тельстве крупнейшего по тем временам Богословского алюминиевого завода в поселке Туринские Рудники, что на Северном Урале. В пет-ровские времена там, по преданию, добывали медь. Ряд сотрудников Ленпромстройпроекта, в том числе и мои родители, были направле-ны туда для производства работ. (Забегая вперед, замечу, что завод был построен в рекордные сроки и начал давать алюминий для са-молетостроения еще в годы войны). Людей перевозили в товарных вагонах. Немцы были уже близко, состав бомбили в районе Тихвина, но вагоны не повредили, жертв не было. Состав шел через Вологду, где мы поселились с Верой Андреевной. В годы войны на железной дороге не было расписания, которым мы пользуемся в мирное время. Встреча с родителями, по существу, была совершенно случайной, но в итоге мы соединились и отправились на Урал всей семьей. Там поселились в частном доме, а впоследствии получили комнату в ком-мунальной квартире.

Мать и отец работали на строительстве завода, причем мать - главным архитектором проекта. Это было странное место. Там, напри-мер, не было продовольственных карточек. Кормили непосредственно на заводе и притом очень плохо. Иждивенцам продукты вообще не полагались. Сохранилась фотография матери, на которой видно, что она находилась в то время в состоянии дистрофии. Меня кормили тем, что приносили в судках из столовой, отрывая от своего пайка. Я плохо представлял, чем они занимались на строительстве, однако запомнил рассказанный мне впоследствии эпизод. Мать сделала замечание про-рабу при строительстве гаража, который возводился с грубыми ошиб-ками. Вскоре на нее со строительных лесов была сброшена балка, которая, по счастию, пролетела мимо. Гараж через некоторое время развалился. На строительстве мать занимала одну из ведущих долж-ностей и впоследствии была представлена к награждению Сталинской премией, но премию по стечению обстоятельств не получила.

Нина Викторовна Саблина:

-    На Северный Урал прибыли в июле 1941 года. Завод начали проектировать еще за несколько лет до войны, и мы на месте с бри-гадой продолжали проектирование, а также осуществляли авторский надзор. Строить завод начали ссыльные - те, кого ссылали за опоз-дания и прогулы. Потом прибыли пленные немцы. Зимой мороз до-ходил до 50 градусов, очень много народу гибло от холода. Голодали все очень, мы тоже голодали, но место то было удивительное.

Олег Игоревич Янушевский.

-   

Фактически Краснотурьинск и БАЗ созданы руками заключённых Богословлага - исправительного учреждения НКВД. Заключёнными были раскулаченные крестьяне и этнические немцы Поволжья, мобилизованные во время войны в трудовую армию. Смертность на строительстве была огромная: из пятнадцати тысяч немецких трудармейцев по самым минимальным оценкам погибли около 20 %[2]. В городе на берегу Краснотурьинского водохранилища установлен памятник погибшим на строительстве этническим немцам .

Здесь мы прожили примерно год, после чего родителей пере-вели в город Сатка (южный Урал). В Сатке находилось градообра-

 

109 зующее предприятие - магнезитовый завод (мама кое-что для него проектировала), а также металлургический. Здесь порядка было чуть больше, чем в Туринских Рудниках. Нам выдали карточки, по кото-рым, однако, весьма трудно было получить продукты. Приходилось выстаивать огромные многочасовые очереди в ожидании привоза про-дуктов. Мать часто бывала в командировках. По странной случайнос-ти в этом же месте оказалась вся семья Саблиных-Арабаджевых. Их дом находился на самом верху длинной, пологой горы, а мы жили у ее основания, в деревянном бараке. Здесь же, мимо нашего барака, проходил печально известный сибирский тракт, по которому с неза-памятных времен по этапу шли заключенные. Родители были очень общительны. Нас всегда окружало множество людей, преимущест-венно сотрудников родителей.

