На главную
 
Офени-иконщики
 
ТАЙНЫЙ ЯЗЫК ОФЕНЕЙ И КТО ОНИ ТАКИЕ

http://oppps.ru/tajnyj-yazyk-ofenej-i-kto-oni-takie.html

Не было в русской истории более закрытого и более таинственного сообщества, чем офени. Даже о масонах, которые во все века окутывали себя ореолом тайны, известно гораздо больше. Что же, будем разбираться.
Тайный язык офеней и кто они такие
Откуда есть пошли офени?
 
  
 

На этот счёт существует несколько версий, одна другой краше.

Версия первая: офени - греки
Наиболее распространенная версия, самая официальная. Её сторонники считают, что слово 'офени' происходит от 'Афины'. Эта версия имеет под собой историческую основу: в XV веке началось массовое переселение греков на Русь. Занимались они, в основном, торговлей, причем своеобразной. Специализировались на продаже галантереи, мелкого товара, книг, икон.
Версия вторая: офени-евреи
Версия большей степени конспирологичности, но всё же имеющая своих сторонников. Тем более, что она не отрицает первую версию, а в некотором отношении просто её дополняет. Иудеи на Русь могли прийти как с территории Греции, с севера Балканского полуострова, так и с территории Хазарского каганата, который был разгромлен как государство, но его жители не могли исчезнуть бесследно.
Версия третья: офени-русские
Версии 'заморского' происхождения офеней имеют свои недостатки. Во-первых, какова была вероятность того, что пришлые на Руси люди сумели за короткий период (век-полтора) стать такой многочисленной и организованной структурой, которую офени представляли на протяжении нескольких столетий? Вероятность, очевидно, невелика. Каким бы многолюдным ни было переселение греков или евреев, оно не смогло бы сформировать целую 'касту', со своим языком и сложившимися цеховыми традициями. На версии внутреннего происхождения офеней есть смысл остановиться подробнее.
Офени и скоморохи
Современное представление о скоморохах довольно вульгарно. Скоморохи представляются эдакими клоунами-смехачами, которые передвигаются на ходулях, дудят в дуду и собирают вокруг себя толпы весёлого люда. Подобное видение, приравнивающее скоморохов к народным аниматорам-затейникам, поверхностно. Да, скоморохи были странствующими актёрами, и самым распространенным жанров их представлений являлась комедия. Порожденные дохристианской смеховой культурой, скоморохи были притесняемы и государством, и церковью.
Тайный язык офеней и кто они такие
 
  
 

В репертуаре скоморохов были былины, сказания и народные драмы, в которых выражалось недовольство народа существующими порядками. Даже в драмах, сюжетом которых являлись библейские сказания, например о царе Ироде, отражались оппозиционные настроения народа, а в сатирической драме скоморохи в самом непривлекательном виде изображали бояр и духовенство.
*
В XVI-XVII веках скоморохи стали объединятся в ватаги по 60-100 человек. Понятно, что такие 'коллективы', разгуливающие по деревням и весям не могли не вызывать подозрений. Кроме того, скоморохов стали обвинять в грабежах (что было, скорее всего, оправдано). В 1648 и 1657 годах архиепископ Никон добился указов о запрещении скоморошества.
Тайный язык офеней и кто они такие

Запрет-запретом, но скоморохи не исчезли окончательно. Бродить по Руси под видом скоморохов стало опасно, бывшие скоморохи в массовом порядке стали переходить в ряды торговцев-разносчиков. С 1700 года начинают встречаться первые исторические упоминания об офенях - ходебщиках и их искусственном языке.
Одно из прозваний офеней, мазыки, недвусмысленно говорит о том, что офени были сопричастны музыкальной культуре, были своеобразными бродячими музыкантами, русскими трубадурами. Налицо общность со скоморохами, которые сопровождали свои представления музыкальным аккомпанементом.
#12#L#
Культ Трояна
Существует теория, по которой и офени и скоморохи изначально были жрецами языческого бога Трояна. Культ Трояна существовал на Руси в дохристианскую и даже в доперуновскую эпоху. Троян был триединым божеством, соединением мужского, женского и общего начала. В христианской культуре триада трансформируется в почитание Троицы.
Тайный язык офеней и кто они такие
Версия с почитанием языческого культа объясняет и сакральность цехового языка скоморохов и офеней. Возможно, уличный театр и представления скоморохов были только прикрытием для беспрепятственного следования культу Трояна, православной церкви эта сторона жизни скоморохов-офеней была известна - отсюда и гонения. В составе труппы скоморохи часто имели учёного медведя. Медведь же, священное животное древних славян, был нужен помимо всего прочего, при совершении тех или иных обрядов.
 
  
 

Тайный язык
Интерес к офеням возник во многом благодаря их тайному языку. Не будь языка - не было бы и тайны, а не было бы тайны, не было бы и интереса. Офенский язык возник из слияния заимствований из разных языков и в результате искусственного словообразования . По частотности, больше всего заимствований из греческого. Заметное количество греческих заимствований в языке русских офеней привело к тому, что в XIX веке знаменитый русский лингвист И.И. Срезневский, также изучавший офенский язык, прямо называет его афинским. Но сами офени никогда не торговали в Греции. Лишь самые первые мазыки возможно, завязывали торговые контакты с греческими торговцами-иммигрантами.
Тайный язык офеней и кто они такие
О существовании этого тайного языка написал в своих записках служивший в России в 1601-1630 годах голландец Исаак Маасс. Кроме названия об этом языке нам ничего не известно. О нем же упоминал служивший при русском дворе англичанин Ричард Джеймс, но и он подробных сведений об этом языке не собрал. Мы можем только предполагать, что к моменту поселения офеней во Владимирской губернии их язык уже около ста лет существовал и развивался.
В офенском языке были также и тюркские заимствования, и польские, и марийские. Очень часто офени присоединяли к заимствованному слову понятные русские приставки и суффиксы, и оно получало новое и вместе с тем привычное значение, а вместе с тем было непонятно для непосвящённых. Например, донгузятина - свинина. 'Дунгыз' по-татарски 'свинья', а суффикс -ятина, обозначает в русском языке мясо животных. 'Тугур' по-марийски 'рубашка'. Добавив к нему нужные приставку и суффикс, офени легко получали понятное, но странное на слух 'безтугурный', то есть голый.
Но всё-таки большинство слов в языке офеней нельзя привести к иностранным этимологиям. Некоторые исследователи считают, что эти слова были выдуманы самими офенями. Более правдоподобным представляется, что в офенской фене переплелись диалектизмы из разных областей России, а этимология этих слов позднее утрачивалась из-за их малого распространения.
 
  
 

Особенно интересно проследить за судьбой слова, этимологию которого удаётся установить. Так слово 'лох' произошло из языка русских поморов. В Архангельской области так называли неповоротливую глупую рыбу, как правило, сёмгу. Именно в этом исходном значении употреблял слово 'лох' поэт Фёдор Глинка. В стихотворении 'Дева карельских лесов' он описывал молодого карельского рыбака, который 'беспечных лохов сонный рой тревожит меткой острогой'. Офени стали использовать это слово в значении 'мужик'. Причём сперва это слово значило на фене нейтральное 'любой чужой мужик, не-офеня'. Хотя уже тогда имело пренебрежительный оттенок: ведь офени заведомо считали себя образованнее, грамотнее и ловчее обычных селян-лохов. И лишь в конце XIX века, когда это слово из офенской фени заимствовали профессиональные уголовники, оно получило знакомое нам значение: 'глупый человек, жертва преступления'.
Тайный язык офеней и кто они такие
Также из русской диалектной лексики пришли в язык офеней слова бусать (позже бухать) - пить, клёво - хорошо, удачно, псалуга рыба, поханя - хозяин, совасьюха - мышь, косать (позже коцать) - бить или резать, дермоха - драка, колыга, клога - брага, здьюм - два, солоха - баба, хлить (или хилять) - течь, идти, мастырить - делать, строить, конструировать. Некоторые из них через триста лет в измененном или неизменном виде мы употребляем в разговорной речи до сих пор.
Тайный язык офеней не мог не волновать государство. У офеней была налаженная торговая сеть, которая фактически никак не контролировалась. Изучить язык офеней должен был Владимир Даль. К нему в 1853 году обратился граф Л.А. Перовский, глава Особого секретного комитета при Министерстве внутренних дел Российской империи с просьбой составить 'словарь тайного языка раскольников'.
 
  
 

К концу 1854 года 'Офен/ь/ско-русский словарь' был готов, а в начале 1855 года был завершен и обратный, - 'Русско-офен/ь/ский словарь'. Общим числом офеньских слов, чуть более 5 тысяч. Несмотря на все ожидания, никаких 'опасных' слов в словаре чиновники не нашли. Больше того, Даль указывал, что слово 'офени' производное от слова 'офест', то есть крест, а сами офени (по Далю) - христиане.
Где жили?
Ареол проживания и курсирования офеней был очень широк. Основными центрами считается Суздаль и Владимирская область. На севере офени доходили до Архангельска и Белого моря. На востоке торговали до Урала. На юге спускались вниз по Волге до Астрахани. На западе достигали восточной Польши.
Тайный язык офеней и кто они такие
Жители других областей часто называли офеней словом суздала, которое означало 'суздальские'. Это собирательное слово изначально женского рода и единственного числа с ударением на последнем слоге (точно так же, как, например, господа и старшина) наряду со словом офеня стало обозначать неутомимых книготорговцев для всех прочих русских людей.
Не было сообщества более закрытого, чем офени, но при этом более открытого в своем стремлении развить грамотность народа, показать другую сторону бытовой реальности. Влияние их огромно и до сих пор до конца не изучено. Офени были наиболее деятельным слоем населения. Им, чтобы жить, нужно было в прямом смысле 'вертеться'. Вот они и вертелись, запутывая следы, тарабаря на фене непонятные заветные заговоры, причащаясь луком, меняя обличья, уходили от опеки государства. Говорят, они и сегодня среди нас. Просто мы ленивы и нелюбопытны, чтобы их замечать.
Перевод русских пословиц на офенский язык (перевод Колотова А.В.)
1. Век живи, век учись - дураком помрешь. - Пехаль киндриков куравь, пехаль киндриков лузнись - смуряком отемнеешь.
2. Кто не работает - тот не ест. - Кчон не мастырит, тот не бряет.
3. Без труда не выловишь и рыбку из пруда. - Без мастыры не подъюхлишь и псалугу из дрябана.
4. Прошел огонь, воду и медные трубы. - Прохлил дрябу, дулик и фильные фошницы.
5. Ни кола, ни двора. - Ни брута, ни рыма.
6. Муж и жена - одна сатана. - Муслень и елтона - ионый кульмас.






П.С. Дубровский, С.П. Дубровский, г. Шуя
www.kovrov-museum.ru/uploads/dubrovskiye.doc

История офеней началась в XV веке - примерно за сто пятьдесят лет до распространения в России их ремесла и секретного языка. В то время на Русь переселилось значительное количество греков. Большинство из них занялось торговлей. При этом, чтобы русским было понятнее, все они называли себя выходцами из Афин (названия других греческих городов народ на Руси не особо и помнили). Русские люди и называли греческих торговцев по их самоназванию "афинянами", то есть "офинянами", "офинеями" или "офенями".
 
  
 
Картина художника Кошелева "Офеня Коробейник"
П.С. Дубровский, С.П. Дубровский, г. Шуя

Офени-иконщики во Владимирской губернии

(с. 104 - 109)

'Офеня - бродячий торговец в дореволюционной России, продававший по деревням галантерею, мануфактуру, книжки и т.п.'1. Именно такое определение приводит большой словарь русского языка, в котором уместился весь мир офенского промысла, позволявшего в XVII XIX вв. обслуживать многомиллионное крестьянское население Российской Империи. И только в начале XX в., когда по всей России протянулась сеть железных дорог, офенский промысел пошел на убыль, а в советское время и вовсе исчез. С точки зрения истории экономики дореволюционной России, офени - это огромный пласт малоисследованной области жизни крестьян-предпринимателей, который по косвенным оценкам охватывал более пяти миллионов крестьянского населения, занимавшихся в той или иной мере торговлей в разнос. Сюда можно было бы отнести как сезонную торговлю, вне времени крестьянской занятости, так и профессионалов, которые занимались исключительно торговлей, и от крестьянского труда не кормились. Этимология слова 'офеня' до конца не ясна. К. Тихонравов наиболее вероятным считал его происхождение от 'афинян' так называли странствующих греческих торговцев, которых много появилось на Руси, особенно во второй половине XV века. С течением времени их прозвище могли усвоить местные торговцы-ходебщики. 'Это тем более вероятно, писал он, что и доныне в искусственном офенском языке много слов, взятых прямо с греческого'2. В.И. Даль предлагает иное объяснение: на тайном офенском языке слово 'офениться' значит 'молиться', 'креститься'; 'офеет' крест. Отсюда 'офеня' 'крещеный', 'православный'3. По наблюдениям Ф. Броделя, тип торговца-разносчика всегда распространялся там, где в рыночной экономике наблюдались 'пустоты', то есть отсутствие развитых механизмов торговли. Заполняя эти 'пустоты', торговцы-разносчики в XVII XVIII вв. появлялись повсюду, и везде им сопутствовал4 определенный механизм рыночного общения.
Исключительный интерес в этом отношении составляют офени-иконщики, которые в массовом количестве проживали в Вязниковском уезде Владимирской губернии. Может возникнуть вопрос, почему именно на этой территории сосредоточились данного вида промыслы, и этому есть вполне обоснованные причины. Сюда можно отнести экономико-географические факторы, связанные с особенностями территории, сырьевыми возможностями региона и даже особенностями местного климата, что делало иконописный промысел оптимальным на данной территории. Развитию иконописного промысла способствовали также факторы историко-эволюционные, этнокультурные и во многом религиозные, связанные с многоэтапностью и неравномерностью проникновения и развития христианства на территории России. Именно Владимирская губерния с ее обилием лиственных лесов (липа, дуб), наличием водных торговых путей (Ока, Клязьма, Теза и др.), сезонностью и неравномерностью крестьянского труда, а главное с религиозно-историческими особенностями формирования и становления Российского государства, дала возможность развития иконописных и сопутствующих ему промыслов на данной территории. Что превратило иконопись из сакрального действа монастырских монахов в развитый, доходный промысел, что естественно требовало разветвленной сети распространителей. Именно офени-иконщики и заняли эту нишу, поскольку государство было не в состоянии справиться с тем огромным потоком продукции, который производился в Вязниковском уезде, особенно с конца XVIII до начала XX вв. По оценкам автора, в конце XIX в. на данной территории производилось в год до 5,5 млн. образов, куда входило изготовление Холуйской расхожей (крестьянской) иконы в количестве до 2,5 3,0 млн. в год. В год производилось примерно 400 450 тыс. икон дорогого Палехского письма. Более 500 тыс. икон Мстерского письма, сделанных официально по лицензии. И до 1,5 млн. икон старообрядческого толка, изготавливаемых во Мстере иконописцами, работающими на старообрядцев и не регистрирующих официально своей деятельности. Сюда же можно отнести работу по реставрации и 'подстариниванию' древних писем в количестве до 80 тыс. в год, что производилось в основном во Мстере5. Поэтому вполне естественно, что масштабный иконописный промысел породил разветвленную сеть предприимчивых и изворотливых крестьян-предпринимателей или офеней-иконщиков. Количество современных исследований по данной теме весьма ограничено, однако фундаментальный труд О.Ю. Тарасова 'Иконопись и благочестие' затрагивает данную тематику, что позволяет автору ссылаться на указанную работу.
Конечно, появление офенского промысла связано не только с иконописью, поскольку сегментами рынка офеней являлись и бижутерия, и книжное дело, и торговля мануфактурой, кожей, шерстью и даже оружием. Существовали офени, занимающиеся исключительно антикварной, ювелирной деятельностью, сюда же можно отнести и офеней-старинщиков. И хотя, почти вся торговля офеней была связана с нарушением закона, в серьезные противоречия с системой они, как правило, не вступали, что и позволило просуществовать им несколько столетий. Офени были нужны, поскольку государство не могло удовлетворить потребности крестьянского населения в товарах без сети дорог и государственных магазинов. И хотя налоги офени платили нерегулярно или не платили вовсе, это устраивало и производителей и потребителей. А нарушение и впоследствии распад структуры офенской торговли связано именно с созданием сети государственных железных дорог и, как следствие, созданием подконтрольной государству торговой сети. Появление офеней-иконщиков связано еще и с массовостью промысла и огромной территорией востребованности данного товара. Если в древности иконы продавали иногда сами мастера-иконописцы или монахи, чему есть свидетельства в документах того времени, то к концу XVII в. монастырская торговля иконами по сравнению с деревенской торговлей вразнос постепенно начинает ослабевать, поскольку икона становится для крестьянина-иконописца способом чтобы 'жить и питаться'6. Часто это приводит к снижению качества и нарушению канона в иконописи, но соотношение цена-качество, как правило, вполне удовлетворяет потребителей. Это приводит к противоречию и с официальной церковью, что подтверждается документами. Филолог и историк искусства Ф.И. Буслаев в своих 'Сочинениях', ссылаясь на летописные источники, пишет: 'Везде по деревням и по селам прасолы и щепетинники иконы крошнями таскают, и писаны оне таково ругательно, что иныя походили не на человеческие образы, а на диких людей. И простой народ щепетинники те своими блудными словами обаяючи, говорят, что от доброписания спасения не бывает; и то, слышавши, сельские жители добрых письмен не сбирают, а ищут дешевых'7. А в грамоте 1668 г. говорится, что 'в некоторой веси Суздальского уезда, иже имеется село Холуй, поселяне пишут иконы без всякого разсуждения и страха'8. Однако с ростом производства икон, потребность в посреднике постоянно возрастает, что и приводит к окончательному перераспределению ролей в иконной торговле. Все это в конечном итоге стало называться 'суздальской', офенской, иконописной торговлей вразнос, хотя в самом Суздале иконы почти не писали и офени там не селились.
Массовость офенских поселений, окружающих Палех, Холуй и Мстеру в своих количественных показателях удивляет, поскольку не только сами эти села и все окружающие промысел деревни, села и малые городки подключены к иконописному промыслу. Только в последней четверти XIX в., и это когда уровень офенской торговли начинает идти на убыль, офенских сел насчитывается более 150. Если же учесть, что только одна Алексинская волость Ковровского уезда включала в это время 4 села и до 50 деревень с числом жителей до 4200 душ, из которых, как свидетельствовала статистика, 'большая часть в старину были офени'9, то вполне можно представить, как масштабы производства, так и масштабы торговли суздальскими образами. Мастер-ремесленник и бродячий разносчик его продукции 'шли' рядом'10. Еще И. Голышев, историк и экономист, говорил, что пока жив мир офенской торговли, производство дешевых икон для народа будет процветать.
Об огромной территории, на которую распространяли свой промысел офени-иконщики, можно судить также по разнообразию прозваний, которыми их награждали в тех или иных регионах России. В частности, в Малороссии их называли 'варягами', в Белоруссии 'маяками', на русском Севере 'торгованами', в Сибири - 'вязниковцами' и 'суждалами'11, т.е. суздальские офени настолько широко распространили географию своего промысла, что разносимые ими иконы можно было найти от Финляндии и Сербии до Дальнего Востока. Карта торговой географии офеней-иконщиков из Владимирской губернии приводится из упомянутой выше работы О.Ю. Тарасова 'Иконопись и благочестие'.
Документы говорят, что суздальские расхожие иконы начали попадать даже за границу Империи, причем, упоминания об этом относятся, по крайней мере, к началу XVIII века.