В Сатке мы также прожили приблизительно один год, после чего родителей перевели на работу в Свердловск (для завода 'Уралэлект- ромашина' Ленпромстройпроект тоже что-то проектировал).

В Свердловске нас поселили в заводском общежитии на первом этаже. Это был завод по производству легендарных 'катюш'. За-вод находился на окраине города, в двух километрах от нашего об-щежития. Туда и определили моих родителей. Перед заводом была большая площадь, на которой каждое утро выстраивалась огромная партия новых машин в зачехленном виде для отправки на фронт. С продовольствием и здесь было совсем непросто, однако все же зна-чительно лучше, чем в предыдущих местах нашего пребывания. Мать получила даже так называемую литерную карточку.

В октябре 1944 года мы вернулись в Ленинград. Мать продол-жала работать в Ленпромстройпроекте, однако в 1948 году тяжело заболела. Через некоторое время она сумела восстановиться и вер-нулась к реальной работе, хотя формально не увольнялась, а просто находилась на больничном весьма продолжительное время. Вскоре, с появлением внучки, она вышла на пенсию, но и в этом качестве сохранила контакты с предприятием, на котором проработала поч-ти всю свою жизнь. Пенсионный возраст у нее оказался по закону ранним, поскольку значительная часть ее проектов выполнялась по заказу министерства черной металлургии.

...Талант жить... Быть рядом, разделять горе и радость - и не быть обузой тебе. До последних дней, не дожив до 100 всего полго-да, она обслуживала себя. Просила домашних вдеть заранее нитку в уголку - и сама штопала, зашивала. До сих пор не покидает ощу-щение, что она есть.

70
 

'АННА ЛЕОНИДОВНА САБЛИНА И СЕМЬЯ АЛОВЫХ'

Георгий Алов

Анна Леонидовна (1-18), родилась в Вологде 19 февраля (ст. ст.) 1883 году и через шесть дней была крещена в Вологодской Дмит-ровской церкви. Восприемниками ее были 'вдова капитана Анна



71
Васильевна Бестужева-Рюмина и отставной подпоручик Виктор Ни-колаевич Саблин (1-11)', т. е. родной ее дядюшка. В 1894 году она поступила, а в 1900 закончила Вологодскую Мариинскую женскую гимназию, получив 'в общем среднем выводе отметку 4 3/7'. В той же гимназии она прошла специальный курс, по окончании которого в апреле 1902 году была 'признана Педагогическим советом гимназии достойного звания домашней учительницы по математике'. Свое об-разование Анна Леонидовна завершила на Бестужевских курсах, где, по словам ее сына Льва, особенно преуспела в математике.

16 января (ст. ст.) 1905 года Анна Леонидовна обвенчалась в Бо-городицкой Говоровской церкви Вологодского уезда с Александром Алексеевичем Аловым (1-18).А. А. Алов родился 9 ноября (ст. ст.) 1872 года в семье ремес-ленника (столяра-краснодеревщика). По окончании в 1891 году Во-логодского Александровского реального училища в том же году пос-тупил в Санкт-Петербургский Технологический институт, закончил его в 1896 году (как и Виктор Леонидович Саблин - брат Анны). В 1900 году он по конкурсу был избран адъюнкт-профессором в Ново-Александрийский институт сельского хозяйства и лесоводства (в Польше). В нем Александр Алексеевич работал до самой смерти, (он скоропостижно скончался 13 ноября 1938 года в своем кабинете на кафедре), занимая в нем выборные должности вплоть до директо-ра (после революции он, естественно, назначался директором).

В 1914 году в связи с идущими на территории Польши военными действиями институт был эвакуирован в Харьков. Эвакуацией руково-дил Александр Алексеевич. Понятно, что и семья переехала туда же.