 
  
 
Карта торговой географии офеней-иконщиков из Владимирской губернии

Карта торговой географии офеней-иконщиков из Владимирской губернии приводится из упомянутой выше работы О.Ю. Тарасова 'Иконопись и благочестие'.
 
  
 

В частности, в 1705 году десять палехских крестьян с разрешения своего помещика Бутурлина обратились в Посольский приказ с просьбой выдать им проезжую грамоту в Волошскую и Сербскую земли 'для промена' икон. Учитывая количество предполагаемого к продаже и обмену товара (несколько тысяч), можно заключить, что то были иконы массового производства, т. е. 'расхожие'. Через три года палешане вновь оказались там же; и это несмотря на то, что русское правительство направило киевскому губернатору специальный указ о закрытии границы для офеней и запрещении им торговать святыми образами на землях Турецкой империи12. В 1754 году суздальский протоиерей Анания Федоров писал, что 'многия жители Холуя и Палеха отходят со святыми иконами в дальния страны, то есть в Польшу, в Цесарию, в Словению, в Сербы, Болгары и прочия, и там оныя св. иконы променивали'13.
В XIX начале XX вв. о вывозе 'суздальских писем' за границу заверяют уже исследователи. Н.П. Кондаков на основании очевидных данных отмечал, что главные пункты сбора икон Палеха, Холуя и Мстеры 'южная и восточная Россия, ранее также Румыния и Балканский полуостров'15. Иконы, провозимые офенями, как правило, не отличались особой изощренностью стиля и качества работы, но, с другой стороны, дешево продавать их так же не было смысла. Поэтому офени, как правило, заранее выбирали и готовили свой будущий 'сегмент рынка', ориентируясь на запросы и интересы той группы населения, куда они отправлялись. Неоднократно отмечалось, что проездные документы и бумагу на право торговли, офеня оформлял на небольшую партию недорогих, расхожих икон официального, одобренного Священным Синодом, никонианского благочестия, что обходилось дешевле и не вызывало подозрений у полиции. Тогда как на Севере, за Уралом и в Европейских погостах пользовалась спросом икона старообрядческого, дониконианского благочестия, торговля которыми официально была запрещена. Поэтому офеня мог вести с собой 5-10 икон новоправославных и 50-100 старообрядческих, ориентируясь опять же на особенности староверческого 'согласия'.
Нельзя не упомянуть и о 'маркетинговых' методах ведения торговли офенями. Сегодня, входя в рыночную экономику, мы часто сетуем на то, что нас обманывают, как в государственной, так и в частной торговле, ссылаясь на 'сложности переходного периода' и нечистоплотность торговцев. Однако, даже сегодня, редко можно столкнуться с тем вероломством, каковое было присуще офеням-иконщикам ради увеличения оборота и повышения прибыли. Н. Лесков в своей работе 'Адописные иконы' приводит следующий пример. 'Ради увеличения сбыта один иконщик заказывает так называемые подделки 'под древность' с чертиками на грунте (левкасе, прим. авт.) и, набрав такого товара, едет и распродает иконы с чертиками, а следом за ним вскоре непременно по тем же местам, которые он только что снабдил своими иконами, едет другой иконщик, состоящий с первым в плутовской сделке; но у этого уже все иконы без чертиков. Приехав в село, следующий за первым второй плут предлагает свой товар, но ему отвечают, что 'уже накупились'; тогда он просит показать ему, 'чем накупились', и, зная, где искать потайных чертиков, объявляет, что это у них иконы 'не христианские, а адописные', и в подкрепление своих слов тут же сколупывает на иконе, проданной его предшественником, краску и открывает изумленным крестьянам дьяволенков по всем их иконам. Крестьяне бывают по этому случаю в большом ужасе и отдают этому пройдохе все свои 'адописные' иконы, на которых открыты чертики, чтобы только увез их подальше, а у него покупают или обменивают себе другие, на которых такого сюрприза для себя не ожидают'16. Как правило, подновив полученные 'адописные' иконы, предприимчивый пройдоха продавал их снова, договариваясь о следующем 'торговом обороте' с напарником. Вообще, мотив 'переодевания' офени-старинщика, постоянной смены своего лица - устойчивый мотив его 'дела', в котором благочестие соседствует с обманом и плутовством и является естественным его состоянием. Офеня ради своей выгоды может запросто сменить светский костюм на рясу чернеца-старовера (см. рис.1), отрастить или подстричь бороду и волосы по требованию 'согласия', что позволяло войти в доверие и часто выгодно обменять свой товар на старинные, даже византийские образа.
Таким образом, преуспевший на блуднях офеня часто становился зажиточным человеком. Он покупал или строил новый чистый дом, в котором стремился устроить те нововведения, которые видел в своих путешествиях. Одевались офени также отлично от крестьян, особенно это было заметно в городе. Например, Холуйский офеня-иконщик покупал светскую, дорогую одежду, но высшим шиком считался шелковый азиатский халат, который офеня рассматривал 'самым передовым франтовством в мире. Этот халат восточный, на вате.

 
  
 

Рис. 1 Рис. 2
Выходивший на прогулку офеня надевал его поверх черных панталон, галстука и жилета с часами и бронзовой цепочкой'17. Таким можно нарисовать типичный портрет преуспевающего торговца в разнос из среды холуйских или мстерских крестьян-предпринимателей офеней. Палешане в XIXначале XX вв. офенством, как правило, уже не занимались.
Исследователь и этнограф И. Пантюхов в своем описании селения Холуй пишет следующее: 'Будучи самой зажиточною частью населения, офени вместе с тем и самые развитые. Они, с небольшим исключением, все грамотны. Хотя в списке населенных мест Владимирской губернии число офеней показано всего 5000, но, по обеим сторонам дороги от Вязников через Мстеру, Холуй до Палеха, на протяжении 75 верст живут офени. Из 545 населенных мест Вязниковского уезда, по крайней мере, в 200-х большая часть взрослого мужского населения занимаются торговлею'18. Выглядеть офеня-бижутерщик, офеня-книжник или офеня-иконщик мог, согласно оставшимся печатным источникам, следующим образом, как показано на рис. 2. В частности, на первом рисунке изображен чернец-старовер в коптыре (особом головном уборе прим. авт.) с гравюры 1831 года, приведенной О.Ю. Тарасовым.
Действительно, переодевшийся офеня-иконщик, торгующий 'адописными' или староверческими иконами мог выглядеть именно таким образом. На втором рисунке приводится лубок конца XIX в. с изображением торговца-офени, каковым мог выглядеть и офеня-иконщик, торгующий в светской среде.
Завершая образ торговца-офени, основная масса которых выросла на Владимирской земле, нельзя не упомянуть и об антропологических и этногеографических особенностях выходцев из данного региона. 'Жители Владимирской губернии могут считаться одними из лучших представителей северорусского типа. Они рослы, сильны, красивы. Они потомки тех предприимчивых, энергичных людей, которые с XI столетия, ведя беспрестанную борьбу с природою и враждебными племенами, постоянно подвигались на восток и были одними из первых и главных колонизаторов и цивилизаторов этих стран. Нравственная характеристика лучших представителей владимирского типа, к которым должно причислить жителей Вязниковского уезда серьезность, упрямство, самоуверенность и гордость. Сколько бы вязниковец не исходил стран, он никогда не согласится, что есть люди лучше владимирцев, а посмеиваясь и над рязанцем, и над хохлом, и над новгородцем, всецело сохраняет свои предания и идеалы'21.


Примечания:

1. Словарь русского языка: В 4-х т./ АН СССР, Ин-т рус. Яз.; Под ред. А. П. Евгеньевской. 2-е изд., испр. И доп. Т. 2. М., 1982. С. 726.

2. Тихонравов К. Владимирский сборник. Материалы для статистики, этнографии, истории и археологии Владимирской губернии. М., 1857, С. 23.

3. Даль В.И. О наречиях русского языка. СПб., 1852, С. 58-59.

4. Тарасов О.Ю. Икона и благочестие: очерки иконного дела в императорской России. М., 1995. С. 207.

5. Дубровский П.С. Народные промыслы как форма мелкотоварного производства (экономико-теоретический очерк с историческими вставками). Монография. Иваново-Шуя, 2005. С. 40.