К 1917 году А. А. достиг 5 класса по 'Табели о рангах' т. е. статского советника и был награжден орденами св. Анны III степе-ни и св. Станислава II степени. Во время войны он участвовал во многих комитетах и комиссиях по помощи армии. После революции в тяжелые годы для обеспечения растущей семьи он был вынужден преподавать в Харьковском технологическом институте. Кроме того, он вел большую общественную и просветительную работы, организо-вывал разные курсы, в том числе для женщин и красноармейцев. Им были созданы научно-исследовательский институт тракторостроения (с филиалами в Киеве и Одессе), и Харьковский институт механи-зации и электрификации сельского хозяйства, первым директором которого он стал. Кроме того, он возглавлял разные комиссии и об-щества - общеукраинские и союзные.

Семья Аловых была большая - восемь детей (двое, правда, умер-ли в детстве), при этом в доме, практически все время жил кто-ни- будь из племянников Анны Леонидовны и Алексея Александровича.


72
С 1918 года в семье воспитывался племянник Евгений Алов, осиротев-ший после расстрела отца, а в 1923-1927 годах - Николай Саблин (1-32), студент Харьковского института. Руководство всеми домашни-ми делами лежало, естественно, на плечах Анны Леонидовны, так что забот у нее хватало. В свободное время она читала, поскольку была, как и многие ее предки, большой любительницей книг.

После смерти Алексея Александровича жизнь стала тяжелее, и практически все домашние работы легли на плечи A. Л. . К началу войны старшие дети по разным, порой и независящим от них причи-нам, оказались в разных городах. С Анной Леонидовной в Харькове жили только Кирилл (1-49) с семьей (жена и сын), Лев-студент (1-50), школьник Павел (1-51) и внук Георгий (1-102) (сын Аллы).

Перед первой оккупацией Харькова Кирилл с семьей эвакуировал-ся вместе с заводом, на котором он работал. А так как мать отказалась ехать с ним, то с ней в Харькове остались младшие ее сыновья.

Во время оккупации кроме житейских тягот - холода и голода, ей пришлось вызволять Льва из гестапо и переезжать на другую квар-тиру. Хуже всего было то, что после первого освобождения Харькова Льва призвали в армию, а Павел был угнан в Германию, вследствие чего Анна Леонидовна остаток своей жизни провела одна. Старшие дети звали ее к себе, но она не поехала, так как хотела сохранить жилье для Льва и Павла.

Послевоенные годы разбросали потомков большой дружной семьи по городам России. По разному сложились их судьбы, а внуки и прав-нуки Анны Леонидовны живут в Нижнем Новгороде и Воронеже, Подмосковье и Ашхабаде, в Карелии, Харькове, Небид-Даге. . 127

'НИТЬ СУДЬБЫ'

Географ Данила Бадюков и его брат геолог Дмитрий
Как ни бросала жизнь Саблиных, неведомая таинственная сила (каждый называет ее по-своему) выстраивает отдельные биографии в линию. И ты видишь: это и есть нить судьбы. Династия геологов, экологов, географов, зоологов просматривается в саблинском клане в четырех поколениях на протяжении ста лет.

У Михаила Алексеевича Саблина (2-6) было пятеро сыновей и пятеро дочерей. Один из сыновей Борис Михайлович Саблин (2-15) (1875-1939) окончил гимназию, затем юрфак Московского универ-ситета и стал юристом. Служил до и после революции присяжным поверенным, работал адвокатом. В семье его звали Бобой. Он был человеком веселым, любитель застолий, душа компании.

 


128-129
В первом браке у бабушки были две дочери: Татьяна (2-30) (1911 - 1992) и Ирина (2-31) (1913-1981).

Татьяна поступила на биолого-почвенный факультет Московского госуниверситета в начале 30-х годов, вышла замуж за М. Е. Когана. Две их дочери Елизавета (2-57) и Татьяна (2-58) умерли в детстве, пре-рвав нить рода. С конца 1930-х Т. Б. работала у матери на о. Аскольд, а всю зрелую научную жизнь проработала в Институте эволюционной морфологии животных АН СССР. Кандидат биологических наук, она занималась копытными млекопитающими, гистологией, была зам. зав. лабораторией. Являлась правой рукой директора Института академика В. Е. Соколова, ездила с ним на охоту. Вспоминаются котлеты из лося-тины во время семейных обедов. Много занималась вопросами охраны природы, поэтому ее хорошо помнят экологи. Боролась за достойную жизнь собак в Москве. Дома у нее лежали медвежья шкура и шкура северного оленя - последнюю она сама добыла. Она прожила инте-ресную долгую жизнь в науке, судьба свела ее с достойными людьми (она еще трижды была в браке).

В 1960-х годах три года Татьяна проработала во Вьетнаме. Оттуда привезла колечко, сделанное из остатков сбитого американского са-молета. Умерла она в Москве в 1992 году.

Ирина в 1939 году закончила географический факультет. Посту-пила в аспирантуру к видному географу И. А. Витверу. Для работы она взяла тему об экономическом потенциале Германии. С началом 2-й Мировой войны тема была закрыта. Ирина окончательно перебра-лась на о Аскольд в 1941 году. Дочерям потомственного дворянина Саблина и внучкам миллионера Баранова приходилось зарабатывать трудовой стаж.

Там, на Дальнем Востоке Ирина встретила Дмитрия Бадюкова (1909-1980), крестьянская семья которого переселилась вместе с се-лом в 1890-е годы на Дальний Восток из Курской губернии. Мальчиш-кой он был отдан в обучение охотнику. Больше года жил на заимке в Уссурийской тайге. Когда Дмитрий подрос, его отдали в ученики к кузнецу. С детства изумительно плел корзины, лапти.

В 1920-е годы в составе комсомольского отряда Дмитрий рас-кулачивал крестьян Приморья, позже закончил сельскохозяйствен-ный техникум, в конце 30-х был призван в армию, получил звание старлея. После техникума он был директором военного совхоза на полуострове Де-Фриз (сейчас это окраина Владивостока), затем до 1944 года служил начальником продотдела тыла ТОФ.

В 1944 году в звании майора Дмитрия Васильевича перевели в Москву в центральное продовольственное управление Минобороны.

В 1907 году Борис женился на Елизавете Асафовне Барановой. Она родилась в 1884 году в семье потомственного промышленника, миллионера Асафа Ивановича Баранова .

Отец Асафа - Иван Федоро-вич Баранов оставил сыну текстильные фабрики в г. Александрове и пос. Карабаново. Барановские фабрики выпускали недорогие хлопчато-бумажные ткани и набивные ситцы, которые охотно покупались, поль-зовались спросом в народе. Эти предприятия ныне не работают Асаф получил в Англии образование как химик-технолог. По рас-сказам бабушки, дед даже стащил у англичан какие-то рецепты, что-бы использовать их на своем предприятии.

Елизавета после окончания гимназии училась в зооветеринарной школе в Мюнхене. По этому профилю она работала и при Советс-кой власти.

Была человеком легким, веселым. В семье вспоминают такой эпизод: однажды во время вечеринки Елизавета обратилась к домработнице: - Дуняша, принеси еще винца! - А вино все вы-шло. - Ну, пойди купи! - Елизавета Асафовна, денег больше нет. Елизавета снимает с руки браслет в виде змейки с изумрудным гла-зом. - Дуняша, пойди заложи и возьми еще винца.

Жизнь ее, как и всего ее поколения, была достаточно беспо-койной: заграничное образование, семья богатого промышленника, муж - дворянин известного в России рода, революция, разруха, партийная деятельность...

В начале 20-х она работала у старого боль-шевика Петра Гермогеновича Смидовича, который одно время был председателем Моссовета, а позднее в 1921-1923 годах - замести-телем председателя Центральной комиссии помощи голодающим при ВЦИК РСФСР (ЦК Помгол).