6. Стоглав //Российское законодательство XXX веков. Т. 2. М.,1985. С. 315.

7. Буслаев Ф.И. Сочинения. Т. 1 2. СПб., 19081910.

8. Буслаев Ф.И. Сочинения. Указ. Соч. С. 399.

9. Лядов И.М. Развитие и упадок холуйских ярмарок в Вязниковском уезде // ЕВГСК. Т. 1. Вып. 2. 1876. С. 22-23.

10. Тарасов О.Ю. Указ. соч. С. 201.

11. Максимов С.В. В дороге (Из путевых записок) // Отечественные записки. 1860. Т. 131. Июль. С. 220.

12. Богоявленский С.К. Связи между русскими и сербами в XVII XVIII вв. //Славянский сборник. М.,1947. С. 243-244.

13. Леонтьев П. Иконопись // Материалы для оценки земель Владимирской губернии. Т. IV. Вязниковский уезд. Вып. III. Промыслы крестьянского населения. Владимир, 1903, С. 49.

14. Тарасов О. Ю. Указ. соч. С.202.

15. Кондаков Н.П. Современное положение русской народной иконописи // ДПИ. Т. CXXXIX. СПб., 1901, С. 32.

16. Лесков Н. Адописные иконы // Русский мир. СПб., 1873. ? 192. С. 1.

17. Безобразов В.П. Из путевых записок // Русский вестник. 1861. Т. 34. С. 287.

18. Пожарский юбилейный альманах: Вып. 3 // К 460-летию первого письменного упоминания села Холуй / Ред. сост. А.Е. Лихачев. Иваново, 2007. С. 87.

19. Тарасов О. Ю. Указ. соч. С. 210.

20. Пожарский юбилейный альманах: Указ. соч..С. 87. 21 Там же. С. 86.


Прот. Михаил Ардов
Матушка Надежда и прочие невыдуманные рассказы
М.: Собрание, 2004. 224 с.
 
  
 


Отдельно

окончание 1 части (с. 35-126).
http://www.krotov.info/acts/20/1970/ardov.htm

Старина

- Это старые-то вещи? Иконы?.. Знаю я, все знаю...Только уж ее, старины-то, сейчас тут не найдешь. Ни у кого не найдешь... А ведь было, все было... Чего только не было.. Я ведь сам офеня природный, владимирский... Четырнадцать годов с отцом первый раз ушел в дорогу. В устреку по-нашему-то, по-офенски...

Я еще в школе мальчишкой учился. Сдавали мы экзамен в девяносто шестом году, аккурат, когда царь-то на престол всходил... Учительша и говорит до экзамена. "Тебе, - говорит, - Лепешкин, придется еще годок поучиться... Спроси, - говорит, - отца..." Писал я плохо... Так грамматику, это я больно хорошо учился, стихотворение - раз, два прочитаю, и уж все готово, а писал больно плохо... Ну, отец-то и говорит: "Мало как пишет, в писаря, что ли? Читал бы, да и все..." Ну а потом стали экзамен сдавать, нас человек сто пять было, из пяти школ... Вот сто четыре сделали ошибку, а я один написал правильно... Инспектор диктовал, так-то шамкал: "На полке ле-ф-али ча-ф-ки, ло-ф-ки и сковорды..." Все и написали "сковорды..." Один я - "сковороды"... Помню, сдавали тут во Мстере, где школа... Учительница вышла и говорит: "Удивительное дело, - говорит, - я на Лепешкина и не надеялась, а он один пятерку получил, а все только четверки..."

У нас тут какое хлебопашество, хлеба едва до Рождества хватало... Вот вся округа одни офени и были... И пошли мы с отцом в дорогу первый раз в девяносто седьмом году, пятнадцатого сентября, на лошади... Шли через Шую, Иваново, Ярославль... Какие товары и водой отправили через Нижний на Череповец, а какие с собой... Иконы были, да книги, картины Сытинские... В Череповце получили мы иконы, а ехать надо было торговать в Олонецкую губернию, потому что старина-то она вся там - в Олонецкой, в Архангельской, в Новгородской, конечно... Ехали через Кириллов, в Белозерск, оттуда в Вытегру... Она на берегу Онежского озера... А там ездили по деревням... Книги да картины по ярмаркам, а иконы - по деревням...

Там много ярмарок, чуть не круглый год. Иконы у нас были фольговые, мстерской работы... Конечно, и деревянные были, но их только по староверам продавали, староверы фольговые-то не берут. Деревянные под старый вид писаные, это только для староверов... Зарабатывали-то немного, конечно... Больше меняли. Там можно было древние-то иконы найти да выменять, а уж тут их нигде не найдешь... Потом древние-то домой привозили, а здесь их мстерские покупали. Один хороший был покупатель Александр Игнатьевич Цепков. Этот покупал ценную старину. Даже в то-то время двести, триста рублей - это не каждый имел, а Цепков покупал. За семьсот и то покупал. Но это редко когда... Их все больше на колокольнях старых находили, по церквам... С покойником икону принесут, она там и лежит... Бывало, уж ничего на ней нет - одна старая доска, чка по-нашему, по-офенскому... Мы за них по пятаку платили, во Мстере-то ее уделают под самую старину... Бывало, по пятьсот даже таких досок набирали... Конечно, которые покрупнее да поценнее, те с собой, а так, которые напакуешь одна на одну и поездом по Архангельской дороге... А во Мстере-то, бывало, по шестьдесят, по семьдесят рублей платили за семивершковую-то, за старую...

Я раз шестивершковую купил, Никола оглавный. Я ее взял, на икону на фольговую выменял... За тридцать пять копеек... Принес отцу. Отец говорит: "Хороша икона, да уж выгорела. Лица-то уж не найдешь". Привезли мы ее домой, с уголка нашатырем помазали, а она вся целая... Мстерские за пятьдесят рублей взяли...А еще раз привезли одну, на три части распалась - три доски... Владимирская... Так за сотню пошла...

Из Богоматерей боле всех ценится Владимирская и Смоленская, ну, еще Тихвинская... Николай чудотворец, Спаситель, это все ценилось, а предстоящие - меньше... И каждому свое название. Вот Никола - по-офенскому - Хорхора, Богородица - Стодница, Спаситель - Стеситель... А иконы по-нашему - стоды... Одну, помнится продали мы прям из дома, была она на божнице, аккурат вот такой же вот Никола, как этот... Ростом был аршин с чем-нибудь... Купили мы его с отцом в барском доме. Просто сам-то барин не живет в своей усадьбе, а купили у дворни.Она стояла не на кухне даже, а вот где дворня-то живут. Но старая она была, уж по краям начала пропадать, крошиться... Тоже Николай угодник, годов двадцать она у нас стояла, а тут мстерский маклер... Старичок, Осип Шитов... Вот он нам тогда покупателя и привел, из Петербурга, Егоров ему фамилия... Пришел и говорит: "Снимите мне ее сюда из божницы". Сняли вот сюда на стол, он надел очки, потом вынул кран-циркуль... Сначала измерил так и так, потом руки, расположение... "Вот это - говорит, - самого новгородского письма... Ну, - говорит, - сколько хочешь?" - "Двести пятьдесят", - отец говорит. "Нет, - говорит, - мне ведь ее еще в Петербург везти". Ну, отец и отдал за двести тридцать, скинул двадцатку-то... У него скатерть с собой была, так он ее в скатерть завернул, да и повез во Мстеру... Вот так-то мы с отцом и ездили. Шесть или семь лет. Пока отец в дорогу ходил. А потом он во Мстере посудную лавку открыл, да и ходить перестал... А я уж тут серебрить ходил - куреньшить по-нашему-то... Серебро, значит, куреньшо, а золото - кулото... Серебрил я это с девятьсот третьего года и по... по... по пятнадцатый... А серебрили-то когда монетами, а лучше всего ломом. Лом-то я покупаю в городах десять-двенадцать копеек золотник, а в рубле-то их всего четыре золотника, двадцать одна доля... Серебро больше покупали по городам, в ломбардах с аукциона, да у часовых мастеров...

Лучше нет, как работать в Вятской губернии. Там приходы большие - по пять, по четыре, по шесть священников... Утвари, во-первых, много. А вообще-то они не нуждаются в деньгах. Посеребришь им, а староста... они все эти серебряные вещи поставят посреди церквы в воскресный или в праздничный день и делают им священье. Священник кропит, а на священье народ все несут деньги, либо шерсть, либо лен или курицу принесут... Глядишь, наберет он полсотни на священье, а то и больше. Этим и выходят. Другой раз вперед рискуешь. "Серебрите, - скажут, - а мы на священье соберем..." Которые холста несут, которые - чего. Все больше льну да вот шерсти.

Годов десять я ходил все по Вятской. Три раза лошадь покупал, долго проработаешь, весна захватит, приходится продавать... На санях-то пока ездишь. Одну пригнал, помню, домой. А до той уж больно хороша была кобылка, тоже хотелось пригнать.. Лошадей там больно много, в Вятской губернии. Местной породы, вятская... Невелики лошади, но широкие лошадки... Какой бы цвет ни был, а все по спине у нее ремешок. Если она бурая, а верхушечка-то все чернее... Да. Чего только не было, за столько-то годов.. Ведь офени-то какие только не были. И пьяницы были...