В 1918 году она развелась с Борисом Саблиным, через некоторое время неожиданно исчезла из Москвы вместе со вторым мужем Вла-димиром Сергеевичем Бартеневым и направилась в Бухару, где, от-стреливаясь от басмачей, занималась ветеринарией. (Владимир был дворянином по происхождению и в молодости закончил Пажеский корпус).

В начале 30-х годов Елизавета Асафовна уехала на Дальний Вос-ток и работала в системе Дальлага НКВД.

Ее назначили директором оленеводческого хозяйства на острове Аскольд, что расположен в за-ливе Петра Великого вблизи Владивостока. Там разводили пятнистых оленей. Очень красивый гористый остров назван в честь фрегата 'Ас-кольд', который в 1858 году пришел из Кронштадта на Дальний Вос-ток. Конечно, егери и рабочие хозяйства были расконвоированными заключенными - и мокрушники, и те, что по 58-й статье. На другой стороне острова были золоторудные шахты, где также работали зеки.


130-131
ской Театра им. Вахтангова. Так что у нас с Вахтанговским театром теплые домашние отношения.

Данила Дмитриевич Бадюков стал географом, кандидатом геогра-фических наук. Он работает заместителем заведующего кафедрой рационального природопользования геофака Московского универси-тета. Много раз выезжал в составе морских и береговых экспедиций для изучения шельфов Дальнего Востока, Белого моря, Балтики, Ба-ренцева и Карского морей, Индийского океана.

Сыновья Данилы тоже связаны с изучением и охраной природы. Старший сын Всеволод (2-91) руководит фирмой по ландшафтному планированию. Младший сын Иван (2-92) окончил географический факультет Московского университета, получил специальность гео-эколога. Сейчас работает экологом в системе Газпрома.

Дмитрий Дмитриевич Бадюков стал геологом. Работает в ГЕОХИ РАН, является зам. председателя Комитета по метеоритам РАН, хранителем музея метеоритов. Экскурсию по коллекции метеоритов Минералогического музея им.Ферсмана РАН проводит заведующий сектором комплектования и научной инвентаризации фондов музея - Дмитрий Ильич Белаковский


Нажмите на картинки слева
Участвовал в экспедициях по поискам метеоритов и кратеров. У него два сына - Дмитрий и Григорий (2- 93), есть уже внук и внучка.

Дом Екатерины и Данилы Бадюковых в Малаховке - это мир, наполненный ветрами пустынь и морей, запахами джунглей и степей. Чего здесь только нет! Рядом можно увидеть громадный кокосовый орех - и засушенную морскую звезду, африканскую маску и камни с арктических островов. Множество трофеев висит на стене. На-пример, шкура горного козла, привезенная старшим сыном Бадюко-вых - Всеволодом с Кавказа.

Вот и история рода Саблиных-Бадюковых, как дом в Малахов-ке - это страсть к путешествиям, романтике, к свежему ветру, дую-щему в лицо. Это любовь к природе, братьям нашим меньшим, нашей планете, жизни во всех ее проявлениях.

В семье Дмитрия и Ирины родились двое сыновей: в 1949 году Дани-ла (2-59), в 1953 году - Дмитрий (2-60), которые связали крепкой нитью современность с саблинскими корнями.

В послевоенное время Дмитрий Васильевич Бадюков служил начальником отде-ла Главного управления продовольственного снабжения МО СССР, имел звание полковника, почти семь лет служил советником на Кубе, организовывал военные госхозы. После выхода в отставку работал директором военного совхоза 'Орловский' в Подмосковье.

Ирина Борисовна (ур. Саблина) 30 лет проработала в Высшей пар-тийной школе при ЦК КПСС. Будучи эконом-географом преподава-ла региональную экономику для партийных работников из соцстран. ВПШ была питомником кадров для компартий зарубежных стран. Любимыми учениками И. Б. были венгры и кубинцы.