Был тут раньше в отцовы-то годы Филипп Иваныч. Сын у него теперь... вот имя-то сыну забыл. Он больно пьянствовал. В Боровичах Новгородской-то губернии с месяц торгует, а потом и забусает, запьет. Сына своего вечером посылает: "Вандай гомыры". Принеси, дескать, водку... Его и хозяйка-то со двора хочет согнать. Неделю, дескать, целую пьянствуешь, бусаешь...В Боровичах-то, помню, на постоялом дворе офеней много, вот и расспорились. Какое, дескать, название козе. Одни говорят - моза. Нету, говорят те,ей другое есть название - трикотуша... Овца-то - моргуша, а вот коза-то - трикотуша... Так-то по-офенскому мы не больно говорили, только вот когда какое слово сказать, чтобы не понял никто... Если сказать, что надо лошадь сходить напоить - остряка набусать.Фера берить - сена дать. Торговаться приходили когда. Если торгуется мужик, дает мало - просишь двадцать копеек, а он дает пятнадцать... Ну, и спросишь товарища-то: "Сабосу стычит?" Дескать, сколько себе-то стоит. А мужик и не понимает... Или в церкви работаешь, а поп идет... "Тише, - говоришь, - кас хлит". Значит, поп идет... Да мало ли чего делали офени-то владимирские... Всего и не упомнишь. Все было... И старина была, и золотишко было... Раз, помню, в Вятской губернии, с Чистого понедельника работали до пятнадцатого апреля, Пасха была в Благовещенье в двенадцатом-то году. Сперва тропари Благовещенью служили, а потом - Христос Воскресе... Село Богородское, Нолинского уезда... Церковь была трехштатная, три священника. Четвертый нештатный из дьяконов... Пришло нам время рассчитываться. Мы два месяца в аккурат работали. Настоятель, отец Всеволод, спрашивает: "Мастер, какими деньгами вас рассчитать?" - "Давай, - говорю, - золотом. Оно нам сподручнее. Мы его, бывает, травим да в дело пускаем" .- "Ну, - говорит, - золотом, так золотом..." И отсчитали нам двести сорок рублей одним золотом. И все десятками...

Да... И вот прожил все. Почитай, за год две лошади у меня в двадцать третьем-то году пали. Первую-то я купил, отдал шесть золотых десяток, да корову. И полтора года она у меня не была - пала. А уж вторую покупал за тринадцать тысяч. Какие цены тогда-то были... Легко ли тринадцать-то тысяч набрать? Все тогда продал, всю старину. Часы были золотые с музыкой-продал. Да серебра лому с полпуда было. У бабушки, матери-то, последняя десятка была - она отдала мне. Сдал ее в городе за тысячу рублей без двух рублей - за девятьсот девяносто восемь. Лому-то сдал тогда еще на фунты, тоже сот на пять. Были вещи - рюмочки, стаканчики. Много вещей было из ломбарда еще, из Вятки... И корову. Пришлось уж не свою, а у сестры. Она уж была отделена, сестра-то, вот у нее корову взял да за шесть тысяч продал. И вот едва сколотил я тринадцать-то тысяч, и купил молоденькую неезжалую, трехгодов. Спасибо, Бог дал, хорошая попала лошадка, кобылка... Куда съездить, так живо-два... Так и ту в тридцать первом году в колхоз свели... Так вот ничего и не осталось.Только вот что дом. Большой дом... Да, лесу-то тогда дали... Ведь лес-то он барский был. Сеньковский, Демидовский... Новой-то власти надо было сперва крестьян потешить, вот и дали...

Да, теперьуж старины нет... Только что колокольчик где-то был. Погоди, сейчас принесу... Д а вот икона эта Никола. Этот старый. А вот это - Покров. Она только под старину писана. Вот, гляди, колокольчик этот мы еще с отцом из Олонецкой губернии привезли. Там красной меди в старину все чего-нибудь да лили... В Олонецкой губернии медной посуды много. Много было еще в то-то время, при нас... И Никола этот тоже из Олонецкой. Вытегорского уезду. Тоже с отцом привезли. Это - старина. Выменяли, помню, на новую икону, на фольговую... Мы у них не один год там ночевали. Главное, ее чинить-то не надо, она вся целая. И деревни помню название, Рокса название. Там староверов-то было много, в Олонецкой губернии... А уж вот Покров, она не старая, только со старого списана. Он писал ее, что ли, в двадцать седьмом.

Там во Мстере-то больно голод был. Хлеба-то давали грамм триста, четыреста... Василий Михайлович имя ему, Наугольнов. Пришел он милость просить. А отец с ним был знаком до этого-то. Вот он пришел под это вот окошко милость просить, стучит. Отец говорит: "Вась, это ты?" - "Я..." - "Я, - говорит, - тебе дам две доски, ты мне Покров напиши, да Егорья, а я тебе мешок картошки дам". Он ради питания написал. Покрову нас тут престол был. А Егория писал в божницу. У нас раньше старинный был Егорий. Вот тогда-то еще приехали из Москвы, побывать сюда. Они все отседа брали. Это дети-то Ивана Митрича Силина. Уж они отца-то знали. "Епифаша, нам продай, - Егория увидели, - продай нам..." Он говорит: "Из божницы-то вроде грешно продавать. А сколько дадите?" - "Да четвертной..." Вот Наугольнов-то и написал нам под старину. Егорий, он разный бывает. Один на леву руку едет, а другой - под праву... Который куда... Один сюда - из божницы долой, а который - сюда... Не помню уж, который под старину-то. Что?..Продать?..

Продать-то продам. За так не дам. А продать - чего уж тут... Давай за три-то рубля уж и Николу, и колокольчик, и Покров. К чему оно мне теперь все... Бери, не стесняйся... Вот они по радиво все говорят, дескать, Ленин умер, а дело его живет. Да... А я вот и жив, а дело-то мое умерло. Лепешкин жив, а дело его - умерло...

март 1971 г.


Среди офеней существовала особая иерархия. Самыми уважаемыми были старинщики, которые специализировались на старинных и дорогих, выполненных под старину иконах. Первоначально основными их клиентами были богатые старообрядцы. Однако в середине XIX века возникла мода на коллекционирование, и многие старинщики (и торговцы, и иконописцы) стали работать на собирателей. Офени покупали или выменивали на дешевую суздальскую продукцию старинные иконы, которые перепродавали любителям антиквариата. Поскольку коллекционных икон всегда не хватало, в ход шли подделки: старинщики-художники, которые раньше писали иконы под старину для старообрядцев, вполне профессионально обманывали собирателей древностей.
Дешевые иконы распространялись торговцами рангом пониже. Без обмана не обходилось и здесь. Причем дело не ограничивалось продажей низкокачественного товара с быстро темневшей или осыпавшейся краской. Уловки торговцев иконами могли иметь и кощунственный характер. Вот как выглядел один из таких трюков. На загрунтованной доске рисовались чертики, а затем, поверх них, икона. Партия таких нечестивых произведений продавалась в том или ином селе, после чего его посещал другой торговец, который, посокрушавшись, что его опередили, просил показать купленные иконы. Далее, отковырнув ногтем краску, офеня показывал потрясенным крестьянам обнаружившегося под ней чертика. Насмерть перепуганные, они отдавали пришельцу свои кощунственные приобретения, и те затем выставлялись на продажу в другом селе.



Ю. В. Дементьев
ПРАВОСЛАВНЫЕ ПОКРОВИТЕЛИ ОФЕНЕЙ

http://yepisheva.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=145:dementjev-pokrovitely-ofenej&catid=2:uncategorised