Данила вспоминает: 'Отчетливо помню день смерти Сталина - утро 5 марта 1953 года. Папа ушел на службу - ведь все военные были вызваны. Утром я залез к маме в кровать. Из черной тарелки- репродуктора после серьезной музыки и объявлений пришло извес-тие о кончине вождя

. Прекрасно помню, как рыдала мама.

Сталин мне, мальчишке, очень нравился: усатый дядя с доброй улыбкой. Помню, году в 1956-м мы с папой идем на демонстрацию, батя в форме полковника. Я привык, что всюду - на домах, улицах, в витринах магазинов - висит портрет 'отца народов'. И вдруг нет в одночасье портретов Сталина! 'Папа, а почему Сталина нет!' Батя перепугался! Толпа, демонстрация идет, все слышат. 'Молчи, мол-чи!' Я никак не мог понять такой реакции.

Но фанатизма к Сталину я в родителях не видел. Мама, будучи дворянкой, по отношению к режиму была настроена скептически, жить приходилось в страхе. Папа был кристально честный человек, честный коммунист, каких было немного.

В конце 1970-х годов я спросил маму: 'А что будет, когда JI. И. Брежнев умрет?' - 'Знаешь, может быть, будут изменения. Не знаю, как сложится, но в сельскохозяйственном отделе ЦК КПСС есть очень перспективный молодой сотрудник со Ставрополья - Гор-бачев. Заканчивал юрфак университета, достаточно интеллигентный, приличный человек' Его тогда только-только перевели из Ставро-польского крайкома, о нем еще никто не слышал и не говорил. Мама обладала удивительной женской интуицией'.

У бабушки Елизаветы Асафовны Саблиной (ур. Барановой) была младшая сестра Любовь, которая после замужества стала Баннико-вой. Она тянулась к искусству, училась в балетной школе, но после травмы отошла от танца. Позже она заведовала костюмерной мастер-


131
Данила Дмитриевич Бадюков стал географом, кандидатом геогра-фических наук. Он работает заместителем заведующего кафедрой рационального природопользования геофака Московского универси-тета. Много раз выезжал в составе морских и береговых экспедиций для изучения шельфов Дальнего Востока, Белого моря, Балтики, Ба-ренцева и Карского морей, Индийского океана.

Сыновья Данилы тоже связаны с изучением и охраной природы. Старший сын Всеволод (2-91) руководит фирмой по ландшафтному планированию. Младший сын Иван (2-92) окончил географический факультет Московского университета, получил специальность гео-эколога. Сейчас работает экологом в системе Газпрома.

Дмитрий Дмитриевич Бадюков стал геологом. Работает в ГЕОХИ РАН, является зам. председателя Комитета по метеоритам РАН, хранителем музея метеоритов. Участвовал в экспедициях по поискам метеоритов и кратеров. У него два сына - Дмитрий и Григорий (2- 93), есть уже внук и внучка.

Дом Екатерины и Данилы Бадюковых в Малаховке - это мир, наполненный ветрами пустынь и морей, запахами джунглей и степей. Чего здесь только нет! Рядом можно увидеть громадный кокосовый орех - и засушенную морскую звезду, африканскую маску и камни с арктических островов. Множество трофеев висит на стене. На-пример, шкура горного козла, привезенная старшим сыном Бадюко-вых - Всеволодом с Кавказа. 12 Вот и история рода Саблиных-Бадюковых, как дом в Малахов-ке - это страсть к путешествиям, романтике, к свежему ветру, дую-щему в лицо. Это любовь к природе, братьям нашим меньшим, нашей планете, жизни во всех ее проявлениях.