В эпопее 'В лесах' П.И. Мельников дает следующую характеристику цикла жизни нечистой силы в лесу: 'Зимой крещеному человеку и окаянного нечего бояться. С Никитина дня вся лесная нечисть мертвым сном засыпает: и водяник, и болотняник, и бесовские красавицы чарус и омутов - все до единого сгинут, и становится тогда в лесах место чисто и свято: На покой христианским душам спит окаянная сила до самого вешнего Никиты (осенний Никита - 5 сентября, весенний - 3 апреля. - Ю. Д.), а с ней заодно засыпают и гады земные: змеи, жабы и слепая медяница, та, что как прыгнет, так насквозь человека проскочит: Леший бурлит до Ерофеева дня (4 октября (17 октября по новому стилю). - Ю. Д.), тут ему на глаза не попадайся: бесится косматый, неохота ему спать ложиться, рыщет по лесу, ломит деревья, гоняет зверей, но как только Ерофей-Офеня лесиной его хватит, пойдет окаянный сквозь землю и спит до Василия Парийского, как весна землю парить начнет' (12 апреля. - Ю. Д.) [1, с. 168].
В примечаниях П.И. Мельников объясняет, что 4 октября день святого Иерофея, епископа Афинского, акцентируя внимание читателя на том, что этот день известен в народе под именем Ерофея-Офени [1, с. 168]. То, что народ именно таким образом связал имя святого Иерофея с офенями, трансформировав труднопроизносимое имя греческого святого в привычного русскому слуху Ерофея, может говорить о частом употреблении этого имени в русском православном обществе - и именно в тесной связи с жизнью офеней.
'С началом осенней распутицы офени возвращались домой с первой выручкой. Тут и подходил день их святого покровителя, которым был избран афинский епископ Иерофей, живший в первом веке. Ему отдавались величания за благополучное завершение первых торгов, возносились молитвы о ниспослании удачи в будущих делах' [2, с. 255], - читаем мы у В.Н. Юдина. Итак, у офеней был свой православный покровитель - святой священномученик Иерофей, епископ Афинский.
'Святой Иерофей был одним из членов или советников Ареопага. Святым апостолом Павлом он был обращен в христианство и им же поставлен епископом города Афин, присутствуя вместе с апостолами при погребении Пресвятой Владычицы нашей Богородицы, святой Иерофей воспевал божественные песнопения, когда провожали ко гробу Пречистое тело Божией Матери, так что все слышавшие и видевшие то признали его за праведного и святого мужа. Благочестиво пожив, как подобает святому, и угодив Богу своим житием и благим управлением паствою, святой Иерофей скончался мученически в 1-м веке по Р. Хр.' [3, с. 97], - так описывает житие святого священномученика Иерофея Дмитрий Ростовский. 'В синаксарях Иерофею приписывается авторство немалого числа книг, в том числе 'О Великом Таинстве' (видимо Боговоплощения): Автор 'Корпуса Ареопагитиков' приписывает Иерофею сочинение церковных песнопений: В XII веке, опираясь на синаксарное сказание об Иерофее, Ефимий Зигавин составил 'Похвальное слово' в честь этого святого: В Испании существовало предание, согласно которому Иерофей, передав управление Афинской церковью священномученику Дионисию Ареопагиту, отправился на проповедь христианства в Испанию и основал христианскую общину в городе Сеговия, став ее первым предстоятелем' [4]. Имя святого - Иерофей - дословно переводится с греческого как 'освященный Богом'.
Народ связывает с Иерофеем (Ерофеем) усиление холодов. Известны пословицы и поговорки: 'с Ерофея холода сильнее'; 'с Ерофея зима шубу надевает'; 'как ни ярись мужик Ерофей, а с Ерофея и зима шубу надевает'.
Причина возникновения этих поговорок вполне ясна: октябрьский день памяти святого вплотную придвигает наступление холодов и близость зимы. Здесь следует отметить также, что тема похолодания характеризуется народными присловиями и с другой стороны: 'ерофеич часом дружок, а часом вражок'; 'мне ничто нипочем, был бы ерофеич с калачом'. Обычно хозяйки в деревнях с лета настаивали водку на ароматных луговых травах, и пробовалась эта водка с первыми холодами, поэтому и называли ее 'ерофеичем'. Здесь-то вот и была в ходу шутливая поговорка: 'на Ерофеев день один ерофеич кровь греет!' [5, с. 436].
Почему же именно священномученик Иерофей был признан покровителем офеней?
'Афени, или офени, появились издревле в России, и название это произошло, будто бы, оттого, что греки по просвещении земли русской Св. верою начали вести с нею торговлю, - и поэтому некоторые из них переселились из Афин в Россию:' [6, с. 25]. Это 'мнение более других можно принять за основание, потому что в офенском языке есть и доныне много слов греческих; офени должны быть преемники, или последователи в торговле греков-переселенцев, - и, при взаимном между собою сношении, незаметным образом усвоили некоторые слова из языка греческого' [6, с. 25]. Помещая далее несколько слов офенского языка, краевед К. Тихонравов выделяет слово 'хирки' - руки - и делает предположение по поводу этого слова: 'Не от греческого ли: 'Хир' - рука' [6, с. 27]. Вполне можно предположить, что переселившиеся на Русь греки-торговцы молились святому Иерофею - ведь они были из Афин, а Иерофей - греческий святой, бывший в свое время епископом Афинским. Преемники же греков-переселенцев - офени тоже стали молиться святому Иерофею, избрав именно его своим покровителем, - это постепенно распространилось на всех офеней. Возможен и более прозаичный вариант, когда грека-торговца или руководителя группы торговцев, которым постоянно улыбалась удача в торговых делах, звали Иерофей (напомню дословный перевод имени - 'освященный Богом'), а в результате совпадения имени торговца с именем святого и вследствие соответствующего умозаключения торговцев-греков или их преемников святой Иерофей и был признан офенями своим покровителем.
Значимым для нас будет предлагаемый В.И. Далем перевод офенских слов: 'офениться' - 'молиться', 'креститься'; 'офест' - 'крест', из чего вытекает 'офеня' - 'крещеный', 'православный' [7, с. 58-59].
Ф.В. Пиголицына пишет, что офени 'в зависимости от маршрута, ближнего или дальнего, уходили в два срока: в раннюю дорогу - с конца июля: и в позднюю - с августа-сентября:' [8, с. 151]. И.А. Голышев отмечает, что офени, торгующие не в дальних губерниях, 'приезжают несколько раз зимой на короткое время для закупки вновь товаров и промена или сбыта своих привезенных из мест торговли' [9, с. 90]. Кроме того, он выделяет, что офени-коробейники не ходят далеко, а ходят по соседним уездам и близлежащим губерниям, 'эти офени мелкота делают несколько оборотов. Набравши товара, продал, является снова набирать, снова продает и снова:' [9, с. 95].
'В первой половине лета офени запасались товаром, а в конце июля и начале августа отправлялись в путь. К этому времени крестьяне уже убирали ранний урожай, распродавались и обзаводились первыми деньгами' [2, с. 255], возвращались офени домой с первой выручкой с началом осенней распутицы, как уже было отмечено ранее. Конечно, возможно, что именно это первое возвращение офеней домой тоже могло быть одним из определяющих факторов в выборе ими своим святым покровителем священномученика Иерофея. В.Н. Юдин отмечает, что 'с первыми заморозками офени вновь разбредались по стране' [2, с. 256].
Как известно, 'гнездом офенства' называли Владимирскую губернию. П.И. Мельников отмечал, что ':вязниковец: с пуговками, с тесемочками и другим товаром кустарного промысла шагает на край света семье хлеб добывать' [1, с. 7].
Ф.В. Пиголицына в своей книге рассказывает о том, что предшествовало отправлению офеней в дорогу (глава 'День офеней'): 'Пока подносили товар к телегам, подошел полдень, началось столование офеней, уже с водкой. Вынесли и образа... После обеда зажгли свечки пред образами, Потехин и все Голышевы помолились владимирским угодникам' [8, с. 152].
И.А. Голышев в своей работе 'Проводы офеней в дорогу из дому для торговли и разговор их на своем искусственном языке' пишет: 'Офени перед отправкой в путь-дорогу угощаются дня три, сначала уложив и собрав все товары в воза; прежде всего перед этим они молятся Богу, служат молебствия и приглашают на проводы гостей: духовенство, сельское или деревенское начальство, родственников и семейства приказчиков:' [10, с.&#8201;2]. Говорит Голышев еще и то, что домашняя брага (пиво) варится (приготовляется) в селах и деревнях только по большим праздникам и ко времени отправки и возвращения офеней [10, с.&#8201;2], следовательно, отправка и возвращение офеней - это событие, являвшееся большим праздником. В другой своей работе Голышев так характеризует отправку офеней в дорогу, рассказывая, что 'по окончании жеребьевки садятся за обед, - это первый нарочно приготовляемый к такому дню обед, за которым идет пированье с водкой, наливкой и брагой; впереди обеденного стола, на особом столике перед образами кладется черный хлеб, в чашке соль и в большой особой чашке овес. Как обед закончится, зажигается перед иконами свечка, вся торговая компания вместе с хозяином кладут поклоны: В день отправки еще делается другой подъемный обед, по окончании которого снова ставится у образов столик <...> помолившись и благословясь, все путники с крестным знамением пьют глоток воды:' [11].
'Коренной промысел жителей Южи издавна офенство. С молодых годов мужчины приучаются таскаться с коробами на плечах, с так называемым, на их языке, мелким товаром: крестиками, поясками и пр. по губерниям Самарской, Саратовской и Астраханской' [12, с.&#8201;4], - читаем мы в церковно-приходской летописи Свято-Смоленского храма в Юже. Возвращение офеней-прихожан с торговли зачастую приурочивалось к храмовым праздникам. 'Храмовые праздники: когда к этим праздникам возвращались из дорог офени-прихожане с значительною выручкою: проводились очень широко и весело' [12, с.&#8201;15]. Также в летописи приводится и описание праздника - поднятие из храма Святых икон, перенос их в сопровождении всего приходского народа, совершение молебнов [12, с.&#8201;15-16].
Как мы видим из вышеизложенного, офени живут вполне православной жизнью, являясь прихожанами местных храмов. О том же пишет в своей 'Летописи села Акиншина Вязниковского уезда' священник И. Вознесенский: 'Все прихожане Казанской, села Акиншина, церкви как издавна были, так и ныне принадлежат к великороссийскому племени: Основные средства к содержанию себя, своих семейств и к отбыванию повинностей прихожане села Акиншина извлекают из торгового промысла, известного под именем 'офенства'. Офенство состоит в том, что все мужское население прихода, исключая малолетних детей до 11- и 12-летнего возраста и кроме дряхлых старцев, с августа, сентября, октября, ноября и, самые поздние, с декабря оставляют свои семейства и расходятся по всем местам государства, развозя или на себе разнося многоразличные товары:' [13, с.&#8201;70-71]. Автор так характеризует население прихода: 'Все прихожане села Акиншина чисто православного вероисповедания, раскольников в приходе, как самостоятельных личностей с заведением своих религиозных обществ и сходов, никогда не было и в настоящее время не существует. Правда, появлялись некоторые отдельные лица, преимущественно из женского пола, уклонявшиеся от общения с православною церковию; но то были жертвы своей простоты и чьего-нибудь постороннего обмана, а не собственных личных убеждений. Причем, таких лиц было очень мало: один, два, много три человека во всем приходе в известное время, и потому они как не могли иметь, так и не имели решительно никакого влияния на окружающих их собратий; скорее же от всех заслуживали презрение' [13, с.&#8201;77-78].
С любовью повествуя о своих прихожанах, И. Воскресенский отмечает далее: 'К своему приходскому храму прихожане очень расположены и со всем усердием заботятся об украшении его. В церковь ходят усердно, особенно в зимнее время: все почитают за непременную обязанность исповедаться и причаститься Св. Таин: В настоящее время родители стали заботливо посылать для исполнения христианского долга исповеди и св. причастия даже своих несовершеннолетних детей: К большей чести акиншинских прихожан следует отнести их особенное усердие к поминовению своих усопших родственников: Еще нельзя пройти молчанием и другого благочестивого обычая прихожан, именно: служения молебнов в церкви преимущественно Спасителю (пред иконою Преображения Господня), Божией Матери (пред иконами Казанская, Скорбящая, Тихвинская и Покрова Пресвятой Богородицы), Николаю Чудотворцу:' [13, с.&#8201;78-79]. Также отметим, что сыновья офеней и дочери-невесты ':одеваются очень нарядно; в праздничные дни выходят в церковь и гулять в шелковых платьях' [6, с.&#8201;26]. Кроме того, целесообразно обратить внимание на следующее: 'Равным образом и те, которые по своим торговым промыслам проводят время Великого поста вдали от родины, большая часть бывают на исповеди в местах своей торговли, о чем доставляют своему приходскому духовнику должное удостоверение' [13, с.&#8201;78].
Офени уважали священников, советовались с ними о решении различных необходимых жизненных вопросов. Об этом мы узнаем от С.В. Максимова, из его разговора со священником:
'- Я давно хотел поговорить с вами и предостеречь.
- Благодарен за ваше внимание. Но чего ж я могу опасаться?
- Офени не такие добряки и простаки, как вы полагаете.
- Я этого не думаю, но радушие, с которым они меня принимали, угощали:
- Не называйте это радушием. Они сегодня приходили ко мне и говорили об вас.
- Что ж такое?
- Что вы человек сомнительный и опасный, что вы что-то пишете про них, что они вас угощают и что вы - извините меня - продадите их; это были их слова' [14, с.&#8201;308]. Как мы видим, с вопросом о подозрительном им человеке (Максимове) офени обратились к своему священнику.
Подводя черту под сказанным выше, обратимся к работе священника отца Алексея Масалова: 'В путевых записках В.П. Безобразова есть интересная заметка, касающаяся города Вязники и его окрестностей, относящаяся к середине XIX века. В ней сказано: ':Как о характерной черте, упомяну еще о набожности (местных жителей), проявляющейся в строгом выполнении церковных обрядов. На каждом перекрестке, в полях и лесах встречаете часовенку или деревянный столбик с иконою, - таких столбиков здесь несметное множество'. Скорее всего, это было свойственно всем поколениям наших предков, но, к сожалению, последние десятилетия стерли многие следы древнего благочестия' [15, с.&#8201;9-10].
Божия Матерь всегда с нами. Она хранит под своим омофором [покровом] Святую Русь, которую избрала своим уделом. В сотнях и тысячах своих благодатных и цельбоносных икон, возлюбив наше Отечество, Божия Матерь явила свидетельство своего присутствия на землях наших. Приступая к свершению какого-либо дела, начинай его 'с молитвы к Преблагословенной Владычице, да благословит она твой труд и увенчает успехом твои благие дела и предприятия: Ты отправляешься в дальний путь - молись Матери Божией, да будет она твоею путеводительницей, да избавит от врагов видимых и невидимых и всяких несчастных приключений' [16, с.&#8201;3]. Итак, мы видим: Божией Матери всегда молится православный человек. Какие бы горести и печали нас ни постигали, мы снова и снова приходим к Ней за помощью и утешением.
В Усть-Пристаньском районе Алтайского края есть село Коробейниково. В конце XIX века это было очень большое, богатое село. Там жил набожный и трудолюбивый народ, процветали ремесла. Новый храм в честь Казанской иконы Божией Матери был построен в селе в 1902 году. Храм был очень красив, имел много святых икон. В храме находился большой образ Казанской Божией Матери, поражающий своей красотой. 'На нем Божия Матерь изображена была в пурпурном одеянии с благословляющим Младенцем на руках. Золотой фон и мозаичное обрамление придавали иконе особое величие' [16, с.&#8201;272]. Эта икона получила название Коробейниковской. Из беседы с заведующей библиотекой села Коробейниково В.Н. Сазоновой выяснилось, что в прошлые века село было переименовано в Коробейниково - ранее оно имело другое название. Через село проходили торговые пути - велась торговля с Монголией и Китаем, а по этим путям шли коробейники (офени), - это и явилось причиной переименования села. Конечно, коробейники молились перед почитаемым образом Божией Матери. Таким образом, Божия Матерь - тоже покровительница офеней [коробейников], и, что особо примечательно, у коробейников была своя икона - Коробейниковская икона Божией Матери.
Божия Матерь, Святитель и Чудотворец Николай, а также Параскева Пятница были самыми популярными святыми на Руси. Посвященные их именам храмы зачастую соседствовали друг с другом, их иконы помещались в храмах рядом. Именно к этим святым чаще всего обращались верующие. ':Храм в 1795 г. освящен: главный престол посвящен Смоленской Божией Матери, а во имя Святителя и Чудотворца Николая устроен теплый придел' [17, с.&#8201;18]. 'При Казанской церкви устроен придел Покровский в 1816 году, иконостас: новый, устроен в 1861 году усердием прихожан. Всех главных икон: четыре: две местных Преображения Господня: Покрова Богородицы, Николая Чудотворца Можайского и Казанская Пресвятой Богородицы:' [13, с.&#8201;50]. Как мы видим, и вязниковцы, и жители Южи почитали Николая Чудотворца (9 мая / 22 мая - перенесение мощей; 6 декабря / 19 декабря).
Широко известна икона Святителя Николая Чудотворца 'Никола Можайский'. 'На ней Святитель изображен во весь рост, в святительском облачении, в одной руке он держит город, в другой - меч. Этим символизируется, что Святитель Николай хранит город или село, где находится его икона' [17, с.&#8201;157]. Вот и хранил, наверное, Святитель Николай села и дома офеней в период нахождения их в поездках по торговым делам. 'О всесвятый Николае, угодниче преизрядный Господень, теплый наш заступниче и везде в скорбех скорый помощниче' - так в молитве обращались и обращаются к Николаю Чудотворцу, видя в нем главного заступника перед Богом [18, с.&#8201;250]. Наверное, нет таких обстоятельств, бед и нужд, где не проявилось был участие святого угодника, и именно участие бескорыстное. 'Никола после Бога - второй заступник; попроси Николу, и он скажет Спасу' - именно эти поговорки характеризуют место Святителя Николая в православии. Сказанное здесь очень ярко иллюстрирует орловский вариант легенды, записанной в середине XIX века. Легенда гласит о том, как осенью увяз у мужика воз на дороге. Шел мимо Касьян-угодник, а мужик, не узнав его, стал просить помочь воз вытащить, Касьян же отказал мужику, сказав, что ему некогда. А Никола-угодник, проходя мимо некоторое время спустя, откликнулся на просьбу мужика и помог ему. На вопрос Бога о том, где он был, Касьян-угодник ответил, что был на земле и отказал мужику в помощи, не став марать райского платья. А Никола-угодник на вопрос Бога о том, где он так выпачкался, ответил, что шел по той же дороге и помог мужику вытащить воз. Поэтому Бог решил, что за то, что Касьян не помог мужику, Касьяну через три года будут служить молебны, а Николе-угоднику за то, что помог мужику воз вытащить, будут служить молебны два раза в год [19, с.&#8201;78].
Как справедливо отмечает А.Ф. Некрылова, практически невозможно определить специальную область покровительства святого Николая [18, с.&#8201;605]. Однако известен случай помощи святителя Николая морякам, попавшим в бурю на корабле, плывшем из Египта в Ликию. Откликнувшись на молитву моряков, святитель Николай благополучно привел корабль в гавань. Наверное, из-за подобных случаев и сложилось мнение о том, что святитель Николай - покровитель путешественников.
Большим почитанием в народе пользовалась Параскева Пятница (28 октября / 10 ноября). Житие святой мученицы Параскевы Пятницы было хорошо известно на Руси. Параскева родилась в VI веке в Иконии (Турция) в семье богатых и благочестивых родителей, особо почитающих день страданий Христовых - Пятницу. Поэтому они и назвали дочь, родившуюся в этот день, Параскевой (Пятница в переводе с греческого). Параскева решила посвятить себя Богу, дала обет безбрачия, с юности вела аскетический образ жизни. Правитель области склонял ее принести жертву языческому идолу и отречься от Христа, обещая взять ее в жены. Параскева ответила на эти требования отказом, за что была подвергнута мучениям и истязаниям, после чего ей отсекли голову.
'Новгородская деревянная церковь в честь святой Параскевы Пятницы была построена в 1156 году, в 1207 году возвели каменный храм: (новгородцы почитали Параскеву как покровительницу торговли и купечества)' [18, с.&#8201;542]. 'Храмы во имя святой Пятницы исстари назывались Пятницами. Таким же образом именовались небольшие придорожные часовни на столбиках, кресты, а в древнее время - столбы с изображениями святой Пятницы, которые устанавливались на перекрестках и распутьях дорог и считались священными. Около них происходили проводы в дальнюю дорогу, встречи из дальних странствий, здесь же девушки молились о женихах. Сами перекрестки тоже носили названия 'пятниц'. Пятницами же назывались и скульптурные деревянные резные изображения святой Пятницы и Николая-угодника, часто раскрашенные, которые ':ставили в церквах в особых шкапчиках, и народ молился:' [20, с.&#8201;365]. Отмечается, что 'святая Параскева Пятница пользовалась особым почитанием у восточных славян, наравне с Николаем Чудотворцем и Богородицей. На старых севернорусских иконах даже встречается изображение ее лика на обороте иконы Божией Матери' [20, с.&#8201;365]. Народ представлял святую Пятницу покровительницей одноименного дня недели, все народные поверья на счет пятницы относились и к самой Пятнице, хоть и не всегда празднование памяти святой Параскевы приходилось на этот день [20, с.&#8201;365].
Святая Пятница покровительствовала торговле. Десять недель после Пасхи по пятницам бывали ярмарки, откуда и возникло название, и 'народ считает доныне десять торговых пятниц' [21, с.&#8201;367-368]. А в Звенигородском уезде Московской губернии ярмарка носила название Берендеева пятница.
Признанным покровителем торговли является святой великомученик Иоанн Новый Сочавский (2 июня&#8201;/&#8201;15 июня), живший в XIV веке в городе Трапезунд. ':Иоанн Новый Сочавский был благочестивым православным христианином. Не только в собственной жизни, но и в делах своих он следовал Христову учению. Купец по роду своей деятельности, святой Иоанн строго соблюдал деловой этикет в торговле и милосердствовал о подчиненных; совершая торговые странствия, посещал многочисленные христианские святыни и мощи святых угодников. Будучи оклеветанным перед иноверцем: святой Иоанн твердо исповедовал Христа и претерпел жестокие мучения, за что и был удостоен Спасителем нетленного мученического венца' [22, с.&#8201;2]. Торговцы издавна почитают святого великомученика Иоанна Сочавского как заступника и помощника в их нелегких трудах.
Еще о православных покровителях офеней необходимо сказать следующее. 'Нужно понимать, что все делается Богом, святые лишь ходатайствуют перед Ним', - отметил священник о. Алексий Масалов. Ходатаем перед Богом за торговца-офеню может быть любой святой, даже местночтимый, если деятельность офени является угодной Богу и делается во славу Божию, как и должны поступать православные. Для получения помощи нужна искренняя горячая молитва и истинность в вере. Офени же просили помощи в трудах своих. Такое же мнение высказали настоятель храма Смоленской иконы Божией Матери в г. Юже иерей Алексий Лихачев и настоятель храма села Антилохово о. Савва Михнев.
Примечания

1. Мельников П.И. [Андрей Печерский]. В лесах. В 2 кн. Пермь, 1983.
2. Юдин В.Н. Дни величальные. Страницы народного христианского календаря. Саратов, 1992.
3. Жития святых на русском языке, изложенные по руководству четьих-миней святителя Димитрия Ростовского. Месяц октябрь. М., 2004.
4. Зайцев Д.В. Иерофей // Православная энциклопедия. М., 2009.
5. Круглый год. Народный календарь. СПб., 2001.
6. Тихонравов К. Афени // Владимирские губернские ведомости. Часть неофициальная. 1847. ? 6. 8 февр.
7. Даль В.И. О наречиях русского языка. СПб., 1852.
8. Пиголицына Ф.В. Мстерский летописец (историко-биографическая повесть). Ярославль, 1991.
9. Голышев И.А. Офени - торгаши Владимирской губернии и их искусственный язык // Труды Владимирского губернского статистического комитета. Вып. Х. 1874.
10. Голышев И.А. Проводы офеней в дорогу из дому для торговли и разговор их на своем искусственном языке // Владимирские губернские ведомости. Часть неофициальная. 1879. ? 9.
11. Голышев И.А. Отправка офеней в дорогу для торговой промышленности и некоторые обычаи при этом случае // Ежегодник Владимирского губернского статистического комитета [Далее - ЕВГСК]. Т. IV. Владимир, 1883.
12. Церковно-приходская летопись. Публикация рукописи. Храм Смоленской иконы Божией Матери в Юже. Архив администрации Южского района. Иваново, 2005.
13. Воскресенский И. Летопись села Акиншина Вязниковского уезда (монография) // ЕВГСК. Т. II. 1878.
14. Максимов С.В. Избранное. М., 1981.
15. Масалов А. Храмы и святыни города Вязники и его окрестностей. Древнейшие сведения // Альманах вязниковского офени. Вып. 1. Вязники, 2007.
16. Под Покровом Пресвятой Богородицы. Чудотворные иконы Божией Матери. М., 2006.
17. Копров В. Тихая моя Родина. Записки православного краеведа. Владимир, 2009.
18. Некрылова А.Ф. Русский традиционный календарь на каждый день и для каждого дома. СПб., 2007.
19. Афанасьев А.Н. Народные русские легенды. Новосибирск, 1990.
20. Русский праздник. Праздники и обряды народного земледельческого календаря. Иллюстрированная энциклопедия. СПб., 2001.
21. Сказания русского народа, собранные И.П. Сахаровым. М., 1990.
22. Великомученик Иоанн Новый Сочавский. Издание Задонского Рождество-Богородицкого монастыря, 2004.