   

 





В приложении (Писцовые книги слободы Мстёры) Голышева И.А. 'Богоявленская слобода Мстера. История ея, древности, статистика и этнография высказано мнение, что впервые Сеньковы упоминаются как жители Мстёры в 1628 году. '...быв будто предки наши города Вышнего Волочка Новогородской губернии поселены в Богоявленской слободе, Мстёре тож Вязниковского уезда. В какое время перешли из Вышнего Волочка, может тогда, когда было военное время, были за графом Петром Ивановичем Паниным, потом 1797г. в приданстве за Паниной к Тутолмину.

русские, туристы, юмор
-

гороскоп

centrecentre


До сих пор почти ни чего не было известно об одной из самых интересных работ в коллекции картин С.И. Сенькова , находящейся в Вязниковском историко-художественном краеведческом музее, - картине "Неизвестная"
    Проходим по залам Вязниковского музея- очень красиво, отличная коллекция выставки быта и жизни .
Нажмите на картинки




Анимация Разные надписи, картинки Разные надписи бесплатно

В приложении (Писцовые книги слободы Мстеры) Голышева И.А. 'Богоявленская слобода Мстера. История ея, древности, статистика и этнография' высказано мнение, что впервые Сеньковы упоминаются как жители Мстеры в 1628 году. '...быв будто предки наши города Вышнего Волочка Новогородской губернии поселены в Богоявленской слободе, Мстере тож Вязниковского уезда. В какое время перешли из Вышнего Волочка, может тогда, когда было военное время, были за графом Петром Ивановичем Паниным, потом 1797г. в приданстве за Паниной к Тутолмину.



МАСТЕРСКАЯ ЕЛЕНЫ ДМИТРИЕВОЙ

Нажмите на фотографию.
Участники проекта рассказывают о фотографиях, хранящихся в семейных альбомах.
Героями этого выпуска стали Клавдия Петровна Коровякова - известный в Вязниках учитель русского языка
и литературы и её внучка Елена Дмитриева



https://img-fotki.yandex.ru/get/3110/dkartasheva.e/0_7878_329dd506_M.gif

Цыплев Владимир Рэмович

 

 

 

 "Деловой Мир России" - МК АИФ
ИНОСМИ Уроки истории 20 века rufact.org | Главная Генеалогия Генеалогия Краеведческое общество Ополье Московские зарисовки Похудела ОЧЕНЬ сильно, сразу -20кг с помощью этого напитка. Жир больше не греет! савва. Рисунки Васи Ложкина. савва. савва. АДМЕ. 20 хитростей, которые сэкономят кучу времени при уборке Саша Черный Газеты 1913 года Древо Жизни - компьютерная программа для построения родословной 'ПРАВОСЛАВНЫЙ СОЦИАЛИЗМ' - РЕЛИГИЯ АНТИХРИСТА

Кольцо Патриотических Ресурсов Сайт-архив эмигрантской прессы Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет Георгиевская страница от Jus'a

История на фоне войн. Некоммерческий Фонд ПАМЯТЬ ЧЕСТИ Русский Обще-Воинский Союз Русская военная эмиграция. 1920-1940 гг. Красноярское общество Мемориал Краеведческий сборник

MilitariaWebring.com POISK COINSS - Кладоискательство, военная археология, экипировка РККА, Оружие Ркка, Фотогалерея, Полезная информация, Магазин, ссылкигерои первой мировой Книга Памяти Украины Баннер.Бессмертный барак о защитниках Отечества, погибших и пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны, а также в послевоенный период (ОБД Мемориал).Главная цель проекта - дать возможность миллионам граждан Баннер. Газета.ру Vojnik — Национальное Возрождение России История на фоне войн. АРХИВЫ.


Фотографии Цыплева В.Р.
Вязники
Центральный архив Министерства Обороны РФ Мемориал Подвиг народа Календарь победы 1943-1945
https://www.ok.ru/video/237712249124
военно-технические журналы XIX - начала XX вв. из фондов библиотеки http://www.nounb.sci-nnov.ru/vExp/23.php
http://www.nounb.sci-nnov.ru/vExp/23photo/20.jpg