© Дементьев Ю.В., 2010

 

Гостевая



 


В приложении (Писцовые книги слободы Мстёры) Голышева И.А. 'Богоявленская слобода Мстера. История ея, древности, статистика и этнография высказано мнение, что впервые Сеньковы упоминаются как жители Мстёры в 1628 году. '...быв будто предки наши города Вышнего Волочка Новогородской губернии поселены в Богоявленской слободе, Мстёре тож Вязниковского уезда. В какое время перешли из Вышнего Волочка, может тогда, когда было военное время, были за графом Петром Ивановичем Паниным, потом 1797г. в приданстве за Паниной к Тутолмину.

русские, туристы, юмор
-

гороскоп

centrecentre


До сих пор почти ни чего не было известно об одной из самых интересных работ в коллекции картин С.И. Сенькова , находящейся в Вязниковском историко-художественном краеведческом музее, - картине "Неизвестная"
    Проходим по залам Вязниковского музея- очень красиво, отличная коллекция выставки быта и жизни .
Нажмите на картинки




Анимация Разные надписи, картинки Разные надписи бесплатно

В приложении (Писцовые книги слободы Мстеры) Голышева И.А. 'Богоявленская слобода Мстера. История ея, древности, статистика и этнография' высказано мнение, что впервые Сеньковы упоминаются как жители Мстеры в 1628 году. '...быв будто предки наши города Вышнего Волочка Новогородской губернии поселены в Богоявленской слободе, Мстере тож Вязниковского уезда. В какое время перешли из Вышнего Волочка, может тогда, когда было военное время, были за графом Петром Ивановичем Паниным, потом 1797г. в приданстве за Паниной к Тутолмину.



МАСТЕРСКАЯ ЕЛЕНЫ ДМИТРИЕВОЙ

Нажмите на фотографию.
Участники проекта рассказывают о фотографиях, хранящихся в семейных альбомах.
Героями этого выпуска стали Клавдия Петровна Коровякова - известный в Вязниках учитель русского языка
и литературы и её внучка Елена Дмитриева



https://img-fotki.yandex.ru/get/3110/dkartasheva.e/0_7878_329dd506_M.gif

Цыплев Владимир Рэмович

 

 

 

 "Деловой Мир России" - МК АИФ
ИНОСМИ Уроки истории 20 века rufact.org | Главная Генеалогия Генеалогия Краеведческое общество Ополье Московские зарисовки Похудела ОЧЕНЬ сильно, сразу -20кг с помощью этого напитка. Жир больше не греет! савва. Рисунки Васи Ложкина. савва. савва. АДМЕ. 20 хитростей, которые сэкономят кучу времени при уборке Саша Черный Газеты 1913 года Древо Жизни - компьютерная программа для построения родословной
'ПРАВОСЛАВНЫЙ СОЦИАЛИЗМ' - РЕЛИГИЯ АНТИХРИСТА

. .

.

Кольцо Патриотических Ресурсов Сайт-архив эмигрантской прессы Православное христианство.ru. Каталог православных ресурсов сети интернет Георгиевская страница от Jus'a

История на фоне войн. Некоммерческий Фонд ПАМЯТЬ ЧЕСТИ Русский Обще-Воинский Союз Русская военная эмиграция. 1920-1940 гг. Красноярское общество

MilitariaWebring.com POISK COINSS - Кладоискательство, военная археология, экипировка РККА, Оружие Ркка, Фотогалерея, Полезная информация, Магазин, ссылкигерои первой мировой Книга Памяти Украины Баннер.Бессмертный барак Оренбургское казачье войско СкР Баннер. Газета.ру Vojnik — Национальное Возрождение России История на фоне войн.


Фотографии Цыплева В.Р.
Вязники



 


[13] Текст

↑[13]